Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 июля 2008 г. N 19-О08-24СП "Оправдательный приговор отменен в связи с нарушением судом положений ч. 1 ст. 339 УПК РФ, а также прав потерпевших на участие в прениях сторон" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 10 июля 2008 г. N 19-О08-24СП
"Оправдательный приговор отменен в связи с нарушением судом положений ч. 1 ст. 339 УПК РФ, а также прав потерпевших на участие в прениях сторон"
(извлечение)


Ставропольским краевым судом с участием присяжных заседателей 7 мая 2008 г. С. оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, в связи с неустановлением события преступления и по пп. "а", "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 167 УК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

Признаны недоказанными факт совершения разбойного нападения на потерпевших К. и В., а также участие С. в их убийстве и умышленном уничтожении их имущества.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, в силу требований ч. 1 ст. 348 УПК РФ об обязательности оправдательного вердикта для председательствующего суд постановил оправдательный приговор.

В кассационном представлении государственный обвинитель, не соглашаясь с приговором, считал его незаконным и просил отменить. Он указывал, что председательствующим судьей в ходе судебного заседания были нарушены положения ч. 2 ст. 292, пп. 4, 15 ч. 2 ст. 42 УПК РФ. По окончании судебного следствия всем четверым потерпевшим было отказано в участии в судебных прениях. Неучастие потерпевших в прениях не могло быть расценено присяжными заседателями иначе, как отказ потерпевших в поддержании обвинения, что в конечном счете по мнению государственного обвинителя, сказалось на объективности вынесения ими вердикта.

Кроме того, как считал государственный обвинитель, при постановке вопросов в вопросном листе, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей, председательствующим судьей также были нарушены требования ст. 339 УПК РФ.

Таким образом, допущенные нарушения, по мнению государственного обвинителя, исказили восприятие присяжными заседателями объективной стороны преступления и лишили их возможности правильно оценить содеянное подсудимым.

В кассационных жалобах потерпевшие также считали приговор незаконным, приводили аналогичные доводы и просили его отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 10 июля 2008 г. оправдательный приговор отменила по следующим основаниям.

Согласно положениям ч. 1 ст. 339 УПК РФ по каждому деянию, в совершении которого обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: доказано ли, что деяние имело место; доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

При идеальной совокупности преступлений, когда одно действие (бездействие) содержит признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, перед присяжными заседателями ставится один вопрос, поскольку они в соответствии с полномочиями, определенными ст. 334 УПК РФ, устанавливают лишь фактическую сторону деяния, юридическая его оценка дается судьей в приговоре.

Однако эти требования закона, как об этом обоснованно указывалось в кассационном представлении государственного обвинителя, судом не были выполнены.

Так, вопреки требованиям закона о необходимости постановки одного вопроса о доказанности события преступления при идеальной совокупности, суд поставил перед присяжными заседателями два вопроса (N 1 и N 5), один из которых - о доказанности разбоя, а другой - о доказанности убийства. При этом вопрос N 1 был сформулирован следующим образом: "Доказано ли, что 19 мая 2007 г. К. ударили ладонью руки в область шеи, а затем рывком с поворотом его головы в сторону причинили вывих шейного отдела позвоночника с травмой спинного мозга, перелом хрящей гортани, а В. также сильно ударили кулаком в горло, чем причинили перелом хрящей гортани, после чего забрали у них 46 500 руб.?" На этот вопрос коллегия присяжных заседателей дала отрицательный ответ, заключив, что не доказано событие, описанное в первом вопросе.

Вопрос N 5 был сформулирован судом так: "Доказано ли, что 19 мая 2007 г. К. и В. были лишены жизни с изъятием у них 46 500 руб.?" На этот вопрос коллегия присяжных заседателей ответила "Да, доказано", заключив, что данные события имели место.

Такой результат голосования по вопросам N 1 и N 5, когда присяжные заседатели признали недоказанным факт причинения телесных повреждений В. и К. (повлекших смерть потерпевших) и недоказанность изъятия у погибших 46 500 руб., в то же время подтвердили доказанность того, что В. и К. были лишены жизни с изъятием у них 46 500 руб., стал возможным ввиду неправильной формулировки основного вопроса, когда единое событие преступления было искусственно разделено судом на две части с необоснованным отделением способа совершения преступления (нанесение ударов, поворот головы и так далее), от последствий преступления (наступление смерти потерпевших).

Непризнание присяжными заседателями доказанным события преступления, описание которого включает в себя изъятие 46 500 руб. и причинение телесных повреждений убитым в одном случае, но признание доказанным события преступления, описание которого включает в себя изъятие тех же 46 500 руб. и причинение смерти двум лицам, означает противоречивость вердикта.

В связи с этим председательствующий судья согласно ст.ст. 344 и 345 УПК РФ должен был при ознакомлении с вопросным листом признать вердикт противоречивым и указать на это коллегии присяжных заседателей, при необходимости внести соответствующие уточнения в поставленные вопросы либо дополнить вопросный лист новыми вопросами, затем вернуть присяжных заседателей в совещательную комнату, чего не было сделано.

Указанные выше нарушения при составлении вопросного листа, допущенные председательствующим судьей, провозглашение противоречивого вердикта привели к постановлению приговора, который не может быть признан законным и подлежит отмене.

Кроме того, судом было нарушено право потерпевших на выступление в прениях сторон, предусмотренное п. 15 ч. 2 ст. 42 и ч. 2 ст. 292 УПК РФ.

Согласно вышеназванным нормам закона потерпевшие вправе участвовать в прениях сторон. Причем закон не обусловливает это право наличием ходатайства с их стороны. По смыслу закона председательствующий должен был выяснить у каждого из потерпевших, намерены ли они участвовать в прениях сторон. Однако, как видно из протокола судебного заседания, председательствующий не предоставил потерпевшим возможность участвовать в прениях, мотивировав свое решение тем, что от них не поступило ходатайств об этом.

При таких обстоятельствах следует согласиться с доводами государственного обвинителя в представлении и доводами потерпевших в жалобах о том, что судом было нарушено право потерпевших на участие в судебных прениях и данное нарушение является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим за собой отмену приговора.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей в отношении С. отменила и дело направила на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, в ином составе судей.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 июля 2008 г. N 19-О08-24СП "Оправдательный приговор отменен в связи с нарушением судом положений ч. 1 ст. 339 УПК РФ, а также прав потерпевших на участие в прениях сторон" (извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, январь, 2009 г., N 1, в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, ноябрь 2009 г., N 11 (в извлечении)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение