Определение Конституционного Суда РФ от 3 ноября 2009 г. N 1368-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Артюкиной Марии Васильевны, Кошолкиной Марии Владимировны, Федотова Сергея Владимировича, Федотовой Людмилы Сергеевны, Фисунова Владимира Ивановича, Честных Владимира Ивановича и Шарковой Алевтины Владимировны на нарушение их конституционных прав частью 3 статьи 6, частью 2 статьи 57 и частью 1 статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 3 ноября 2009 г. N 1368-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Артюкиной Марии Васильевны, Кошолкиной Марии Владимировны, Федотова Сергея Владимировича, Федотовой Людмилы Сергеевны, Фисунова Владимира Ивановича, Честных Владимира Ивановича и Шарковой Алевтины Владимировны на нарушение их конституционных прав частью 3 статьи 6, частью 2 статьи 57 и частью 1 статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы граждан М.В. Артюкиной, М.В. Кошолкиной и других, установил:

1. Решением Железнодорожного городского суда Московской области от 25 декабря 2008 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 31 марта 2009 года, были частично удовлетворены требования граждан М.В. Артюкиной, М.В. Кошолкиной, С.В. Федотова, Л.С. Федотовой, В.И. Фисунова, В.И. Честных и А.В. Шарковой к администрации городского округа Железнодорожный о восстановлении их жилищных прав. Суд, в частности, признал непригодным для проживания многоквартирный жилой дом, в котором проживают истцы, и, руководствуясь в том числе статьей 89 Жилищного кодекса Российской Федерации, обязал ответчика предоставить истцам и членам их семей взамен занимаемых ими в указанном доме комнат в коммунальных квартирах равнозначные по общей площади благоустроенные жилые помещения. В удовлетворении требований указанных граждан о признании за ними права на внеочередное предоставление других благоустроенных жилых помещений в соответствии с частью 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации было отказано, поскольку они на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий по договору социального найма не состоят.

В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации М.В. Артюкина, М.В. Кошолкина, Л.С. Федотова, В.И. Честных и А.В. Шаркова оспаривают конституционность части 2 статьи 57 и части 1 статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации. По мнению заявителей, эти законоположения противоречат Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 7, 19, 40 и 55 (часть 2), поскольку не предусматривают предоставление гражданам, не состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях и переселяемым в связи со сносом аварийного дома, отдельных квартир общей площадью на одного человека не менее нормы предоставления.

По тем же основаниям М.В. Артюкина, С.В. Федотов и В.И. Фисунов оспаривают конституционность части 3 статьи 6 и части 1 статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации. Они, кроме того, указывают, что данные нормы умаляют их права по сравнению с теми правами, которые были им предоставлены Жилищным кодексом РСФСР.

2. Согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище (статья 40, часть 1). В Постановлении от 5 апреля 2007 года N 5-П Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что в условиях рыночной экономики граждане Российской Федерации осуществляют данное социальное право в основном самостоятельно, используя различные способы; обязывая органы государственной власти создавать для этого условия, Конституция Российской Федерации вместе с тем закрепляет, что малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (статья 40, части 2 и 3), предписывая тем самым законодателю определять категории граждан, нуждающихся в жилище, а также конкретные формы, источники и порядок обеспечения их жильем с учетом реальных финансово-экономических и иных возможностей, имеющихся у государства.

Реализуя эту конституционную обязанность, федеральный законодатель в Жилищном кодексе Российской Федерации, вступившем в силу 1 марта 2005 года, предусмотрел, как это было предусмотрено и в Жилищном кодексе РСФСР, институт социального найма жилых помещений, суть которого состоит в предоставлении во владение и пользование для проживания жилых помещений из государственных и муниципальных жилищных фондов малоимущим гражданам, нуждающимся в жилье.

Для возникновения жилищного правоотношения социального найма жилого помещения, в частности, муниципального жилищного фонда, по смыслу части 1 статьи 49 Жилищного кодекса Российской Федерации, необходимо наличие таких юридических фактов, как малоимущность и нуждаемость в жилом помещении. В соответствии со статьей 52 данного Кодекса принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется на основании их заявлений, по итогам рассмотрения которых уполномоченный орган принимает решение о постановке на учет, в связи с чем гражданин приобретает право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении (статьи 53 и 55 Жилищного кодекса Российской Федерации). Принятие граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях является обязательным условием для предоставления жилого помещения по договору социального найма с учетом установленной органом местного самоуправления нормы предоставления (часть 5 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Согласно части 1 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации жилые помещения по договору социального найма предоставляются гражданам в порядке очередности исходя из времени их постановки на учет. Причем при предоставлении жилых помещений принимаются во внимание требования части 1 статьи 58 Жилищного кодекса Российской Федерации, предусматривающей возможность заселения одной комнаты лицами разного пола, за исключением супругов, только с их согласия, и части 6 статьи 57 данного Кодекса, по смыслу которой комната по договору социального найма может быть предоставлена только в случае ее освобождения в коммунальной квартире.

Вместе с тем для случаев признания жилого помещения в установленном порядке непригодным для проживания и не подлежащим ремонту и реконструкции законодатель предусмотрел возможность предоставления гражданам жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке (пункт 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации) - при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении (часть 2 статьи 49, часть 1 статьи 52 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Такое законодательное регулирование, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 5 марта 2009 года N 376-О-П, согласуется со статьей 40 (часть 3) Конституции Российской Федерации, которая обязывает государство обеспечить дополнительные гарантии жилищных прав путем предоставления жилища бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами не любым, а только малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище.

3. Порядок признания жилых помещений непригодными для проживания установлен постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 года N 47 "Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции". Согласно пункту 33 данного Положения основанием для признания жилого помещения непригодным для проживания является наличие выявленных вредных факторов среды обитания человека, которые не позволяют обеспечить безопасность жизни и здоровья граждан, в частности вследствие ухудшения в связи с физическим износом в процессе эксплуатации здания в целом или отдельных его частей эксплуатационных характеристик, приводящего к снижению до недопустимого уровня надежности здания, прочности и устойчивости строительных конструкций и оснований.

Признание жилых домов (жилых помещений) непригодными для проживания осуществляется решением межведомственной комиссии, которая после изучения документов, свидетельствующих о техническом состоянии жилого дома (помещения) и условиях проживания в нем, может принять решение о том, что жилой дом (помещение) пригоден для проживания, либо пригоден для проживания после проведения капитального ремонта, либо является непригодным для проживания. В случае признания жилого дома (помещения) непригодным для проживания по причине аварийного состояния либо вредоносного воздействия факторов среды обитания, представляющих особую опасность для жизни и здоровья граждан, орган местного самоуправления выносит предписание о незамедлительном выселении граждан.

Выселение в таких случаях из жилых помещений, занимаемых гражданами как по договору социального найма, так и на праве собственности, производится с предоставлением им другого благоустроенного жилого помещения по договору социального найма, которое согласно статье 89 Жилищного кодекса Российской Федерации должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям, находиться в черте данного населенного пункта и отвечать требованиям части 2 статьи 89 данного Кодекса по числу комнат. Указанные критерии являются обязательными, и при отсутствии хотя бы одного из них предоставление выселяемым гражданам жилого помещения недопустимо.

В частности, среди предъявляемых к жилому помещению требований есть требование о том, что объемно-планировочное решение жилых помещений и их расположение в многоквартирном доме, минимальная площадь комнат и помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилых помещениях (кроме прихожей и коридора), должны обеспечивать возможность размещения необходимого набора предметов мебели и функционального оборудования с учетом требований эргономики (пункт 20 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции). Это приобретает особое значение в случае, когда предметом первоначального договора социального найма являлась комната как разновидность жилого помещения (пункт 1 части 1 статьи 16 Жилищного кодекса Российской Федерации), предназначенного для использования в качестве места непосредственного проживания.

Вместе с тем внеочередной характер обеспечения другими жилыми помещениями граждан, переселяемых из жилых помещений, которые признаны непригодными для проживания, обусловливает, в свою очередь, исключительно компенсационный характер такого обеспечения, поскольку очевидно, что целью законодателя в данном случае было не улучшение жилищных условий по количественным показателям, а сохранение как минимум имеющейся обеспеченности граждан жильем (чтобы права граждан при выселении не были ущемлены) с одновременным улучшением жилищных условий с точки зрения безопасности.

4. Как следует из жалоб, заявители, не состоявшие на учете в качестве нуждающихся в предоставлении жилого помещения, считают оспариваемые нормы Жилищного кодекса Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации в связи с тем, что при расселении подлежащего сносу дома, в котором они все проживали, им было предоставлено другое равнозначное по площади благоустроенное жилое помещение в порядке статьи 89 данного Кодекса, а не помещение по норме предоставления, как это предусмотрено частью 5 его статьи 57. Тем самым они фактически выражают несогласие с выбором правовой нормы, осуществленным судом общей юрисдикции при рассмотрении их дела.

Между тем решение данного вопроса и тем самым - вопроса о законности и обоснованности судебного решения требует установления и исследования фактических обстоятельств дела, надлежащей квалификации возникших отношений, что не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, закрепленные в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", как не входит в его компетенцию и определение соответствия жилого помещения, предоставляемого выселяемым гражданам взамен их аварийного жилья, установленным требованиям, в том числе по своим функциональным характеристикам.

Сами же по себе оспариваемые положения статей 57 и 89 Жилищного кодекса Российской Федерации, гарантирующие определенные условия проживания граждан, переселяемых в другие жилые помещения, направлены на обеспечение защиты их интересов и потому не могут рассматриваться как нарушающие какие-либо конституционные права и свободы. При этом следует учитывать, что положения части 1 статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации не ограничивают суды в возможности в ходе исследования и оценки того или иного варианта предоставления жилого помещения принять во внимание обстоятельства, свидетельствующие об объективной невозможности проживания в данном помещении конкретных лиц (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 года N 554-О-О и от 28 мая 2009 года N 605-О-О).

Что касается оспариваемой М.В. Артюкиной, С.В. Федотовым и В.И. Фисуновым части 3 статьи 6 Жилищного кодекса Российской Федерации, устанавливающей общие правила действия жилищного законодательства во времени и предусматривающей, что в жилищных отношениях, возникших до введения в действие акта жилищного законодательства, данный акт применяется к жилищным правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие, то названная норма не может рассматриваться как не совместимая с конституционными принципами правового регулирования владения, пользования и распоряжения жилыми помещениями и как не обеспечивающая защиту конституционных прав на жилище. Кроме того, статьей 5 Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" установлено, что к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом. Граждане же, принятые на учет до 1 марта 2005 года в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, согласно части 2 статьи 6 того же Федерального закона, сохраняют право состоять на данном учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма; указанным гражданам жилые помещения по договорам социального найма предоставляются в порядке, предусмотренном Жилищным кодексом Российской Федерации.

Установление того, какие отношения существовали между заявителями и собственником спорного жилого помещения на момент вступления в силу Жилищного кодекса Российской Федерации, в какой период возникли эти отношения и подверглись ли они правовой трансформации, как и разрешение вопроса о признании конкретных лиц нуждающимися в жилье по причине признания помещений непригодными для проживания в соответствии с предусмотренными Жилищным кодексом Российской Федерации основаниями и сроках их постановки на учет относятся к компетенции правоприменительных органов, включая суды общей юрисдикции, которые при этом должны принимать во внимание весь комплекс юридически значимых фактических обстоятельств. В компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации разрешение подобных вопросов также не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб граждан Артюкиной Марии Васильевны, Кошолкиной Марии Владимировны, Федотова Сергея Владимировича, Федотовой Людмилы Сергеевны, Фисунова Владимира Ивановича, Честных Владимира Ивановича и Шарковой Алевтины Владимировны, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, а также поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин



Определение Конституционного Суда РФ от 3 ноября 2009 г. N 1368-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Артюкиной Марии Васильевны, Кошолкиной Марии Владимировны, Федотова Сергея Владимировича, Федотовой Людмилы Сергеевны, Фисунова Владимира Ивановича, Честных Владимира Ивановича и Шарковой Алевтины Владимировны на нарушение их конституционных прав частью 3 статьи 6, частью 2 статьи 57 и частью 1 статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение