Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 18-В09-88 Состоявшиеся по делу судебные акты подлежат отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку вывод суда об отмене решения районного суда в части отказа в удовлетворении требования о признании недействительным договора ипотеки не согласуется с принятым судебной коллегией новым решением в этой части об оставлении указанных требований без удовлетворения

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 18-В09-88


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску ОАО "Россельхозбанк" к А.Н.Г., А.И.А., А.С.С. о взыскании кредиторской задолженности, обращения взыскания на заложенное имущество и признании недействительным свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов, по встречному иску А.С.С. к А.Н.Г., ОАО "Россельхозбанк" о признании недействительным договора об ипотеке, признании права собственности на долю супружеского имущества, освобождении из под ареста 1/2 доли цеха по производству зеркал и земельного участка и по иску А.Н.Г. к ОАО "Россельхозбанк" о признании недействительным договора ипотеки по надзорной жалобе ОАО "Россельхозбанк" на определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 февраля 2009 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.В.П., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

"Россельскохозбанк" в лице Краснодарского регионального филиала обратилось в суд к А.Н.Г., А.И.А., А.С.С. с иском о взыскании кредиторской задолженности, обращении взыскания на заложенное имущество и признании недействительным свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов.

А.С.С. обратилась в суд с иском к А.Н.Г., Краснодарскому региональному филиалу ОАО "Россельхозбанк" о признании недействительным договора об ипотеке, признании права собственности на 1/2 долю в общем имуществе, освобождении из-под ареста 1/2 доли цеха по производству зеркал и земельного участка.

А.Н.Г. обратился в суд с иском к Краснодарскому региональному филиалу ОАО "Россельхозбанк" о признании недействительным договора ипотеки.

Судом первой инстанции установлено, что с 24 апреля 2006 года по 22 июня 2007 года между ОАО "Российский сельскохозяйственный банк" и А.Г.А. заключено четыре кредитных договора на общую сумму 7390000 рублей.

В обеспечение обязательств по этим кредитным договорам были заключены договоры от 24 апреля, 23 августа, 6 октября 2006 года и от 22 июня 2007 года о залоге движимого и недвижимого имущества (оборудования, земельного участка, здания цеха по производству зеркал). Кроме того, 22 июня 2007 года был заключен договор поручительства с Г. (А.И.А.) в обеспечение кредитного договора от 22 июня 2007 года.

Обязательства по выдаче кредитов истцом были выполнены в полном объеме.

9 августа 2007 года А.Г.А. умер.

Решением Тбилисского районного суда Краснодарского края от 25 ноября 2008 года были частично удовлетворены исковые требования ОАО "Россельхозбанк" о взыскании основного долга и процентов по кредитным договорам с наследника должника его сына А.Н.Г. (по договорам от 24 апреля, 23 августа, 6 октября 2006 года), а также солидарно с А.Н.Г. и поручителя А.И.А. по кредитному договору от 22 июня 2007 года. Обращено взыскание на заложенное имущество - оборудование, здание цеха и 1/2 долю земельного участка.

Этим же решением был удовлетворен встречный иск А.С.С, вдовы должника, о признании частично недействительным договора залога земельного участка от 22 июня 2007 года, заключенного между банком и А.Г.А.

В остальной части требований истцам было отказано:

ОАО "Россельхозбанк" - в признании недействительным свидетельства о праве собственности на супружескую долю в виде 1/2 доли земельного участка, выданного А.С.С, и частично во взыскании процентов,

А.С.С. - в признании за ней права собственности на 1/2 долю здания цеха по производству зеркал и находящегося в нем оборудования,

А.Н.Г. - в признании недействительным договора залога имущества от 22 июня 2007 года, заключенного между банком и А.Г.А.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 февраля 2009 года решение отменено в части отказа в удовлетворении требования А.С.С. о признании за ней права на 1/2 долю супружеского имущества; в части удовлетворения исковых требований ОАО "Россельхозбанк" об обращении взыскания на заложенное имущество по договорам залога оборудования от 24 июня 2006 года и 23 августа 2006 года, по договору ипотеки от 22 июня 2007 года - здание производственного цеха и долю земельного участка; в части удовлетворения исковых требований ОАО "Россельхозбанк" о взыскании с А.Н.Г. 4973375 рублей - суммы основного долга и процентов на 21 июля 2008 года по кредитным договорам N 060309/0043, 060309/0272, 060309/0347; в части отказа в удовлетворении требований А.Н.Г. к ОАО "Россельхозбанк" о признании недействительным договора ипотеки.

Постановлено новое решение, согласно которому за А.С.С. признано право собственности на 1/2 долю здания цеха по производству зеркал и находящегося в нем оборудования, отказано во взыскании с А.Н.Г. и А.И.А. кредитной задолженности сумм основного долга и процентов по кредитным договорам N 060309/004, 060309/0272, 060309/0347 и процентов на 19 декабря 2008 года по кредитному договору N 070309/0366 от 22 июня 2007 года, а также отказано в удовлетворении требования ОАО "Россельхозбанк" об обращении взыскания на все заложенное имущество. Исковые требования А.Н.Г. к ОАО "Россельхозбанк" о признании недействительным договора ипотеки N 070309/0366 от 22 июня 2007 года оставлены без удовлетворения.

В надзорной жалобе ОАО "Россельхозбанк" ставит вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 февраля 2009 года.

В связи с поданной ОАО "Россельхозбанк" надзорной жалобой на определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 февраля 2009 года и сомнениями в его законности 30 сентября 2009 года дело истребовано судьей Верховного Суда Российской Федерации Х.А.В. и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2009 года К.В.П. передано для рассмотрения судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит, что имеются предусмотренные законом для отмены состоявшихся по данному делу судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с положениями, предусмотренными частью 1.1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорной жалобы или представления прокурора. В интересах законности суд надзорной инстанции вправе выйти за пределы доводов надзорной жалобы или представления прокурора.

Руководствуясь положениями приведенной нормы процессуального закона. Судебная коллегия по гражданским делам при рассмотрении настоящего дела полагает необходимым обратить внимание на допущенные судами при разрешении дела существенные нарушения норм права, которые не указаны в надзорной жалобе.

Разрешая дело и удовлетворяя исковые требования ОАО "Россельхозбанк", а также встречные исковые требования А.С.С. в части, суд первой инстанции исходил из того, что А.Н.Г. как наследник, принявший наследство после смерти своего отца А.Г.А., а также А.И.А. как поручитель несут ответственность по обеспеченным поручительством обязательствам, возникшим из заключенных между А.Г.А. и ОАО "Россельхозбанком" кредитных договоров. При этом взыскание должно быть обращено на заложенное имущество.

Отказывая в удовлетворении требований ОАО "Россельхозбанк" о признании недействительным свидетельства о праве собственности на супружескую долю в виде 1/2 доли земельного участка, выданного нотариусом А.С.С. суд первой инстанции указал, что земельный участок является совместно нажитым в период брака А.Г.А. и А.С.С. имуществом, согласия А.С.С. при заключении А.Г.А. договора залога данного земельного участка в нарушение статьей 35 Семейного кодекса Российской Федерации получено не было.

Отказ в удовлетворении требований А.С.С. о признании за ней права собственности на 1/2 долю здания цеха по производству зеркал и находящегося в нем оборудования обоснован судом ссылкой на то, что указанное имущество было приобретено А.Г.А. с целью осуществления предпринимательской деятельности, участником которой А.С.С. не является.

Не соглашаясь с выводом суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требований А.С.С. о признании за ней права собственности на 1/2 долю здания цеха по производству зеркал и находящегося в нем оборудования, судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда обоснованно указала, что в соответствии со статьей 34 Семейного Кодекса Российской Федерации приобретенные за счет общих средств движимые и недвижимые вещи признаются общим имуществом супругов.

Право пережившего супруга на часть имуществ, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью, предусматривается статьей 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем выводы суда кассационной инстанции об условиях и размере ответственности наследника умершего должника А.Н.Г. по долгам наследодателя и поручителя А.И.А. постановлены в нарушение требований, предусмотренных частью 2 статьи 12, частью 2 статьи 56, статьями 195, 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и являются следствием неправильного толкования и применения судом норм материального права.

Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания с наследника должника А.Н.Г., А.И.А. основного долга по кредитным договорам от 24 апреля, 23 августа и 6 октября 2006 года и процентов по договору от 22 июня 2007 года, суд кассационной инстанции исходил из того, что согласно статьей 418 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Кроме того, основываясь на приведенной позиции и исходя из подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что залог прекращается с прекращением обеспеченного обязательства, судебная коллегия отменила решение районного суда об обращении взыскания на заложенное имущество и приняла новое решение об отказе в удовлетворении требований банка в этой части.

При этом судебной коллегией не было учтено то, что согласно статьи 1110 Гражданского кодекса Российской Федерации при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства. В состав наследства в соответствии со статьей 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами.

Обязательство, возникающее из кредитного договора, не связано неразрывно с личностью должника: банк может принять исполнение от любого лица. Поэтому такое обязательство смертью должника на основании пункта 1 статьи 418 Гражданского кодекса Российской Федерации не прекращается.

Согласно статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к наследственному имуществу. Наследник должника при условии принятия им наследства становится должником перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Поскольку наследник отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества, только при отсутствии или недостаточности такового кредитное обязательство в силу пункта 1 статьи 416 Гражданского кодекса Российской Федерации прекращается невозможностью исполнения полностью или в части, которая не покрывается наследственным имуществом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Исходя из содержания указанных правовых норм, поручительство прекращается в той части, в которой прекращается обеспеченное им обязательство, и поручитель должен нести ответственность перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества.

Таким образом, в случае смерти должника и при наличии наследника и наследственного имущества возможно взыскание кредитной задолженности с поручителя в пределах стоимости наследственного имуществ, если в договоре поручителя с кредитной организацией поручитель дал кредитору согласие отвечать за нового должника.

Исходя из положений приведенных правовых норм, обстоятельствами, имеющими юридическое значение для правильного разрешения спора между кредитором наследником и поручителем о взыскании задолженности по кредитному договору в случае смерти должника, являются принятие наследниками наследства, наличие и размер наследственного имущества, согласие поручителя отвечать перед кредитором за любого нового должника, неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору, а также предъявление иска к поручителю в пределах срока, определяемого по правилам, предусмотренным в пункта 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения данного спора, подлежали проверке и установлению при рассмотрении гражданского дела, однако в нарушение требований статьи 198 Гражданского процессуального кодекса РФ при рассмотрении дела судом первой инстанции не исследовались и не проверялись. Стоимость перешедшего к наследнику умершего должника наследственного имущества без учета доли, принадлежащей пережившей супруге, не определена.

В нарушение требований, предусмотренных статьями 347, 361-364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судом кассационной инстанции оставлены без внимания и надлежащей правовой оценки допущенные судом первой инстанции существенные нарушения закона, не определены и не установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым обратить внимание на то, что содержание определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 февраля 2009 года не отвечает требованиям, предусмотренным статьей 366 Гражданского процессуального кодекса РФ в отношении содержания кассационного определения. Изложенные в определении выводы судебной коллегии противоречивы и не согласуются с установленными обстоятельствами спора и требованиями сторон.

Отменив решение суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований ОАО "Россельхозбанк" о взыскании с А.Н.Г. 4973375 рублей - суммы основного долга и процентов на 21 июля 2008 года по кредитным договорам N 060309/0043, 060309/0272, 060309/0347, судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского областного суда приняла новое решение об отказе ОАО "Россельхозбанк" в удовлетворении исковых требований к А.Н.Г. и А.И.А. о взыскании кредитной задолженности сумм основного долга по кредитным договорам N 060309/004, 060309/0272, 060309/0347 и процентов на 19 декабря 2008 года по кредитному договору N 070309/0366 от 22 июня 2007 года. При этом из содержания кассационного определения не следует, что судом кассационной инстанции проверялось постановленное районным судом решение в части возложения ответственности по обязательствам умершего должника на поручителя А.И.А. Из материалов дела видно, что А.И.А. является поручителем по кредитному договору от 22 июня 2007 года, какие-либо требования, вытекающие из других кредитных договоров, к ней не предъявлялись.

Вывод судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда об отмене решения районного суда в части отказа в удовлетворении требования А.Н.Г. к ОАО "Россельхозбанк" о признании недействительным договора ипотеки N 700309/0366-7 от 22 июня 2007 года не согласуется с принятым судебной коллегией новым решением в этой части об оставлении указанных требований без удовлетворения.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что состоявшиеся по данному делу решение суда первой инстанции и кассационное определение нельзя признать законными и обоснованными и они подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, определить обстоятельства, имеющие значение для дела и в соответствии с установленными данными и требованиями закона разрешить спор.

Руководствуясь статьями 387 и 388, пунктом 2 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

надзорную жалобу ОАО "Россельхозбанк" удовлетворить, решение Тбилисского районного суда Краснодарского края и определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 февраля 2009 года по гражданскому делу по иску ОАО "Россельхозбанк" к А.Н.Г., А.И.А., А.С.С. о взыскании кредиторской задолженности, обращения взыскания на заложенное имущество и признании недействительным свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов, по встречному иску А.С.С. к А.Н.Г., ОАО "Россельхозбанк" о признании недействительным договора об ипотеке, признании права собственности на долю супружеского имущества, освобождении из под ареста 1/2 доли цеха по производству зеркал и земельного участка и по иску А.Н.Г. к ОАО "Россельхозбанк" о признании недействительным договора ипотеки отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.


Банк обратился в суд с целью взыскать долг по кредитным договорам с наследника заемщика и поручителя.

Одна из судебных инстанций сочла, что оснований для взыскания долга с ответчиков нет.

В силу ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без его личного участия либо обязательство иным образом неразрывно связано с его личностью. Поскольку заемщик умер, обязательства перед банком прекращены.

СК по гражданским делам ВС РФ отправила дело на новое рассмотрение и указала следующее.

Обязательство, возникающее из кредитного договора, не связано неразрывно с личностью должника: банк может принять исполнение от любого лица. Поэтому такое обязательство смертью должника не прекращается.

Согласно ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества. Наследник должника при условии принятия им наследства становится должником перед кредитором в пределах стоимости этого имущества.

Только при отсутствии или недостаточности наследственного имущества кредитное обязательство прекращается невозможностью исполнения. Оно прекращается полностью или в части, которая не покрывается наследственным имуществом.

Поручительство в этом случае прекращается в той части, в которой прекращается обеспеченное им обязательство. Соответственно, поручитель должен нести ответственность перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества.

Таким образом, в случае смерти должника и при наличии наследника и наследственного имущества кредитная задолженность может быть взыскана с поручителя в пределах стоимости этого имущества (если в договоре поручителя с кредитной организацией он дал согласие отвечать за нового должника).


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 18-В09-88


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.