Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 24 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2025/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Фроловой Т.В, судей Кожевниковой Л.П, Шефер И.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N (N2-97/2019) по иску общества с ограниченной ответственностью "Сорский горно - обогатительный комбинат" к К.В.Ю. о взыскании материального ущерба с работника, по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью "Сорский горно - обогатительный комбинат" на решение Сорского районного суда Республики Хакасия от 18 июня 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия от 10 сентября 2019 г, которыми в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Кожевниковой Л.П, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Общество с ограниченной ответственностью "Сорский горно - обогатительный комбинат" (далее - ООО "Сорский ГОК") обратилось в суд с иском к К.В.Ю. о взыскании материального ущерба с работника.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 20 февраля 2019 г. в результате двукратного нажатия кнопки пуска экскаватора машинистом К.В.Ю. произошло возгорание кабельной продукции и панелей шкафа низковольтного комплектного устройства машинного отделения экскаватора ЭКГ-8И.

При тушении пожара первичными средствами пожаротушения ответчик использовал пять огнетушителей. Причиной возгорания послужило короткое замыкание силовой кабельной линии постоянного тока привода напора на заземленный металлический корпус поворотной платформы. Ответчик нарушил инструкцию по охране труда и производственную инструкцию машиниста экскаватора, неоднократно включив цепи управления при их явной неисправности.

За нарушение данных инструкций К.В.Ю. объявлено замечание, не выплачена премия за февраль.

Тушение пожара не входит в обязанности ответчика.

Истец произвел затраты на приобретение и замену электрооборудования экскаватора, подрядные работы по ремонту, заправку огнетушителей, которые были использованы ответчиком при тушении возгорания.

Просит суд взыскать с ответчика материальный ущерб в размере - 818 002 рублей.

Решением Сорского районного суда республики Хакасия от 18 июня 2019 г. в удовлетворении исковых требований ООО "Сорский ГОК" отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия от 10 сентября 2019 г. решение Сорского районного суда республики Хакасия от 18 июня 2019 г. оставлено без изменения.

Представитель ООО "Сорский ГОК" обратился в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции с кассационной жалобой, в которой просит об отмене Сорского районного суда республики Хакасия от 18 июня 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия от 10 сентября 2019 г. как незаконных, принятых с нарушением норм материального права.

В судебное заседание суда кассационной инстанции стороны не явились, о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом извещены, ответчик К.В.Ю. направил возражения на кассационную жалобу, заявление о рассмотрении дела без его участия.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь ч.5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрела дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для удовлетворения жалобы.

В силу положений ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Статья 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции рассмотрела дело в пределах доводов кассационной жалобы.

Судами установлено и следует из материалов дела, что с ДД.ММ.ГГГГ К.В.Ю. работал у ответчика в должности машиниста экскаватора.

ДД.ММ.ГГГГ, в дневную смену с 8 до 20 часов, машинист экскаватора К.В.Ю. приступил к погрузке самосвала БелАЗ 75131 N. При погрузке самосвала БелАЗ, при черпании первого ковша, выбило цепи управления экскаватора, машинист включил их в работу (нажал на кнопку цепей управления).

Далее он произвел разгрузку ковша в самосвал, при черпании следующего ковша из забоя повторно выбило цепи управления.

К.В.Ю. дважды попытался включить цепи управления в работу (нажимал на кнопку цепей управления), но цепи управления снова выбивало.

После машинист и помощник машиниста экскаватора К.В.В, спустились в машинное отделение экскаватора, и увидели небольшое задымление в нижнем отсеке шкафа низковольтного комплектного устройства (далее- НКУ).

Машинист экскаватора незамедлительно побежал в кабину экскаватора, чтобы отключить сетевой двигатель. Далее К.В.Ю. сообщил оператору производственно-диспетчерского центра (далее-ПДЦ) о том, что началось возгорание кабельной продукции и панелей шкафа НКУ машинного отделения экскаватора, после оповещения приступил к самостоятельному тушению возгорания первичными средствами пожаротушения (было использовано 5 огнетушителей).

После инцидента экскаватор ЭКГ 8И N4 находится в простое.

Актом служебного расследования от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что причиной инцидента послужило короткое замыкание силовой кабельной линии постоянного тока привода напора на заземленный металлический корпус поворотной платформы.

Короткое замыкание произошло из-за разрушения резинового изоляционного слоя кабеля, вызванного высыханием резины в результате длительной многолетней эксплуатации и отсутствием возможности визуального контроля недоступных участков кабельной проводки в закрытых каналах.

В результате визуального осмотра определено место короткого замыкания, причиной которого послужило разрушение изоляционного слоя силовой кабельной линии якорной цепи постоянного тока привода напора, от генератора напора до реле максимального тока, расположенного в шкафу НКУ экскаватора.

Местом короткого замыкания стал приваренный к поворотной платформе монтажный кабельный канал. Вследствие короткого замыкания произошло возгорание резиновой изоляции, а устройство канала с монтажными отверстиями и верхним технологическим выводом кабелей в шкаф НКУ способствовало естественному сквозному притоку воздуха, что привело к интенсивному горению и быстрому распространению огня.

Сумма материального ущерба работодателя составила 818 002 рублей (стоимость материалов и агрегатов на восстановление - 472 447 рублей, сметная стоимость монтажных работ - 343 125 рублей, расходы на перезарядку огнетушителей 5 шт. - 2430 рублей.)

Инструкцией по охране труда для машинистов экскаваторов и их помощников предусмотрено, что о наличии неисправности машинист экскаватора должен сообщить мастеру. Во время работы машинист экскаватора должен докладывать мастеру и контролеру обо всех внеплановых остановках и возможных причинах этих остановок.

За нарушение пунктов 5.6.5; 5.7.1; 5.8 рабочей/производственной инструкции машиниста экскаватора, пункта 2.6 инструкции по охране труда для машинистов экскаваторов и их помощников, приказом работодателя от ДД.ММ.ГГГГ N N машинисту экскаватора К.В.Ю. объявлено замечание, а также не выплачена премия за февраль.

Согласно сообщению ООО "Сорский ферромолибденовый завод" от ДД.ММ.ГГГГ экскаватор КГ-8И N4 поступил к истцу с открытого акционерного общества "Жирекенский горно-обогатительный комбинат" в 2014 году.

Шкаф НКУ 1988 года выпуска поступил в составе экскаватора ЭКГ-8И в заводской комплектации изготовителя.

С момента ввода в эксплуатацию с 2014 года средних, капитальных ремонтов и модернизации электрического привода не производили.

В 2018 году был сделан частичный аварийный ремонт панели переменного тока одного отсека шкафа НКУ.

Нормативный срок службы экскаватора ЭКГ-8И (в том числе электропривода и НКУ) 18 лет.

Согласно заключению экспертизы промышленной безопасности на экскаватор ЭКГ-8И N 4, срок дальнейшей безопасной эксплуатации объекта экспертизы составляет 2 года (до 17 августа 2020 г.), при условии соблюдения в процессе эксплуатации требований нормативных правовых актов в области промышленной безопасности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, проанализировав нормы ст.ст. 233, 238, 242 Трудового кодекса Российской Федерации, пришел к выводу, что стороной истца не представлено доказательств вины работника в причинении ущерба имуществу работодателя, а также причинной связи между действиями ответчика и наступившим ущербом.

Соглашаясь с решением суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия дополнительно указала, что к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действий или бездействия) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

При отсутствии доказательств вины работника в причинении ущерба, оснований для возложения на него обязанности по его возмещению не имеется.

Материалами дела подтверждается, что короткое замыкание в монтажном кабельном канале в шкафу НКУ экскаватора произошло из-за разрушения резинового изоляционного слоя кабеля, вызванного высыханием резины в результате длительной многолетней эксплуатации, а не в результате действий работника.

Так как доказательств вины работника в причинении ущерба работодателю материалы дела не содержат, то вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска следует признать правильным.

Тот факт, что К.В.Ю. неоднократно включал цепь управления при ее явной неисправности, обоснованно не принят во внимание судом первой инстанции, так как не состоит в причинно-следственной связи с коротким замыканием и последующим возгоранием в монтажном кабельном канале экскаватора, что подтверждается актом служебного расследования и заключением в нем.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции считает, что суды при разрешении стороны обоснованно руководствовались следующими нормами права.

Статьей 233 Трудового кодекса Российской Федерации определены условия, при наличии которых возникает материальная ответственность стороны трудового договора, причинившей ущерб другой стороне этого договора. В соответствии с этой нормой материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Главой 39 Трудового кодекса Российской Федерации урегулированы отношения, связанные с возложением на работника, причинившего работодателю имущественный ущерб, материальной ответственности, в том числе установлены пределы такой ответственности.

В силу ч. 1 ст. 238 Трудового Кодекса российской Федерации работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества, а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ч. 2 ст. 238 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно ст. 241 Трудового Кодекса Российской Федерации за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами.

Полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере (ч. 1 ст. 242 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью 2 ст. 242 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных этим кодексом или иными федеральными законами.

В соответствии с п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности. Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

Бремя доказывания наличия совокупности указанных обстоятельств законом возложено на работодателя, который до принятия решения о возмещении ущерба конкретным работником обязан провести проверку с обязательным истребованием от работника письменного объяснения для установления размера причиненного ущерба, причин его возникновения и вины работника в причинении ущерба.

Вопреки доводам кассационной жалобы нормы материального права применены судами правильно, установлены фактические обстоятельства дела, выводы судов соответствуют установленным обстоятельствам дела, всем представленным доказательствам судами дана мотивированная оценка в соответствии с требованиями ст.67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, переоценка собранных по делу доказательств в силу ч. 2 ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в суде кассационной инстанции не допустима.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года N 29 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции" в п.1 разъяснено, что производство в суде кассационной инстанции предназначено для исправления существенных нарушений норм материального права или норм процессуального права, допущенных судами в ходе предшествующего разбирательства дела и повлиявших на исход дела, и без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия Восьмого кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу о том, что судом первой и апелляционной инстанции, существенных нарушений норм материального права или норм процессуального права, в ходе разбирательства дела, повлиявших на исход дела не допущено, решение Сорского районного суда Республики Хакасия от 18 июня 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия от 10 сентября 2019 г, следует оставить без изменения, кассационную жалобу ООО "Сорский горно - обогатительный комбинат" - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, определила:

решение Сорского районного суда Республики Хакасия от 18 июня 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия от 10 сентября 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Сорский горно - обогатительный комбинат" - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.