Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 19 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2909/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Дударёк Н.Г, судей Благодатских Г.В. и Конаревой И.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-42/2019 (54RS0007-01-2018-002986-25) по иску Семашко Р.Н. к акционерному обществу по строительству Сельхозобъектов Новосибирской области "Новосибирскоблсельстрой", обществу с ограниченной ответственностью "УК Восход 1а" о признании незаконными действий, взыскании ущерба

по кассационной жалобе Семашко Р.Н. на решение Октябрьского районного суда города Новосибирска от 23 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 30 июля 2019 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Конаревой И.А, выслушав объяснения представителя Семашко Р.Н. - Ярыгиной О.Н, поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя общества с ограниченной ответственностью "УК Восход 1а"-Якк Е.А, возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Семашко Р.Н. обратился в суд с иском к акционерному обществу "Новосибирскоблсельстрой", обществу с ограниченной ответственностью "УК Восход 1а" о признании незаконными действий по отключению электроэнергии, взыскании ущерба. Требования мотивированы тем, что он является собственником помещений N, N, расположенных по адресу: "адрес". 20 июня 2018 года в помещениях по указанному адресу была отключена электроэнергия по указанию директора АО "Новосибирскоблсельстрой" и директора ООО УК "Восход 1а", без письменного предупреждения и в отсутствие законных оснований. В помещении N находилось принадлежащее ему оборудование - графическая станция, которая в результате незаконного отключения электроэнергии была повреждена. Размер ущерба составил 1900000 руб.

Решением Октябрьского районного суда города Новосибирска от 23 апреля 2019 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 30 июля 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Семашко Р.Н. ставит вопрос об отмене решения Октябрьского районного суда города Новосибирска от 23 апреля 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 30 июля 2019 г, как незаконных, поскольку выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. В обоснование жалобы кассатор указывает, что суд не обосновано отказал в удовлетворении требований о признании действий ответчиков по отключению электроэнергии незаконными, поскольку в компетенцию ответчиков не входят вопросы подключения и прекращения подачи электроэнергии. Суд не дал оценку имеющимся в деле противоречивым доказательствам, а также признал допустимым доказательством заключение судебной экспертизы, выполненной экспертом ФИО1 Суд не обосновано отказал в удовлетворении ходатайства истца о назначении повторной экспертизы. Стоимость проведенной судебной экспертизы была не обосновано завышена.

В судебное заседание ответчик - акционерное общество "Новосибирскоблсельстрой" не явился, извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, о причинах неявки суду не сообщил, в связи с чем судебная коллегия, руководствуясь ч. 5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Статья 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее- ГПК РФ) предусматривает, что кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений, рассмотрение произведено в пределах доводов кассационной жалобы.

Как установлено судом, Семашко Р.Н. является собственником нежилых помещений, расположенных по адресу: "адрес" номера на поэтажном плане N, N, N, этаж N.

Между исполнителем -ООО "УК Восход 1а" и собственниками, в том числе Семашко Р.Н. заключен договор N на техническое обслуживание и эксплуатацию инженерных сетей и систем в административном здании и по "адрес" от 23.04.2018 г, предметом которого является оказание коммунальных услуг и услуг по техническому обслуживанию и эксплуатации инженерных сетей и систем приточно-вытяжной вентиляции офисного здания "адрес", уборке территорий и участие в вывозе мусора.

По условиям указанного договора исполнитель обязуется за плату оказывать услуги, в том числе по эксплуатации систем электроснабжения и организации взаимодействия со службами- Горводоканал, Новосибирскэнерго, СибЭКО.

Подпунктом N пункта N договора N от 23.04.2018 предусмотрено, что исполнитель принимает на себя обязанности организовать заключение договоров о поставке собственникам коммунальных услуг, необходимых для использования помещения по назначению, жизнеобеспечения собственников, а также для поддержания здания в надлежащем техническом состоянии для этого: заключать от своего имени договоры на поставку электроэнергии, теплоснабжения, водоснабжения и другие.

23.04.2018 г. между ООО "УК Восход 1а" (абонент) и ОАО "Новосибирскэнергосбыт" (гарантирующий поставщик) заключен договор энергоснабжения N.

Согласно уведомления от 20.06.2018 г, направленному собственнику нежилых помещений N, N, по состоянию на 18.06.2018 г. у Семашко Р.Н. имелась задолженность перед ООО "УК Восход 1а" в размере 19 021 руб. 07 коп. Данное уведомление содержит указание на отключение электроэнергии в помещениях N и N с 10.00 час. 20.06.2018 г. до полного погашения задолженности.

В соответствии с актом об отключении электроэнергии от 20.06.2018 г. с 10-00 часов 20.06.2018 г. и до 10-00 часов 21.06.2018 г. было произведено ограничение поставки электроэнергии в нежилых помещениях N и N по ул. Восход, 1а, путем выключения автоматических выключателей в электрощитовой.

По инициативе истца "данные изъяты" составлен акт осмотра поврежденного оборудования от 20.06.2018г, в соответствии с которым был произведен осмотр объекта: графическая станция "данные изъяты", комплектация в приложении, находящегося по адресу: "адрес", и указано, что в следствии отключения электроэнергии, комплектующие графической станции, а именно: видеокарта "данные изъяты" в количестве 32шт, серийный номер N- внешних признаков повреждения не выявлено, при подключении к эфиру, не идентифицируются, сгорание внутренней системы; райзер в количестве 24 шт, серийный номер N; графическая "данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты" внешних признаков повреждения не выявлено, при подключении к энергоснабжению, не включается. Результаты осмотра: в помещении характерный запах горелого пластика, оборудование восстановлению не подлежит.

Рыночная стоимость восстановительного ремонта оборудования -графическая станция "данные изъяты" в соответствии с заключением "данные изъяты" составила 1868000руб.

Согласно заключению N, составленного "данные изъяты" 18.11.2018, представленное на экспертизу оборудование комплектующие являются фирменной сборкой, конкретная модель оборудования определена и идентифицирована, оборудование сгорело в связи с прекращением подачи электроэнергии. Причинно-следственная связь сгорания оборудования - намеренное прекращение подачи электроэнергии.

В соответствии с представленной рецензией "данные изъяты" на указанное экспертное заключение N, исходя из представленной конфигурации и фотоматериала к заключению "данные изъяты", состав комплектующих оборудования является "майнинговой фермой для добычи криптовалюты". В рецензии указаны выявленные нарушения правил эксплуатации указанного оборудования, отмечено, что в заключении N отсутствуют указания на источник бесперебойного питания, модель, производителя и мощность, вывод о повреждении оборудования в связи с прекращением подачи электроэнергии является не корректным.

По результатам судебной экспертизы, проведенной АНО "Центр Технических экспертиз" по материалам дела, в связи с тем, что истец утилизировал спорное оборудования до завершения судебного разбирательства, составлено экспертное заключение N от 28.03.2019г. В соответствии с экспертным заключением, не представляется возможным установить причину выхода из строя спорного оборудования в виду его утилизации, невозможности осмотра и анализа состояния объектов. Также не представляется возможным установить соответствие источника бесперебойного питания мощности установленного оборудования и возможность обеспечить завершение оборудования при нештатном отключении подачи электроэнергии. Экспертом также отмечено, что в заключении "данные изъяты" не указаны модель и иные идентификационные данные, позволяющие определить мощность блок питания, а отсутствие данной информации не позволяет определить его соответствии мощности установленного оборудования. Кроме того, эксперт пришел к выводу о том, что отключение электроэнергии в помещении N не состоит в причинно-следственной связи с выходом из строя указанного оборудования.

Суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований как для признания незаконными действий по отключению электроэнергии, так и взыскания с ответчиков в пользу истца ущерба, исходя из того, что истцом не были представлены доказательства, подтверждающие, что причинение вреда его имуществу произошло вследствие виновных действий ответчика, в связи с чем отказал в удовлетворении иска.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для признания выводов суда первой и апелляционной инстанции незаконными, исходя из следующего.

Доводы кассатора относительно незаконности действий ответчиков по отключению электроэнергии были предметом проверки суда апелляционной инстанции, им была дана соответствующая правовая оценка, не согласится с которой у судебной коллегии не имеется оснований.

Судом установлено, что для исполнения своих обязанностей по договору N от 23.04.2018 г, заключенному между истцом и ответчиком, ООО "УК Восход 1а" был заключен договор договора энергоснабжения N от 23.04.2018, в соответствии с которым гарантирующий поставщик поставляет электрическую энергию и оказывает услуги по передаче электрической энергии абоненту -ООО "УК Восход 1а", а абонент обязуется оплачивать приобретаемую электрическую энергию и оказанные услуги.

В соответствии с пунктами N и N указанного договора отказ абонента от признания задолженности не является препятствием для введения ограничения режима потребления, подача электрической энергии (мощности) возобновляется после уплаты задолженности по настоящему договору в полном объеме, либо на основании соглашения сторон или по решению суда, позднее, чем через 24 часа с момента оплаты задолженности абонентом гарантирующему Поставщику.

Ограничение режима потребления электрической энергии регулируется Правилами полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии, утвержденных Постановлением Правительства N442 от 04.05.2012 г.

В силу данных Правил ООО "УК Восход 1а" относится к категории субисполнителей, то есть являющихся сетевой организаций либо иным лицом, включая садоводческие и огороднические некоммерческие товарищества, которые не оказывают услуг по передаче электрической энергии и к энергопринимающим устройствам и (или) объектам электроэнергетики которых технологически присоединены (в случае отсутствия надлежащего технологического присоединения - непосредственно присоединены) энергопринимающие устройства и (или) объекты электроэнергетики потребителя, ограничение режима потребления которыми подлежит введению в соответствии с настоящими Правилами.

Согласно пункту 1(2), 2 указанных выше Правил, субисполнитель осуществляет действия по введению ограничения режима потребления в (соответствии с требованиями настоящих Правил, установленными для исполнителя, с учетом особенностей, предусмотренных настоящими Правилами.

Такие ограничения режима потребления электрической энергии вводятся, в том числе при нарушении потребителем своих обязательств, выразившееся неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по оплате электрической энергии (мощности).

Учитывая вышеизложенные положения, факт наличия задолженности истца перед ответчиком за потребленную электрическую энергию, соответствующее уведомление истца о наличии долга и предстоящим отключении электроэнергии, суд пришел к верному выводу о законности действий ООО "УК Восход 1а" по отключению энергии истцу.

При этом судом апелляционной инстанции верно отклонены доводы истца об отсутствии соответствующего извещения о предстоящем отключении электроэнергии, уклонении суда первой инстанции от оценки показаний электрика ФИО2, а также об отсутствии судебной оценки платёжного поручения оплате задолженности от 18.06.2018 г.

Суд апелляционной инстанции верно отметил, что из платежного поручения от 18.06.2018 г. следует, что оплата произведена иным лицом, а не Семашко Р.Н. Материалы дела не свидетельствуют, что истцом своевременно, до ограничения потребления электрической энергии, представлены сведения об оплате долга истца третьим лицом, соответствующее письмо датировано 14.09.2018.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, для возложения на лицо имущественной ответственности за причиненные убытки необходимо установление совокупности элементов: факта несения убытков, их размера, противоправного поведения лица, причинившего вред, причинной связи между противоправным поведением и наступившими последствиями в виде убытков. Отсутствие доказательств наличия хотя бы одного из указанных обстоятельств является основанием для отказа в удовлетворении иска.

Способами возмещения вреда являются возмещение вреда в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, исправление поврежденной вещи и т.п.) или возмещение причиненных убытков (статья 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которое оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, пришел к выводу о недоказанности истцом состава убытков, исходя из представленных в материалы дела доказательств.

Доводы кассационной жалобы истца о недопустимости доказательства - экспертизы "данные изъяты", необоснованном отказе суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы, отсутствии оценки иных, имеющихся в деле доказательств, судебная коллегия признает несостоятельными, соглашаясь с выводами суда апелляционной инстанции.

Вопреки доводам кассатора о проведении судебной экспертизы лицом, не имеющим на ее проведение полномочий, специального образования и стажа, судебная экспертиза, по результатам которой составлено заключение эксперта N от 28.03.2019 г, проведена экспертом ФИО1, имеющим высшее образование "данные изъяты", специальность судебный эксперт", кафедра "судебная экспертиза"; в рамках которого освоена дисциплина "судебная компьютерно - техническая экспертиза", эксперт является членом НП "Федерация Судебных Экспертов", имеющим стаж экспертной работы в области судебной инженерно - технической экспертизы 1 год.

Также вопреки доводам истца, эксперт ФИО1 проводивший судебную экспертизу, был предупрежден надлежащим образом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со статьей 307 УПК РФ, о чем в материалах дела имеется соответствующая расписка, доводы об обратном не подтверждены.

Отсутствие при проведении данной экспертизы, с учетом необходимости специальных знаний именно в области техники, подготовки в области оценочной деятельности не является существенным обстоятельством, в соответствии с которым результаты экспертиза подлежат признанию недопустимыми, кроме того, эксперт указал, что стоимость оборудования рассчитана исключительно на основании описания компонентов в материалах дела и открытых источниках.

Судом первой инстанции дана оценка представленному истцом экспертному заключению "данные изъяты" с учетом имеющихся в деле доказательств, в связи с чем доводы истца об обратном подлежат судебной коллегией отклонению.

Суд первой инстанции, вопреки доводам кассатора, с учетом оценки заключения эксперта N от 28.03.2019 г, имеющихся в материалах дела иных доказательствах, в том числе представленных истцом, в совокупности, в силу требований статьи 67 ГПК РФ, пришел к верному выводу о том, что отключение электроэнергии не состоит в причинно - следственной связи с выходом из строя оборудования.

Судом первой и апелляционной инстанций дана соответствующая правая оценка выводам эксперта, изложенным в заключение эксперта N от 28.03.2019 г, которые признаны ими полными, не допускающими неоднозначного толкования, при этом судом было отмечено, что судебный эксперт выразил несогласие с выводами экспертизы, проведенной "данные изъяты" так как в данном заключении отсутствует информация относительно изучения конденсаторов, которые свидетельствовали бы о причинах выхода из строя оборудования.

Несогласие истца с выводами судебной экспертизы само по себе не является обстоятельством, исключающим доказательственное значение экспертного заключения, и не свидетельствует о наличии оснований для проведения повторной экспертизы.

Доводы истца о несогласии с экспертным заключением и о неправомерности отказа в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы были предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции и им дана соответствующая правовая оценка.

Оценив представленное экспертное заключение на предмет его соответствия требованиями процессуального и материального законодательства, судебные инстанции признали его в качестве надлежащего доказательства по делу.

Назначение по делу повторной или дополнительной экспертизы регламентировано статьей 87 ГПК РФ, в соответствии с которой дополнительная экспертиза по делу назначается при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, или при возникновении вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств дела, а повторная - в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов.

Судом первой инстанции не установлено оснований для назначения по делу повторной экспертизы. При этом назначение по делу экспертного исследования в данном случае является прерогативой суда и одно лишь несогласие стороны с выводами эксперта не может служить основанием для назначения повторной или дополнительной экспертизы.

Кроме того, при рассмотрении доводов истца относительно назначения повторной судебной экспертизы, суд апелляционной инстанции верно указал, что также следует учесть факт утилизации самим истцом спорного оборудования.

Требования истца, изложенные в кассационной жалобе, об оценке судом кассационной инстанции собранных по делу доказательств в соответствии со статьей 67 ГПК РФ, подлежат судебной коллегией отклонению, поскольку противоречат положениям статей 379.6 и 379.7 ГПК РФ, в соответствии с которыми кассационный суд не обладает процессуальными полномочиями по оценке (переоценке) установленных по делу обстоятельств и имеющихся в деле доказательств.

Доводы истца, изложенные в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции и получили надлежащую правовую оценку, не могут служить основанием для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений, поскольку сводятся к несогласию с оценочными выводами суда первой и апелляционной инстанций, по существу относятся к иной оценке доказательств и установлению обстоятельств по делу, а иное толкование положений действующего законодательства не свидетельствует о неправильном применении судом норм права.

Каких-либо существенных нарушений норм процессуального права судом первой и апелляционной инстанций, которые могли бы служить основанием для отмены судебных постановлений, по доводам кассационной жалобы и материалам дела не усматривается.

Принятые по делу решение и апелляционное определение соответствуют нормам материального и процессуального права, а содержащиеся в нем выводы - установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

С учетом изложенного судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы заявителя.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Октябрьского районного суда города Новосибирска от 23 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 30 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Семашко Р.Н. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.