Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июня 2010 г. N КАС10-271 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании частично недействующим п. 14 Правил признания лица инвалидом, утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95, оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июня 2010 г. N КАС10-271


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Т.А.П. о признании частично недействующим п. 14 Правил признания лица инвалидом, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95 по кассационной жалобе Т.А.П. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2010 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Г.В., объяснения представителя Правительства Российской Федерации Г.Ю.А., возражавшей против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ф.А.В., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95, утверждены Правила признания лица инвалидом (далее - Правила). Нормативный правовой акт опубликован в "Собрании законодательства Российской Федерации" 27 февраля 2006 г. N 9, "Российской газете" 28 февраля 2006 г. N 40.

Пунктом 14 Правил предусмотрено, что в случае признания гражданина инвалидом в качестве причины инвалидности указываются общее заболевание, трудовое увечье, профессиональное заболевание, инвалидность с детства, инвалидность с детства вследствие ранения (контузии, увечья), связанная с боевыми действиями в период Великой Отечественной войны, военная травма, заболевание, полученное в период военной службы, инвалидность, связанная с катастрофой на Чернобыльской АЭС, последствиями радиационных воздействий и непосредственным участием в деятельности подразделений особого риска, а также иные причины, установленные законодательством Российской Федерации.

При отсутствии документов, подтверждающих факт профессионального заболевания, трудового увечья, военной травмы или других предусмотренных законодательством Российской Федерации обстоятельств, являющихся причиной инвалидности, в качестве причины инвалидности указывается общее заболевание. В этом случае гражданину оказывается содействие в получении указанных документов. При представлении в бюро соответствующих документов причина инвалидности изменяется со дня представления этих документов без дополнительного освидетельствования инвалида.

Т.А.П., являющийся участником ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании частично недействующим п. 14 Правил. В подтверждение заявленного требования указал, что оспариваемые положения п. 14 Правил ограничивают возможность дополнительного освидетельствования инвалида на предмет установления причины инвалидности за период с момента наступления вредных последствий радиационного воздействия и возникновения заболеваний до даты представления в федеральное учреждение медико-социальной экспертизы заключения межведомственного экспертного совета о причинной связи развившихся заболеваний с последствиями чернобыльской катастрофы, и нарушают права инвалидов, препятствуют реализации права на возмещение вреда, причиненного здоровью за прошлое время. Российским межведомственным экспертным советом от 24 января 2008 г. N 1169/7-01/2008 в соответствии с решением суда установлена причинная связь развившихся заболеваний у Т.А.П. и инвалидности с воздействием радиационных факторов вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, и ему Федеральным государственным учреждением медико-социальной экспертизы установлена вторая группа инвалидности. Органы здравоохранения своевременно не направили его на межведомственный экспертный совет, после выявления заболеваний, причиной возникновения которых явилось воздействие радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС, в связи с чем выплата по возмещению вреда здоровью по причине изменения инвалидности ему начислена только с 18 февраля 2008 г. (со времени установления причинно-следственной связи).

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2010 г. в удовлетворении заявления Т.А.П. отказано.

В кассационной жалобе Т.А.П. ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, и принятии нового решения. Указал, что выводы суда о законности оспариваемого положения нормативного правового акта ошибочны, основаны на неправильном толковании норм материального права. Решение, по мнению заявителя, принято с нарушением норм процессуального права, что является основанием для отмены решения суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения.

В силу ч. 1 ст. 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, Верховный Суд Российской Федерации пришел к правильному выводу о соответствии оспариваемого заявителем п. 14 Правил федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Во исполнение вышеприведенной нормы, Правительство Российской Федерации утвердило Правила признания лица инвалидом, определяющие в соответствии с Федеральным законом "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" порядок и условия признания лица инвалидом (п. 1).

Разрешая дело, суд обоснованно исходил из того, что оспариваемым заявителем п. 14 Правил предусмотрено, что федеральные государственные учреждения медико-социальной экспертизы определяют причину инвалидности с формулировкой "общее заболевание" при отсутствии документов, подтверждающих факт профессионального заболевания, трудового увечья, военной травмы или других предусмотренных законодательством Российской Федерации обстоятельств, являющихся причиной инвалидности.

Правоотношения по установлению причин инвалидности у лиц, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы, регулируются нормами специального законодательства.

В соответствии со ст. 24 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-I "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" установление причинной связи развившихся заболеваний и инвалидности с последствиями чернобыльской катастрофы осуществляется межведомственными экспертными советами и военно-врачебными комиссиями, заключения которых являются основанием для решения вопроса об установлении степени утраты трудоспособности, инвалидности и размеров возмещения вреда, причиненного здоровью граждан.

Исходя из приведенной нормы закона, суд сделал правильный вывод о том, что именно межведомственные экспертные советы и военно-врачебные комиссии являются теми органами, которые уполномочены на установление причинной связи развившихся заболеваний и инвалидности с последствиями чернобыльской катастрофы. Федеральные же учреждения медико-социальной экспертизы осуществляют возложенные на них полномочия с учетом и на основании решений, принятых межведомственными экспертными советами.

В случае отсутствия заключения межведомственного экспертного совета, в частности о наличии причинно-следственной связи между заболеванием, имеющимся у гражданина, и радиационным воздействием вследствие аварии на ЧАЭС, федеральное учреждение медико-социальной экспертизы не вправе устанавливать причину инвалидности.

Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" не предусматривает возникновение права на соответствующие меры социальной поддержки ранее установления связи имеющихся заболеваний с последствиями катастрофы на ЧАЭС. Такое право возникает с момента установления межведомственным экспертным советом причинно-следственной связи, то есть с момента вынесения им соответствующего решения. Связь заболевания с чернобыльской катастрофой не может быть установлена ранее полученного заключения межведомственного экспертного совета.

Утверждения в кассационной жалобе о том, что оспариваемые положения Правил противоречат Гражданскому кодексу Российской Федерации, несостоятельны, поскольку Гражданский кодекс Российской Федерации не регулирует вопросы установления причин инвалидности.

Доводы в кассационной жалобе о неправильном истолковании судом норм материального права, об ошибочности выводов суда, неосновательны. Вывод о законности оспариваемого положения нормативного правового акта сделан судом, исходя из компетенции правотворческого органа, его издавшего, и содержания изложенных в нем норм на основе надлежащего анализа норм федерального законодательства.

Нельзя согласиться с утверждением в кассационной жалобе о том, что судом не рассмотрены требования заявителя об оспаривании п. 20 разъяснения. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 19 февраля 2010 в принятии заявления, в части требований об оспаривании п. 20 разъяснения "Об определении федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы причин инвалидности", утвержденного постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 15 апреля 2003 г. N 17, заявителю отказано, так как имеется вступившее в законную силу решение суда от 1 ноября 2006 г. N ГКПИ06-938, которым проверена законность оспариваемого положения (л.д. 2-3). Копия этого определения была направлена заявителю 25 февраля 2010 г. заказным письмом. 16 марта 2010 г. заказное письмо было возвращено, по причине истечения срока хранения (л.д. 91).

Довод в кассационной жалобе о том, что заявитель не был извещен о времени и месте судебного заседания, в связи с чем не смог явиться и обосновать свои требования в судебном заседании суда первой инстанции, опровергается материалами дела, из которых следует, что Т.А.П. о месте и времени судебного разбирательства суда первой инстанции был извещен (л.д. 40). Направленная Т.А.П. Верховным Судом Российской Федерации телеграмма была вручена ему лично, о чем свидетельствует извещение, имеющееся на листе дела 42.

В кассационной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности оспариваемого нормативного правового акта, оснований считать такие выводы ошибочными не имеется. Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Т.А.П. - без удовлетворения.



Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июня 2010 г. N КАС10-271


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.