• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Решение Московского городского суда от 16 декабря 2019 г. по делу N 7-16348/2019

 

Судья Московского городского суда Буренина О.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу Белоногого Д.А. на постановление судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 19 августа 2019 г., которым Белоногий Д.А. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей, УСТАНОВИЛ:

03 августа 2019 года УУП ОМВД России по Ярославском району г. Москва в отношении Белоногого Д.А. составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ.

Дело передано на рассмотрение в Бабушкинский районный суд г. Москвы, судьей которого вынесено указанное выше постановление.

В жалобе, поступившей на рассмотрение в Московский городской суд, Белоногий Д.А. просит об отмене постановления судьи районного суда и прекращении производства по делу, ссылаясь на приведенные в жалобе доводы, в том числе: отсутствие события административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, а также недоказанность обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление, указывая на то, что участвуя в публичном мероприятии, им было реализовано закрепленное в статьях 10 и 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при этом нарушений общественного порядка, прав третьих лиц им допущено не было, угроза общественному порядку не создавалась; незаконное применение к нему (Белоногому Д.А.) сотрудником полиции мер обеспечения производства по делу в виде доставления и административного задержания; незаконное рассмотрение дела судьей районного суда в отсутствии прокурора либо лица, составившего протокол об административном правонарушении, чем нарушено право на состязательный процесс; дело рассмотрено судьей районного суда с обвинительным уклоном без вызова и допроса сотрудников полиции, составивших рапорта; необоснованный отказ судьи районного суда в удовлетворении ходатайства о вызове в судебное заседание в качестве свидетелей сотрудников полиции, чьи рапорта и письменные объяснения положены судом в доказательную базу.

Белоногий Д.А. в судебном заседании жалобу поддержал по изложенным в ней доводам.

Изучив доводы жалобы, выслушав Белоногого Д.А, проверив материалы дела, прихожу к следующему.

В соответствии с ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ административным правонарушением признается нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, за исключением случаев, предусмотренных ч. 6 настоящей статьи, предусматривающей административную ответственность за те же действия, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу, если они не содержат уголовно наказуемого деяния.

Порядок организации и проведения публичных мероприятий определен Федеральным законом от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" (далее - Федеральный закон от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ).

В рамках организации публичного мероприятия Федеральным законом от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ предусмотрен ряд процедур, направленных на обеспечение мирного и безопасного характера публичного мероприятия, согласующегося с правами и интересами лиц, не принимающих в нем участия, и позволяющих избежать возможных нарушений общественного порядка и безопасности (ст. 4 данного Федерального закона).

К таким процедурам относится уведомление о проведении публичного мероприятия, которое в силу п. 1 ч. 4 ст. 5 Федерального закона от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ организатор публичного мероприятия обязан подать в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления не ранее 15 и не позднее 10 дней до дня проведения публичного мероприятия, а также не позднее, чем за три дня до дня проведения публичного мероприятия (за исключением собрания и пикетирования, проводимого одним участником) информировать соответствующий орган публичной власти в письменной форме о принятии (непринятии) его предложения об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия, указанных в уведомлении о проведении публичного мероприятия (пп. 1. и 2 ст. 5, ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ).

Частью 5 ст. 5 Федерального закона от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ предусмотрено, что организатор публичного мероприятия не вправе проводить его, если уведомление о проведении публичного мероприятия не было подано в срок либо если с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления не было согласовано изменение по их мотивированному предложению места и (или) времени проведения публичного мероприятия.

В силу п. 2 ст. 2 Закона г. Москвы от 12 апреля 2007 г. N 10 "Об обеспечении условий реализации права граждан Российской Федерации на проведение в городе Москве собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований" уведомление о проведении публичного мероприятия с заявляемым количеством участников до пяти тысяч человек подается в префектуру административного округа города Москвы, на территории которого предполагается проведение публичного мероприятия; свыше пяти тысяч человек, а также в случае, если публичное мероприятие (за исключением пикетирования) предполагается проводить на территории Центрального административного округа города Москвы либо на территории более чем одного административного округа города Москвы (независимо от количества его участников), - в Правительство Москвы.

Как следует из материалов дела 03 августа 2019 года в 15 час. 00 мин. по адресу: ***, Белоногий Д.А, находясь в составе группы граждан в количестве около 5000 человек, принял участие в несогласованном с органом исполнительной власти в лице Правительства г. Москвы публичном мероприятии (митинге), привлекая внимание граждан и средств массовой информации скандированием лозунгов тематического содержания, при этом игнорируя обращения сотрудников полиции через громкоговоритель прекратить участие в митинге в связи с его незаконностью.

Указанные действия Белоногого Д.А. квалифицированы по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и вина Белоногого Д.А. подтверждаются: протоколом об административном правонарушении; рапортами сотрудников полиции Н. А.С. и К. А.М, а также их письменными объяснениями; протоколом о доставлении лица, совершившего административное правонарушение; сообщением первого заместителя руководителя Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции г. Москвы; скриншотом с официального сайта ГУ МВД России по г. Москве и иными материалами дела.

Допустимость и достоверность принятых судьей районного суда во внимание доказательств сомнений не вызывает, их совокупность является достаточной для вывода суда о наличии в действиях Белоногого Д.А. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, и для разрешения дела по существу. Всем доказательствам по делу судьей районного суда дана надлежащая оценка по правилам ст. 26.11 КоАП РФ.

Довод жалобы о нарушении прав Белоногого Д.А. на свободу мирных собраний нельзя признать состоятельным в силу следующего.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 февраля 2013 года N 4-П право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование, гарантированное Конституцией Российской Федерации, не является абсолютным и может быть ограничено федеральным законом в целях защиты конституционно значимых ценностей при обязательном соблюдении принципов необходимости, пропорциональности и соразмерности, с тем, чтобы вводимые им ограничения не посягали на само существо данного конституционного права и не препятствовали открытому и свободному выражению гражданами своих взглядов, мнений и требований посредством организации и проведения мирных публичных акций.

Соответственно, такой федеральный закон должен обеспечивать возможность полноценной реализации права на свободу мирных собраний и одновременно - соблюдение надлежащего общественного порядка и безопасности без ущерба для здоровья и нравственности граждан на основе баланса интересов организаторов и участников публичных мероприятий, с одной стороны, и третьих лиц - с другой, исходя из необходимости государственной защиты прав и свобод всех лиц (как участвующих, так и не участвующих в публичном мероприятии), в том числе путем введения адекватных мер предупреждения и предотвращения нарушений общественного порядка и безопасности, прав и свобод граждан, а также установления эффективной публично-правовой ответственности за действия, их нарушающие или создающие угрозу их нарушения.

В этих целях федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему Конституцией Российской Федерации полномочия по регулированию и защите прав и свобод человека и гражданина (статья 71, пункты "в", "м"; статья 72, пункт "б" части 1; статья 76, части 1 и 2), установилв Федеральном законе от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании" порядок организации и проведения таких публичных мероприятий.

В статье 3 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании" закреплены принципы проведения публичного мероприятия, одним из которых является законность, то есть соблюдение положений Конституции Российской Федерации, названного закона, иных законодательных актов.

Исходя из провозглашенной в преамбуле Конституции Российской Федерации цели утверждения гражданского мира и согласия и учитывая, что в силу своей природы публичные мероприятия (собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование) могут затрагивать права и законные интересы широкого круга лиц - как участников публичных мероприятий, так и лиц, в них непосредственно не участвующих, - государственная защита гарантируется только праву на проведение мирных публичных мероприятий, которое, тем не менее, может быть ограничено федеральным законом в соответствии с критериями, предопределяемыми требованиями статей 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, на основе принципа юридического равенства и вытекающего из него принципа соразмерности, то есть в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования, гарантированное Конституцией РФ и международно-правовыми актами как составной частью правовой системы Российской Федерации (статья 15, часть 4, Конституции РФ), не является абсолютным и может быть ограничено федеральным законом в конституционно значимых целях.

Закрепленное в статье 31 Конституции право граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование, осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании", предусматривающем ряд процедур, в том числе и предварительное уведомление органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления о проведении публичного мероприятия, которые направлены на обеспечение мирного и безопасного характера публичного мероприятия, согласующегося с правами и интересами лиц, не принимающих в нем участия, и позволяют избежать возможных нарушений общественного порядка и безопасности.

Доказанность по делу участия Белоногого Д.А. в несогласованном с Правительством г. Москвы публичном мероприятии в форме митинга 03 августа 2019 года на ***, а также его осведомленности о незаконности проведения данного публичного мероприятия, сомнений не вызывает.

С учетом этого, а также иных, установленных по делу обстоятельств, оснований полагать права либо свободы Белоногого Д.А. нарушенными не имеется.

Поскольку Белоногий Д.А, зная о несогласованности публичного мероприятия, несмотря на неоднократные требования сотрудников полиции, не прекратил свое участие в незаконном публичном мероприятии, его действия образуют событие и состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ.

Утверждение Белоногого Д.А. в жалобе о незаконности применения к нему сотрудником полиции мер обеспечения производства по делу в виде доставления и административного задержания нельзя признать состоятельным.

В силу ч. 1 ст. 27.1 КоАП РФ, закрепляющей, что в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления, уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, в частности, доставление и административное задержание.

Согласно ч. 1 ст. 27.2 КоАП РФ под доставлением понимается принудительное препровождение физического лица в целях составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, если составление протокола является обязательным.

В данном случае материалы дела об административном правонарушении объективно свидетельствуют о наличии действительной необходимости применения к Белоногому Д.А. такой меры обеспечения производства по делу как доставление в целях пресечения административного правонарушения, установление личности Белоногого Д.А. и составления в отношении него протокола об административном правонарушении, соразмерной конституционно значимым целям охраны правопорядка и общественной безопасности.

Вопреки доводу жалобы такая мера обеспечения производства по делу как административное задержание к Белоногому Д.А. не применялась.

При этом необходимо отметить, что в случае допущенных в ходе применения мер обеспечения производства по делу нарушений, действия (бездействие) должностных лиц, допустивших такие нарушения, могут быть оспорены Белоногим Д.А. либо прокурором в суд общей юрисдикции по правилам главы 22 КАС РФ.

Равным образом не подлежит удовлетворению и довод жалобы о незаконном рассмотрении дела судьей районного суда без участия прокурора либо должностного лица, составившего протокол об административном, чем нарушено право Белоногого Д.А. на состязательность процесса, поскольку поддержание обвинения при рассмотрении дел, возбужденных в рамках КоАП РФ, законом не предусмотрено. При этом, согласно требованиям ч. 2 ст. 25.11 КоАП РФ прокурор извещается о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении, совершенном несовершеннолетним, а также дела об административном правонарушении, возбужденного по инициативе прокурора. Настоящее дело не относится к перечисленным категориям дел, в связи с чем, его рассмотрение в отсутствие прокурора не является нарушением процессуальных требований КоАП РФ, в том числе нарушением равноправия и состязательности сторон.

Также необходимо отметить, что в соответствии с данными в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 разъяснениями должностные лица, составившие протокол об административном правонарушении, а также органы и должностные лица, вынесшие постановление по делу об административном правонарушении, не являются участниками производства по делам об административных правонарушениях, круг которых перечислен в главе 25 КоАП РФ. Вместе с тем при рассмотрении дел о привлечении лиц к ответственности за административное правонарушение, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях в случае необходимости не исключается возможность вызова в суд указанных лиц для выяснения возникших вопросов.

Таким образом, требованиями КоАП РФ не предусмотрена необходимость обязательного участия должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, как и прокурора при рассмотрении дел об административных правонарушениях данной категории.

Довод жалобы о незаконном рассмотрении дела судьей районного суда без вызова и допроса в качестве свидетелей сотрудников полиции, рапорты, а также письменные объяснения которых, имеются в материалах дела и положены судом в доказательную базу, не может свидетельствовать о допущенных судьей районного суда процессуальных нарушениях при рассмотрении, поскольку по смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Мотивы, по которым судья районного суда не нашел оснований для удовлетворения ходатайства о вызове и допросе в качестве свидетелей сотрудников полиции приведены в определении от 19 августа 2019 года, они являются убедительными и сомнений не вызывают.

Указанное обстоятельство не повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела. Имеющиеся по делу доказательства, в том числе рапорта сотрудников полиции Н. А.С. и К. А.М, а также их письменные объяснения, отвечающие требованиям КоАП РФ, предъявляемым к такого рода доказательствам, обоснованно были признаны судьей районного суда достаточными для рассмотрения дела по существу.

Довод заявителя о том, что дело рассмотрено судьей с обвинительным уклоном, вывод о его виновности в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, основан только на документах, представленных заинтересованным в исходе дела сотрудниками полиции, несостоятелен.

В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

Таким образом, закон прямо предусматривает возможность использования в качестве доказательств по делу об административном правонарушении протокола об административном правонарушении, а также иных протоколов и документов, составленных должностными лицами, уполномоченными на их составление. Тот факт, что сотрудники полиции являются должностными лицами, наделенными государственно-властными полномочиями, не может служить поводом к тому, чтобы не доверять представленным ими доказательствам, которые судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Из материалов дела не усматривается наличие каких-либо противоречий или неустранимых сомнений, влияющих на правильность вывода судьи районного суда о доказанности вины Белоногого Д.А. в совершении описанного выше административного правонарушения.

Изучение материалов дела свидетельствует о том, что при рассмотрении дела судья районного суда правильно установилвсе фактические обстоятельства, подлежащие доказыванию, дал надлежащую юридическую оценку действиям Белоногого Д.А. и на основе полного, объективного и всестороннего исследования представленных доказательств пришел к обоснованному выводу о наличии в его действиях события административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ.

Административное наказание в виде административного штрафа назначено Белоногому Д.А. в пределах санкции ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, в соответствии с требованиями ст. 3.1, 3. 5 и ст. 4.1 КоАП РФ, с учетом личности виновного, характера совершенного административного правонарушения, его общественной опасности; оно является справедливым, а также соответствует предусмотренным ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ целям административного наказания, связанным с предупреждением совершения новых административных правонарушений как лицом, привлеченным к административной ответственности, так и другими лицами.

Оснований для признания его чрезмерно суровым, в том числе по приведенным в жалобе доводам, оснований не имеется.

Иные доводы жалобы сводятся к несогласию заявителя с установленными судьей районного суда фактическими обстоятельствами дела и оценкой доказательств, что не может являться основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого судебного акта.

Нарушений норм материального и процессуального права судьей районного суда при рассмотрении дела об административном правонарушении не допущено.

Порядок и срок давности привлечения Белоногого Д.А. к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.6 - 30.8 КоАП РФ, РЕШИЛ:

постановление судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 19 августа 2019 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, в отношении Белоногого Д.А, оставить без изменения, жалобу Белоногого Д.А. - без удовлетворения.

Судья Московского городского суда О.Н. Буренина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.