Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Курского областного суда от 19 апреля 2018 г. по делу N 33-1164/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Курского областного суда в составе:

Председательствующего: Чупрыной С.Н.

судей: Леонтьевой И.В, Шуваевой Е.И.

с участием прокурора: Стародубцевой Т.А.

при секретаре: Якушевой М.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании 19 апреля 2018 года дело по иску ФИО13 к Муниципальному унитарному предприятию "Северный торговый комплекс города Курска" о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании недополученной заработной платы, признании незаконными действий, бездействий работодателя по непредоставлению работы, признании незаконным объявления простоя, взыскании компенсации морального вреда, поступившее по апелляционной жалобе ответчика - Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" на решение Ленинского районного суда г. Курска от 18 декабря 2017 года, которым постановлено:

"Исковые требования ФИО14 к Муниципальному унитарному предприятию "Северный торговый комплекс города Курска" удовлетворить частично.

Признать Приказ N "данные изъяты" от "данные изъяты" года "Об объявлении простоя" в отношении ФИО15 незаконным.

Обязать Муниципальное унитарное предприятие "Северный торговый комплекс города Курска" произвести перерасчет заработной платы и выплатить Железнякову И.П. невыплаченную заработную плату за период простоя с 08 августа 2017 года по 10 октября 2017 года.

Взыскать в пользу Железнякова И.П. с Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" ввиду незаконного объявления простоя компенсацию морального вреда в размере 6000 (шесть тысяч) рублей.

Признать бездействие Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" в виде неознакомления Железнякова И.П. с Приказом N "данные изъяты" от "данные изъяты" года "О внесении изменений в штатное расписание" незаконным.

Признать Приказ N "данные изъяты" от "данные изъяты" года об увольнении Железнякова И.П. с работы в должности "данные изъяты" отдела "данные изъяты" Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" незаконным.

Восстановить Железнякова И.П. на работе в прежней должности "данные изъяты" отдела "данные изъяты" Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" с 12 октября 2017 года.

Взыскать в пользу Железнякова И.П. с Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" заработную плату за время вынужденного прогула за период с 12 октября 2017 года по 18 декабря 2017 года в размере 38131 (тридцать восемь тысяч сто тридцать один) рублей 31 коп.

Решение суда в части восстановления Железнякова И.П. на работе и взыскания в его пользу заработной платы обратить к немедленному исполнению.

Взыскать с МУП "Северный ТК г. Курска" в пользу Железнякова И.П. ввиду незаконного увольнения по сокращению штата компенсацию морального вреда в размере 12000 (двенадцать тысяч) рублей.

В остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с МУП "Северный ТК г. Курска" в доход муниципального образования "город Курск" государственную пошлину в размере 2243 рубля".

Заслушав доклад судьи Леонтьевой И.В, судебная коллегия

установила:

Железняков И.П, через своего представителя по доверенности Гладилина О.А. обратился в суд с вышеназванными исковыми требованиями к МУП "Северный торговый комплекс города Курска", указав, что работает у ответчика с 1995 г, в том числе, с февраля 2012 г. в должности "данные изъяты" отдела "данные изъяты" МУП "Северный торговый комплекс города Курска". Приказом ответчика N "данные изъяты" от 14.06.2017 г. он был уволен по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ. Решением Ленинского районного суда г. Курска от 07.08.2017 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 12.10.2017 г. его увольнение было признано незаконным и он был восстановлен на работе в прежней должности с 14.06.2017 г. Приказом N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. в отношении него был объявлен простой, без его присутствия на рабочем месте, с оплатой в размере 2/3 среднего заработка. Приказом N "данные изъяты" от 08.08.2017 г, из штатного расписания МУП "Северный торговый комплекс города Курска" исключена занимаемая им должность " "данные изъяты"" в количестве 1 ед. Приказом N "данные изъяты" от "данные изъяты" г. Железняков И.П. уволен с работы по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ (в связи с сокращением численности (штата) работников предприятия) с 11.10.2017 г. Действия (бездействие) ответчика по неознакомлению его с приказом N "данные изъяты" от "данные изъяты" г. и последующее увольнение считает незаконными. Нарушением трудовых прав ему причинены нравственные страдания. С учетом уточненных в судебном заседании исковых требований Железняков И.П. просил суд: признать незаконным приказ N "данные изъяты" от "данные изъяты" г. "Об объявлении простоя"; обязать МУП "Северный торговый комплекс города Курска" произвести перерасчет заработной платы за период с 08.08.2017 г. по 10.10.2017 г. в связи с незаконным объявлением простоя и выплатить недополученную в связи с этим заработную плату, взыскать с ответчика в связи с этим нарушением его трудовых прав компенсацию морального вреда в размере 10000 руб.; признать незаконными приказ N "данные изъяты" от "данные изъяты" г. "О внесении изменений в штатное расписание" и бездействие ответчика в части неознакомления Железнякова И.П. с приказом N "данные изъяты" от "данные изъяты" г, взыскать с ответчика в связи с этим нарушением трудовых прав компенсацию морального вреда в размере 50000 руб.; признать незаконным приказ N "данные изъяты" от 10.10.2017 г. об увольнении Железнякова И.П. с должности "данные изъяты" отдела "данные изъяты" МУП "Северный торговый комплекс города Курска" с 11.10.2017 г. по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ; восстановить Железнякова И.П. на работе в должности "данные изъяты" отдела "данные изъяты" МУП "Северный торговый комплекс города Курска" с 11.10.2017 г.; взыскать с МУП "Северный торговый комплекс города Курска" в пользу Железнякова И.П. заработную плату за время вынужденного прогула со дня незаконного увольнения по день принятия судом первой инстанции решения об удовлетворении иска и компенсацию морального вреда в размере 100000 руб. Кроме того, Железняков И.П. просил суд восстановить с 28.11.2017 г. срок на обжалование бездействия ответчика выразившегося в неознакомлении истца с приказом N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. и взыскать в связи с этим нарушением его трудовых прав компенсацию морального вреда в размере 50000 руб.

Определениями Ленинского районного суда г. Курска от 10.11.2017 г, от 10.11.2017 г, от 15.12.2017 г. гражданские дела по иску Железнякова И.П. к МУП "Северный торговый комплекс города Курска" о признании незаконным приказа, взыскании заработной платы; о признании незаконным действий ответчика в части закрепления за Железняковым И.П. рабочего места "участок парковка"; о признании незаконным бездействия работодателя, взыскании компенсации морального вреда; о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании оплаты вынужденного прогула, компенсации морального вреда объединены в одно производство.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе директор МУП "Северный торговый комплекс города Курска" Борисова В.Д. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное и принять новое решение об отказе Железнякову И.П. в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Истец Железняков И.П. решение суда не обжалует.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу помощник прокурора ЦАО г. Курска Белых В.А. и представитель истца Железнякова И.П. по доверенности Гладилин О.А. просят оставить решение суда без изменения.

В судебное заседание не явился истец Железняков И.П, о дне, месте и времени слушания дела в суде апелляционной инстанции уведомлен надлежащим образом. В соответствии со ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, выслушав объяснения представителя ответчика МУП "Северный торговый комплекс г. Курска" по доверенности Трофимовой А.В, поддержавшей доводы апелляционной жалобы, объяснения Гладилина О.А. - представителя истца Железнякова И.П. по доверенности, возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы ответчика, заключение прокурора Стародубцевой Т.А, полагавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия, проверив законность решения суда в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ в рамках доводов апелляционной жалобы ответчика, находит решение суда в части признания незаконным приказа N "данные изъяты" от 10.10.2017 г. об увольнении Железнякова И.П. по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ, восстановления Железнякова И.П. на работе в прежней должности, взыскания заработной платы за время вынужденного прогула в размере 38131 руб. 31 коп. и компенсации морального вреда в размере 12000 руб, признании незаконным бездействия МУП "Северный торговый комплекс города Курска" по неознакомлению Железнякова И.П. с приказом N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. "О внесении изменений в штатное расписание" подлежащим отмене, в остальной части - оставлению без изменения.

Доводы апелляционной жалобы ответчика МУП "Северный торговый комплекс города Курска" о незаконности решения суда в части признания приказа N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. "Об объявлении простоя" и в части возложения на ответчика обязанности произвести перерасчет заработной платы за период с 08.08.2017 г. по 10.10.2017 г, судебная коллегия находит не состоятельными и исходит из следующего.

В соответствии со ст. 2, 22 ТК РФ, на работодателе лежит обязанность своевременно и в полном объеме выплачивать заработную плату.

В силу части 1 ст. 157 ТК РФ время простоя по вине работодателя оплачивается в размере не менее 2/3 средней заработной платы работника.

Из материалов дела следует, что Железняков И.П. состоит с ответчиком в трудовых отношениях с 1995 г, в том числе с 2012 г. работает в должности "данные изъяты", с определением его рабочего места на участке " "данные изъяты"", "данные изъяты".

Приказом N "данные изъяты" от 10.04.2017 г. из штатного расписания МУП "Северный торговый комплекс города Курска" с 10.06.2017 г. была исключена должность " "данные изъяты"", занимаемая истцом, истец был предупрежден о сокращении должности и о предстоящем увольнении по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ.

Приказом N "данные изъяты" от 12.04.2017 г. в отношении Железнякова И.П. был объявлен простой в период с 12.04.2017 г. по 13.06.2017 г. включительно без нахождения работника на рабочем месте. Приказано, оплату времени простоя Железнякову И.П. производить в размере 2/3 среднего заработка, расчет осуществлять в день выдачи заработной платы.

Приказом N "данные изъяты" от 14.06.2017 г. Железняков И.П. был уволен по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ.

Решением Ленинского районного суда г. Курска от 07.08.2017 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 12.10.2017 г, увольнение Железнякова И.П. признано незаконным, истец был восстановлен на работе в ранее занимаемой до увольнения должности.

Работодателем издан приказ о восстановлении Железнякова И.П. на работе, приказом N "данные изъяты" от 07.08.2017 г. в штатное расписание введена должность " "данные изъяты"" отдела "данные изъяты" в количестве 1 ед.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 31.10.2017 г. приказ N "данные изъяты" "Об объявлении простоя" признан незаконным, на МУП "Северный торговый комплекс города Курска" возложена обязанность произвести перерасчет заработной платы за период простоя и выплатить Железнякову И.П. недоплаченную заработную плату.

На основании приказа N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. "данные изъяты" отдела "данные изъяты" Железнякову И.П. объявлен простой без нахождения на рабочем месте в связи с отсутствием иных вакантных должностей, которые работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Приказано оплату времени простоя Железнякову И.П. производить в размере 2/3 среднего заработка, расчет осуществлять в день выдачи заработной платы.

В связи с проведением на предприятии мероприятий по оптимизации и рационализации численности и сокращению штата работников, в том числе на основании приказа N "данные изъяты" от 10.04.2017 г, приказом N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. из штатного расписания с 10.10.2017 г. исключена должность "данные изъяты" 1 единица.

Уведомлением от 08.08.2017 г. Железняков И.П. был предупрежден о сокращении занимаемой им должности и о предстоящем увольнении с 11.10.2017 г. по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ.

Приказом N "данные изъяты" от 10.10.2017 г. трудовой договор с Железняковым И.П. расторгнут, истец уволен по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ (в связи с сокращением численности (штата) работников Муниципального унитарного предприятия.

Возражая против исковых требований Железнякова И.П. о признании незаконным приказа N "данные изъяты" от 08.08.2017 г, представитель ответчика МУП "Северный торговый комплекс города Курска" ссылался на то, что объявление простоя было вызвано отсутствием на предприятии работы, не противопоказанной истцу по состоянию здоровья, поскольку работа " "данные изъяты"" истцу была противопоказана по состоянию здоровья, в связи с чем полагал, что истцу на время простоя подлежала выплате заработная плата в соответствии со ст. 157 ТК РФ в размере 2/3 среднего заработка.

Суд обоснованно не принял эти доводы ответчика во внимание, поскольку в суде было установлено и не опровергнуто ответчиком, что простой истцу был объявлен в период организационно штатных мероприятий, связанных с сокращением штатной численности, в том числе, должности, занимаемой Железняковым И.П, и сделал правильный вывод о том, что спорный период подлежал оплате истцу в полном размере.

Понятие простоя дано в ч.3 ст. 72.2 ТК РФ, в соответствии с которой, под простоем понимается временная приостановка работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера.

В части 1 ст. 74 ТК РФ указано на причины, связанные с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), при наступлении которых определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом (ч.2 ст. 74 ТК РФ).

Иными словами, введение простоя должно быть обусловлено конкретными причинами, указанными в ч.3 ст. 72.2 ТК РФ.

При этом обязанность доказать наличие указанных обстоятельств, дающих основание для издания приказа о начале времени простоя, возлагается на работодателя (п.17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. N2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

Как усматривается из материалов дела, и не оспаривалось представителем ответчика в суде первой и апелляционной инстанции, простой в отношении истца был объявлен в ходе проведения организационно штатных мероприятий, направленных на сокращение должности, которую занимал истец, и его последующее увольнение.

В связи с изданием приказа об объявлении простоя, Железняков И.П. фактически был отстранен от выполнения трудовой функции до решения вопроса о его увольнении по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ.

Издание приказа о простое истца не было вызвано временной приостановкой работы, так как вследствие сокращения ответчиком должности, занимаемой истцом, возможность прекращения простоя и возобновление истцом работы в ранее занимаемой должности работодателем не предполагалось, в связи с чем отсутствие работы для истца носило постоянный характер, не обладая признаками ее временного приостановления применительно к положениям части 3 ст. 72.2 ТК РФ.

Таким образом, отправляя Железнякова И.П. в простой по основаниям, указанным в ст. 220 ТК РФ, работодатель не преследовал цель сохранения рабочего места истца, поскольку ранее уже был издал приказ о сокращении должности, которую занимал истец, и провел процедуру сокращения штата работников предприятия.

Представителем ответчика в суде апелляционной инстанции не опровергнуто, что в период простоя, объявленного истцу работодателем с 08.08.2017 г. по 10.10.2017 г, истец 08.08.2017 г. был уведомлен работодателем о предстоящем увольнении в связи с сокращением численности (штата) и в последствии был уволен на основании приказа N "данные изъяты" от 10.10.2017 г. по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ, на день увольнения истца занимаемая истцом должность в штатном расписании ответчика отсутствовала.

Из содержания ст. 180 ТК РФ следует, что при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предоставить сокращаемым работникам гарантии и компенсации, установленные законом, в том числе предупредить о предстоящем увольнении не менее чем за два месяца до увольнения, предложить другую имеющуюся работу (вакантную должность), с письменного согласия работника вправе расторгнуть трудовой договор с ним до истечения срока предупреждения об увольнении, выплатив работнику дополнительную компенсацию в размере среднего заработка, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до окончании срока предупреждения.

При этом, по смыслу вышеприведенных положений закона, в установленный законом двухмесячный срок (со дня уведомления об увольнении до дня расторжения трудового договора) существо трудового правоотношения между работником и работодателем не меняется.

В соответствии с гарантиями, установленными ТК РФ, до сокращения должности и увольнения по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ работник имеет право на сохранение рабочего места прежних условий труда (с сохранением прежнего размера оплаты труда).

В нарушение требований ст. 56 ГПК РФ ответчик не представил доказательств тому, что между работником Железняковым И.П. и работодателем МУП "Северный торговый комплекс города Курска" было достигнуто соглашение об изменении оплаты труда на этот период.

Между тем, размер оплаты труда является одним из существенных условий трудового договора (ст. 56 ТК РФ), и его изменение возможно только с соблюдением трудового законодательства, с согласия работника (ст. 72 ТК РФ).

Изменение существенных условий трудового договора, в данном случае, об уменьшении размера заработной платы на период предупреждения об увольнении работника по сокращению численности, штата, в силу ст.ст. 72 и 180 ТК РФ не допускается.

Издав приказ о переводе истца в простой, возможность прекращения которого исключена, и установив оплату в размере 2/3 среднего заработка, работодатель тем самым в одностороннем порядке изменил для Железнякова И.П. существенные условия трудового договора без его согласия, и, тем самым, нарушил права работника, гарантированные трудовым законодательством.

Верховный Суд Российской Федерации, неоднократно обращал внимание судов на то, что нормы трудового законодательства, регулирующие основания и порядок высвобождения работников, не содержат правила о возможности признания сокращаемого работника находящимся в простое с оплатой в пониженном размере, вводить режим простоя по вине работодателя на период с момента предупреждения о предстоящем сокращении до дня фактического сокращения работника неправомерно.

Ссылка представителя ответчика в апелляционной жалобе и в суде апелляционной инстанции на то, что работодатель объявил в отношении Железнякова И.П. простой не в связи с оргштатными мероприятиями, а по иным основания - в связи с отсутствием работы, не противопоказанной работнику по состоянию здоровья, не свидетельствует о правомерности действий работодателя по оплате истцу времени простоя в размере 2/3 среднего заработка, поскольку время простоя (с 08.08.2017 г. по 10.10.2017 г.) приходилось именно на период проведения оргштатных мероприятий на предприятии ответчика.

Поскольку решение о введении простоя в отношении конкретного работника Железнякова И.П. было принято работодателем в период предупреждения его о предстоящем увольнении по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ незаконно, проведение организационно-штатных мероприятий в организации ответчика в период предупреждения истца об увольнении по сокращению численности или штата организации не может являться основанием к оплате его труда в размере 2/3 заработной платы в соответствии с положениями ст. 157 ТК РФ.

В связи с изложенным, судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что издание приказа N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. об объявлении простоя в течение срока предупреждения работника о предстоящем увольнении по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ является нарушением норм трудового законодательства. Так как оснований для оплаты труда истца в размере, определенной ст. 157 ТК РФ у работодателя не имелось, соответственно, заработная плата подлежала сохранению Железнякову И.П. в прежнем размере.

Решение суда о признании незаконным приказа N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. N "данные изъяты" от 12.04.2017 г, о возложении на ответчика обязанности произвести перерасчет заработной платы и выплатить Железнякову И.П. невыплаченную заработную плату за период простоя с 08.08.2017 г. по 10.10.2017 г, и удовлетворении производных исковых требований Железнякова И.П. о взыскании компенсации морального вреда соответствует установленным по делу обстоятельствам и нормам материального права.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя подлежит возмещению работнику в денежной форме.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 17.03.2004г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (п. 63), в случае нарушения трудовых прав работников суд в силу статей 21 (абз. 14 ч. 1) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы). Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объёма и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Поскольку изданием приказа об объявлении простоя Железняков И.П. был незаконно лишен возможности трудиться и получать за этот период заработную плату в полном объеме, чем нарушены его трудовые права, суд правомерно удовлетворил это исковое требование и взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 6000 руб, в разумных пределах.

Оснований для отказа Железнякову И.П. в удовлетворении этого искового требования судебная коллегия не усматривает.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе ответчика выводы суда в вышеуказанной части не опровергают, в связи с чем апелляционная жалоба ответчика об отмене решения суда в этой части удовлетворению не подлежит.

В то же время, судебная коллегия находит обоснованными доводы апелляционной жалобы ответчика МУП "Северный торговый комплекс города Курска" о незаконности решения суда об удовлетворении остальных исковых требований Железнякова И.П.

Обратившись с иском в суд, Железняков И.П. указал, что он не был ознакомлен с приказом ответчика N "данные изъяты" от 08.08.2017 г, которым в штатное расписание МУП "СТК города Курска" с 10.10.2017 г. внесены изменения и из штатного расписания исключена занимаемая истцом должность, такое бездействие ответчика истец считает незаконным, нарушающим его трудовые права.

Суд счел это требование истца обоснованным.

Однако, судебная коллегия с этим выводом суда согласиться не может.

Из материалов дела усматривается, что процедура организационно штатных мероприятий, в том числе, по сокращению должностей "контролер-кассир", была начата ответчиком в апреле 2017 г.

Приказом N "данные изъяты" от 10.04.2017 г. "Об оптимизации деятельности предприятия" работодателем принято решение об исключении человеческого фактора" на участке " "данные изъяты"" и "данные изъяты", в связи с чем объем работ, выполняемый "данные изъяты" Железняковым И.П. на этом участке предприятия был исключен.

Данный приказ не признан незаконным и работодателем не отменен.

В соответствии с ч.3 ст. 68 ТК РФ, при приеме на работу (до подписания трудового договора) работодатель обязан ознакомить работника под роспись с правилами внутреннего трудового распорядка, иными локальными нормативными актами, непосредственно связанными с трудовой деятельностью работника, коллективным договором.

Как следует из материалов дела, такая обязанность ответчиком была исполнена, в частности, уведомлением от 08.08.2017 г. Железняков И.П. был письменно под роспись поставлен в известность о проводимых в МУП "Северный торговый комплекс города Курска" оргштатных мероприятий по сокращению занимаемой им должности и о предстоящем увольнении по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ с 11.10.2017 г.

Получение такого уведомления истцом и его представителем не отрицалось.

Согласно Постановлению Госкомстата РФ от 05.01.2004 N 1 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету труда и его оплаты" штатное расписание (форма N Т-3) применяется для оформления структуры, штатного состава и штатной численности организации в соответствии с ее Уставом (Положением) (с 01.01.2013 не является обязательным к применению). Штатное расписание содержит перечень структурных подразделений, наименования должностей, специальностей, профессий с указанием квалификации, сведения о количестве штатных единиц.

Таким образом, штатное расписание является локальным нормативным актом организации, в котором фиксируется в сводном виде сложившееся разделение труда между работниками, не является локальным нормативным актом, непосредственно связанным с трудовой деятельностью. Поэтому обязанность знакомить с ним работника на работодателе не лежит.

Поэтому полагать, что неознакомление Железнякова И.П. с приказом N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. "О внесении изменений в штатное расписание", которым из штатного расписания с 10.10.2017 г. была исключена должность, занимаемая истцом, повлекло нарушение трудовых прав истца, оснований не имеется.

Выводы суда первой инстанции об удовлетворении этого искового требования Железнякова И.П. - не мотивированы.

В связи с изложенным, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда в части удовлетворения иска Железнякова И.П. о признании незаконным бездействия МУП "СТК города Курска", выразившегося в неознакомлении Железнякова И.П. с приказом N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. "О внесении изменений в штатное расписание", подлежащим отмене, с принятием нового решения об отказе Железнякову И.П. в удовлетворении этого искового требования.

Судебная коллегия не находит оснований согласиться и с решением суда о признании незаконным приказа N "данные изъяты" от 10.10.2017 г. об увольнении Железнякова И.П. по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ, и удовлетворении производных требований о восстановлении истца на работе в прежней должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

По смыслу вышеприведенной нормы закона сокращение численности или штата организации является правомерным основанием для расторжения трудовых договоров с работником, если: сокращение численности работников или штата в организации действительно (реально) имело место; работник не обладает преимущественным правом остаться на работе (ст. 179 ТК РФ); работник отказался от перевода на другую работу или работодатель не имел возможности перевести работника с его согласия, на другую работу в той же организации, соответствующую его квалификации (ч.2 ст. 180 ТК РФ); работник заранее, не менее чем за 2 месяца до увольнения, был предупрежден о предстоящем увольнении и если в рассмотрении данного вопроса участвовал выборный профсоюзный орган (ст. ст.180, 82 ТК РФ).

Согласно ст. 179 ТК РФ при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

Увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по основаниям, предусмотренным пунктами 2,3 или 5 части 1 ст. 81 ТК РФ производится с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации в соответствии со ст. 373 ТК РФ (ч.2 ст. 82 ТК РФ, подп. "в" п.23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от17.03.2004 г. N2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по п.2 ч.1 ст. 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (ст. 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под расписку не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (ч.2 ст. 180 ТК РФ).

В силу ст. 56 ГПК РФ, с учетом разъяснений, содержащихся в п.23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на работе в прежней должности (ст. 394 ТК РФ), в его пользу с ответчика подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула (ст. ст. 394, 234 ТК РФ), компенсация морального вреда (ст. 237 ТК РФ).

Оспаривая законность увольнения, представитель истца Железнякова И.П. по доверенности Гладилин О.А. в суде первой инстанции ссылался на то, что сокращение должности, занимаемой истцом, произведено работодателем формально, должность " "данные изъяты"" была переименована в должность " "данные изъяты"" с сохранением той же трудовой функции, а увольнение Железнякова И.П. было вызвано желанием работодателя избавиться от неугодного работника в связи с его обращениями в суд за защитой нарушенных трудовых прав. По мнению представителя истца, Железняков И.П. не мог быть повторно уволен работодателем по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ.

Проверяя эти доводы Железнякова И.П, суд первой инстанции с ними согласился, пришел к выводу о том, что повторное увольнение истца Железнякова И.П. по одному и тому же основанию (по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ), явилось результатом реагирования работодателя на действия работника по оспариванию незаконных приказов и действий работодателя.

Вывод суда о формальном соблюдении ответчиком процедуры увольнения истца с 11.10.2017 г. со ссылкой на решение Ленинского районного суда г. Курска от 07.08.2017 г, которым увольнение истца по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ состоявшееся 14.06.2017 г. признано незаконным, основан на неправильном установлении судом фактических обстоятельств дела и неправильном применении норм материального права, поскольку суд первой инстанции должен был проверить соблюдение порядка и процедуры увольнения истца, которое произведено на основании приказа N "данные изъяты" от 11.10.2017 г, после восстановления истца на работе и устранения ответчиком допущенных при увольнении нарушений трудового законодательства.

При вынесении решения судом первой инстанции не принята во внимание позиция Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ в части правомочности работодателя самостоятельно принимать кадровые решения.

Конституционный Суд РФ неоднократно, отмечал, что, реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 24 часть 1; статья 35, часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), обеспечивая при этом в соответствии с требованиями ст. 37 Конституции РФ закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников, направленных против произвольного увольнения, закрепленных в ч.3 ст. 81, ч.1 ст. 179, ч.ч. 1 и 2 ст. 180 ТК РФ. Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численности состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя (Постановление Конституционного Суда РФ от 24.01.2002 г. N 3-П, Определение от 17.11.2009 г. N 1383-О-О).

Пленум Верховного Суда РФ в абз. 2 п.10 своего Постановления от 17.03.2004 г. N2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснил, что работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановку, увольнение персонала).

Принятие решений об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ) при условии соблюдения закрепленного Трудовым Кодексом РФ порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения.

Определении от 04.12.2003 г. N 421-0 "По запросу Первомайского районного суда г. Пензы о проверке конституционности части первой ст. 374 Трудового кодекса Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации указал, что правомерным считается увольнение, если намерение работодателя уволить конкретного работника не является самоцелью, а связано с изменением организационно-штатной структуры организации по различным не связанным с личностью работника причинам.

Доводы стороны истца о том, что ответчик не привел экономического обоснования сокращения должности, занимаемой истцом Железняковым И.П, не состоятельна.

Поскольку в соответствии с действующим законодательством работодатель самостоятельно определяет структуры управления организацией, штатное расписание, суд не вправе обсуждать вопрос о целесообразности исключения из штата той или иной должности, введения в штатное расписание отдельных должностей, установление по отдельным должностям тех или иных прав и обязанностей.

В соответствии с положениями ст. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N2 при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Судебной коллегией установлено, что сокращение штата явилось не произвольным решением работодателя. В целях выполнения задач по повышению производительности труда были проведены организационные мероприятия по оптимизации численности МУП "Северный торговый комплекс города Курска".

Из материалов дела следует, что приказом N "данные изъяты" от 05.09.2014 г. за Железняковым И.П. было закреплено рабочее место " "данные изъяты"".

Актом комиссии ответчика от "данные изъяты" г. было установлено, что рабочее место Железнякова И.П. находится на парковке в подвальном помещении здания "данные изъяты", по адресу: г. "данные изъяты", ул. "данные изъяты", д. N "данные изъяты" и не имеет естественного освещения.

Согласно Санитарным правилам 2.2.9.2510-09 "Гигиенические требования условиям труда инвалидов", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18.05.2009 г. N30, не допускается размещение постоянных рабочих мест "данные изъяты" в подвальных, цокольных этажах, в зданиях без естественного освещения и воздухообмена (п.4.15).

Согласно индивидуальной программе реабилитации "данные изъяты" от 29.08.2014 г, Железнякову И.П. противопоказан тяжелый физический труда, командировки, ночные смены, рекомендован 1 класс тяжести труда.

Согласно карте специальной оценки условий труда рабочего места " "данные изъяты"" N "данные изъяты" от 28.12.2015 г, установлен итоговый класс условий труда -2.

Приказом N "данные изъяты" от 10.04.2017 г. "Об оптимизации деятельности предприятия" МУП "Северный торговый комплекс города Курска" принято решение об исключении "человеческого фактора" на участке " "данные изъяты"" и модернизации деятельности парковки, в связи с чем объем работ, выполняемый "данные изъяты" Железняковым И.П. на предприятии на участке " "данные изъяты"", был исключен.

Приказом N "данные изъяты" от 14.06.2017 г. истец был уволен по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ.

Решением Ленинского районного суда г. Курска от 07.08.2017 г, увольнение Железнякова И.П. было признано судом первой инстанции незаконным и он был восстановлен на работе в прежней должности.

Ссылка представителя истца на то, что фактически трудовые права Железнякова И.П. работодателем восстановлены не были, поскольку рабочее место Железнякову И.П. по ранее занимаемой должности "контролер-кассир" предоставлено не было, не состоятельна, не свидетельствует о незаконности действий ответчика, по проведению организационно-штатных мероприятий.

В соответствии со ст. 396 ТК РФ решение о восстановлении на работе незаконно уволенного работника подлежит немедленному исполнению.

По смыслу вышеприведенной правовой нормы, для восстановления работника на работе работодатель должен допустить работника до работы, а именно, совершить следующие действия: отменить приказ об увольнении; ознакомить работника под роспись с этим приказом. Помимо издания приказа и ознакомления с ним работника необходимо, чтобы работодателем была безусловно исполнена и обязанность выплаты заработной платы, присужденной за время вынужденного прогула.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, которая нашла отражение в Определении от 15.11.2007 г. N 795-О-О и Определении от 15.07.2008 г. N421-О-О, исполнение решения о восстановлении на работе считается завершенным после совершения представителем работодателя всех действий, необходимых для обеспечения фактического исполнения работником обязанностей, которые выполнялись им до увольнения.

Смысл процедуры восстановления на работе заключается в отмене правовых последствий увольнения путем отмены приказа об увольнении. Обязанность работодателя выплатить заработную плату за время вынужденного прогула наступает одновременно с отменной им приказа об увольнении и восстановлением работника в прежней должности и является неотъемлемой частью процесса восстановления на работе.

Из материалов дела следует, что приказ о восстановлении истца на работе ответчиком был издан в день принятия судом решения и с ним истец был ознакомлен под роспись. Заработная плата за время вынужденного прогула, взысканная по решению Ленинского районного суда г. Курска от 07.08.2017 г, истцу выплачена 08.08.2017 г, что подтверждается платежным поручением от "данные изъяты" г. N "данные изъяты" и не опровергнуто истцом.

Период, в который истец по вине работодателя не был обеспечен работой (с 08.08.2017 г. по 11.10.2017 г.) был ответчиком оплачен, решением суда на работодателя возложена обязанность произвести выплаты за период простоя в полном объеме.

При изложенных обстоятельствах полагать, что после восстановления истца на работе и устранения нарушенных трудовых прав истца работодатель не вправе был произвести сокращение занимаемой истцом должности с соблюдением порядка и процедуры увольнения, оснований не имеется.

Из материалов дела следует, что во исполнение решения Ленинского районного суда г. Курска от 07.08.2017 г. о восстановлении истца на работе, приказом ответчика N "данные изъяты" от 07.08.2017 г. "О внесении изменений в штатное расписание", в штатное расписание МУП "Северный торговый комплекс города Курска" внесены изменения, с 07.08.2017 г. в штатное расписание предприятия введена должность "данные изъяты" - 1 ед. с должностным окладом 14665 руб. 00 коп, утверждено новое штатное расписание в количестве 62 единиц, которое введено в действие с 07.08.2017 г.

Во исполнение вышеуказанного решения суда, ответчиком также издан приказ N "данные изъяты" от 07.08.2017 г, которым приказ N "данные изъяты" от 14.06.2017 г. "Об увольнении Железнякова И.П." отменен, а истец Железняков И.П. восстановлен на работе в должности " "данные изъяты"" с 15.06.2017 г.

В связи с проведением на предприятии мероприятий по оптимизации и рационализации численности и сокращению штата работников, в том числе на основании ранее изданного ответчиком приказа N "данные изъяты" от "данные изъяты" г, директором МУП "Северный торговый комплекс города Курска" издан приказ N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. об исключении из штатного расписания МУП "Северный торговый комплекс города Курска" должности "контролер-кассир" в количестве 1 ед. с 10.10.2017 г. Ведущему менеджеру по персоналу дано указание провести мероприятия по сокращению штата работников, в том числе: уведомить органы службы занятости о сокращении штата и высвобождении работника; уведомить работника о предстоящем увольнении по сокращению штата не менее чем за 2 месяца до дня увольнения. Одновременно с предупреждением об увольнении, предложить работнику другую имеющуюся работу, при наличии такой работы (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом своего здоровья.

По мнению судебной коллегии, принятие ответчиком приказа N "данные изъяты" от 08.08.2017 г. об исключении из штатного расписания МУП "Северный торговый комплекс города Курска" должности " "данные изъяты"" в количестве 1 ед. с 10.10.2017 г, утверждении нового штатного расписание в количестве 61 ед, прав истца не нарушает, о фиктивности сокращения штатов не свидетельствует.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что сокращение штатов в МУП "СТК города Курска" по состоянию на 10.10.2017 г. имело место, не было формальным, поэтому судебной проверке подлежало соблюдение ответчиком процедуры увольнения истца в связи с организационно-штатными мероприятиями, проведенными в МУП "СТК города Курска" с августа по октябрь 2017 г.

Доводы стороны истца о том, что в апреле должности " "данные изъяты"" были переименованы и стали именоваться " "данные изъяты"", с аналогичными трудовыми функциями, на которые истец переведен не был, правового значения по делу не имеют.

Как следует из материалов дела, нарушенные трудовые права истца, вызванные его увольнением на основании приказа от "данные изъяты" г, были восстановлены в судебном порядке, истец был восстановлен на работе в прежней должности со дня незаконного увольнения, его должность была введена в штатное расписание ответчика, и, начиная с 08.08.2017 г, процедура увольнения истца была проведена ответчиком заново.

Судебной коллегией установлено и следует из штатного расписания, представленного ответчиком в суд первой инстанции, что на 08.08.2017 г, т.е. на день принятия ответчиком решения о сокращении должности " "данные изъяты"", должность " "данные изъяты"", занимаемая истцом, была единственной, и с 10.10.2017 г. подлежала исключению из штатного расписания ответчика. Поскольку сравнивать истца Железнякова И.П. было не с кем, вопрос о преимущественном праве оставления истца на работе перед другими работниками, ответчиком не подлежал рассмотрению.

В то же время, комиссия, созданная на предприятии в связи с проведением мероприятий по сокращению штата (численности), рассмотрела вопрос о возможности трудоустройства Железнякова И.П. Согласно мотивированному заключению от 08.08.2017 г, комиссия сделала вывод, что под увольнение по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ подпадает Железняков И.П, высказано предложение работодателю, в целях возможного трудоустройства истца по должности " "данные изъяты"" или " "данные изъяты"", провести специальную оценку условий труда на вновь введенных рабочих местах.

Согласно штатному расписанию, на день увольнения истца 11.10.2017 г. должность "данные изъяты"", занимаемая истцом, была исключена из штатного расписания ответчика, какие-либо новые должности в период увольнения истца с 08.08.2017 г. по 11.10.2017 г, в МУП "Северный торговый комплекс города Курска", в том числе, должности " "данные изъяты"", не вводились, и на день увольнения Железнякова И.П. вакантных должностей, которые истец мог занять с учетом состояния здоровья и рекомендаций, содержащихся в ИПРИ, не имелось.

Представителем истца не опровергнуто, что количество вновь введенных должностей " "данные изъяты" в сравнении с должностью " "данные изъяты"", в период проведения организационно-штатных мероприятий в апреле 2017 г. уменьшилось на 1 единицу, что опровергает утверждения представителя истца о фиктивности сокращения штата.

Введение должности "данные изъяты"" в штатное расписание в августе 2017 г. было вызвано исключительно исполнением ответчиком решения суда, подлежащего в силу действующего трудового законодательства, обязательному исполнению.

Проверяя доводы представителя истца о несоблюдении ответчиком порядка и процедуры увольнения Железнякова И.П. в период с 08.08.2017 г. по 11.10.2017 г, судебная коллегия находит их не обоснованными.

Таких нарушений по делу судебной коллегией не установлено.

В соответствии со ст. 180 ТК РФ о предстоящем увольнении истец Железняков И.П. был уведомлен надлежащим образом, письменно, под роспись, не менее чем за два месяца до увольнения.

В силу ч. 3 ст. 81 ТК РФ увольнение по основанию, предусмотренному п. 2 или 3 ч.1 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у него работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Он обязан предлагать вакансии и в других местностях, если это предусмотрено коллективным договором, соглашением, трудовым договором (ч.3).

На это указал и Пленум Верховного Суда РФ в п.29 своего Постановления N2 от 17.03.2004 г. "О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации" предусмотрено, что увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требования вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

Материалами дела подтверждено, что иные вакантные должности, которые истец по состоянию "данные изъяты" с учетом содержащихся в ИПРИ рекомендаций, мог занять, в МУП "Северный торговый комплекс города Курска" не имелось, и на такие должности представитель истца в апелляционной жалобе и в суде апелляционной инстанции не ссылался.

Ссылка представителя истца на то, что Железняков И.П. мог занять одну из введенных в апреле 2017 г. вместо должности " "данные изъяты"" должность " "данные изъяты"", так же не состоятельна.

Согласно карте СОУТ, проведенной 15.09.2017 г, должность " "данные изъяты"" "данные изъяты" имеет 2 класс тяжести труда.

Выполнение работы, имеющей 2 класс тяжести, противопоказана истцу по "данные изъяты" в соответствии с индивидуальной программой "данные изъяты" от 29.08.2014 г. Истец может работать в специально созданных условиях.

Доводы представителя истца в суде апелляционной инстанции о том, что на работодателе лежала обязанность создать истцу, как инвалиду, в соответствии с его ИПРИ специальные условия для выполнения "данные изъяты" своих трудовых обязанностей, основаны на ошибочном толковании норм материального права.

Поскольку увольнение истца было произведено не по медицинским показаниям, а по иным основаниям, в связи с сокращением численности (штата) работников предприятия, полагать, что увольнение истца по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ произведено работодателем незаконно, оснований не имеется.

Вывод суда о том, что увольнение Железнякова И.П. явилось результатом реагирования работодателя на действия работника по оспариванию незаконных приказов ответчика, связанных с нарушением трудовых прав работника, на материалах дела не основан, поскольку из материалов дела усматривается, что сокращение штатов действительно имело место, порядок и процедура увольнения истца по п.2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ работодателем соблюдены, и у работодателя отсутствовала возможность трудоустроить Железнякова И.П. с учетом состояния его здоровья на иную должность.

При изложенных обстоятельствах выводы суда первой инстанции о незаконности увольнения истца по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ обоснованными признать нельзя, в связи с чем, решение суда об удовлетворении исковых требований Железнякова И.П. о признании незаконным приказа N "данные изъяты" от 10.10.2017 г. об увольнении с должности " "данные изъяты" " "данные изъяты"", о восстановлении Железнякова И.П. на работе в прежней должности с 12.10.2017г. и производных требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула со дня незаконного увольнения по день принятия судом решения и компенсации морального вреда как незаконное подлежит отмене.

Принимая во внимание, что по делу не требуется исследования дополнительных доказательств, судебная коллегия считает возможным принять новое решение об отказе Железнякову И.П. в удовлетворении этих исковых требований.

В связи с отменой решения суда в вышеуказанной части, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда о взыскании с МУП "СТК города Курска" в доход бюджета МО город Курск" судебных расходов подлежит изменению.

Истец в силу ст. 393 ТК РФ освобожден от уплаты государственной пошлины.

В соответствии с ч.1 ст. 103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которых истец освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Согласно ч.1 ст. 333 ГПК РФ, государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов.

На основании п.8 ч.1 ст. 333.20 НК РФ, в случае, если истец освобожден от уплаты государственной пошлины в соответствии с настоящей главой, государственная пошлина уплачивается ответчиком (если он не освобожден от уплаты государственной пошлины) пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что с учетом частичного удовлетворения исковых требований Железнякова И.П, в силу ст. 103 ГПК РФ с МУП "СТК города Курска" в доход бюджета Муниципального образования "город Курск" подлежит взысканию государственная пошлина в размере 600 руб.

Расчет государственной пошлины произведен судебной коллегией в соответствии с требованиями ст. 333.19 НК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 199, 328,329, п.п. 3,4 ч.1 ст. 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Ленинского районного суда г. Курска от 18 декабря 2017 года в части признания незаконным приказа N "данные изъяты" от 10 октября 2017 года об увольнении Железнякова И.П. по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ с 11 октября 2017 г, о восстановлении его на работе в Муниципальном унитарном предприятии "Северный торговый комплекс города Курска" в должности "данные изъяты" с 12 октября 2017 года, взыскании с Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" в пользу Железнякова И.П. заработной платы за время вынужденного прогула в размере 38131 руб. 31 коп, компенсации морального вреда в размере 12000 руб, признании незаконным бездействия Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" по неознакомлению с приказом N "данные изъяты" от "данные изъяты" "О внесении изменений в штатное расписание" отменить и принять в этой части новое решение об отказе Железнякову И.П. в удовлетворении этих исковых требований.

Решение суда в части взыскания с Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" в доход бюджета Муниципального образования "Город Курск" изменить:

"Взыскать с Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" в доход бюджета Муниципального образования "город Курск" государственную пошлину в размере 600 (шестьсот) руб.".

В остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика Муниципального унитарного предприятия "Северный торговый комплекс города Курска" удовлетворить частично.

 

Председательствующий-

 

Судьи -