Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июня 2010 г. N КАС10-270 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании недействующим подп. "б" п. 33 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев в Российской Федерации, утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 8 ноября 2000 г. N 845, оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июня 2010 г. N КАС10-270


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению У.З.А. о признании недействующим подп. "б" п. 33 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 8 ноября 2000 г. N 845, по кассационной жалобе У.З.А. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 16 апреля 2010 г., которым отказано в удовлетворении заявленного требования.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ф.А.И., объяснения представителей Правительства Российской Федерации Ш.Я.Ю. и М.О.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ф.А.В., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 8 ноября 2000 г. N 845 утверждено Положение о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев в Российской Федерации (п. 1) (далее - Положение).

Постановление опубликовано в "Собрании законодательства Российской Федерации", 13 ноября 2000 г., N 46, ст. 4562, "Российской газете", N 221, 17 ноября 2000 г.

Подпунктом "б" п. 33 Положения установлено, что договор найма расторгается досрочно по решению комиссии в случае утраты или лишения статуса вынужденного переселенца.

У.З.А. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим подп. "б" п. 33 Положения, ссылаясь на его противоречие жилищному законодательству, в частности ч. 1 ст. 1 Жилищного кодекса Российской Федерации, которая предусматривает равенство участников жилищных отношений и ч. 3 ст. 101 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которой, как указала заявительница, договор найма специализированного жилого помещения может быть расторгнут только в судебном порядке и только при наличии противоправных виновных действий со стороны нанимателей.

Верховный Суд Российской Федерации вынес указанное решение.

В кассационной жалобе У.З.А. просит об отмене судебного решения, считая его незаконным и необоснованным. При этом в кассационной жалобе У.З.А., соглашаясь с выводами суда первой инстанции о соответствии оспоренной нормы требованиям Закона "О вынужденных переселенцах" от 19 февраля 1993 г. N 4530-I, указала на несоответствие оспоренной нормы требованиям ч. 3 ст. 101 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации жилые помещения фонда для временного поселения вынужденных переселенцев относятся к жилым помещениям специализированного жилищного фонда (п. 5 ч. 1 ст. 92), предназначены для временного проживания граждан, признанных в установленном федеральным законом порядке соответственно вынужденными переселенцами и беженцами (ст. 97). Порядок предоставления жилых помещений фондов для временного поселения вынужденных переселенцев и лиц, признанных беженцами, устанавливается федеральными законами (ст. 108).

Согласно Закону о вынужденных переселенцах статус вынужденного переселенца предоставляется на пять лет (п. 4 ст. 5); решение о признании лица вынужденным переселенцем является основанием для предоставления ему гарантий, установленных данным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации (п. 2 ст. 5); вынужденный переселенец имеет право при отсутствии возможности самостоятельного определения своего нового места жительства на территории Российской Федерации получить у федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, или его территориального органа в порядке, определяемом уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, направление на проживание в центре временного размещения вынужденных переселенцев либо в жилом помещении из фонда жилья для временного поселения вынужденных переселенцев (подп. 2 п. 1 ст. 6).

Оспариваемое (в части) У.З.А. Положение было утверждено Правительством Российской Федерации во исполнение полномочий, предоставленных ему Законом о вынужденных переселенцах в соответствии с которым определение порядка использования жилых помещений по назначению возложено на Правительство Российской Федерации (ч. 2 ст. 11).

Пункт 3 ст. 7 указанного Закона предусматривает также, что территориальные органы федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, предоставляют вынужденному переселенцу и членам его семьи, в том числе проживающим в центрах временного размещения вынужденных переселенцев, жилое помещение из фонда жилья для временного поселения вынужденных переселенцев.

Фонд жилья для временного поселения вынужденных переселенцев, как указано в Законе о вынужденных переселенцах, предназначен для проживания вынужденных переселенцев в течение срока действия статуса вынужденного переселенца (п. 1 ст. 11); вынужденный переселенец утрачивает право на проживание при утрате или при лишении статуса вынужденного переселенца (п. 3 ст. 6); в случае утраты лицом статуса вынужденного переселенца или в случае лишения лица статуса вынужденного переселенца данное лицо обязано освободить жилое помещение, предоставленное ему из фонда жилья для временного поселения вынужденных переселенцев (п. 6 ст. 9).

Обязанность наймодателя потребовать расторжения договора найма в случае утраты или лишения статуса вынужденного переселенца и обязанность нанимателя и членов его семьи при расторжении договора найма освободить жилое помещение предусмотрена также пп. 10, 16 Типового договора найма жилого помещения фонда для временного поселения вынужденных переселенцев, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 26 января 2006 г. N 42.

В соответствии со ст.ст. 251, 253 ГПК РФ судом рассматриваются заявления о признании нормативных правовых актов противоречащими полностью или в части федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что фонд жилья для временного поселения вынужденных переселенцев носит строго целевое назначение и предназначен для обеспечения жилищем лиц, признанных в установленном законом порядке вынужденными переселенцами, и членов их семей; утрата или лишение гражданином статуса вынужденного переселенца влечет утрату им права на проживание, расторжение договора найма жилого помещения и обязанность освободить занимаемое помещение. Оспариваемый (в части) нормативный правовой акт принят Правительством Российской Федерации в пределах предоставленных законом полномочий (ч. 2 ст. 11 Закона), предусмотренная подп. "б" пункта 33 Положения возможность досрочного расторжения договора найма по решению комиссии в случае утраты или лишения статуса вынужденного переселенца не противоречит приведенным положениям федерального законодательства, а следовательно, прав и свобод заявительницы не нарушает.

Указанный вывод суда согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 16 июля 2009 г. N 917-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки У.З.А. на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 11 Закона Российской Федерации "О вынужденных переселенцах", подпунктом "в" пункта 23, подпунктом "б" пункта 33 и пунктом 34 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев в Российской Федерации", в соответствии с которой фонд жилья для временного поселения вынужденных переселенцев носит строго целевое назначение и предназначен для обеспечения жилищем лиц, признанных в установленном законом порядке вынужденными переселенцами, и членов их семей. В силу этого оспариваемые заявительницей нормативные положения (в т.ч. подпункт "б" пункта 33 Положения), как не предполагающие проживание в жилых помещениях для временного поселения вынужденных переселенцев лиц, утративших статус вынужденных переселенцев, направлены на обеспечение гарантий жилищного обустройства вынужденных переселенцев как особой категории граждан, нуждающихся в повышенной правовой и социальной защите, и сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан, не признанных в установленном законом порядке вынужденными переселенцами или утративших данный статус.

Ссылка У.З.А. в кассационной жалобе на то, что суд первой инстанции не проверил ее довод о несоответствии оспоренного положения требованиям ч. 3 ст. 101 Жилищного кодекса Российской Федерации несостоятельна. Как следует из текста обжалованного решения суда, указанный довод судом первой инстанции проверялся и получил соответствующую оценку в решении суда.

В частности, суд первой инстанции правильно указал, что в силу данной нормы закона договор найма специализированного жилого помещения может быть расторгнут в судебном порядке по требованию наймодателя при неисполнении нанимателем и проживающими совместно с ним членами его семьи обязательств по договору найма специализированного жилого помещения, а также в иных предусмотренных ст. 83 Жилищного кодекса Российской Федерации случаях. Поскольку порядок и основания предоставления жилых помещений для временного поселения вынужденных переселенцев установлен Законом о вынужденных переселенцах, а этим законом предусмотрено дополнительное основание расторжения договора найма с вынужденным переселенцем - утрата статуса вынужденного переселенца, дающего право на проживание в жилье специализированного жилого фонда, ссылка на противоречия оспоренного положения ч. 3 ст. 101 Жилищного кодекса Российской Федерации необоснованна.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что при реализации положений оспоренной нормы на практике возможна ситуация, при которой осуществляется выселение из единственного жилья без предоставления других жилых помещений, не свидетельствует о незаконности судебного решения.

Кроме того, ч. 2 ст. 103 Жилищного кодекса Российской Федерации устанавливает категории граждан, которые не могут быть выселены из некоторых видов жилых помещений специализированного жилищного фонда без предоставления других жилых помещений. Вынужденные переселенцы не отнесены к этим категориям граждан, а жилые помещения для временного поселения вынужденных переселенцев - к видам жилых помещений, из которых граждане не могут быть выселены без предоставления другого жилья.

Также судом первой инстанции дана надлежащая оценка правомерности досрочного расторжения договора найма по решению комиссии территориального органа ФМС России, которая может принять такое решение, и данное решение будет иметь юридическую силу после утверждения руководителем территориального органа ФМС России.

Довод У.З.А. о том, что применением оспоренного положения она лишена права на судебную защиту несостоятелен, поскольку подп. "в" п. 33 Положения предусматривает возможность в случае возникновения спора расторжения досрочно договора найма уже по решению суда. Кроме того, само решение комиссии территориального органа ФМС России, вынесенное на основании оспоренного подп. "б" п. 33 Положения, может быть обжаловано в суд в порядке гл. 25 ГПК РФ.

Выводы суда первой инстанции основаны на нормах материального права, проанализированных в решении, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 16 апреля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу У.З.А. - без удовлетворения.



Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июня 2010 г. N КАС10-270


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение