Определение СК по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 21 июля 2020 г. по делу N 8Г-14105/2020[88-14710/2020]

 

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Захаровой С.В, судей Курчевской С.В. и Патронова Р.В, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Федерального государственного бюджетного учреждения "Канал имени Москвы" к ФИО1 о взыскании материального ущерба, причиненного работодателю (номер дела, присвоенный судом первой инстанции 2-3925/2019)

по кассационной жалобе представителя ФИО1 - ФИО4 на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 05.03.2020, которым отменено решение Рыбинского городского суда Ярославской области от 14.11.2019 об отказе в иске и принято новое решение о частичном удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции ФИО10, объяснения ответчика ФИО1, его представителя ФИО4 (по доверенности), поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя истца ФГБУ "Канал имени Москвы" ФИО9 (по доверенности), возразившего против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Федеральное государственное бюджетное учреждение "Канал имени Москвы" (далее по тексту также - ФГБУ "Канал имени Москвы") обратилось в суд к ФИО1 с иском (уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ) о взыскании материального ущерба 195 182, 61 руб, расходов по оплате государственной пошлины в размере 5129 руб, указав, что начальником "адрес" гидротехнических сооружений (Рыбинского РГС) - филиала ФГБУ "Канал имени Москвы" ФИО1 были изданы приказы в отношении специалиста по кадрам ФИО5 ДД.ММ.ГГГГ N л/с об объявлении выговора и ДД.ММ.ГГГГ N л/с о расторжении трудового договора по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ в связи с неоднократным неисполнением без уважительных причин трудовых обязанностей при наличии дисциплинарного взыскания. Решением Рыбинского городского суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ, вступившим в законную силу ДД.ММ.ГГГГ, указанные приказы признаны незаконными и отменены, ФИО5 восстановлена на работе, с ФГБУ "Канал имени Москвы" в ее пользу взыскана заработная плата за время вынужденного прогула 106 485, 40 руб, компенсация морального 20 000 руб, судебные расходы 30 000 руб. В бюджет городского округа "адрес" взыскана госпошлина в размере 3629, 71 руб. ФГБУ "Канал имени Москвы" проведена служебная проверка. Заключением комиссии по результатам служебной проверки от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что ущерб, причиненный по вине ФИО1, составляет 217 057, 26 руб. Кроме сумм по решению суда учреждение выплатило ФИО5 компенсацию за задержку выплат 7647, 70 руб, премию за октябрь 2018 года в связи с отменой приказа об объявлении выговора 13 635, 72 руб, доплату за время вынужденного прогула и компенсации за неиспользованный отпуск в связи с начислением премии и перерасчетом среднего заработка 2739, 30 руб. и 622, 35 руб, доплаты по листкам временной нетрудоспособности в период вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ и с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ с 60% до 100% 6338, 88 руб. и 7923, 60 руб.

Кроме того, учреждением понесены командировочные расходы 18 034, 60 руб. на проезд, проживание и суточные в связи с представлением интересов работодателя в суде по трудовому спору с ФИО5 Ответчик должен нести ответственность в пределах среднего месячного заработка, который составляет 195 182, 61 руб.

Решением Рыбинского городского суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ в удовлетворении исковых требований Федерального государственного бюджетного учреждения "Канал имени Москвы" отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ указанное решение суда отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования Федерального государственного бюджетного учреждения "Канал имени Москвы" к ФИО1 удовлетворены частично.

С ФИО1 в пользу Федерального государственного бюджетного учреждения "Канал имени Москвы" взыскано возмещение ущерба в сумме 170 041, 84 руб.

В остальной части исковых требований Федерального государственного бюджетного учреждения "Канал имени Москвы" отказано.

В кассационной жалобе представителя ФИО1 - ФИО4, поданной во Второй кассационный суд общей юрисдикции, ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ, как незаконного, и оставлении в силе решения Рыбинского городского суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ.

Заявитель указывает на допущенное судом апелляционной инстанции нарушение норм материального и процессуального права, неправильное определение юридически значимых по делу обстоятельств. По мнению заявителя, суд не учел, что ФИО1, подписывая приказы о привлечении ФИО5 к дисциплинарной ответственности, являлся не работником, а представителем работодателя, совершая от его имени юридически значимые действия; взысканные судом в пользу ФИО5, денежные средства не являются прямым действительным ущербом для учреждения, принятие решений руководителя относится к нормальному хозяйственному риску, в связи с чем является неправомерным привлечение ФИО1 к материальной ответственности в порядке ст.ст. 233, 238 Трудового кодекса РФ за принятие управленческого решения в рамках трудовых правоотношений при том, что ФИО1, издавая приказы, подготовленные ему специалистом по кадрам ФИО7, действовал в пределах полномочий, предоставленных ему законом и локальными нормативными актами от имени учреждения и в соответствии с позицией самого учреждения. Взыскание с работника, принявшего решение об увольнении, денежных средств, выплаченных незаконно уволенным работникам за время вынужденного прогула, законом не предусмотрено. Кроме того, суд апелляционной инстанции необоснованно не применил нормы ст. 250 Трудового кодекса РФ о снижении размера ущерба.

От ФГБУ "Канал имени Москвы" поступили возражения на кассационную жалобу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.

Согласно ст. 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие нарушения допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что ФИО1 с 2008 года является начальником "адрес" гидротехнических сооружений - филиала ФГБУ "Канал имени Москвы".

В соответствии с п.п. 7.5, 7.6, 7.7 Положения о филиале, утвержденного ДД.ММ.ГГГГ, начальник филиала нанимает (назначает) на должность и освобождает от должности работников, заключает с ними трудовые договоры, принимает к ним меры поощрения и дисциплинарного взыскания в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации, несет персональную ответственность за организацию работы филиала, соблюдение законодательства Российской Федерации, сохранность имущества товарно-материальных ценностей, денежных средств, переданных филиалу ФГБУ "Канал имени Москвы", за ущерб, причиненный ФГБУ "Канал имени Москвы" по его вине, в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Начальником филиала ФИО1 подписаны приказы в отношении специалиста по кадрам ФИО5 от ДД.ММ.ГГГГ N л/с об объявлении выговора и от ДД.ММ.ГГГГ N л/с о расторжении трудового договора по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ в связи с неоднократным неисполнением без уважительных причин трудовых обязанностей при наличии дисциплинарного взыскания.

Решением Рыбинского городского суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ приказы от ДД.ММ.ГГГГ N л/с и от ДД.ММ.ГГГГ N л/с признаны незаконными и отменены, ФИО5 восстановлена на работе, с ФГБУ "Канал имени Москвы" в ее пользу взыскана заработная плата за время вынужденного прогула 106 485, 40 руб, компенсация морального вреда 20 000 руб, судебные расходы 30 000 руб. В бюджет городского округа "адрес" с работодателя взыскана госпошлина в размере 3629, 71 руб. Всего с учреждения взысканы денежные средства в размере 160 115, 11 руб. Решение суда ДД.ММ.ГГГГ вступило в законную силу.

В соответствии с приказом ФГБУ "Канал имени Москвы" от ДД.ММ.ГГГГ N "О создании комиссии по проведению служебной проверки" принято решение провести служебную проверку по факту взыскания судом с Учреждения денежных средств в размере 160 115, 11 руб.

Из заключения комиссии от ДД.ММ.ГГГГ следует, что действиями ФИО1 причинен прямой действительный ущерб в размере 217 057, 26 руб, из которых:

- 160 115, 11 руб. взыскано с учреждения по решению суда N (заработная плата за время вынужденного прогула ФИО5 с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ - 106 485, 40 руб, компенсация морального вреда - 20 000 руб, судебные расходы - 30 000 руб, государственная пошлина с зачислением в бюджет городского округа "адрес" - 3 629, 71 руб.;

- 56 942, 15 руб. дополнительные расходы, возникшие вследствие незаконных действий ФИО1 (компенсация расходов в связи с представлением интересов учреждения в суде - 18 034, 60 руб, компенсация ФИО5 за задержку выплаты (по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ) - 7 647, 70 руб, компенсация при перерасчете заработной платы ФИО5, с учетом начисленной ей премии за октябрь 2018 г, а также при перерасчете оплаты листков нетрудоспособности с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 100% - 31259, 85 руб.)

Комиссия пришла к выводу о том, что причиной отмены приказов в отношении ФИО5 является установление судом отсутствия события дисциплинарного проступка. Выводы о ненадлежащем исполнении работником должностных обязанностей суд посчитал ошибочными, не подтвержденными достоверными доказательствами. Судом установлено, что при наложении дисциплинарных взысканий и увольнении прослеживается дискриминация ФИО5, у нее сложились конфликтные отношения с супругой начальника РГС ФИО6 Решение о привлечении ФИО5 к дисциплинарной ответственности принимал именно начальник Рыбинского РГС ФИО1, а не главный специалист по кадрам ФИО7, поэтому причиной взыскания судом с Учреждения денежных средств является противоправное поведение ФИО1 Приказы изданы и подписаны ФИО1 До издания приказов экспертиза проектов приказов работниками службы судебной работы не проводилась, решение об издании приказов, основания для издания, в том числе решение о выборе меры ответственности, ФИО1 принимал самостоятельно, без консультаций со специалистами службы судебной работы. Начальник филиала несет персональную ответственность за соблюдение законодательства РФ (п. 7.6. раздел 7 Положения о Рыбинском РГС, утвержденного ДД.ММ.ГГГГ). Таким образом, при издании ФИО1 приказов Рыбинского РГС от ДД.ММ.ГГГГ N л/с об объявлении выговора и от ДД.ММ.ГГГГ N л/с им было нарушено законодательство РФ о труде.

Местом совершения является Рыбинский РГС, "адрес". Время совершения - ноябрь, октябрь 2018 "адрес" обстоятельства совершения нарушения - издание ФИО1 приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности. Работники, причастные к совершению нарушения - лица, завизировавшие приказы. Наличие и степень вины лиц, причастных к нарушениям, установить не представилось возможным, так как в Рыбинском РГС отсутствуют документы, определяющие полномочия и ответственность лиц, визирующих приказы о привлечении к дисциплинарной ответственности. Перечень визирующих данные документы лиц определен многолетней сложившейся практикой в целях подготовки правомерных документов (письмо РГС от 0.06.2019 N). Документ, определяющий перечень лиц, полномочия и ответственность при визировании приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, в Рыбинском РГС отсутствует.

По мнению комиссии, в связи с допущенными нарушениями для Учреждения возникли негативные последствия, так как решениями суда с Учреждения взысканы денежные средства. Кроме того, Учреждением затрачены средства на командировочные расходы для представительства в суде, оплачена госпошлина. В качестве негативных последствий следует отметить нарушение трудовых прав работника Рыбинского РГС - причинение ФИО5 морального вреда, нравственных страданий.

Комиссией отдельно отмечено отношение ФИО1 к допущенным им нарушениям. ФИО1 своей вины в причинении ущерба Учреждению, нарушении трудовых прав работников при издании им приказов не признает. С решениями суда не согласен. Добровольно мер по устранению нарушений не предпринял. Наличие конфликта между своей супругой и работниками Рыбинского РГС отрицает. Мер по урегулированию конфликтной ситуации между супругой и работниками Рыбинского РГС не принял. ДД.ММ.ГГГГ вступило в силу решение суда о взыскании денежных средств в пользу ФИО5 Начальник Рыбинского РГС в добровольном порядке положенных ей выплат не произвел. Никаких мер для организации выплат также не предпринял.

Причинами и условиями, способствующими совершению нарушений, комиссия отметила отсутствие в филиале документа, определяющего порядок согласования проектов приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, а также компетенцию и ответственность лиц, визирующих приказ. Причинами нарушений также является конфликтная ситуация между супругой начальника Рыбинского РГС и работниками по кадрам Аппарата управления Рыбинского РГС. Начальник Рыбинского РГС мер по нормализации ситуации в коллективе не принял. В спорных ситуациях между своей супругой ФИО6 и другими работниками, в частности, ФИО5, принимал сторону своей супруги. Принятые по искам работников судебные решения ФИО1 не анализировались, работа по профилактике допущенных нарушений не велась.

В ходе рассмотрения дела судом установлен факт исполнения решения Рыбинского городского суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ и выплаты ФИО5 денежных средств в полном объеме. При этом в период отсутствия ФИО5 с момента ее увольнения по день восстановления на работе ее должностные обязанности были распределены между другими сотрудниками филиала, а также выполнялись непосредственно самим ФИО1

Разрешая спор по существу и отказывая Федеральному государственному бюджетному учреждению "Канал имени Москвы" в удовлетворении исковых требований к ФИО1 о взыскании материального ущерба в размере 195 182, 61 руб, расходов по оплате государственной пошлины, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст.ст. 233, 238, 241, 247 Трудового кодекса РФ, с учетом разъяснений пп. 4, 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", исходил из того, что данное в ч. 2 ст. 238 Трудового кодекса РФ понятие прямого действительного ущерба не является идентичным с понятием убытков, содержащимся в п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ; какого-либо прямого действительного ущерба предприятию увольнением ФИО5 не причинено, новый работник на ее место не принимался, заработная плата в двойном размере не выплачивалась; выплаченная ФИО5 компенсация за неиспользованный отпуск в сумме 2 739, 30 руб, неначисленная премия за октябрь 2018 г. в сумме 13 635, 73 руб, доплата по листкам нетрудоспособности в сумме 6 338, 88 руб. и 7 923, 60 руб. не являются прямым действительным ущербом, а являются заработной платой ФИО5, обязанность по выплате которой у учреждения имелась и до ее увольнения ФИО1; взысканная судом в пользу ФИО5 компенсация морального вреда в размере 20 000 руб. также не может быть расценена в качестве прямого действительного ущерба; судебные расходы, взысканные с ФГБУ "Канал имени Москвы" в пользу ФИО5 в размере 30 000 руб, а также расходы истца связанные с представлением интересов в Рыбинском городском суде "адрес" в сумме 18 034, 60 руб, которые включают в себя транспортные расходы представителей, услуги гостиницы, суточные, работодатель понес при осуществлении собственной хозяйственной деятельности, ведение которой предполагает несение предпринимательского риска, в том числе в виде судебных издержек.

При этом судом первой инстанции учтено, что интересы работодателя при рассмотрении иска ФИО5 представляли ФИО8 и ФИО9, которые поддержали позицию учреждения по не признанию иска; при определении суммы компенсации морального вреда судом оценивались обстоятельства в совокупности, а также позиция работодателя в лице ФГБУ "Канал имени Москвы" в ходе судебного разбирательства; причиной взыскания заработка за время вынужденного прогула за период, указанный в решении суда, являлись не только действия ФИО1 по изданию незаконных приказов, но и длительность производства по делу.

Судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда не согласилась с выводом суда первой инстанции об отказе в иске, указав на нарушение судом норм материального права и несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение о взыскании с ФИО1 в пользу ФГБУ "Канал имени Москвы" в возмещение ущерба суммы в размере 170 041, 84 руб. (из которых 106 485, 40 руб. - взысканная в пользу ФИО5 решением суда от ДД.ММ.ГГГГ заработная плата за время вынужденного прогула, 20 000 руб. - компенсация морального вреда, 30 000 руб. - судебные расходы; 2739, 30 руб. - произведенная работодателем ФИО5 доплата среднего заработка за время вынужденного прогула в связи с начислением премии; 7647, 70 руб. - выплаченная ФИО5 на основании ст. 142 Трудового кодекса РФ компенсация в связи с несвоевременной выплатой взысканных сумм), судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда указала, что нормы главы 43 Трудового кодекса РФ об особенностях регулирования труда руководителей организации и членов коллегиального исполнительного органа организации не распространяются на руководителей отдельных структурных подразделений, в том числе филиалов; противоправность действий ФИО1, его вина, причинение прямого действительного ущерба, причинная связь между действиями ответчика и наступившим ущербом подтверждаются вступившим в законную силу решением суда; наличие в приказах согласований с главным бухгалтером, экономистом и главным специалистом по кадрам значения не имеет, поскольку полномочным лицом по решению данных кадровых вопросов является начальник филиала и только его подпись в приказе влечет правовые последствия; издание приказов о привлечении специалиста отдела кадров к дисциплинарной ответственности не может быть отнесено к нормальному хозяйственному риску, поскольку не связано с осуществлением хозяйственной деятельности.

Суд апелляционной инстанции отклонил доводы ФИО1 о том, что он не принимал личного участия в рассмотрении иска ФИО5, указав, что издавая приказы о привлечении к дисциплинарной ответственности, ФИО1 действовал от имени работодателя.

Установив размер средней заработной платы ФИО1 в 195182, 61 руб, судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда не нашла оснований для снижения размера ущерба в порядке ст. 250 Трудового кодекса РФ, указав, что имея большой стаж в должности руководителя филиала, ФИО1 мог и должен был предвидеть возможность наступления неблагоприятных для учреждения последствий в результате издания им приказов о привлечении ФИО5 к дисциплинарной ответственности; принимая столь серьезные решения, должен был сам разобраться и убедиться в наличии состава дисциплинарного проступка работника с учетом его должностных обязанностей и сложившейся в филиале практики; ФИО1 проживает с женой и тремя дочерьми, двое из которых несовершеннолетние, однако размер его дохода составляет значительную для "адрес" сумму.

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции считает, что вышеуказанные выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением требований закона.

Положениями ст. 233 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Согласно ст. 238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Согласно статье 241 Трудового кодекса Российской Федерации за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено данным Кодексом или иными федеральными законами.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

При определении суммы, подлежащей взысканию, судам следует учитывать, что в силу статьи 238 ТК РФ работник обязан возместить лишь прямой действительный ущерб, причиненный работодателю, под которым понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе находящегося у работодателя имущества третьих лиц, если он несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам. Под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N).

Вышеприведенные нормы права, регламентирующие спорные правоотношения, а также разъяснения по их применению, судом апелляционной инстанции применены неправильно.

Приведенные положения трудового законодательства не позволяют отнести к основаниям материальной ответственности работника выплаты работодателем ответчика сумм среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов восстановленному решением суда работнику, поскольку такие выплаты, предусмотренные трудовым законодательством РФ и носящие компенсационный характер, не направлены на возмещение причиненного незаконно уволенному работнику как третьему лицу ущерба, что является обязательным условием наступления ответственности работника перед работодателем; в рассматриваемой ситуации сумма уплаченных ФИО5 и предусмотренных трудовым законодательством РФ выплат не относится к категории наличного имущества истца.

Как верно указано судом первой инстанции, по существу прямой действительный ущерб, предусмотренный ч. 2 ст. 138 Трудового кодекса РФ, не является идентичным с понятием убытков, содержащимся в п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ. Нормы трудового законодательства не предусматривают обязанности работника возмещать работодателю уплаченные им в пользу другого работника суммы за нарушение трудового законодательства.

Выплата предусмотренных положениями ст.ст. 142, 234, 236, 237, 394 Трудового кодекса РФ сумм среднего заработка за время вынужденного прогула, процентов (денежной компенсации) за задержку выплат, компенсации морального вреда как мера имущественной ответственности работодателя перед работником за допущенное нарушение трудовых прав, равно как и выплата судебных издержек, не могут рассматриваться как прямой действительный ущерб, причиненный работодателю, и соответственно, не могут быть переложены полностью или частично на другое лицо.

Именно истец, являясь юридическим лицом и работодателем ФИО5, допустил виновное нарушение ее трудовых прав незаконным привлечением к дисциплинарной ответственности.

Соответственно, вывод суда апелляционной инстанции о том, что вина за незаконное привлечение ФИО5 приказами от ДД.ММ.ГГГГ N л/с и от ДД.ММ.ГГГГ N л/с к дисциплинарной ответственности должна быть возложена на ФИО1 как работника (уполномоченного локальными нормативными актами представителя) учреждения, подписавшего от имени ФГБУ "Канал имени Москвы" данные приказы, является необоснованным, поскольку противоречит общим условиям материальной ответственности работника, определенным ст. 238 Трудового кодекса РФ, а вывод суда первой инстанции об отсутствии причиненного истцу увольнением ФИО5 прямого действительного ущерба - правильным.

С учетом приведенных обстоятельств судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции признает выводы суда апелляционной инстанции о частичном удовлетворении иска не основанными на законе.

В то время как суд первой инстанции при разрешении по существу исковых требований ФГБУ "Канал имени Москвы" к ФИО1 о взыскании материального ущерба правильно установилобстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применил при разрешении спора вышеуказанные нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, при соблюдении требований гражданского процессуального закона.

С учетом изложенного обжалуемое апелляционное определение нельзя признать законным, оно принято с нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов ответчика, что согласно статье 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права и установленными обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 379?, 379?, 390, 390? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 05.03.2020 отменить.

Оставить в силе решение Рыбинского городского суда Ярославской области от 14.11.2019.

 

Председательствующий

 

Судьи