Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 27 августа 2009 г. N КАС09-390 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании частично не действующими пунктов 3.1 и 4.3 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утв. приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22 апреля 2003 г. N 56, оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 27 августа 2009 г. N КАС09-390


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению ОАО "Отечественные лекарства" и ОАО "Валента Фармацевтика" о признании частично недействующими пунктов 3.1 и 4.3 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22 апреля 2003 г. N 56, по кассационной жалобе ОАО "Отечественные лекарства" и ОАО "Валента Фармацевтика" на решение Верховного Суда Российской Федерации от 8 июля 2009 года, которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Г.В., объяснения представителя заявителей З.А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя Министерства образования и науки Российской Федерации М.Н.Ю., возражавшего против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22 апреля 2003 года N 56 утверждены Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам (далее - Правила).

Приказ Роспатента зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 8 мая 2003 года, регистрационный номер 4520, опубликован в "Российской газете" 21 мая 2003 года, N 95.

ОАО "Отечественные лекарства" и ОАО "Валента Фармацевтика" обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пунктов 3.1 и 4.3 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Роспатента от 22 апреля 2003 года N 56 (в ред. от 11.12.2003 г.), в той части, в какой они не предусматривают уведомление владельца исключительной лицензии о дате заседания Палаты по патентным спорам, направление ему возражений и его участие в рассмотрении дела на заседании указанной Палаты.

В подтверждение требований указали, что названные пункты в оспариваемой части противоречат статьям 24, 29, 44 и 45 Конституции РФ, статьям 11, 1248, 1250, 1254, 1226, 1254#, 1398, 1486, 1513, 1514 Гражданского кодекса РФ, поскольку лишают владельцев исключительной лицензии возможности защищать свои права, тогда как признание патента недействительным влечет за собой прекращение их права использовать изобретение по патенту, и препятствуют защите своих прав владельцами лицензии на использование товарного знака.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 8 июля 2009 года в удовлетворении заявления отказано. В кассационной жалобе заявители просят изменить решение суда, исключив из мотивировочной части решения первое предложение абзаца пятого страницы 3 "Прекращение действия лицензионного договора, заключенного на основе патента, признанного недействительным, не означает, что тем самым Палата по патентным спорам разрешает вопрос о правах и обязанностях лицензиата, вытекающих из такого договора", и часть первого предложения абзаца первого страницы 5 "Поскольку права владельца лицензии, в том числе исключительной, при рассмотрении и разрешении дел федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности не затрагиваются, то". Полагают, что указания суда в мотивировочной части решения, о том, что права владельца исключительной лицензии не затрагиваются при решении Роспатента о недействительности патента, является неточным толкованием закона.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда.

Согласно части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит Федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.

Отказывая в удовлетворении заявления, Верховный Суд Российской Федерации дал правильное толкование, как оспоренным положениям Правил, так и нормам федерального законодательства и пришел к обоснованному выводу о соответствии оспариваемых заявителями положений Правил действующему федеральному законодательству.

В соответствии с пунктом 2 статьи 11, пунктом 2 статьи 1248 Гражданского кодекса РФ в случаях, предусмотренных этим Кодексом, защита интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением, осуществляется в административном порядке соответствующим федеральным органом исполнительной власти.

Согласно пункту 2 статьи 1406 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, указанных в статьях 1387, 1390, 1391, 1398, 1401 и 1404 настоящего Кодекса, защита патентных прав осуществляется в административном порядке в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 1248 настоящего Кодекса.

Предметом регулирования оспариваемых заявителями (в части) Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, как видно из их содержания, является порядок административного производства по рассмотрению и разрешению таких споров в Палате по патентным спорам.

Статьями 1229, 1233, 1235, 1367, 1489 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель) вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. По лицензионному договору правообладатель (лицензиат) предоставляет или обязуется предоставить другому лицу (лицензиату) право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Заключение такого договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату.

Исходя из вышеприведенных законоположений, суд пришел к обоснованному выводу о том, что предметом споров, рассматриваемых Палатой по патентным спорам в административном порядке, является предоставление или прекращение правовой охраны результатам интеллектуальной деятельности и приравненным к ним средствам индивидуализации. Вопрос о правах и обязанностях лиц, имеющих право использования изобретения или средства индивидуализации по лицензионному договору, заключенному с правообладателем, предметом спора, рассматриваемого в административном порядке, вопреки мнению заявителей, не является.

Таким образом, при разбирательстве споров о предоставлении или прекращении правовой охраны результатам интеллектуальной деятельности и приравненным к ним средствам индивидуализации, права владельцев лицензии, в том числе исключительной, не затрагиваются. Лицензиат не обладает исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, споры о предоставлении правовой охраны которым или о ее прекращении рассматриваются Палатой по патентным спорам.

Правомерен вывод суда о том, что прекращение действия лицензионного договора, заключенного на основе патента, признанного недействительным, не означает, что Палата по патентным спорам разрешает вопрос о правах и обязанностях лицензиата, вытекающих из такого договора, и не лишает лицензиата, возможности потребовать включения в лицензионный договор условий, относительно патента, либо последствий признания его недействительным, в том числе и оговорить свое право на участие в административном производстве в качестве представителя правообладателя на основании доверенности.

Суд первой инстанции не соглашаясь с утверждением заявителей о том, что право лицензиата на участие в рассмотрении на заседании Палаты по патентным спорам дел о признании недействительным патента, на основе которого заключен лицензионный договор, вытекает из норм Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом положений статей 1250, 1254 Гражданского кодекса Российской Федерации, обоснованно указал в решении, что защита прав владельца исключительной лицензии не может осуществляться посредством защиты им не принадлежащих ему интеллектуальных прав. Случаи, когда исключительный лицензиат имеет право защищать при административном разбирательстве не принадлежащий ему патент, на основе которого заключен лицензионный договор, Гражданским кодексом Российской Федерации не предусмотрено.

Не установлено такого права у лицензиата, и правовыми нормами, регулирующими порядок оспаривания и признания недействительным предоставления правовой охраны товарного знака и прекращения правовой охраны. Статьей 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплено, что бремя доказывания использования товарного знака возлагается на правообладателя, а не на лицо, обладающее правом использования товарного знака на основании лицензионного договора, как ошибочно полагают заявители. Поэтому при рассмотрении дел о предоставлении или прекращении правовой охраны товарного знака разрешается вопрос о правах и обязанностях правообладателя, а не лица, использующего средство индивидуализации по лицензионному договору.

С учетом изложенного, суд пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые заявителем положения Правил, не предусматривающие участие владельцев лицензии, в том числе исключительной, в административном разбирательстве дел, связанных с предоставлением или прекращением правовой охраны результатам интеллектуальной деятельности или средствам индивидуализации, соответствуют требованиям Федерального закона, и права владельцев лицензии, в том числе исключительной, не затрагивают.

Оснований для исключения из мотивировочной части решения, в части слов "Прекращение действия лицензионного договора, заключенного на основе патента, признанного недействительным, не означает, что тем самым Палата по патентным спорам разрешает вопрос о правах и обязанностях лицензиата, вытекающих из такого договора", и "Поскольку права владельца лицензии, в том числе исключительной, при рассмотрении и разрешении дел федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности не затрагиваются, то", не имеется.

Указанные выводы сделаны судом исходя из того, что оспариваемые положения регулируют вопросы защиты только интеллектуальных прав в административном порядке федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Ссылки в кассационной жалобе на единообразную судебную практику арбитражных судов, судов общей юрисдикции, не являются поводом к отмене решения суда, принятого с учетом правовых норм регулирующих рассматриваемые правоотношения при правильном их толковании.

Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для его отмены или изменения решения суда в кассационном порядке не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 8 июля 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу ОАО "Отечественные лекарства" и ОАО "Валента Фармацевтика" - без удовлетворения.

Оспаривалась законность норм, регулирующих порядок рассмотрения заявлений и возражений в Палате по патентным спорам.

По мнению заявителя, нормы незаконны, поскольку не предусматривают уведомление владельца исключительной лицензии о дате заседания палаты, направление ему возражений и его участие в рассмотрении дела. В результате он лишен возможности защищать свои права. Между тем признание патента недействительным влечет за собой прекращение его права использовать изобретение по патенту.

Кассационная коллегия ВС РФ сочла нормы законными и пояснила следующее.

Предметом споров, рассматриваемых палатой в административном порядке, является предоставление или прекращение правовой охраны результатам интеллектуальной деятельности и приравненным к ним средствам индивидуализации. Вопрос о правах и обязанностях лиц, имеющих право использовать изобретение или средства индивидуализации по лицензионному договору, предметом спора не является.

Прекращение действия лицензионного договора, заключенного на основе патента, признанного недействительным, не означает, что палата решает вопрос о правах и обязанностях лицензиата.

Вопреки доводам заявителя, ГК РФ (в т. ч. часть 4) не предусматривает случаи, когда исключительный лицензиат имеет право защищать при административном разбирательстве не принадлежащий ему патент, на основе которого заключен лицензионный договор.

Вместе с тем, лицензиат не лишен возможности потребовать включения в лицензионный договор условий относительно патента либо последствий признания его недействительным (в том числе и оговорить свое право на участие в административном производстве в качестве представителя правообладателя).


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 27 августа 2009 г. N КАС09-390


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение