Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 27 ноября 2009 г. N А36-681/2009 Поскольку возложение обязанности по контролю за уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование на налоговые органы не дает оснований для применения ими ответственности за правонарушения, совершенные вне сферы налоговых правоотношений, суд правомерно указал, что доначисление заявителю страховых взносов на обязательное пенсионное страхование является неправомерным (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа
от 27 ноября 2009 г. N А36-681/2009
(извлечение)

 

Федеральный арбитражный суд Центрального округа в составе: председательствующего, судей, при участии в заседании: от налогоплательщика - не явились, извещены надлежаще, от налогового органа - А.Р.С. - представителя (дов. от 22.09.09 г. N 04-07),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции ФНС РФ N 1 по Липецкой области на решение Арбитражного суда Липецкой области от 14.07.09 г. по делу N А36-681/2009, установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Сельскохозяйственное перерабатывающее предприятие "С" (далее - Общество) обратилось в суд с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции ФНС РФ N 1 по Липецкой области (далее - налоговый орган) от 20.11.08 г. N 31.

Решением Арбитражного суда Липецкой области от 14.07.09 г. заявленные требования удовлетворены частично. Признано незаконным решение налогового органа от 20.11.08 г. N 31 в части привлечения Общества к налоговой ответственности за непредставление налоговых деклараций по транспортному налогу по п. 1 ст. 119 НК РФ в виде штрафа в размере 61710 руб., по п. 2 ст. 119 НК РФ в виде штрафа в размере 5237 руб., за неполную уплату единого сельскохозяйственного налога по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 46166 руб., за неуплату транспортного налога по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 12620 руб., за неправомерное неперечисление НДФЛ по ст. 123 НК РФ в виде штрафа в размере 60797 руб., а также доначисления налогоплательщику 12441 руб. транспортного налога и 2548,08 руб. пени за его несвоевременную уплату, 60463 руб. НДФЛ и соответствующих сумм пени, 46660,57 руб. пени по налогу на доходы физических лиц, 29301 руб. страховых взносов на обязательное пенсионное страхование на страховую часть трудовой пенсии и 9097 руб. пени, 18604 руб. страховых взносов на накопительную часть трудовой пенсии и 6125 руб. пени.

В остальной части в удовлетворении требований отказано.

В апелляционном порядке законность и обоснованность принятого судебного акта не проверялась.

В кассационной жалобе налоговый орган просит отменить решение суда в части удовлетворения требований Общества, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Рассмотрев доводы жалобы, выслушав представителя налогового органа, поддержавшего доводы жалобы, изучив материалы дела, суд кассационной инстанции полагает, что решение суда следует оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения в связи со следующим.

Как видно из материалов дела, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка Общества по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах.

По результатам проверки составлен акт от 27.10.08 г. N 14573 и принято решение от 20.11.08 г. N 31 о привлечении Общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п.п. 1, 2 ст. 119, п. 1 ст. 122, ст. 123 НК РФ, в виде штрафа в общей сумме 186530 руб.

Указанным решением налогоплательщику также предложено уплатить доначисленные налоги, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование и начисленные пени.

Общество, полагая, что решение от 20.11.08 г. N 31 нарушает его права и законные интересы, обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Частично удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.

В соответствии со ст. 209 НК РФ для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, объектом обложения налогом на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиком от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы для целей исчисления НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной форме, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ.

Как установлено судом и следует из материалов дела, П.В.П. из кассы Общества были выданы под отчет денежные средства в размере 465099,69 руб. для закупки товара, оплаты услуг за 2006 год.

Налоговый орган в ходе проверки установил, что у Общества частично отсутствовали документы, подтверждающие приобретение Панфиловым товаров (работ, услуг) для Общества или возврат неизрасходованных для этих целей сумм в кассу. На основании этого налоговый орган сделал вывод, что денежные суммы, по которым документы отсутствовали, являются доходами П., с которых Общество обязано было удержать и перечислить в бюджет подоходный налог.

В соответствии с ч. 5 ст. 200 АПК РФ, обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Бесспорные доказательства, подтверждающие, что спорные денежные средства были получены П.В.П. безвозмездно в свое пользование или присвоены, в материалах дела отсутствуют. Сам П.В.П. по данному вопросу налоговым органом не опрашивался. Сведений о том, что Обществом предъявлялись требования к П. о возврате спорных денежным средств, получено не было.

Помимо прочих, в ходе выездной налоговой проверки налоговым органом проверялась и правильность исчисления Обществом единого сельскохозяйственного налога. Сведений о том, каким образом спорные суммы учитывались Обществом при исчислении единого сельскохозяйственного налога ни акт выездной налоговой проверки, ни оспариваемое Обществом решение не содержат. При этом нарушений при исчислении единого сельскохозяйственного налога со стороны Общества налоговым органом не установлено.

Анализ и оценка представленных доказательств позволили суду сделать правомерный вывод о том, что в данной ситуации спорные денежные средства, выданные работнику под отчет, не являются его доходом, так как не переходят в собственность работника, в связи с чем у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления Обществу НДФЛ в сумме 60463 руб., а также соответствующих сумм пени и штрафных санкций.

Оценивая законность и обоснованность решения налогового органа в части привлечения Общества к налоговой ответственности на основании п.п. 1, 2 ст. 119, п. 1 ст. 122, 123 НК РФ, суд исходил из следующего.

В соответствии со ст. 106 НК РФ налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность.

Согласно ст. 109 НК РФ лицо не может быть привлечено к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения при отсутствии вины лица в совершении налогового правонарушения.

В силу п. 6 ст. 108 НК РФ обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы.

Пунктом 4 ст. 110 НК РФ предусмотрено, что вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Как установлено судом и следует из материалов дела, при вынесении налоговым органом оспариваемого решения вопрос о форме вины налогоплательщика, а также действия (бездействие) каких должностных лиц Общества обусловили совершение вменяемого налогового правонарушения, не исследовался, ссылка на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства отсутствует.

Из текста протокола рассмотрения акта налоговой проверки также невозможно установить, каким образом при принятии решения налоговым органом устанавливалась форма вины в действиях Общества.

На основании изложенного, суд кассационной инстанции соглашается с выводом суда о том, что у налогового органа отсутствовали правовые основания для привлечения Общества к налоговой ответственности, предусмотренной п.п. 1, 2 ст. 119, п. 1 ст. 122, 123 НК РФ.

Оценивая законность и обоснованность решения налогового органа в части доначисления Обществу страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, суд первой инстанции исходил из следующего.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в РФ" от 15.12.01 г. N 167-ФЗ страховые взносы на обязательное пенсионное страхование определены законодателем как индивидуально возмездные обязательные платежи, которые уплачиваются в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации и персональным целевым назначением которых является обеспечение права гражданина на получение пенсии по обязательному пенсионному страхованию в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтенной на его индивидуальном лицевом счете.

В перечень налогов и сборов, закрепленный ст.ст. 13-15 НК РФ, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование не включены, в связи с чем они не относятся к числу налогов.

Указанная позиция закреплена в Определении Конституционного Суда РФ от 05.02.04 г. N 28-О, где указано, что в отличие от налога, платежи которого не имеют адресной основы, характеризуются индивидуальной безвозмездностью и безвозвратностью, и не персонифицируются при поступлении в бюджет, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование отвечают признакам возмездности и возвратности, и, следовательно, по своей социально-правовой природе не являются налоговыми платежами.

Таким образом, исходя из названных норм, Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в РФ" не может быть отнесен к законодательству о налогах и сборах, а возложение ст. 25 Закона обязанности по контролю за уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование на налоговые органы не дает оснований для применения последними налоговой ответственности за правонарушения, совершенные не в сфере налоговых правоотношений.

Следовательно, доначисление налоговым органом Обществу страховых взносов на ОПС и начисление пени за их несвоевременную уплату является неправомерным.

Доводы кассационной жалобы являлись обоснованием позиции налогового органа по делу, они не опровергают выводов суда, а направлены на переоценку фактических обстоятельств спора, что выходит за пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции.

Таким образом, оснований для отмены или изменения решения суда по изложенным в жалобе доводам не имеется.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену обжалуемого судебного акта, не установлено.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 АПК РФ, суд постановил:

Решение Арбитражного суда Липецкой области от 14 июля 2009 года по делу N А36-681/2009 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции ФНС РФ N 1 по Липецкой области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"В перечень налогов и сборов, закрепленный ст.ст. 13-15 НК РФ, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование не включены, в связи с чем они не относятся к числу налогов.

Указанная позиция закреплена в Определении Конституционного Суда РФ от 05.02.04 г. N 28-О, где указано, что в отличие от налога, платежи которого не имеют адресной основы, характеризуются индивидуальной безвозмездностью и безвозвратностью, и не персонифицируются при поступлении в бюджет, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование отвечают признакам возмездности и возвратности, и, следовательно, по своей социально-правовой природе не являются налоговыми платежами.

Таким образом, исходя из названных норм, Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в РФ" не может быть отнесен к законодательству о налогах и сборах, а возложение ст. 25 Закона обязанности по контролю за уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование на налоговые органы не дает оснований для применения последними налоговой ответственности за правонарушения, совершенные не в сфере налоговых правоотношений."


Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 27 ноября 2009 г. N А36-681/2009


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Центрального округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника


Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании