Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 20 ноября 2019 г. по делу N 8Г-371/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего судьи Асатиани Д.В, судей Князькова М.А. и Гольман С.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Фатикова "данные изъяты" к индивидуальному предпринимателю Шевченко "данные изъяты" о взыскании неустойки, компенсации морального вреда, штрафа

по кассационной жалобе индивидуального предпринимателя Шевченко "данные изъяты" на решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 13 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 30 июля 2019 г.

Заслушав доклад судьи Князькова М.А, судебная коллегия, установила:

Фатиков Г.П. обратился с иском индивидуальному предпринимателю Шевченко С.С. (далее - ИП Шевченко С.С.), в котором просил суд взыскать с ответчика неустойку по договору выполнения работ в размере 167 700 рублей, компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей, штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу истца.

Обосновывая исковые требования Фатиков Г.П. указал, что на основании заключенного с ответчиком 25 февраля 2018 г. договора на изготовление кухонного гарнитура внес предоплату в размере 100 000 рублей и в последствие 179 500 рублей, чем исполнил свои обязательства. Ответчик принял на себя обязательство, изготовить кухонный гарнитур в течение 65 рабочих дней. Однако фактическое выполнение работ было просрочено на 20 дней. На направленную истцом претензию и дополнение к ней о выплате неустойки за нарушение сроков выполнения работ, ответчик ответил отказом.

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 13 февраля 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 30 июля 2019 г, исковые требования были удовлетворены частично. В пользу Фатикова Г.П. с ИП Шевченко С.С. была взыскана неустойка в размере 20 000 рублей, компенсация морального вреда 1 000 рублей, штраф 5 000 рублей. В остальной части требований Фатикова Г.П. отказано.

В кассационной жалобе ИП Шевченко С.С. ставит вопрос об отмене судебных постановлений. Заявитель полагает, что судебные постановления были приняты с нарушением норм материального и процессуального права.

При рассмотрении дела судебная коллегия руководствуется частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой обжалуемые акты подлежат проверке в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанции не допущено.

Кассационная жалоба доводов в части несоответствия выводов судов, содержащихся в обжалуемых судебных постановлениях, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушения либо неправильного применения норм материального права не содержит.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела 25 февраля 2018 г. истец заключил с ответчиком договор на выполнение работ, согласно которому ответчик взял на себя обязательство изготовить за определенную цену и сроки кухонный гарнитур.

В день заключения договора истец внес ответчику предоплату в размере 100 000 рублей. 17 июня 2018 г. передал ответчику оставшуюся сумму в размере 179 500 рублей.

По мнению судебных инстанций, согласно абзацу 6 пункта 2.3 Договора, внесенная истцом предоплата в согласованном размере 100 000 рублей, явилась основанием для начала течения срока выполнения работ.

В соответствии с пунктом 3.1 Договора ИП Шевченко С.С. обязался выполнить работу в течение 65 рабочих дней, то есть до 31 мая 2018 г.

Фактическое исполнение договора осуществлено 21 июня 2018 г.

Разрешая заявленные исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик нарушил срок исполнения обязательства и руководствуясь положениями статей 309, 310, 702, 730, 731 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" разъяснениями, данными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", пришел к выводу об обоснованности исковых требований о взыскании неустойки. Вместе с тем, посчитал необходимым применить положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и снизил сумм подлежащей взысканию неустойки до 20 000 рублей. Помимо этого, руководствуясь статьей 15, пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", суд взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда 1 000 рублей и штраф в размере 5 000 рублей.

Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия считает, что кассационная жалоба не имеет оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений по следующим основаниям.

Пунктом 5 статьи 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" предусмотрено, что в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена - общей цены заказа. Договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени).

Как следует из разъяснений, данных в подпункте "б" пункта 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" неустойка (пеня) в размере, предусмотренном пунктом 5 статьи 28 Закона, за нарушение установленных сроков начала и окончания выполнения работы (оказания услуги) и промежуточных сроков выполнения работы (оказания услуги), а также назначенных потребителем на основании пункта 1 статьи 28 Закона новых сроков, в течение которых исполнитель должен приступить к выполнению работы (оказанию услуги), ее этапа и (или) выполнить работу (оказать услугу), ее этап, взыскивается за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки вплоть до начала исполнения работы (оказания услуги), ее этапа либо окончания выполнения работы (оказания услуги), ее этапа или до предъявления потребителем иных требований, перечисленных в пункте 1 статьи 28 Закона. Если исполнителем были одновременно нарушены установленные сроки начала и окончания работы (оказания услуги), ее этапа, неустойка (пеня) взыскивается за каждое нарушение, однако ее сумма, в отличие от неустойки (пени), установленной статьей 23 Закона, не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общей цены заказа, если цена отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) не определена договором.

По смыслу приведенной нормы права и разъяснений, данных в приведенном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации общая цена заказа может определяться ценами отдельных видов работ. Поскольку заказ истца ответчику на изготовление мебели не содержал отдельные виды работ, то исчисление неустойки должно производиться, исходя из общей цены заказа.

Согласно статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Согласно пункту 2.3 Договора стороны установили размер предоплаты в сумме 100 000 рублей.

Вторым этапом оплаты является окончательный расчет в размере 179 500 рублей, который производится после сообщения о готовности изделия. После окончательного расчета назначается доставка.

Исходя из изложенного выше при рассмотрении настоящего дела суды в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, применяя правила толкования договора, предусмотренные статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, надлежащим образом дали оценку полученным доказательствам и обоснованно пришли к выводу о наличии обязанности ответчика по уплате неустойки в связи с нарушением сроков окончания работ.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия кассационного суда, не усматривает при принятии обжалуемых судебных постановлений нарушений норм материального и процессуального права, а также находит выводы судов, содержащихся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствующими фактическим обстоятельствам дела, установленными судами первой и апелляционной инстанций.

Доводы жалобы признаются судебной коллегией несостоятельными, поскольку не влияют на обоснованность и законность обжалуемых судебных актов.

Основания для отмены или изменения обжалуемых судебных актов по приведенным в жалобе доводам отсутствуют. Нарушения процессуальных норм, влекущие отмену судебных актов (часть 4 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 13 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 30 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Шевченко "данные изъяты" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.