• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Решение Брянского областного суда от 10 апреля 2020 г. по делу N 3а-722/2020

Решение Брянского областного суда от 10 апреля 2020 г. по делу N 3а-722/2020

 

Брянский областной суд в составе

председательствующего Цуканова Д.А.

при секретаре Кондрашовой О.А, с участием

прокурора Таратонова И.В, административных истцов Бочарова Я.В, Жилинского В.А, представителя административных ответчиков - Правительства Брянской области и Губернатора Брянской области Капарчук О.Н, рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административным исковым заявлениям Бочарова Ярослава Владимировича и Жилинского Вольдемара Александровича к Правительству Брянской области, Губернатору Брянской области о признании недействующим подпункта 3.6 пункта 3 постановления Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п "О введении режима повышенной готовности на территории Брянской области" (в редакции постановления Правительства Брянской области от 03 апреля 2020 года N 136-п), УСТАНОВИЛ:

Правительством Брянской области 17 марта 2020 года принято постановление N 106-п "О введении режима повышенной готовности на территории Брянской области" (далее - постановление Правительства Брянской области N 106-п от 17 марта 2020 года), опубликованное на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru 18 марта 2020 года (номер опубликования 3200202003180003).

Постановлениями Правительства Брянской области от 27 марта 2020 г. N 126-п, от 30 марта 2020 года N 127-п, от 31 марта 2020 года N 130-п, от 03 апреля 2020 года N 136-п "О внесении изменений в постановление Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п "О введении режима повышенной готовности на территории Брянской области" в указанное постановление внесены изменения.

Вышеназванные постановления Правительства Брянской области опубликованы на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru 27 марта 2020 года (номер опубликования 3200202003270001), 30 марта 2020 года (номер опубликования 3200202003300001), 31 марта 2020 года (номер опубликования 3200202003310007) и 03 апреля 2020 года (номер опубликования 3200202004030003) соответственно.

Бочаров Я.В. и Жилинский В.А. обратились в суд с административными исковыми заявлениями, в которых с учетом уточненных исковых требований просят признать не действующим со дня вступления в силу подпункт 3.6 пункта 3 постановления Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п "О введении режима повышенной готовности на территории Брянской области" (в редакции постановления Правительства Брянской области от 03 апреля 2020 года N 136-п), ссылаясь на то, что его положения не соответствуют требованиям законодательства РФ, нарушают их конституционные права на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, поскольку нормы права, на основании которых они приняты, с учетом отсутствия режима карантина на территории Брянской области, не предоставляют Правительству Брянской области полномочий ограничивать данные права и свободы.

В судебном заседании административные истцы Бочаров Я.В. и Жилинский В.А. поддержали свои исковые требования по основаниям, изложенным в административных исках.

Представитель административных ответчиков - Правительства Брянской области и Губернатора Брянской области - Капарчук О.Н. административные иски Бочарова Я.В. и Жилинского В.А. не признала. В обоснование своей позиции пояснила, что оспариваемое постановление Правительства Брянской области соответствует нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу. Предусмотренные данным постановлением ограничительные мероприятия установлены в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Брянской области в период действия режима повышенной готовности в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции, не являются ограничением конституционного права на свободу передвижения граждан, не нарушают права, свободы и законные интересы административных истцов, направлены на создание необходимых условий для сохранения их жизни и здоровья.

Выслушав объяснения сторон, заключение прокурора, полагавшего административные иски не подлежащими удовлетворению, проверяя соответствие оспариваемого нормативного правового акта требованиям законодательства, исследовав материалы административного дела, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении административных исковых заявлений по следующим основаниям.

По смыслу Конституции РФ жизнь и здоровье человека являются высшим благом, без которого утрачивают свое значение многие другие блага и ценности, а, следовательно, их сохранение и укрепление играют первоочередную роль в жизни общества и государства.

Согласно пункту "з" части 1 статьи 72 Конституции РФ осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам (части 2, 5 статьи 76 Конституции РФ).

Подпунктом 5 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 06 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, отнесено решение вопросов предупреждения чрезвычайных ситуаций межмуниципального и регионального характера, стихийных бедствий, эпидемий и ликвидации их последствий, реализации мероприятий, направленных на спасение жизни и сохранение здоровья людей при чрезвычайных ситуациях.

В соответствии со статьей 39 Устава Брянской области, принятого Законом Брянской области от 20 декабря 2012 года N 91-З, в систему органов государственной власти Брянской области входят высшее должностное лицо Брянской области - Губернатор Брянской области и высший исполнительный орган государственной власти Брянской области - Правительство Брянской области.

В силу статей 53, 56, 58 Устава Брянской области, статей 4, 9 Закона Брянской области от 20.12.2012 г. N 92-З "О Правительстве и системе исполнительных органов государственной власти Брянской области" (далее - Закон Брянской области от 20 декабря 2012 года N 92-З) высшим исполнительным органом государственной власти Брянской области является Правительство Брянской области, осуществляющее деятельность на постоянной основе, возглавляемое Губернатором Брянской области, который является его председателем.

Статьей 14 Закона Брянской области от 20 декабря 2012 года N 92-З предусмотрено, что Правительство области на основании и во исполнение Конституции РФ, Устава Брянской области, федерального и областного законодательства издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Акты, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства области. Изданные Правительством области акты нормативного характера являются обязательными для исполнения на территории области. Постановления и распоряжения Правительства области подписываются Губернатором Брянской области. Датой официального опубликования постановления или распоряжения Правительства области считается дата первой публикации его текста в одном из источников официального опубликования Брянской области, установленных законом Брянской области.

Официальным опубликованием законов Брянской области и иных нормативных правовых актов области считается первая публикация их полных официальных текстов в информационном бюллетене "Официальная Брянщина", областной газете "Брянская учительская газета" или первое размещение (опубликование) на официальном интернет-портале правовой информации (www.pravo.gov.ru) (часть 1 статьи 29 Закона Брянской области от 03 ноября 1997 года N 28-З "О законах и иных нормативных правовых актах Брянской области").

С учетом изложенных выше норм права, принимая во внимание установленные по делу обстоятельства, суд приходит к выводу о том, что постановление Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п "О введении режима повышенной готовности на территории Брянской области" (в редакции постановления Правительства Брянской области от 03 апреля 2020 года N 136-п) принято уполномоченным органом в пределах его компетенции, с соблюдением требований законодательства к форме издаваемых им нормативных правовых актов, порядку принятия и введения их в действие.

Проверяя содержание оспариваемого подпункта постановления Правительства Брянской области на предмет его соответствия федеральному и региональному законодательству, суд исходит из следующего.

Пунктом 1 постановления Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п на территории Брянской области для органов управления и сил территориальной подсистемы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций введен режим повышенной готовности.

Постановлением Правительства Брянской области от 30 марта 2020 года N 127-п пункт 3 оспариваемого постановления дополнен подпунктом 3.6. В соответствии с данным подпунктом (в редакции постановления от 03 апреля 2020 года N 136-п) граждане, проживающие и (или) прибывшие на территорию Брянской области с 30 марта по 30 апреля 2020 года, обязаны не покидать места проживания (пребывания), за исключением случаев обращения за экстренной (неотложной) медицинской помощью и случаев иной прямой угрозы жизни и здоровью, случаев следования к месту (от места) осуществления деятельности (в том числе работы), которая не приостановлена в соответствии с настоящим постановлением, осуществления деятельности, связанной с передвижением по территории Брянской области, в случае, если такое передвижение непосредственно связано с осуществлением деятельности, которая не приостановлена в соответствии с настоящим постановлением (в том числе оказанием транспортных услуг и услуг доставки), а также следования к ближайшему месту приобретения товаров, работ, услуг, реализация которых не ограничена в соответствии с настоящим постановлением, выгула домашних животных на расстоянии, не превышающем 100 метров от места проживания (пребывания), выноса отходов до ближайшего места накопления отходов.

Ограничения, установленные настоящим подпунктом, не распространяются на случаи оказания медицинской помощи, деятельность правоохранительных органов, органов по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям и подведомственных им организаций, органов по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, иных органов в части действий, непосредственно направленных на защиту жизни, здоровья и иных прав и свобод граждан, в том числе противодействие преступности, охраны общественного порядка, собственности и обеспечения общественной безопасности.

Как следует из данного постановления, оно принято Правительством Брянской области в связи с угрозой распространения на территории Брянской области новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV).

Постановлением Правительства РФ от 14.03.2020 г. N 285 "О Координационном совете при Правительстве Российской Федерации по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации" установлено, что в настоящее время имеет место масштабное распространение новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в мире. Всемирной организацией здравоохранения объявлена пандемия новой коронавирусной инфекции. Постановлением Правительства РФ от 31.01.2020 г. N 66 коронавирусная инфекция (2019-nCoV) включена в Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих.

Согласно Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (статья 2).

К числу общепризнанных, основных, неотчуждаемых прав и свобод человека, подлежащих государственной защите, относятся, прежде всего, право на жизнь (часть 1 статьи 20 Конституции РФ) как основа человеческого существования, источник всех других основных прав и свобод, и право на охрану здоровья (часть 1 статьи 41 Конституции РФ), которое также является высшим для человека благом, без которого могут утратить значение многие другие блага. В силу указанных положений Конституции РФ на государство возложена обязанность уважения данных конституционных прав и их защиты законом. Из изложенного следует, что государство должно защищать право граждан на жизнь и здоровье, обеспечивать его реализацию, уделяя надлежащее внимание вопросам предупреждения произвольного лишения жизни и здоровья, а также обязано принимать все разумные меры по борьбе с обстоятельствами, которые могут создать прямую угрозу жизни и здоровью граждан.

Статья 18 Конституции РФ устанавливает, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы (статья 15).

Таким образом, оспариваемое постановление Правительства Брянской области направлено на обеспечение реализации и защиту гарантированных Конституцией РФ прав неопределенного круга лиц, проживающих и (или) прибывших на территорию Брянской области, включая административных истцов Бочарова Я.В. и Жилинского В.А, на жизнь и здоровье как высших и наиболее значимых конституционных ценностей.

В число прав и свобод человека, являющихся основой конституционного строя Российской Федерации, Конституция РФ включает право каждого, кто законно находится на территории Российской Федерации, свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства (часть 1 статьи 27).

Вместе с тем, в Российской Федерации как в правовом и демократическом государстве защита указанных конституционных ценностей предполагает, как следует из статей 17 (часть 3), 19, 55 (части 2 и 3) и 56 (часть 3) Конституции РФ, возможность - в соответствии с конституционно одобряемыми целями на основе принципов разумности и соразмерности при соблюдении баланса публичных и частных интересов - ограничений прав и свобод человека и гражданина, включая права, закрепленные статьей 27 (часть 1) Конституции РФ, с тем чтобы не допустить умаления этих прав.

Право гражданина РФ на свободу передвижения не является абсолютным, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции РФ оно может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо, в том числе, в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Конкретизируя данные предписания, статья 8 Закона РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-I "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" устанавливает исчерпывающий перечень оснований ограничения права граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации в соответствии с законами Российской Федерации. При этом, вопреки доводам административных истцов Бочарова Я.В. и Жилинского В.А. данной статьей предусмотрена возможность ограничения указанных прав не только на территории, где введено чрезвычайное положение, но и на отдельных территориях и в населенных пунктах, где в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности.

Постановлением Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п (с последующими изменениями) на территории Брянской области был введен режим повышенной готовности, предусматривающий особые условия проведения массовых мероприятий, передвижения граждан, деятельности организаций в связи с угрозой распространения на территории Брянской области коронавирусной инфекции (2019-nCoV).

С учетом этого, суд приходит к выводу о том, что положения подпункта 3.6 пункта 3 вышеназванного постановления Правительства Брянской области (в редакции постановления Правительства Брянской области от 03 апреля 2020 года N 136-п) соответствуют требованиям Закона РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации".

Федеральный закон от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" (далее - Федеральный закон от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ) закрепляет право граждан Российской Федерации на защиту жизни и здоровья в случае возникновения чрезвычайных ситуаций, предусматривая при этом ответственность за создание условий и предпосылок к возникновению чрезвычайных ситуаций, а также за непринятие мер по защите жизни и сохранению здоровья людей.

В соответствии со статьей 3 данного Федерального закона его целями являются не только снижение размеров ущерба и потерь от чрезвычайных ситуаций и ликвидация чрезвычайных ситуаций, но и предупреждение возникновения и развития чрезвычайных ситуаций, под которым понимается комплекс мероприятий, проводимых заблаговременно и направленных на максимально возможное уменьшение риска возникновения чрезвычайных ситуаций, а также на сохранение здоровья людей, снижение размеров ущерба окружающей среде и материальных потерь в случае их возникновения.

Статьей 4 указанного Федерального закона предусмотрено, что единая государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций объединяет органы управления, силы и средства федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций, в полномочия которых входит решение вопросов по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций. Одной из основных задач единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций является разработка и реализация правовых норм по обеспечению защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций.

Согласно подпункту "б" пункта 6 статьи 4.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации органы управления и силы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций функционируют в режиме повышенной готовности.

В соответствии с пунктом "р" статьи 2 Закона Брянской области от 30 декабря 2005 года N 122-3 "О защите населения и территорий Брянской области от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" Правительство Брянской области в пределах своей компетенции вводит режим повышенной готовности или чрезвычайной ситуации для соответствующих органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

С учетом вышеназванных норм права, принимая во внимание необходимость обеспечения прав граждан на защиту жизни и здоровья в связи с угрозой распространения на территории Брянской области коронавирусной инфекции (2019-nCoV) Правительство Брянской области постановлением N 106-п от 17 марта 2020 года правомерно ввело режим повышенной готовности на территории Брянской области.

Кроме того, суд принимает во внимание, что на момент принятия постановления Правительства Брянской области от 03 апреля 2020 года N 136-п "О внесении изменений в постановление Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п Федеральным законом от 01.04.2020 г. N 98-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций", вступившим в силу с 01 апреля 2020 года, были внесены изменения в Федеральный закон от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера".

В силу подпунктов "м", "у", "ф" пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ (в редакции Федерального закона от 01.04.2020 г. N 98-ФЗ) органы государственной власти субъектов Российской Федерации вводят режим повышенной готовности или чрезвычайной ситуации для соответствующих органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций; устанавливают обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации; с учетом особенностей чрезвычайной ситуации на территории субъекта Российской Федерации или угрозы ее возникновения во исполнение правил поведения, установленных в соответствии с подпунктом "а.2" статьи 10 настоящего Федерального закона, могут устанавливать дополнительные обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации в соответствии с подпунктом "а.1" статьи 10 настоящего Федерального закона.

Согласно статье 19 Федерального закона от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ (в редакции Федерального закона от 01.04.2020 г. N 98-ФЗ) граждане Российской Федерации обязаны выполнять установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом правила поведения при введении режима повышенной готовности.

Также на момент принятия постановления Правительства Брянской области от 03 апреля 2020 года N 136-п действовал Указ Президента РФ от 02.04.2020 г. N 239 "О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)", в соответствии с пунктом 2 которого в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19) высшим должностным лицам (руководителям высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации с учетом положений настоящего Указа, исходя из санитарно-эпидемиологической обстановки и особенностей распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в субъекте Российской Федерации, предписано обеспечить разработку и реализацию комплекса ограничительных и иных мероприятий, в том числе, в первую очередь, установить особый порядок передвижения на соответствующей территории лиц и транспортных средств, за исключением транспортных средств, осуществляющих межрегиональные перевозки.

В соответствии с пунктом "б" части 1 статьи 72 Конституции РФ вопросы защиты прав и свобод человека и гражданина (в том числе прав на жизнь и здоровье) находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В связи с этим суд приходит к выводу о том, что оспариваемый нормативный правовой акт принят с учетом вышеназванного правового регулирования в рассматриваемой сфере правоотношений, действовавшего на момент внесения 03 апреля 2020 года изменений в постановление Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п. Установленные подпунктом 3.6 пункта 3 вышеназванного постановления ограничения согласуются с конституционно значимыми целями ограничения прав и свобод человека и гражданина, оправданы необходимостью создания условий для предупреждения возникновения распространения коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Брянской области. Неисполнение Правительством Брянской области требований вышеназванных нормативных правовых актов федерального уровня об обеспечении защиты граждан от угрозы распространения указанной инфекции способно привести к умалению и недопустимому ограничению гарантированного Конституцией РФ права на жизнь, что является прямым нарушением ее требований, установленных частью 3 статьи 56.

Также на указанных положениях Конституции РФ основывается и законодательство в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Отношения, возникающие в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации предусмотренных Конституцией РФ прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду регулируются Федеральным законом от 30.03.1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее - Федеральный закон от 30.03.1999 г. N 52-ФЗ).

В соответствии со статьей 6 данного Федерального закона к полномочиям субъектов Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения относятся, в том числе, принятие в соответствии с федеральными законами законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, контроль за их исполнением; введение и отмена на территории субъекта Российской Федерации ограничительных мероприятий (карантина) на основании предложений, предписаний главных государственных санитарных врачей и их заместителей.

Согласно статье 1 указанного Федерального закона ограничительные мероприятия (карантин) - административные, медико-санитарные, ветеринарные и иные меры, направленные на предотвращение распространения инфекционных заболеваний и предусматривающие особый режим хозяйственной и иной деятельности, ограничение передвижения населения, транспортных средств, грузов, товаров и животных.

Пунктом 1 статьи 29 Федерального закона от 30.03.1999 г. N 52-ФЗ предусмотрено, что в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должны своевременно и в полном объеме проводиться предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, в том числе по введению ограничительных мероприятий (карантина).

Согласно ст. 31 данного Федерального закона ограничительные мероприятия (карантин) вводятся, в том числе, на территории соответствующего субъекта Российской Федерации в случае угрозы возникновения и распространения инфекционных заболеваний. Ограничительные мероприятия (карантин) вводятся (отменяются) на основании предложений, предписаний главных государственных санитарных врачей и их заместителей решением, в том числе, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

Постановлениями Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 2 марта 2020 года N 5 "О дополнительных мерах по снижению рисков завоза и распространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)", от 18 марта 2020 года N 7 "Об обеспечении режима изоляции в целях предотвращения распространения COVID-2019", от 30 марта 2020 года N 9 "О дополнительных мерах по недопущению распространения COVID-2019", действовавшими на момент принятия оспариваемой редакции постановления Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п, высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации (руководителям высшего исполнительного органа государственной власти субъектов Российской Федерации) предписано обеспечить организацию и проведение мероприятий, направленных на предупреждение завоза и распространения, своевременное выявление и изоляцию лиц с признаками новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV); с учетом складывающейся эпидемиологической ситуации в регионе и прогноза ее развития своевременно вводить ограничительные мероприятия, организовать контроль за соблюдением карантина, принять меры по введению режима повышенной готовности; обеспечить введение ограничительных мероприятий, включая режим самоизоляции.

Принимая во внимание, что в силу пункта 2 статьи 51 Федерального закона от 30.03.1999 г. N 52-ФЗ Главный государственный санитарный врач Российской Федерации обладает правами и полномочиями, которыми наделены Главные государственные санитарные врачи и их заместители, в том числе правом внесения предложений в органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации о введении ограничительных мероприятий (карантина), с учетом принятия им вышеназванных постановлений, доводы административного истца Жилинского В.А. о том, что на территории Брянской области не вводился режим карантина (ограничительные мероприятия), являются несостоятельными.

Ссылки административных истцов Бочарова Я.В. и Жилинского В.А. на то, что постановления Главного государственного санитарного врача РФ, связанные с режимом самоизоляции, распространяются лишь на лиц с подозрением на коронавирусную инфекцию, а также лиц, прибывших на территорию Российской Федерации с территорий, где зарегистрированы случаи коронавирусной инфекции, либо контактирующих с такими лицами, признаются судом необоснованными, поскольку опровергаются положениями пункта 1.3 постановления Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 30 марта 2020 года N 9.

Следовательно, установленные постановлением Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п (в оспариваемой редакции) ограничительные мероприятия, предусматривающие, в том числе, ограничение передвижения проживающих и (или) прибывших на территорию Брянской области с 30 марта 2020 года по 30 апреля 2020 года граждан, соответствуют требованиям Федерального закона от 30.03.1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения".

Указанные ограничительные мероприятия приняты при наличии предусмотренных законом оснований для ограничения права на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации, направлены на защиту таких конституционно значимых ценностей как жизнь и здоровье человека. Установленные оспариваемыми положениями ограничения права на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства носят временный характер, вызванный особыми условиями, обусловленными опасностью распространения коронавирусной инфекции COVID-2019. В связи с этим суд считает, что приведенные административными истцами Бочаровым Я.В. и Жилинским В.А. в своих исках утверждения о нарушении их конституционных прав на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства безосновательны.

В условиях угрозы распространения новой коронавирусной инфекции COVID-2019 гарантированные Конституцией РФ права на жизнь и здоровье граждан, признаваемые высшей ценностью, требуют со стороны государства, в том числе органов исполнительной власти субъектов РФ, приоритетной защиты перед всеми иными конституционными правами.

В соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства РФ по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

В силу того, что оспариваемые положения постановления Правительства Брянской области соответствуют нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, соразмерны конституционно значимым целям и соответствуют критериям, определенным Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении административных исков.

Руководствуясь статьями 175-180, 213, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении административных исковых заявлений Бочарова Ярослава Владимировича и Жилинского Вольдемара Александровича к Правительству Брянской области, Губернатору Брянской области о признании недействующим подпункта 3.6 пункта 3 постановления Правительства Брянской области от 17 марта 2020 года N 106-п "О введении режима повышенной готовности на территории Брянской области" (в редакции постановления Правительства Брянской области от 03 апреля 2020 года N 136-п) отказать.

Решение может быть обжаловано в Первый апелляционный суд общей юрисдикции в течение одного месяца со дня его принятия в окончательной форме.

 

Судья Д.А. Цуканов

Мотивированное решение изготовлено 14 апреля 2020 года.