Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 10 декабря 2018 г. по делу N 33-51718/2018

Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 10 декабря 2018 г. по делу N 33-51718/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Владимировой Н.Ю,

судей Рачиной К.А, Масленниковой Л.В,

с участием прокурора Оглио Е.Ф,

при секретаре Кишкинской А.С,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Рачиной К.А.

гражданское дело по апелляционной жалобе Кузьминой Л.И.

на решение Басманного районного суда г. Москвы от 24 мая 2018 года по иску Кузьминой Л.И. к ГБОУ ДО ДТиМ "На Стопани" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании недополученного заработка, компенсации за неиспользованный отпуск, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты денежных средств, компенсации морального вреда, возмещении судебных расходов, которым постановлено:

Взыскать с ГБОУ ДО ДТДиМ "На Стопани" в пользу Кузьминой Л.И. задолженность по заработной плате в размере 35 800 рублей, компенсацию за задержку выплаты денежных средств в размере 3 790 руб. 62 коп, компенсацию морального вреда в размере 4 000 рублей, в счет возмещения судебных расходов 7 400 рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с ГБОУ ДО ДТДиМ "На Стопани" государственную пошлину в размере 1 687 руб. 72 коп. в бюджет города Москвы,

установила:

Кузьмина Л.И. обратилась в суд с учетом уточнений с иском к ГБОУ ДО ДТиМ "На Стопани" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании недополученного заработка в размере 47 600 руб. за период с 01 сентября 2016 г. по 31 декабря 2016 г, компенсации за неиспользованный отпуск за 231 календарный день за период с 1986 г. по 2001 г. в размере 792 108 руб. 24 коп, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты денежных средств, компенсации морального вреда в размере 100 000 руб, возмещении судебных расходов в размере 81 400 руб, мотивируя свои требования тем, что работала в организации ответчика, однако, была незаконно уволена в связи с сокращением занимаемой ею должности. При этом порядок увольнения по данному основанию работодателем соблюден не был, все имеющиеся вакантные должности не предложены, а также не учтено ее преимущественное право на оставление на работе при сокращении штата. Заработная плата и компенсация за неиспользованный отпуск при увольнении в полном объеме не выплачены. Такими незаконными действиями ответчика нарушены ее трудовые права и причинены нравственные страдания.

Истец и ее представитель в судебное заседание суда первой инстанции явились, исковые требования поддержали в полном объеме.

Представители ответчика в судебном заседании суда первой инстанции возражали против удовлетворения исковых требований, заявили о пропуске истцом срока на обращение в суд по спору о взыскании заработной платы и компенсации за неиспользованный отпуск.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит истец Кузьмина Л.И, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Выслушав истца Кузьмину Л.И. и ее представителя по доверенности Дадберова Р.Ж, поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей ответчика Радич О.В. и Козлову А.Б, представивших возражения на апелляционную жалобу, заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения решения суда.

Согласно ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права ( ч. 4 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии со статьей 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции допущено не было.

В соответствии с пунктом 2 части первой статьи 81 ТК РФ, основанием прекращения трудового договора является сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

В соответствии со ст. 180 ТК РФ, при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

Расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 ТК РФ).

В соответствии со ст. 373 ТК РФ при принятии решения о возможном расторжении трудового договора в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 настоящего Кодекса с работником, являющимся членом профессионального союза, работодатель направляет в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения.

В случае, если выборный орган первичной профсоюзной организации выразил несогласие с предполагаемым решением работодателя, он в течение трех рабочих дней проводит с работодателем или его представителем дополнительные консультации, результаты которых оформляются протоколом. При недостижении общего согласия по результатам консультаций работодатель по истечении десяти рабочих дней со дня направления в выборный орган первичной профсоюзной организации проекта приказа и копий документов имеет право принять окончательное решение, которое может быть обжаловано в соответствующую государственную инспекцию труда.

В соответствии со ст. 374 Трудового кодекса РФ, увольнение по основаниям, предусмотренным пунктом 2 или 3 части первой статьи 81 настоящего Кодекса, руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.

В течение семи рабочих дней со дня получения от работодателя проекта приказа и копий документов, являющихся основанием для принятия решения об увольнении по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой статьи 81 настоящего Кодекса, работника из числа указанных в части первой настоящей статьи работников, соответствующий вышестоящий выборный профсоюзный орган рассматривает этот вопрос и представляет в письменной форме работодателю свое решение о согласии или несогласии с данным увольнением.

Работодатель вправе произвести увольнение без учета решения соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа в случае, если такое решение не представлено в установленный срок или если решение соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа о несогласии с данным увольнением признано судом необоснованным на основании заявления работодателя.

Соблюдение указанной процедуры не лишает работника или представляющий его интересы соответствующий выборный профсоюзный орган права обжаловать в суд принятое работодателем решение о данном увольнении.

Работодатель вправе произвести увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2, 3 или 5 части первой статьи 81 настоящего Кодекса, работника из числа указанных в части первой настоящей статьи работников в течение одного месяца со дня получения решения о согласии с данным увольнением или мотивированного мнения соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа, либо истечения установленного срока представления таких решения или мотивированного мнения, либо вступления в силу решения суда о признании необоснованным несогласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа с данным увольнением. В установленный срок не засчитываются периоды временной нетрудоспособности работника, пребывания его в отпуске и другие периоды отсутствия работника, когда за ним сохраняется место работы (должность).

При отсутствии соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа увольнение по основаниям, предусмотренным пунктом 2, 3 или 5 части первой статьи 81 настоящего Кодекса, работников, указанных в части первой настоящей статьи, производится с соблюдением порядка, установленного статьей 373 настоящего Кодекса.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Кузьмина Л.И. работала в организации ответчика с 19 марта 1986 г. в должности методиста, с 01 сентября 2010 г. - в должности заместителя директора, с 26 июня 2013 г. в должности исполняющей обязанности директора, с 01 сентября 2016 г. - в должности заместителя директора на основании трудового договора и дополнительных соглашений к нему.

Приказом от 24.05.2017 г. N * "О внесении изменений в штатное расписание ГБОУ ДО ДТДиМ "На Стопани" из штатного расписания исключена должность заместителя директора - 1 ставка.

24 мая 2017 г. истец была уведомлена о сокращении занимаемой ею должности и предстоящем увольнении 28 августа 2017 года на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ и ей предложена вакантная должность заместителя директора по управлению ресурсами с окладом в размере *** руб.

25 мая 2017 г. работодателем уведомление о предстоящем сокращении занимаемой должности и возможном увольнении, предложении вакантной должности заместителя директора по управлению ресурсами с окладом в размере *** руб. направлено истцу по почте и было получено ею по информации сайта Почты Росси 01 июня 2017 г.

21 июня 2017 г. истцу были предложены вакантные должности заместителя директора по управлению ресурсами, методиста, специалиста по обеспечению безопасности и главного специалиста в области охраны труда.

В период с 24 августа 2017 г. по 06 сентября 2017 г, с 07 сентября 2017 г. по 11 сентября 2017 г, с 13 сентября 2017 г. по 18 сентября 2017 г, с 19 сентября 2017 г. по 02 октября 2017 г, с 05 октября 2017 г. по 27 октября 2017 г. истец на работе отсутствовала в связи с временной нетрудоспособностью.

30 октября 2017 г. истцу были предложены вакантные должности методиста, специалиста по обеспечению безопасности и главного специалиста в области охраны труда.

Приказом от 30 октября 2017 года N * Кузьмина Л.И. уволена 30 октября 2017 года с должности заместителя директора в связи с сокращением штата работников организации по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

С приказом об увольнении истец ознакомлена 30 октября 2017 г, в день увольнения истцом получена трудовая книжка.

В службу занятости ответчиком направлены сведения о высвобождаемых работниках.

При увольнении Кузьминой Л.И. выплачена компенсация за неиспользованный отпуск в количестве 73 календарных дня.

Разрешая требования истца об оспаривании увольнения, суд первой инстанции дал надлежащую оценку представленным сторонами доказательствам в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ и с учетом нормативных положений, регулирующих спорные отношения, пришел к обоснованному выводу о том, что в ходе судебного разбирательства факт сокращения должности, которую занимала Кузьмина Л.И, нашел свое подтверждение, в связи с чем, у ответчика имелись предусмотренные законом основания для ее увольнения по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ (сокращение штата работников организации).

Суд также проверил соблюдение ответчиком порядка увольнения применительно к ст. ст. 179, 180 Трудового кодекса РФ и установилотсутствие нарушений со стороны работодателя требований приведенных выше норм при увольнении Кузьминой Л.И. О сокращении и предстоящем увольнении истец была уведомлена в установленные законом сроки, вакантные должности, соответствующие квалификации и образованию были предложены. Заявлений о переводе на вакантные должности от истца не поступало, согласия на перевод на имевшиеся в образовательном учреждении вакантные должности истец не выражала.

Учитывая, что ответчик сокращал единственную должность заместителя директора, нарушения положений ст. 179 Трудового кодекса РФ о преимущественном праве истца на оставление на работе при сокращении штата работодателем не допущено.

Суд также пришел к правильному выводу, что требования ст. ст. 373, 374 Трудового кодекса РФ работодателем выполнены.

Уведомление о сокращении занимаемой истцом должности было направлено в первичную профсоюзную организацию 24 мая 2017 г.

Кузьмина Л.И, являясь руководителем выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации, от получения уведомления отказалась.

24 мая 2017 г. работодателем было запрошено предварительное согласие Территориальной профсоюзной организации ЦАО МГО Профсоюза на увольнение Кузьминой Л.И, являющейся руководителем выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации ГБОУ ДО ДТДиМ "На Стопани" и получено предварительное согласие Территориальной профсоюзной организации ЦАО МГО Профсоюза на увольнение Кузьминой Л.И.

18 августа 2017 г. от Территориальной организации ЦАО МГО Профсоюза работников народного образования и науки РФ было затребовано мотивированное мнение относительно прекращения с Кузьминой Л.И. трудовых отношений в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с приложением, в том числе, проекта приказа.

25 августа 2017 г. было представлено мотивированное мнение профсоюзной организации в отношении увольнения Кузьминой Л.И, согласно которому профсоюзный орган согласился с изданием приказа о расторжении трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Оснований не согласиться с указанными выводами суда первой инстанции, судебная коллегия не усматривает, поскольку они основаны на надлежащей оценке доказательств по делу, сделаны в соответствии с нормами материального права, регулирующего спорные правоотношения и при правильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела.

В апелляционной жалобе истец ссылается на нарушение работодателем положений ст. 373 Трудового кодекса РФ, поскольку являлась председателем ППО ГБОУДО ДТДиМ "На Стопани" и постоянно действующим выборным органом ППО, а также указывает, что ответчик уведомил должным образом выборный орган ППО о предстоящем сокращении в соответствии с требованиями абз. 1 ст. 82 Трудового кодекса РФ, однако не представил доказательств соблюдения процедуры сокращения, предусмотренной абз. 2 ст. 81 Трудового кодекса РФ и ст. 373 ТК РФ.

С указанными доводами апелляционной жалобы судебная коллегия согласиться не может, поскольку они основаны на неправильном толковании действующего трудового законодательства. Из положений части 13 ст. 374 Трудового кодекса РФ следует, что увольнение руководителя выборного органа ППО производится с соблюдением порядка, предусмотренного ст. 373 Трудового кодекса РФ, при отсутствии соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.

Согласие вышестоящего выборного профсоюзного органа на увольнение истца ответчиком было получено. Истец являлась руководителем первичной профсоюзной организации, в связи с чем, при наличии вышестоящего выборного профсоюзного органа, обязанность запросить мотивированное мнение о ее увольнении у первичной профсоюзной организации в порядке ст. 373 Трудового кодекса РФ, у ответчика отсутствовала.

Кроме того, 24 июля 2017 г. работодатель направил запрос на предоставление мотивированного мнения выборного органа и первичной профсоюзной организации по вопросу расторжения трудового договора с Кузьминой Л.И.

Разрешая требования истца в части взыскания заработной платы, компенсации за задержку выплат, компенсации морального вреда и судебных расходов, суд пришел к выводу, что они подлежат удовлетворению частично. Суд исходил из того, что у ответчика имеется перед истцом задолженность по заработной плате за период с 01 ноября 2016 г. по 31 декабря 2016 г. в размере 35 800 руб. в связи с разницей в должностных окладах директора и заместителя директора, поскольку недополученная заработная плата истцу ответчиком выплачена только за период с 01 января 2017 г. по 30 апреля 2017 г. В связи с взысканием заработной платы суд удовлетворил производные требования о компенсации за задержку выплат по ст. 236 ТК РФ, частично удовлетворил требования о компенсации морального вреда и судебных расходов.

Решение суда в указанной части не обжалуется.

Разрешая требования истца о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении с учетом ходатайства ответчика о применении последствий пропуска истцом срока обращения в суд, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ, суд руководствовался положениями ст. 10 Трудового кодекса РФ о применении норм международного права и Конвенции N 132 Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)", которая ратифицирована (с заявлениями) Федеральным законом от 01 июля 2010 г. N 139-ФЗ, и устанавливает право использования работниками ежегодного оплачиваемого отпуска не позже, чем в течение восемнадцати месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск, и исходил из того, что срок обращения в суд по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск за период работы с 1986 по 2001 г. истцом пропущен, а в остальной части компенсация истцу выплачена.

В соответствии с постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 25 октября 2018 г. N 38-П по делу о проверке конституционности части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д, К. и других, постановлено признать часть первую статьи 127 и часть первую статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в них положения - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и, если данная компенсация не была выплачена работодателем непосредственно при увольнении, не лишают работника права на ее взыскание в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной неиспользованный (полностью либо частично) отпуск, при условии обращения в суд с соответствующими требованиями в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора; выявленный в настоящем Постановлении конституционно-правовой смысл части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Как ранее отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, выплата денежной компенсации за все неиспользованные отпуска служит специальной гарантией, обеспечивающей реализацию особым способом конституционного права на отдых теми работниками, которые прекращают трудовые отношения по собственному желанию, по инициативе работодателя или по иным основаниям и в силу различных причин не воспользовались ранее своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск (определения от 5 февраля 2004 года N 29-О, от 29 сентября 2015 года N 1834-О и др.). При этом часть первая статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации не устанавливает ни максимальное количество неиспользованных увольняемым работником дней отпуска, взамен которых ему должна быть выплачена денежная компенсация, ни ее предельные размеры, ни какие-либо обстоятельства, исключающие саму выплату, ни иные подобные ограничения. Напротив, прямо и недвусмысленно указывая на необходимость выплаты денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, данная норма тем самым предполагает безусловную реализацию работником права на отпуск в полном объеме, что согласуется как с предписаниями статьи 37 (часть 5) Конституции Российской Федерации, так и со статьей 11 Конвенции МОТ N 132, в силу которой работнику, проработавшему минимальный период, дающий ему право на ежегодный оплачиваемый отпуск, после прекращения трудовых отношений с работодателем предоставляется оплачиваемый отпуск, пропорциональный продолжительности периода его работы, за который отпуск ему не был предоставлен, либо выплачивается денежная компенсация или предоставляется эквивалентное право на отпуск в дальнейшем.

Пункт 1 статьи 9 Конвенции МОТ N 132, устанавливающий 18-месячный срок, в течение которого работнику во всяком случае должна быть предоставлена оставшаяся часть не использованного своевременно отпуска, будучи по своему характеру гарантийной нормой, предназначен для обеспечения права на отпуск определенной национальным законодательством продолжительности путем его использования лишь теми работниками, которые продолжают трудиться, и по своему буквальному смыслу не рассчитан на применение к увольняющимся или уже уволенным работникам, а истечение этого срока не может влечь за собой прекращение права таких работников на соответствующую часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации взамен неиспользованных дней отпуска.

Следовательно, приведенные положения статьи 9 Конвенции МОТ N 132 ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными ее статьями не затрагивают право работника на получение денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого работник может обратиться в суд с требованием о ее взыскании, в том числе в случаях, когда положенные работнику отпуска или их часть не были предоставлены в пределах срока их использования, установленного данной Конвенцией или национальным законодательством. Такой вывод в полной мере корреспондирует статье 11 данной Конвенции, не устанавливающей каких-либо ограничений права работника на получение компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении.

В названном Постановлении также указано, что положения части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными нормами данного Кодекса не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и в случае ее невыплаты работодателем непосредственно при увольнении не лишают работника права на взыскание соответствующих денежных сумм в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной неиспользованный (полностью либо частично) отпуск, при условии его обращения в суд в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора. Иное истолкование данных законоположений расходилось бы с их конституционно-правовым смыслом и противоречило бы статьям 15 ( части 1 и 2), 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 37 ( части 4 и 5), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Вместе с тем федеральный законодатель вводил в правовое регулирование компенсационную по своей сути выплату исходя прежде всего из необходимости обеспечения работнику возможности реализации конституционного права на отдых, а не в качестве замены ею отпуска, что не позволяет рассматривать часть первую статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации - с учетом ее действительного смысла и предназначения - как правомерный способ накопления, в том числе по обоюдному согласию работника и работодателя, причитающихся работнику отпусков полностью либо частично с целью последующего (при увольнении работника) получения денежной компенсации за них.

Соответственно, суд, устанавливая в ходе рассмотрения индивидуального трудового спора о выплате работнику денежной компенсации за неиспользованные отпуска основания для удовлетворения заявленных требований, должен оценить всю совокупность обстоятельств конкретного дела, включая причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск, наличие либо отсутствие нарушения данного права со стороны работодателя, специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя, возможность как злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, так и фактического использования отпусков, формально ему не предоставленных в установленном порядке, и т.д.

Исходя из изложенной позиции Конституционного суда Российской Федерации, учитывая, что иск предъявлен истцом в пределах годичного срока на обращение в суд после увольнения, оснований для отказа в удовлетворении требований истца о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск по мотивам пропуска срока на обращение в суд у суда не имелось.

Вместе с тем, в соответствии с п. 27 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации N 2 от 17 марта 2004 г. "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе, и со стороны работников.

Оценив представленные доводы и доказательства в их совокупности, принимая во внимание позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в Постановлении от 25 октября 2018 г. N 38-П, судебная коллегия приходит к выводу, что в рассматриваемом случае истец, занимая с сентября 2010 г. должность заместителя директора, а с июня 2013 г. исполняя обязанности директора, могла и имела возможность своевременно реализовать свое право на отпуск за период с 1986 г. по 2001 г, ссылки истца на то обстоятельство, что она часто заменяла других работников, не являются обстоятельствами, препятствующими реализации права на отпуск. Учитывая, что ответчик занимала руководящую должность в государственном бюджетном учреждении, не была лишена возможности реализовать право на отпуск, в том числе и после 2001 года, однако использовала отпуска за иные, более поздние периоды, при этом, как пояснил ее представитель а в суде апелляционной инстанции, она была намерена получить соответствующую компенсацию при увольнении, судебная коллегия приходит к выводу, что заявленные требования удовлетворению не подлежали.

В силу ч. 6 ст. 330 ГПК РФ, правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции, не содержат фактов, которые не были бы проверены и учеты при рассмотрении дела, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном толковании норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Басманного районного суда г. Москвы от 24 мая 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Кузьминой Л.И. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи: