Кассационное определение СК по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 24 декабря 2019 г. по делу N 8а-2078/2019

 

Судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Зеленского А.М, судей Жидковой О.В, Кулешовой Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Муляра Юрия Юрьевича (далее Муляр Ю.Ю.) на решение Октябрьского районного суда города Мурманска от 22 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 18 июля 2019 года по административному делу N 2а-3166/2019 по административному иску Муляра Ю.Ю. к Федеральному казенному учреждению "Следственный изолятор N 1" Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Мурманской области (далее ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Мурманской области) об оспаривании решения о наложении взыскания и действий должностных лиц.

Заслушав доклад судьи Жидковой О.В, судебная коллегия

установила:

12 марта 2018 года в период нахождения осужденного Муляра Ю.Ю. в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Мурманской области, в отношении него была проведена беседа воспитательного характера по факту допущенного им 04 марта 2018 года нарушения режима содержания, разъяснены правила внутреннего распорядка СИЗО, о чем составлена справка.

19 марта 2019 года Муляр Ю.Ю. обратился в суд с административным иском к ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Мурманской области об оспаривании примененного к нему 12 марта 2018 года дисциплинарного взыскания в виде профилактической беседы, ссылаясь на то, что никаких нарушений не допускал и профилактическая беседа с ним не проводилась. Указал, что данное взыскание может негативно повлиять на его характеристику и дальнейшее отбывание наказания.

Решением Октябрьского районного суда города Мурманска от 22 апреля 2019 года, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Мурманского областного суда от 18 июля 2019 года, административный иск Муляра Ю.Ю. оставлен без удовлетворения.

В кассационной жалобе, поступившей в Третий кассационный суд общей юрисдикции 11 ноября 2019 года, Муляр Ю.Ю. со ссылкой на существенное нарушение норм материального и процессуального права просит об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений об отказе в признании незаконными действий сотрудников исправительного учреждения по наложению на него дисциплинарного взыскания в виде проведения профилактической беседы, полагая недоказанным факт нарушения им режима содержания. Указывает также на незаконность содержания его в одной камере с курящими и подследственными, в отношении которых приговор не был вынесен, а также на неправомерное отклонение судами заявленного им ходатайства об истребовании у административного ответчика документа, подтверждающего его ознакомление с правилами внутреннего распорядка СИЗО.

В соответствии с частью 2 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта (часть 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Таких нарушений из обжалуемых судебных постановлений не усматривается, доводы жалобы не могут повлечь их отмену в кассационном порядке.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, установив факт допущенного Муляром Ю.Ю. 04 марта 2018 года нарушения порядка отбывания наказания, выразившегося в осуществлении им передачи предметов лицам, содержащимся в других камерах через окно с помощью самодельной веревки, о чем был составлен соответствующий акт, и исходя из того, что беседа воспитательного характера является профилактической мерой реагирования в случаях, когда администрация сочтет возможным не применять дисциплинарное взыскание, не является мерой взыскания и не несет юридических последствий для подозреваемых, обвиняемых и осужденных, пришел к выводу о том, что действиями административного ответчика права Муляра Ю.Ю. не были нарушены.

Проверяя законность и обоснованность решения в апелляционном порядке, судебная коллегия с такими выводами суда согласилась, указав, что, к дисциплинарной ответственности за допущенное нарушение Муляр Ю.Ю. не привлекался, а беседа воспитательного характера была проведена с ним в целях стимулирования его правопослушного поведения, что прав административного истца не нарушает, поскольку беседа воспитательного характера в силу действующего законодательства не отнесена к мерам взыскания за нарушение правил содержания как в следственном изоляторе, так и в местах лишения свободы, и нормам материального и процессуального права выводы судов первой и апелляционной инстанции, исходя из установленных ими обстоятельств, не противоречат, поскольку из положений части 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, следует, что для признания решения, действия (бездействия) незаконными необходимо одновременное наличие двух условий: несоответствие решения, действия (бездействия) закону и нарушения этим прав и законных интересов гражданина. В случае отсутствия указанной совокупности суд отказывает в удовлетворении заявления о признании решения, действия (бездействия) незаконными.

Ограничения прав и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, могут быть связаны, в частности, с применением в качестве меры государственного принуждения к лицам, совершившим преступления и осужденным за это по приговору суда, уголовного наказания в виде лишения свободы, особенность которого состоит в том, что при его исполнении на осужденного осуществляется специфическое воздействие, выражающееся в лишении или ограничении его прав и свобод и возложении на него определенных обязанностей, целями которого являются исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами.

В соответствии с частями 2, 3 статьи 11 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные обязаны соблюдать требования федеральных законов, определяющих порядок и условия отбывания наказаний, а также принятых в соответствии с ними нормативных правовых актов; обязаны выполнять законные требования администрации учреждений и органов, исполняющих наказания.

Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 года N 189 утверждены Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы (далее - Правила), согласованные с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Пунктом 4 главы 1 Правил предусмотрено, что лица, содержащиеся в СИЗО, должны выполнять возложенные на них Федеральным законом обязанности и соблюдать Правила поведения подозреваемых и обвиняемых (приложение N 1). Невыполнение ими своих обязанностей и правил поведения влечет ответственность в установленном порядке.

В соответствии с пунктом 3 Приложения N 1 Правил подозреваемым и обвиняемым запрещается вести переговоры, осуществлять передачу каких- либо предметов лицам, содержащимся в других камерах или иных помещениях СИЗО, перестукиваться или переписываться с ними. Меры взыскания за нарушение установленного порядка отбывания наказания предусмотрены статьей 115 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

Между тем, как верно отмечено судами обеих инстанций, такая форма воздействия на осужденного как беседа воспитательного характера является профилактической мерой реагирования администрации на их поведение и в перечень мер взыскания, установленных вышеназванной статьей Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации не входит.

При таких обстоятельствах, поскольку в рассматриваемом случае факт нарушения Муляром Ю.Ю. порядка отбывания наказания судебными инстанциями установлен, оснований полагать ошибочным их вывод о законности и обоснованности применения к Муляру Ю.Ю. меры профилактического воздействия в виде воспитательной беседы, не имеется, поскольку о нарушении прав административного истца не свидетельствует.

Доводы кассационной жалобы Муляра Ю.Ю. об обратном не могут быть приняты во внимание, поскольку сводятся, по сути, к переоценке исследованных судами доказательств и оспариванию обоснованности выводов судов об установленных ими по делу фактических обстоятельствах при том, что суд кассационной инстанции в силу своей компетенции, установленной положениями части 2 статьи 329, а также применительно к статье 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, при рассмотрении жалобы должен исходить из признанных установленными судом первой и второй инстанций фактических обстоятельств дела, проверять лишь правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, и правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам не наделен.

Подлежат отклонению и доводы Муляра Ю.Ю. о содержании его в одной камере с курящими и подследственными, в отношении которых приговор не был вынесен, поскольку в своем административном иске, он хоть и ссылался на данные обстоятельства, однако о признании незаконными действий сотрудников учреждения, связанных с его помещением в указанные камеры, не просил, соответственно судами данные обстоятельства не исследовались и не устанавливались, в то время как положения Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не позволяют лицу, заинтересованному в пересмотре или отмене судебного постановления в кассационном порядке, выдвигать новые требования, не заявленные в нижестоящих судах.

Иные доводы кассационной жалобы также не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений, поскольку не свидетельствуют о существенных нарушениях судами норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела.

Учитывая, что отмена или изменение судебных постановлений нижестоящих судов в кассационном порядке возможны исключительно в случае наличия таких ошибок в толковании и применении закона, которые повлияли на исход дела, без исправления которых невозможны эффективное восстановление и защита нарушенных прав, свобод и охраняемых законом публичных интересов, а в данном случае таких нарушений судами не допущено, оснований для передачи кассационной жалобы на рассмотрение суда кассационной инстанции не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329, Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда города Мурманска от 22 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 18 июля 2019 года - оставить без изменения, кассационную жалобу Муляра Юрия Юрьевича - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.