Постановление Президиума Московского городского суда от 15 мая 2009 г. по делу N 44у-137/09 Поскольку из приговора видно, что осужденный действовал в составе организованной преступной группы, отличавшейся своей устойчивостью, созданной для совершения разбойных нападений на граждан, отсутствуют основания считать, что все преступления были совершены группой лиц по предварительному сговору, то есть в другом сочетании с остальными членами группы; осуждение по данному квалифицирующему признаку подлежит исключению из состоявшихся судебных решений

Постановление Президиума Московского городского суда от 15 мая 2009 г. по делу N 44у-137/09


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего Егоровой О.А.

и членов Президиума: Колышницыной Е.Н., Паршина А.И., Дмитриева А.Н., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э., Агафоновой Г.А.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного А. о пересмотре приговора Нагатинского районного суда города Москвы от 7 октября 2005 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 26 декабря 2005 года.

Приговором Нагатинского районного суда города Москвы от 7 октября 2005 года

А., 19 января 1978 года рождения, уроженец г. Суздаля Владимирской области, со среднетехническим образованием, не работающий, женатый, ранее не судимый,

осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в ред. ФЗ N 63-ФЗ от 13.06.1996 года) к лишению свободы сроком на 11 лет;

- по ст. 325 ч. 2 УК РФ (в ред. ФЗ N 63-ФЗ от 13.06.1996 года) к исправительным работам сроком на 1 год с удержанием 20% заработка в доход государства ежемесячно;

- по ст.ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в ред. ФЗ N 63-ФЗ от 13.06.1996 года) к лишению свободы сроком на 7 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен 17 октября 2003 года.

Этим же приговором осужден М., в отношении которого надзорное производство не возбуждено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 26 декабря 2005 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный указывает на нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, полагает, что незаконно осужден за совершение преступления и "группой лиц по предварительному сговору", и "организованной группой", при назначении наказания судом необоснованно учтены в качестве отягчающих обстоятельств совершение им преступления с использованием форменной одежды представителя власти, а также с особой жестокостью, садизмом и мучениями для потерпевшего. Также считает, что в приговоре отсутствуют доказательства, подтверждающие хищение им документов у Л., а назначенное ему по ст.ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ наказание является чрезмерно суровым и несправедливым. Просит приговор и кассационное определение отменить, направить дело на новое судебное разбирательство.

Заслушав доклад судьи Свиренко О.В., осужденного А. по доводам его надзорной жалобы и адвоката А., просившего судебные решения изменить по основаниям, изложенным в постановлении и возбуждении надзорного производства, мнение Первого заместителя прокурора города Москвы Р., полагавшего судебные решения в отношении осужденного А. изменить, исключив осуждение его по эпизодам разбойных нападений и приготовления к совершению разбоя по квалифицирующему признаку "группой лиц по предварительному сговору", а в части осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить, прекратив дело в этой части производством за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности; по совокупности совершенных преступлений к отбытию назначить А. у 12 лет 9 месяцев лишения свободы, в остальном судебные решения оставить без изменения, Президиум установил:

А. признан виновным в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а равно с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (3 преступления);

он же признан виновным в похищении у гражданина паспорта и другого важного личного документа;

он же признан виновным в приготовлении к разбою, то есть нападению в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а равно с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой.

Согласно приговору, он 20 июля 2003 года, примерно в 09 часов, действуя в составе организованной группы, совместно с лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, и неустановленными следствием соучастниками, прибыл на автомашине "ВАЗ-2108" к дому 8 корп. 4 по ул. Воронежская в г. Москве, где вместе с соучастником, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, переоделся в форму сотрудника милиции. Указанный соучастник взял пневматическую винтовку Юнкер-2, предназначенную для тренировочной и любительской стрельбы сферическими пулями калибра 4,5 мм, не являющуюся оружием, внешне напоминающую автомат АКСУ-74, находящийся на вооружении подразделений МВД России, после чего А. и указанный соучастник направились к месту проживания А., а неустановленные следствием соучастники остались у автомашины наблюдать за окружающей обстановкой. Подойдя к двери квартиры А., соучастник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, позвонил в дверной звонок и представился сотрудником милиции, потребовав открыть дверь для проверки документов. Будучи введенным в заблуждение, А. открыл дверь, и А., выдавая себя за сотрудника милиции, совместно с соучастником проник в квартиру А. Находясь в квартире, А. по указанию соучастника стал наблюдать в дверной глазок за обстановкой на лестничной площадке, а соучастник, взяв у А. предъявленный для проверки паспорт, направил в его сторону пневматическую винтовку, которую А. принял за огнестрельное оружие, и приказал ему лечь. А. передвигался из коридора на кухню, наблюдая в кухонное окно и глазок входной двери за окружающей обстановкой. В это время его соучастник, продолжая угрожать пневматической винтовкой, высказывал в адрес А. угрозы убийством. Подавив таким образом волю потерпевшего к сопротивлению, соучастник А. связал руки и ноги потерпевшего липкой лентой, лишив его возможности передвигаться, и потребовал указать места хранения денег. Затем, получив отказ, вставил в рот А. кляп, и разогрев, найденный в квартире электрический утюг, несколько раз приложил его раскаленной поверхностью к спине А., причинив своими действиями потерпевшему сильную физическую боль. После этого, не добившись от потерпевшего сведений о местах хранения денег и ценностей, А. совместно с соучастником обыскали квартиру и похитили принадлежащие А. денежные средства и ценности на общую сумму 69 727 рублей 26 копеек.

Он же, после вышеописанных событий, продолжая осуществлять преступную деятельность в составе указанной организованной группы, 23 июля 2003 года, примерно в 08 часов 30 минут, совместно с лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, и неустановленными следствием соучастниками на автомашине "ВАЗ-2108" прибыл к дому потерпевшего Л., проживающего по адресу: г. Москва, Борисовский проезд, д. 8, корп. 2, кв. 503, при этом один из соучастников остался в автомашине наблюдать за окружающей обстановкой. Соучастник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, достал из багажника заранее приготовленные два комплекта формы сотрудников милиции, пневматическую винтовку Юнкер-2, предназначенную для тренировочной и любительской стрельбы сферическими пулями калибра 4,5 мм, не относящуюся к оружию, и спецсредства - наручники. А. и соучастник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, войдя в подъезд дома потерпевшего, переоделись в форму сотрудников милиции и подошли к квартире потерпевшего Л. Вышеуказанный соучастник позвонил в дверь и на вопрос находившегося за дверью потерпевшего "Кто там?", с целью незаконного проникновения в квартиру, сообщил, что они являются сотрудниками милиции, прибыли с целью проверки документов и попросил открыть дверь. После того, как поверивший его словам Л. открыл дверь, А. и указанный соучастник проникли в квартиру потерпевшего и закрыли за собой дверь. Соучастник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, передернул затвор пневматической винтовки и направил ее в сторону Л., который, опасаясь за свое здоровье, воспринял угрозу реально. Затем соучастник А. нанес потерпевшему удар по голове прикладом вышеуказанной винтовки, использовав ее в качестве оружия. От удара Л. упал на пол, после чего соучастник А., дело в отношении которого выделено в отдельное производство, совместно с неустановленным соучастником надел ему на руки наручники, а затем, с целью подавления воли потерпевшего к сопротивлению и принуждения выполнить требования по передаче имущества, нанес Л. множественные удары руками и ногами по различным частям тела и потребовал выдать денежные средства. А. и неустановленный соучастник организованной группы начали обыскивать квартиру с целью отыскания денежных средств и ценного имущества. Соучастник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, получив отказ от потерпевшего, вставил последнему в рот кляп, чтобы он не смог позвать на помощь, затем взял найденный в квартире чайник и, используя его в качестве средства для осуществления пыток, начал выливать из него кипяток на различные части тела Л., одновременно требуя от него выдать денежные средства. Не выдержав пыток, потерпевший сообщил место хранения денежных средств, после чего А. совместно с соучастниками похитил принадлежащее Л. имущество и документы, затем с места преступления совместно скрылись.

Он же совершил похищение у гражданина паспорта и другого важного личного документа, а именно: 23 июля 2003 года, примерно в 08 часов 30 минут, в ходе разбойного нападения на Л., при вышеописанных событиях, действуя в составе организованной группы, похитил у последнего общегражданский паспорт, водительское удостоверение, технический паспорт на автомашину марки "Мерседес Бенц С 200 Sport", талон технического осмотра на данную автомашину, аттестат о неполном среднем образовании, медицинскую книжку, страховую книжку, свидетельство о рождении, военный билет, сберегательную книжку и свидетельство об образовании, оформленные на имя Л., после чего с места преступления скрылся.

Он же совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а равно с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой. Согласно приговору, он, продолжая свою деятельность в составе организованной группы, совместно с соучастниками 15 сентября 2003 года, примерно в 08 часов 15 минут, прибыл к дому К., проживающей по адресу: г. Москва, ул. Новоалексеевская, д. 17, кв. 33. Далее, действуя в соответствии с ранее разработанным планом, А., по указанию соучастника, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, остался на детской площадке, расположенной у дома, для наблюдения за окружающей обстановкой, а вышеуказанный соучастник ушел в неизвестном направлении для встречи с неустановленными соучастниками, затем вернулся с комплектами форменного обмундирования сотрудника милиции и пневматической винтовкой Юнкер-2, характеристики которой были описаны выше. Войдя в подъезд, А. с соучастником, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с целью беспрепятственного и быстрого проникновения в квартиру К., переоделся в форму сотрудника милиции, а соучастник приготовил пневматическую винтовку. Примерно в 10 часов того же дня Соучастник А. позвонил в дверь К., на вопрос последней "Кто там?", соучастник А. сообщил, что он является сотрудником милиции и попросил открыть дверь для проверки документов. К. немного приоткрыла дверь и отказалась впустить А. и его соучастника, однако, последний рывком открыл дверь в квартиру потерпевшей. К. выбежала на лестничную площадку и стала звать на помощь. Соучастник А. направил на нее пневматическую винтовку, выдавая ее за огнестрельное оружие, и потребовал потерпевшую вернуться в квартиру, однако, она схватила руками винтовку и попыталась отвести ее от себя, воспринимая данную угрозу для себя как реальную. В это время А. с целью вернуть К. в квартиру схватил ее за шею и начал душить, однако потерпевшей удалось выбежать из подъезда во двор дома с криками о помощи. В это время А. с указанным соучастником проник в оставленную потерпевшей квартиру и похитил из нее ценное имущество на общую сумму 235 500 рублей, после чего с места преступления с соучастником скрылся.

Он же признан виновным в приготовлении к совершению разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а равно с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой. Согласно приговору он, продолжая осуществлять преступную деятельность в составе вышеуказанной организованной группы, совместно с соучастниками 15 октября 2003 года, примерно в 10 часов 15 минут, прибыл к дому потерпевшей С., проживающей по адресу: г. Москва, ул. Саранская, д. 6, корп. 2, кв. 31. Затем А. и соучастник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, зашли в подъезд потерпевшей, где переоделись в форму сотрудников милиции, а указанный соучастник также приготовил пневматическую винтовку Юнкер-2. После этого А. с соучастником подошли к двери С., соучастник позвонил в дверной звонок и, представившись сотрудником милиции, потребовал открыть дверь для проверки документов, однако С. отказалась выполнить данное требование, в связи с чем А. и соучастник покинули место происшествия. Впоследствии, 17 октября 2003 года А., совместно с М. и лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, не оставляя преступных намерений проникнуть в квартиру С. с целью хищения принадлежащего ей имущества, примерно в 10 часов прибыли к дому потерпевшей по вышеуказанному адресу. А. и соучастник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, зашли в подъезд потерпевшей, где вновь переоделись в форму сотрудников милиции, а указанный соучастник также приготовил пневматическую винтовку Юнкер-2. Затем А., М. и соучастник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, подошли к двери потерпевшей и позвонили в дверной звонок. В это время С., неслышно для А. и его соучастников, посмотрела в дверной глазок и, увидев тех же лиц, которые приходили 15 октября 2003 года, совместно с мужем вызвали сотрудников милиции, которые задержали М. и А., соучастнику, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, удалось скрыться.

В судебном заседании А. виновным себя признал частично.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Президиум находит состоявшиеся судебные решения в отношении А. подлежащими изменению.

Вывод суда о виновности А. в совершении преступлений, за которые он осужден, основан на совокупности доказательств, приведенных в приговоре. Вина А. в совершенных преступлениях подтверждается:

- показаниями потерпевших А., Л., К., С. об обстоятельствах совершенных в отношении них преступлений;

- показаниями свидетелей К., С., Х., Б. (сотрудников милиции) об обстоятельствах задержания А. и М.;

- показаниями свидетелей У., М. об обстоятельствах проведения личного досмотра А.;

- показаниями свидетеля А. об обстоятельствах проведения опознания А.;

- протоколом личного досмотра А., в ходе которого у него были изъяты автомат Калашникова - "Юнкер-2" и одетая на нем форма сотрудника милиции;

- протоколом предъявления лица для опознания, согласно которому С. опознала А. как одного из мужчин, которые пытались проникнуть к ней в квартиру;

- протоколами проверки показаний А. на месте;

- протоколом предъявления лица для опознания, согласно которому К. опознала А. как человека, который совместно с другими лицами напал на нее на лестничной клетке;

- другими доказательствами, исследованными судом и приведенными в приговоре.

В соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ суд проверил и оценил с точки зрения допустимости и достоверности все доказательства, имеющиеся по делу.

Вместе с тем, суд без достаточных оснований пришел к выводу о совершении А. преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в ред. ФЗ N 63-ФЗ от 13.06.1996 года), ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в ред. ФЗ N 63-ФЗ от 13.06.1996 года) группой лиц по предварительному сговору. Из приговора видно, что А. действовал в составе организованной преступной группы, отличавшейся своей устойчивостью, созданной для совершения разбойных нападений на граждан. Таким образом, отсутствуют основания считать, что все преступления были совершены А. не только в составе данной организованной группы, но и группой лиц по предварительному сговору, то есть в другом сочетании с остальными членами группы, как на то указано судом первой инстанции, и осуждение А. по данному квалифицирующему признаку подлежит исключению из состоявшихся судебных решений.

Кроме того, представляется необоснованным осуждение А. по ст. 325 ч. 2 УК РФ. Как видно из приговора, указанное преступление совершено им 23 июля 2003 года, а приговор по данному делу постановлен 7 октября 2005 года. В соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 325 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести. На основании ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, если после совершения преступления небольшой тяжести прошло 2 года. В данном случае сроки давности истекали до постановления судом приговора, и при таких обстоятельствах А. подлежал освобождению от уголовной ответственности в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Наказание осужденному за каждое из совершенных преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 3 п. "а", 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ, назначено в соответствии с требованиями закона, в том числе, и ст.ст. 60, 66 УК РФ. Оснований для исключения из судебных решений установленных судом обстоятельств, отягчающих наказание, не имеется, поскольку использование при совершении преступления форменной одежды представителя власти прямо предусмотрено п. "н" ч. 1 ст. 63 УК РФ. Тот факт, что "особую жестокость и садизм" по отношению к потерпевшим проявлял не сам А., не является основанием для исключения из судебных решений данного отягчающего наказание обстоятельства, поскольку он действовал в составе организованной группы, куда входило и то лицо, которое непосредственно проявило особую жестокость и садизм при совершении разбойных нападений, и он - А., видел действия соучастника, прижигавшего потерпевшего утюгом, а также выливавшего кипяток на различные части тела другого потерпевшего, и воспользовался результатами этих действий для достижения их с соучастником общей цели - установления местонахождения в квартирах потерпевших денег и ценностей. Назначение А. по ст.ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ максимально возможного наказания (исходя из положений ст. 66 УК РФ) с учетом конкретных обстоятельств дела и личности виновного представляется законным, обоснованным и справедливым. С учетом вносимых в судебные решения изменений, Президиум Московского городского суда полагает необходимым снизить наказание, назначенное А. по совокупности преступлений.

В остальном судебные решения являются законными, обоснованными и справедливыми.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум постановил:

надзорную жалобу осужденного А. удовлетворить частично.

Приговор Нагатинского районного суда города Москвы от 7 октября 2005 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 26 декабря 2005 года в отношении А. - изменить:

исключить осуждение А. по ст.ст. 162 ч. 3 п. "а", 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ по квалифицирующему признаку "группой лиц по предварительному сговору".

Те же судебные решения в части осуждения А. по ч. 2 ст. 325 УК РФ - отменить, прекратив дело в этой части производством за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 3 п. "а", 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ, окончательно к отбытию назначить наказание в виде 12 (двенадцати) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении А. оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова


Постановление Президиума Московского городского суда от 15 мая 2009 г. по делу N 44у-137/09


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.