Решение Верховного Суда РФ от 12 марта 2009 г. N ГКПИ09-81 Об отказе в признании частично не действующими пункта 1, подпункта "г" пункта 3, абзаца первого пункта 4, раздела VII Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. N 123

Решение Верховного Суда РФ от 12 марта 2009 г. N ГКПИ09-81

ГАРАНТ:

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 12 мая 2009 г. N КАС09-187 настоящее решение оставлено без изменения


Верховный Суд Российской Федерации

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению М.А.В. о признании частично недействующими пункта 1, подпункта "г" пункта 3, абзаца первого пункта 4, раздела VII Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 г. N 123, установил:

постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 г. N 123 утверждено Положение о военно-врачебной экспертизе (далее - Положение).

Пунктом 1, абзацем первым пункта 2 Положения предусмотрено, что военно-врачебная экспертиза проводится в мирное и военное время в Вооруженных Силах Российской Федерации, во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, подразделениях Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службе безопасности Российской Федерации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации, органах внутренних дел Российской Федерации, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органах федеральной таможенной службы, учреждениях и органах Федеральной службы исполнения наказаний (далее именуются - другие войска, воинские формирования и органы) и создаваемых на военное время специальных формированиях в целях определения категории годности граждан Российской Федерации по состоянию здоровья к военной службе, службе в органах, а также в целях определения причинной связи полученных гражданами увечий (ранений, травм и контузий) (далее именуются - увечья), заболеваний с прохождением ими военной службы (военных сборов), службы в органах (далее именуется - причинная связь увечий, заболеваний).

Для проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах создаются военно-врачебные комиссии и врачебно-летные комиссии.

Согласно подпункту "г" пункта 3 Положения на военно-врачебные комиссии возлагается определение причинной связи увечий, заболеваний у военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) органов, граждан, проходящих военные сборы, граждан, проходивших военную службу, граждан, проходивших военные сборы, граждан, проходивших службу в органах, а также увечий, заболеваний, приведших к смерти военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) органов, в том числе приведших к смерти лиц, застрахованных в соответствии с законодательством Российской Федерации, до истечения одного года после увольнения с военной службы (службы в органах), после окончания военных сборов.

Абзацем первым пункта 4 Положения определено, что под медицинским освидетельствованием понимаются изучение и оценка состояния здоровья и физического развития граждан на момент освидетельствования в целях определения их годности к военной службе (службе в органах), обучению (службе) по отдельным военно-учетным специальностям (специальностям), решение других предусмотренных Положением вопросов с вынесением письменного заключения.

М.А.В., являющийся инвалидом второй группы по заболеванию, полученному в период прохождения службы в Государственной противопожарной службе МВД Чувашской Республики, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими приведенных предписаний Положения в части определения военно-врачебными комиссиями причинной связи увечий (ранений, травм и контузий), заболеваний лиц рядового и начальствующего состава Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (далее - ГПС) с прохождением ими службы.

Кроме того, заявитель просил признать недействующим в отношении лиц рядового и начальствующего состава ГПС раздел VII Положения, регламентирующий определение причинной связи увечий, заболеваний у военнослужащих, граждан, признанных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) органов, граждан, проходивших военную службу (военные сборы), службу в органах.

В заявлении указано, что оспариваемое Положение не соответствует действующему законодательству Российской Федерации и неправомерно возлагает на лиц рядового и начальствующего состава ГПС обязанность по прохождению медицинского освидетельствования в военно-врачебной комиссии в целях определения причинной связи увечий, заболеваний с прохождением службы, хотя указанные лица не являются военнослужащими. Тем самым, по мнению заявителя, создано препятствие в реализации его права на возмещение вреда в связи с повреждением здоровья при исполнении служебных обязанностей.

В судебное заседание М.А.В. не явился, направив письменное объяснение, в котором просил о рассмотрении дела в его отсутствие и удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Представители Правительства Российской Федерации М.Г.В., К.А.Д., А.Ю.С. и Л.Л.А. требования заявителя не признали и просили отказать в их удовлетворении за необоснованностью, ссылаясь на то, что оспариваемые предписания Положения соответствуют действующему законодательству и не нарушают прав и свобод граждан.

Заслушав объяснения представителей заинтересованного лица и изучив материалы дела, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации С.Л.Е., просившей отказать заявителю в удовлетворении его требований, суд находит заявление М.А.В. не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 40 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 116-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области пожарной безопасности" действие Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1 "Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации", распространено на лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, переходящих на службу в Государственную противопожарную службу Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, а также на лиц, вновь поступающих на службу в Государственную противопожарную службу, до принятия Федерального закона, регулирующего прохождение службы в Государственной противопожарной службе Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

Статьей 39 данного Федерального закона на лиц рядового и начальствующего состава Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий распространено также действие статей 20, 22, 27, 28 и 29 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции".

Из приведенных норм усматривается, что федеральный законодатель приравнял лиц рядового и начальствующего состава Государственной противопожарной службы (далее - сотрудники ГПС) по порядку и условиям прохождения службы, государственному страхованию и возмещению ущерба в случае гибели, увечья или иного повреждения здоровья к сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации.

Согласно пунктам "ж" и "з" статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, в редакции Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 280-ФЗ, увольнение сотрудников органов внутренних дел со службы по болезни, по ограниченному состоянию здоровья производится на основании постановления военно-врачебной комиссии. Аналогичные нормы содержатся в части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции".

Следовательно, увольнение со службы сотрудников ГПС по болезни и ограниченному состоянию здоровья возможно лишь на основании постановления военно-врачебной комиссии и распространение сферы действия военно-врачебной экспертизы на этих лиц закреплено на законодательном уровне.

Указанный вывод подтверждается и другими законодательными актами Российской Федерации.

Так, из содержания Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" следует, что сотрудники ГПС приравнены по условиям, нормам и порядку пенсионного обеспечения к лицам, проходившим военную службу и службу в органах внутренних дел.

Статьей 19 названного Закона предусмотрено, что сотрудники ГПС, ставшие инвалидами, имеют право на пенсию по инвалидности, если инвалидность наступила в период прохождения ими службы или не позднее трех месяцев после увольнения со службы либо если инвалидность наступила позднее этого срока, но вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных в период прохождения службы. При этом в силу пункта "б" статьи 21 инвалидами вследствие заболевания, полученного в период военной службы (службы), признаются лица, ставшие инвалидами вследствие увечья, полученного в результате несчастного случая, не связанного с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей), либо заболевания, не связанного с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей). Обязанность выявлять и аргументировать факт отсутствия связи увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей) лежит на военно-врачебных комиссиях, заключения которых могут быть обжалованы в суд.

Соответственно установление военно-врачебной комиссией факта наличия связи увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей) влечет за собой признание лица инвалидом вследствие военной травмы (пункт "а" статьи 21).

Согласно части четвертой статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции" в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в данной статье основаниям, выплачивается за счет соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.

Таким образом, возможность выплаты сотруднику милиции денежной компенсации в размере, превышающем сумму назначенной пенсии, обусловлена наличием необходимой причинной связи между увечьем (иным повреждением здоровья) сотрудника и осуществлением им служебной деятельности. Учитывая, что сотрудники ГПС по порядку и условиям прохождения службы, государственному страхованию, возмещению ущерба в случае гибели, увечья или иного повреждения здоровья, условиям и порядку пенсионного обеспечения приравнены к сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, которые проходят военно-врачебную экспертизу, проведение такой экспертизы и медицинского освидетельствования в подразделениях ГПС в целях определения причинной связи увечий, заболеваний с прохождением службы полностью согласуется с нормами вышеназванных законоположений.

Исходя из изложенного суд не может согласиться с доводами заявителя о противоречии оспариваемых предписаний Положения статье 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" и части первой статьи 51 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-1, поскольку проведение военно-врачебной экспертизы в отношении сотрудников ГПС основано на иных нормах действующего законодательства Российской Федерации.

Не регулируются правоотношения по возмещению вреда, причиненного здоровью сотрудников ГПС в связи с осуществлением ими служебной деятельности, и Федеральным законом от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний". Из преамбулы данного Федерального закона следует, что он определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных данным Законом случаях. При этом в названном Законе приведен перечень лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, в который военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел и иных органов не входят.

Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации и иных, приравненных к ним лиц, определяются Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы".

В силу части первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит Федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации решил:

М.А.В. в удовлетворении заявления отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.


Решение Верховного Суда РФ от 12 марта 2009 г. N ГКПИ09-81


Текст решения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.