Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N КАС09-112 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании недействующим пункта 33 Положения о порядке формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительных учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний, утв. приказом Министерства юстиции РФ от 8 июня 2005 года N 79, оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N КАС09-112


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению А.С.Б. и Г.В.М. о признании недействующим пункта 33 Положения о порядке формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительных учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний, утвержденного приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 8 июня 2005 года N 79, (далее - Положение)

по кассационным жалобам Г.В.М. и А.С.Б. на решение Верховного Суда РФ от 18 февраля 2009 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Ф.А.И., объяснения Г.В.М., представителя заявителя А.С.Б. - Ш.В.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, объяснения представителя Министерства юстиции РФ М.Д.Л., возражавшего против удовлетворения кассационных жалоб, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ М.Л.Ф., полагавшей кассационные жалобы необоснованными, Кассационная коллегия установила:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 8 июня 2005 года N 79 утверждено Положение о порядке формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительных учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний. Названный нормативный правовой акт зарегистрирован в Минюсте РФ 22 июня 2005 г. (регистрационный номер 6742) и опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти N 26, 27 июня 2005 г., в Российской газете, N 141, 1 июля 2005 г.

В соответствии с пунктом 33 Положения члены секции дисциплины и порядка посредством рейдов, а также бесед с лицами, допускающими нарушения установленного порядка отбывания наказания, проводят работу по:

поддержанию дисциплины и порядка среди осужденных в жилой и производственной зонах, столовой, учебных классах и местах отдыха;

формированию у осужденных уважительного отношения к человеку, общественным нормам, правилам и традициям человеческого общежития;

созданию в учреждении (отряде) здорового морально-психологического климата;

воспитанию осужденных в духе соблюдения законности;

стимулированию правопослушного поведения.

Руководитель секции дисциплины и порядка присутствует на заседании комиссии учреждения по вопросам постановки и снятия осужденных с профилактического учета.

А.С.Б. и Г.В.М. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании указанного пункта Положения недействующим.

В заявлении указали на то, что Положение в оспариваемой части не соответствует действующему законодательству, нормам международного права, поскольку члены секции дисциплины и порядка незаконно наделяются полномочиями сотрудников исправительных учреждений. Положение нарушает права осужденных к лишению свободы.

Решением Верховного Суда РФ заявление Г.В.М. и А.С.Б. оставлено без удовлетворения.

В кассационных жалобах заявители и представитель А.С.Б. - Ш.В.В. ставят вопрос об отмене решения суда как незаконного, не соответствующего обстоятельствам дела.

В кассационных жалобах указано на то, что при разрешении дела суд грубо нарушил нормы процессуального права, так как не обеспечил участие осужденного А.С.Б. в судебном заседании и не рассмотрел заявленный суду отвод.

Обсудив доводы кассационных жалоб, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда.

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации предусматривает создание в исправительных учреждениях самодеятельных организаций осужденных.

В соответствии с частью 5 статьи 111 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации порядок формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

Министерство юстиции Российской Федерации, являясь федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности, в том числе в сфере исполнения уголовных наказаний, реализуя свои полномочия, утвердило оспариваемое Положение.

Положение определяет порядок формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Пункт 33 Положения устанавливает полномочия членов секции дисциплины и порядка и содержательную часть их деятельности.

Суд сделал правильный вывод о том, что осуществление членами секции дисциплины и порядка рейдов, а также бесед с лицами, допускающими нарушения установленного порядка отбывания наказания, не может рассматриваться как наделение их полномочиями сотрудников исправительных учреждений. Члены секции не наделены властными полномочиями, которыми обладают сотрудники администрации исправительных учреждений.

Создание секции дисциплины и порядка обусловлено требованиями УИК РФ, который одной из основных задач, стоящих перед самодеятельными организациями осужденных к лишению свободы, называет содействие администрации исправительного учреждения в поддержании дисциплины и порядка в исправительных учреждениях.

Более того, согласно п. 6 оспоренного Положения самодеятельные организации осужденных и их члены не могут обладать полномочиями администрации учреждения. Направления их деятельности, права и обязанности руководящих органов и членов самодеятельных организаций осужденных определяются в соответствии с настоящим Положением с учетом вида ИУ и конкретных условий его функционирования.

Утверждение заявителей о том, что пункт 33 Положения нарушает пункт 62 Европейских пенитенциарных правил, в части запрещающей использование заключенных в качестве наемного персонала на должностях, связанных с применением мер дисциплинарного воздействия, несостоятелен.

Ссылка в кассационных жалобах на то, что активисты секции дисциплины и порядка составляют докладные для администрации учреждения о допущенных осужденными нарушениях, за что осужденных подвергают наказаниям, а руководитель секции дисциплины и порядка наделяется правом участвовать наряду с должностными лицами исправительного учреждения в решении вопросов в отношении других осужденных о постановке или снятии с профилактического учета, необоснованна.

Фактически заявители в своих кассационных жалобах искажают текст оспариваемого нормативного правового акта, поскольку такой функции, как полномочия членов секции и ее руководителя, пункт 33 Положения не содержит.

В части 3 статьи 111 УИК РФ определены основные задачи самодеятельных организаций осужденных, каковыми являются: 1) оказание осужденным помощи в духовном, профессиональном и физическом развитии; 2) развитие полезной инициативы осужденных; 3) оказание позитивного влияния на исправление осужденных; 4) участие в решении вопросов организации труда, быта и досуга осужденных; 5) содействие администрации исправительных учреждений в поддержании дисциплины и порядка, формировании здоровых отношений между осужденными; 6) оказание социальной помощи осужденным и их семьям.

Согласно части 1 статьи 109 УИК РФ воспитательная работа с осужденными к лишению свободы направлена на их исправление, формирование у осужденных уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития, на повышение их образовательного и культурного уровня. Проведение работы с лицами, допускающими нарушения установленного порядка отбывания наказания, по поддержанию дисциплины и порядка, формированию у осужденных уважительного отношения к человеку, общественным нормам, правилам и традициям человеческого общежития; созданию в учреждении (отряде) здорового морально-психологического климата; воспитанию их в духе соблюдения законности; стимулированию правопослушного поведения соответствует основным задачам самодеятельных организаций, определенных законом, и их роли в процессе воспитательного воздействия на осужденных.

Членом самодеятельных организаций, в том числе секции дисциплины и порядка, может быть любой осужденный, желающий принимать участие в их деятельности, поэтому вывод суда о том, что оспариваемые положения нормативного правового акта не наделяют членов секции полномочиями сотрудников исправительных учреждений и не устанавливают для них дополнительных льгот, является правильным.

Обоснован и вывод суда о том, что оспариваемое Положение не наделяет членов секции дисциплины и порядка полномочиями по применению мер дисциплинарного воздействия. В качестве такового не может рассматриваться и присутствие руководителя секции на заседании комиссии учреждения по вопросам постановки и снятия осужденных с профилактического учета.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявления, обоснованно сослался на то, что Положение в оспариваемой части полностью соответствует нормам уголовного и уголовно-процессуального закона, и само по себе не нарушает прав осужденных к лишению свободы.

Оспариваемые положения нормативного правового акта не противоречат и нормам международного права.

В силу части 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Довод в кассационной жалобе представителя А.С.Б. - Ш.В.В. о нарушении норм гражданско-процессуального законодательства в части не рассмотрения судом заявления об отводе суда по тому мотиву, что не обеспечена в судебное заседание явка осужденного А.С.Б., не влечет отмену решения суда.

Как следует из материалов дела, А.С.Б., отбывающий наказание в местах лишения свободы, 17 января 2009 г. (до начала рассмотрения дела в суде) обратился с ходатайством, в котором просил решить вопрос о его личном участии в судебном заседании и обеспечить его доставку в суд (л.д. 56). В удовлетворении этого ходатайства ему было фактически отказано и разъяснено право на ведение дела через представителя (л.д. 46-47). Данное право А.С.Б. было реализовано, и в суде его интересы представлял представитель Ш.В.В., который, исполняя поручение своего доверителя, от его имени и осуществлял защиту оспариваемых прав, свобод и законных интересов своего доверителя. Из протокола судебного заседания от 18 февраля 2009 года видно, что заявителям был объявлен состав суда, кто участвует в качестве секретаря судебного заседания, прокурора, представителей сторон и разъяснено лицам, участвующим в деле их право заявлять ходатайства и отводы. Отводов составу суда, участвующими в деле лицами, в том числе и представителем А.С.Б. - Ш.В.В., заявлено не было (л.д. 98), хотя ходатайство о доставке его доверителя в судебное заседание и отказ судьи в удовлетворении этого ходатайства имелись в материалах дела и были оглашены в судебном заседании. Ш.В.В. было заявлено лишь ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительного заявления об увеличении требований.

Поскольку отвод по мотиву отказа в обеспечении судом личного участия А.С.Б. в судебном заседании не был заявлен представителем А.С.Б. до начала рассмотрения дела, то рассмотрение повторного и последующего ходатайств, заявленных представителем А.С.Б. - Ш.В.В., об отводе суда по тем же основаниям необходимостью не вызывалось. Никаких иных оснований к отводу составу суда заявлено не было.

Ссылка в кассационных жалобах на то обстоятельство, что в судебном заседании не были приняты к рассмотрению дополнительные другие требования (об оспаривании пунктов 9, 10, 35, 36, 43, 44, 45, 47 Положения), не является основанием к отмене судебного решения, поскольку, данное обстоятельство, как правильно было разъяснено судом, не препятствует заявителям в реализации их права на обращение за судебной защитой путем предъявления самостоятельного иска по этим требованиям, что соответствует ст. 151 ГПК Российской Федерации.

Оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2009 года оставить без изменения, а кассационные жалобы А.С.Б. и Г.В.М. - без удовлетворения.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N КАС09-112


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.