Решение Верховного Суда РФ от 31 октября 2008 г. N ГКПИ08-1595 Об отказе в признании частично не действующими подпункта "е" пункта 21, подпункта "ж" пункта 23, подпункта "и" пункта 26, подпункта "з" пункта 29 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утв. постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 18 июля 2001 г. N 56

Решение Верховного Суда РФ от 31 октября 2008 г. N ГКПИ08-1595

ГАРАНТ:

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 13 января 2009 г. N КАС08-675 настоящее решение оставлено без изменения


Верховный Суд Российской Федерации

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ш.Л.Г. о признании частично не действующими подпункта "е" пункта 21, подпункта "ж" пункта 23, подпункта "и" пункта 26, подпункта "з" пункта 29 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. N 56, установил:

постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. N 56, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 15 августа 2001 г. N 2876, утверждены Временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее - Временные критерии).

Подпункт "е" пункта 21, подпункт "ж" пункта 23, подпункт "и" пункта 26, подпункт "з" пункта 29 Временных критериев содержат примеры клинико-функциональных критериев установления соответствующей степени утраты профессиональной трудоспособности. В частности, в них приведены нарушения зрительных функций пострадавшего:

- значительно выраженные сенсорные нарушения (практическая или абсолютная слепота единственного или лучше видящего глаза: острота зрения с коррекцией - 0,04 - 0, поле зрения равно - 0 - 10 градусов (периферические границы по меридиану от точки фиксации и/или центральные или парацентральные сливные скотомы); зрительная работоспособность значительно выраженное снижение или отсутствие, показатели ЭФИ - пороги Э-U более 300 мкА или не определяются, лабильность менее 20 Гц или отсутствует, КЧСМ менее 20 п/сек. или отсутствует - при наличии противопоказаний к выполнению любого труда) - 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности (подпункт "е" пункта 21);

- выраженные сенсорные нарушения: высокая степень слабовидения единственного или лучше видящего глаза, острота зрения с коррекцией равна или менее 0,1 - 0,05, поле зрения - периферические границы равны или менее 20 градусов, но шире 10 градусов и (или) единичные центральные скотомы, зрительная работоспособность - выраженное снижение, показатели ЭФИ -пороги Э-U - 200 - 300 мкА, лабильность - 20 - 35 Гц, КЧСМ - 20 - 35 п/сек. - 70 - 90 процентов утраты профессиональной трудоспособности (подпункт "ж" пункта 23);

- умеренные сенсорные нарушения: нарушения функций зрительного анализатора - средняя степень слабовидения: снижение остроты зрения единственного или лучше видящего глаза с коррекцией равно или более 0,1, поле зрения - периферические границы менее 40 градусов, но шире 20 градусов, зрительная работоспособность умеренно снижена, показатели ЭФИ - пороги Э-U - 100 - 150 мкА, лабильность от 30 - 35 до 40 - 43 Гц, КЧСМ от 30 - 35 до 40 -43 п/сек. - 40 - 60 процентов утраты профессиональной трудоспособности (подпункт "и" пункта 26);

незначительные сенсорные нарушения: нарушения функций зрительного анализатора - малая степень слабовидения единственного или лучше видящего глаза, острота зрения с коррекцией более 0,3, поля зрения -периферические границы в норме или сужены поля до 40 градусов, зрительная работоспособность в норме, показатели ЭФИ - пороги Э-U от 80 до 100 мкА, лаб. свыше 40 до 43 - 45 Гц, КЧСМ свыше 40 до 43 - 45 п/сек. - 10-30 процентов утраты профессиональной трудоспособности (подпункт "з" пункта 29).

Ш.Л.Г. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании названных подпунктов недействующими в части слов "единственного или лучше видящего глаза".

В заявлении указано, что в результате несчастного случая на производстве Ш.Л.Г. признан негодным к профессиональной деятельности, которую он осуществлял до наступления страхового случая. Однако подпункт "е" пункта 21, подпункт "ж" пункта 23, подпункт "и" пункта 26, подпункт "з" пункта 29 Временных критериев в оспариваемой части позволяют не учитывать остроту зрения глаза, пострадавшего в результате несчастного случая на производстве, приводят к занижению степени утраты профессиональной трудоспособности заявителя, нарушают его право на возмещение вреда, причиненного здоровью, в полном объеме и противоречат абзацам 17 и 18 статьи 3 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

В судебное заседание Ш.Л.Г. не явился, о его времени и месте извещен надлежащим образом.

Представители Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации А.А.А. и Ш.В.Н., представитель Министерства юстиции Российской Федерации Б.Н.В. требование заявителя не признали, ссылаясь на то, что Временные критерии в оспариваемой части не противоречат нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Выслушав объяснения представителей заинтересованных лиц и изучив материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.Л.Ф., просившей отказать заявителю в удовлетворении его требования, суд находит, что заявление Ш.Л.Г. не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с абзацами 17 и 18 статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества, под степенью утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Согласно абзацу 2 пункта 3 статьи 11 названного Федерального закона порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789 утверждены Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее - Правила).

Пунктом 2 указанных Правил предусматривалось, что степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми Министерством труда и социального развития Российской Федерации по согласованию с Министерством здравоохранения Российской Федерации и Фондом социального страхования Российской Федерации.

Таким образом, Временные критерии приняты компетентным федеральным органом исполнительной власти.

В силу пункта 12 Правил степень утраты профессиональной трудоспособности потерпевшего определяется с учетом полученных документов и сведений, личного осмотра пострадавшего, исходя из оценки имеющихся у него профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных или специально созданных производственных условиях.

Приведенному пункту Правил корреспондирует пункт 1 Временных критериев, предусматривающий, что степень утраты профессиональной трудоспособности определяется исходя из последствий повреждения здоровья вследствие несчастного случая на производстве с учетом имеющихся у пострадавшего профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных, специально созданных производственных или иных условиях; выражается в процентах и устанавливается в пределах от 10 до 100 процентов.

В соответствии с пунктом 2 Временных критериев основным методологическим принципом экспертизы профессиональной

трудоспособности пострадавшего является совокупный анализ следующих критериев:

клинико-функциональных;

характера профессиональной деятельности (квалификации, качества и объема труда, способности к его выполнению);

категории и степени ограничений жизнедеятельности.

При этом клинико-функциональные критерии включают в себя:

характер и тяжесть травмы, профессионального заболевания;

особенности течения патологического процесса, обусловленного несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием;

характер (вид) нарушений функций организма;

степень нарушений функций организма (значительно выраженная, выраженная, умеренная, незначительная);

клинический и реабилитационный прогноз;

психофизиологические способности;

клинико-трудовой прогноз (пункт 3 Временных критериев).

Следовательно, при определении степени утраты профессиональной трудоспособности потерпевшего учреждения медико-социальной экспертизы во всех случаях должны учитывать не только клинико-функциональные критерии нарушений функций организма, но и иные критерии, влияющие на возможность пострадавшего продолжать профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Примеры клинико-функциональных критериев установления степени утраты профессиональной трудоспособности даны в пунктах 21, 23, 26 и 29 Временных критериев, среди которых приведены и примеры, оспариваемые заявителем. Однако закрепление во Временных критериях этих примеров не означает, что при определении степени утраты профессиональной трудоспособности не применяются нормы, на основании которых учреждения медико-социальной экспертизы должны учитывать возможность пострадавшего выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию.

Так, оспариваемый заявителем пример клинико-функционального критерия установления 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности, указанный в подпункте "е" пункта 21 Временных критериев, самостоятельного значения при определении степени утраты профессиональной трудоспособности пострадавшего не имеет и должен применяться в совокупности с пунктом 20 Временных критериев, закрепляющим, что в случаях, когда в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания при значительно выраженных нарушениях функций организма у пострадавшего наступила полная утрата способности к профессиональной деятельности, в том числе в специально созданных производственных или иных условиях труда, устанавливаются 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности.

Аналогичным образом не имеют самостоятельного значения и оспариваемые примеры, содержащиеся в подпункте "ж" пункта 23, подпункте "и" пункта 26 и подпункте "з" пункта 29 Временных критериев, поскольку они подлежат применению соответственно с пунктами 22; 24 и 25; 27 и 28 данного нормативного акта.

Вопрос об обоснованности установления Ш.Л.Г. степени утраты профессиональной трудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве в рамках настоящего дела разрешен быть не может. Он вправе оспорить решение учреждения медико-социальной экспертизы в соответствующем районном суде.

С учетом изложенного доводы заявителя о несоответствии оспариваемых предписаний Временных критериев закону и нарушении ими его прав являются состоятельными.

В силу части 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации, решил:

Ш.Л.Г. в удовлетворении заявления отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.


Решение Верховного Суда РФ от 31 октября 2008 г. N ГКПИ08-1595


Текст решения официально опубликован не был


Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 13 января 2009 г. N КАС08-675 настоящее решение оставлено без изменения

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.