Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 июля 2010 г. по делу N А56-24057/2008 Поскольку заявитель оплачивал санаторно-курортное лечение застрахованных лиц, осуществляемое на основании санаторно-курортных путевок, в связи с чем стоимость оплаченных Обществом санаторно-курортных путевок лиц относится к числу доходов, подлежащих включению в налоговую базу по НДФЛ, то Общество, как налоговый агент по данному виду налогооблагаемого дохода обязано было сообщить в налоговый орган о невозможности удержать налог и сумме задолженности налогоплательщика, что сделано не было, поэтому Инспекция правомерно привлекла Общество к налоговой ответственности

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 16 июля 2010 г. по делу N А56-24057/2008

ГАРАНТ:

См. также постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 октября 2008 г. N 13АП-9124/2008

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Асмыковича А.В., судей Корпусовой О.А., Ломакина С.А.,

при участии от открытого страхового акционерного общества "Ингосстрах" Гуркика А.С. (доверенность от 15.02.2009 N 372245-10), от Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 9 Провоторовой Е.А. (доверенность от 24.02.2010 N 94/04534), Ивановой М.Г. (доверенность от 18.02.2010 N 04/04219),

рассмотрев 15.07.2010 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 9 на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2010 по делу N А56-24057/2008 (судьи Горбачева О.В., Будылева М.В., Загараева Л.П.),

установил:

Открытое страховое акционерное общество "Ингосстрах" (далее - Общество, ОСАО "Ингосстрах") обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) о признании незаконными подпункта 5 пункта 1 и абзаца 4 пункта 5 резолютивной части решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 9 (далее - Инспекция) от 18.07.2008 N 23-21/21 в части, основанной на пункте 3.7 мотивировочной части оспариваемого ненормативного правового акта налогового органа.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.01.2009 (судья Захаров В.В.), оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2009 (судьи Загараева Л.П., Будылева М.В., Семиглазов В.А.), заявленные Обществом требования удовлетворены.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.07.2009 (судьи Асмыкович А.В., Кузнецова Н.Г., Морозова Н.А.), судебные акты суда первой и апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением суда первой инстанции от 17.11.2009 (судья Вареникова А.О.) в удовлетворении заявленных требований ОСАО "Ингосстрах" отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 03.03.2010 решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.11.2009 года отменено. Решение Инспекции от 18.07.2008 N 23-21/21 в части подпункта 5 пункта 1 и абзаца 4 пункта 5 резолютивной части, основанных на пункте 3.7 мотивировочной части оспариваемого ненормативного правового акта налогового органа, признано недействительным. Кроме того, с Инспекции взыскано в пользу ОСАО "Ингосстрах" 3000 руб. судебных расходов.

В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на нарушение судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, просит отменить постановление от 03.03.2010 и оставить в силе решение от 17.11.2009. По мнению налогового органа, вывод суда апелляционной инстанции о том, что Общество в рамках исполнения договоров об оказании санаторно-курортного лечения оплачивало не стоимость санаторно-курортных путевок, а медицинские расходы застрахованных лиц, противоречит фактическим обстоятельствам дела. При этом податель жалобы ссылается на то, что в сумму оплаты включалась не только стоимость санаторно-курортного лечения, но и стоимость проживания и питания застрахованных лиц.

Таким образом, Инспекция считает, что апелляционный суд необоснованно не учел положения подпункта 3 пункта 1 статьи 213 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) и пункта 1 статьи 210 НК РФ, а также Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22.11.2004 N 256 "О порядке медицинского отбора и направления больных на санаторно-курортное лечение" (далее - Приказ N 256) и Приказ Министерства финансов Российской Федерации от 10.12.1999 N 90н "Об утверждении бланков строгой отчетности" (Приказ N 90н).

Кроме того, податель жалобы полагает, что апелляционный суд принял доказательства, представленные Обществом, с нарушением части четвертой статьи 65 и статьи 67 АПК РФ.

В отзыве на кассационную жалобу Общество просит оставить без изменения постановление апелляционного суда от 03.03.2010, считая его законным и обоснованным.

В судебном заседании представители Инспекции поддержали доводы, приведенные в кассационной жалобе, а представитель Общества - в отзыве на жалобу.

Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке, и суд кассационной инстанции считает, что постановление апелляционного суда от 03.03.2010 подлежит отмене, а решение суда от 17.11.2009 - оставлению в силу в связи с неправильным применением апелляционным судом норм материального права и несоответствием выводов суда имеющимся в деле доказательствам и фактическим обстоятельствам, надлежаще исследованным и правильно установленным судом первой инстанции.

Как следует из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку ОСАО "Ингосстрах" за период с 28.01.2008 по 20.06.2008 по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налога на добавленную стоимость, налога на прибыль организаций, налога на имущество организаций, единого социального налога и налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ), а также полноты и своевременности предоставления сведений о доходах физических лиц за период с 01.01.2006 по 31.12.2006.

По результатам указанной выездной налоговой проверки Инспекция составила акт от 23.06.2008 N 23-07/09 и вынесла решение от 18.07.2008 N 23-21/21 (том 1, листы 16-153) о привлечении ОСАО "Ингосстрах" к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Подпунктом 5 пункта 1 резолютивной части указанного решения Инспекция привлекла Общество к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 126 НК РФ, в виде 68 150 руб. штрафа за непредставление в установленный срок документов, необходимых для осуществления налогового контроля. В абзаце 4 пункта 5 резолютивной части этого решения Инспекция предложила Обществу в месячный срок после вступления его в силу представить в налоговый орган сведения по форме 2-НДФЛ за 2006 год на 1362 физических лица, которым по результатам проверки произведен перерасчет налоговой базы и суммы налога за те налоговые периоды, в отношении которых сведения о доходах налоговым агентом уже были в Инспекцию представлены.

Подпункт 5 пункта 1 и абзац 4 пункта 5 резолютивной части оспариваемого решения Инспекции основаны на двух пунктах (3.6 и 3.7) мотивировочной части этого решения. Вместе с тем ОСАО "Ингосстрах" оспаривает законность ненормативного правового акта налогового органа только в части, основанной на пункте 3.7 мотивировочной части, в соответствии с которой Обществу вменяется неисполнение обязанностей налогового агента в отношении 1362 физических лиц.

Основанием для привлечения заявителя к налоговой ответственности в оспариваемой части послужил вывод Инспекции о том, что в процессе исполнения ОСАО "Ингосстрах" условий договоров добровольного медицинского страхования (далее - ДМС) в части организации и оплаты осуществляемого лечебно-профилактическими учреждениями (далее - ЛПУ) лечения застрахованных лиц по договорам ДМС, в соответствии с медицинскими программами, у таких застрахованных лиц образовался доход, включаемый в налоговую базу по НДФЛ. При этом Инспекция полагает, что Общество, как налоговый агент по данному виду налогооблагаемого дохода, при невозможности удержать у налогоплательщиков исчисленную сумму налога обязано было сообщить в налоговый орган на основании пункта 5 статьи 226 НК РФ о невозможности удержать налог и сумме задолженности налогоплательщика.

Направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции кассационная инстанция в постановлении от 02.07.2009 указала на то, чтобы при новом рассмотрении надлежащим образом исследовать выявленные кассационной инстанцией несоответствия выводов судов материалам дела, и на основе полной, всесторонней и объективной оценки всех обстоятельств дела принять законное и обоснованное решение.

При новом рассмотрении суд первой инстанции исследовал представленные доказательства и, установив фактические взаимоотношения страхователей, страховщика, физических лиц, в процессе исполнения ОСАО "Ингосстрах" условий договоров добровольного медицинского страхования (далее - ДМС) в части организации и оплаты осуществляемого лечебно-профилактическими учреждениями (далее - ЛПУ) лечения застрахованных лиц по договорам ДМС, в соответствии с медицинскими программами, сделал вывод о том, что у таких застрахованных лиц образовался доход, включаемый в налоговую базу по НДФЛ. Общество, как налоговый агент по данному виду налогооблагаемого дохода, при невозможности удержать у налогоплательщиков исчисленную сумму налога обязано было сообщить в налоговый орган на основании пункта 5 статьи 226 НК РФ о невозможности удержать налог и сумме задолженности налогоплательщика, что сделано не было, в связи с чем суд первой инстанции признал решение Инспекции в обжалуемой части законным и обоснованным и отказал заявителю в удовлетворении требований.

Апелляционный суд, отменил решение суда от 17.11.2009 и повторно полностью удовлетворил требования Общества, сделав вывод о том, что ОСАО "Ингосстрах" является налоговым агентом по отношению к физическим лицам, получившим медицинскую помощь по договорам оказания медицинских услуг, но оказанная услуга является исключительно медицинской и не подтверждает факт получения санаторно-курортной путевки от ОСАО "Ингосстрах" застрахованными физическими лицами.

Кассационная инстанция считает такой вывод апелляционного суда противоречащим нормам материального права и несоответствующим имеющимся в деле доказательствам и фактическим обстоятельствам, надлежаще исследованным и правильно установленным судом первой инстанции.

Общероссийским классификатором услуг населению ОК 002-93 (ОКУН), утвержденным постановлением Госстандарта России от 28.06.1993 N 163 и применяемым в налоговых целях, предусмотрен самостоятельный вид услуг (кроме самостоятельного вида медицинских услуг) в виде санаторно-оздоровительных услуг, имеющим код 082000, включающим в себя не только лечение, но и проживание, и другое обслуживание физических лиц.

В соответствии с Законом Российской Федерации от 28.06.1991 N 1499-1 "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации" медицинские и санаторные услуги делятся на учитываемые и не учитываемые при определении налоговой базы по договорам страхования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с названным Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации.

Согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 213 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются доходы, полученные в виде страховых выплат в связи с наступлением соответствующих страховых случаев по договорам, предусматривающим возмещение вреда жизни, здоровью и медицинских расходов (за исключением оплаты санаторно-курортных путевок).

Следовательно, оплата медицинских расходов по договору добровольного медицинского страхования в виде санаторно-курортного лечения, оказываемого на основании направления лечащего врача в целях реабилитации физического лица, подлежит включению в его налоговую базу и обложению НДФЛ, а лица, оплатившие такие путевки застрахованным лицам, у которых образовалась в связи с этой оплатой материальная выгода, несут обязанности налогового агента.

Пунктом 1 статьи 226 НК РФ предусмотрено, что российские организации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в пункте 2 названной статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 НК РФ с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей.

Согласно подпункту 2 пункта 3 статьи 24 НК РФ налоговые агенты обязаны письменно сообщать в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог и о сумме задолженности налогоплательщика в течение одного месяца со дня, когда налоговому агенту стало известно о таких обстоятельствах.

В силу пункта 5 статьи 24 НК РФ за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей налоговый агент несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 126 НК РФ предусмотрена налоговая ответственность в виде штрафа за непредставление в установленный срок документов, необходимых для осуществления налогового контроля.

Из содержания указанных норм следует, что организация признается в отношении конкретного физического лица налоговым агентом, если названные субъекты состоят в трудовых или иных отношениях, следствием которых является выплата организацией физическому лицу дохода либо получение иной материальной выгоды.

Таким образом, для определения обязанности ОСАО "Ингосстрах" предоставлять в налоговый орган сведения о сумме задолженности налогоплательщика, необходимо установить, является ли в данном случае Общество налоговым агентом по отношению к застрахованным физическим лицам.

Суды первой и апелляционной инстанций установили и материалами дела подтверждается, что Общество является страховщиком, на которого возложена обязанность при наступлении страхового случая осуществить выплату страхового возмещения в соответствии с условиями договора добровольного медицинского страхования.

Из материалов дела следует, что Общество заключило договоры ДМС с организациями-работодателями. Копии договоров представлены в суд первой инстанции при новом рассмотрении дела.

Судами установлено, что в соответствии с этими договорами ОСАО "Ингосстрах" обязалось при наступлении страхового случая, а именно - при обращении застрахованного лица в медицинское учреждение и направлении больного на санаторно-курортное лечение, возместить ЛПУ стоимость санаторно-курортных услуг, оказанных физическим лицам - работникам организаций.

Судами первой и апелляционной инстанции также установлено, что ОСАО "Ингосстрах" оплачивало медицинские услуги, оказанные ЛПУ (санаториями) застрахованным физическим лицам, а также услуги, связанные с лечебно-профилактическим эффектом. При этом расчет производился авансом в размере 100% от стоимости всего курса лечения за санаторно-курортные услуги. Перечисление денежных средств на счет ЛПУ производилось ОСАО "Ингосстрах" на основании счетов за оказанные застрахованным физическим лицам услуги и актов оказанных услуг. Фактическое перечисление Обществом сумм страхового возмещения в счет оказанных ЛПУ застрахованным лицам услуг материалами дела подтверждается (платежные поручения) и сторонами не оспаривается.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что в данном случае ОСАО "Ингосстрах" является налоговым агентом по отношению к застрахованным физическим лицам по договорам ДМС.

Вместе с тем для возложения на налогового агента, осуществляющего выплату в пользу застрахованного лица, обязанности сообщать в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог и о сумме задолженности налогоплательщика, необходимо установить, включаются ли данные суммы выплат в налоговую базу по НДФЛ.

Подпунктом 3 пункта 1 статьи 213 НК РФ предусмотрено, что при определении налоговой базы не учитываются доходы, полученные налогоплательщиком в виде страховых выплат по договорам добровольного личного страхования, предусматривающим выплаты на случай смерти, причинения вреда здоровью и (или) возмещения медицинских расходов застрахованного лица (за исключением оплаты стоимости санаторно-курортных путевок).

Следовательно, страховые выплаты, предусматривающие возмещение медицинских расходов застрахованного лица, не включаются в налоговую базу по НДФЛ, за исключением оплаты стоимости санаторно-курортных путевок.

Порядок оформления санаторно-курортного лечения в Российской Федерации предусмотрен Приказом N 256, который, поскольку иное не предусмотрено названным Приказом, подлежит применению при исполнении договоров по добровольному медицинскому страхованию.

В соответствии с названным Приказом N 256 на основе санаторно-курортной путевки лицу, нуждающемуся в лечении, выдается санаторно-курортная карта, без которой в соответствии с представленными договорами об оказании санаторно-курортных услуг (пункт 2.1.3) невозможно оказание таких услуг.

В решении от 18.07.2008 N 23-21/21 Инспекция указала (со ссылкой на конкретные договоры об оказании медицинских услуг) на то, что прейскурантом на санаторно-курортное лечение предусмотрено, что в стоимость путевки включено проживание, питание и лечение, а медицинские услуги в объеме программ на санаторно-курортное лечение оказываются только застрахованным физическим лицам при наличии у них санаторно-курортной карты, оформленной медицинским учреждением в установленном порядке (том 1, лист дела 104).

Как правильно установил суд первой инстанции, в имеющихся в материалах дела санаторно-курортных путевках указан страховщик (ОСАО "Ингосстрах"), счета выставлены на оплату реабилитационно-восстановительного лечения, а в накладных содержатся сведения об оплате именно санаторно-курортных путевок с указанием категории номера и даты заезда физических лиц, направляемых в ЛПУ.

Таким образом, вывод апелляционного суда о том, что ОСАО "Ингосстрах" оплачивались медицинские услуги, оказываемые ЛПУ застрахованным лицам, а не санаторно-курортные путевки, противоречит материалам дела.

Как правильно установил суд первой инстанции последует по материалам дела, санаторно-курортное лечение (в том числе, медицинские услуги) оказывались на основе этих путевок, а, следовательно, оплачивая спорные путевки, Общество, оплачивало стоимость оказанных физическим лицам услуг, включая стоимость проживания и питания. При этом стоимость таких путевок зависит, в том числе, и от категории номера, в котором размещается застрахованное лицо.

В данном случае, отказывая в удовлетворении заявленных требований при новом рассмотрении суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что фактически ОСАО "Ингосстрах" оплачивало санаторно-курортное лечение застрахованных лиц, осуществляемое на основании санаторно-курортных путевок, в связи с чем стоимость оплаченных Обществом санаторно-курортных путевок в силу прямого указания в статье 213 НК РФ лиц относится к числу доходов, подлежащих включению в налоговую базу по НДФЛ. При этом суд первой инстанции правильно указал, что источником выплаты этого дохода является заявитель, в связи с чем, в силу приведенных норм статей 24 и 226 НК РФ он обязан удержать у налогоплательщиков сумму налога из выплаченного дохода, а в случае невозможности удержать налог - сообщить об этом налоговому органу. Поскольку заявителем указанная обязанность не исполнена, суд пришел к обоснованному выводу о правомерном привлечении Общества Инспекцией к налоговой ответственности.

При таких обстоятельствах, вывод апелляционного суда о том, что Общество в соответствии с договорами ДМС оплачивало не санаторно-курортные путевки, а медицинские услуги, оказываемые ЛПУ застрахованным лицам, противоречит нормам материального права и материалам дела.

Анализ положений, предусматривающих порядок направления лиц на санаторно-курортное лечение, свидетельствует о том, что под оплатой стоимости санаторно-курортной путевки понимается именно оплата стоимости санаторно-курортного лечения. Санаторно-курортная путевка является документом строгой отчетности, который выражает стоимость услуг, оказываемых санаторно-курортным и оздоровительным учреждением (Приказ N 90н).

Кроме того, стоимость санаторно-курортного лечения включает в себя, помимо стоимости непосредственного оказания медицинских услуг, стоимость питания и проживания (при этом из материалов дела видно, что категории оплаченных в цене путевки номеров отличаются друг от друга по уровню комфортности).

Ошибочным также является вывод апелляционного суда и о том, что счета на оплату и накладные, содержащие сведения об оплате именно санаторно-курортных путевок, не свидетельствуют об оплате таких путевок.

Вместе с тем суд первой инстанции пришел к иному выводу, сославшись на те же самые доказательства.

В силу пунктов 12 и 13 части второй статьи 271 АПК РФ в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции должны быть указаны, в том числе обстоятельства дела, установленные арбитражным судом апелляционной инстанции; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии постановления; мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле; мотивы, по которым суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции, если его решение было отменено полностью или в части.

В силу статьи 71 АПК РФ суд оценивает доказательства в их совокупности и взаимосвязи, осуществляя проверку каждого доказательства, в том числе с позиции его достоверности и соответствия содержащихся в нем сведений действительности. При этом в судебном акте указываются не только результаты оценки принятых судом доказательств, но и мотивы, по которым было отказано в принятии доказательств.

Кассационная инстанция считает, что в силу пункта 12 части 2 статьи 271 АПК РФ суд апелляционной инстанции вправе отклонить основанные на определенных обстоятельствах доказательства, если он располагает другими доказательствами, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах. Однако переоценив установленные судом первой инстанции указанные обстоятельства, апелляционный суд не сослался на другие доказательства.

Кроме того, апелляционный суд в нарушении пункта 2 статьи 268 АПК РФ необоснованно исследовал новые доказательства, представленные только в суд апелляционной инстанции (договоры страховщика с ООО "Санаторий-профилакторий" "Гренада", ООО "Санаторий "Энергетик", ЗАО "Санаторий "Сосновый бор", по которым Инспекция решения не принимала и не затребовала их у заявителя при выездной проверке (том 5, листы дела 74-75).

В данном случае суд первой инстанции на основе надлежащего исследования всех материалов дела установил, что фактически заявителем оплачивалось санаторно-курортное лечение застрахованных лиц, осуществляемое на основании санаторно-курортных путевок. В обоснование своей позиции суд первой инстанции сослался на то, что в санаторно-курортных путевках указан страховщик (Общество), счета выставлены на оплату реабилитационно-восстановительного лечения, а в накладных содержатся сведения об оплате именно санаторно-курортных путевок с указанием категории номера и даты заезда физических лиц, направляемых в ЛПУ.

При таких обстоятельствах в силу подпункта 3 пункта 1 статьи 213 НК РФ оплата медицинских расходов по договору добровольного медицинского страхования в виде санаторно-курортного лечения, оказанного на основании направления лечащего врача в целях реабилитации физического лица, подлежит включению в его налоговую базу и обложению НДФЛ, а лица, оплатившие такие путевки застрахованным лицам, у которых в связи с эти возникла материальная выгода, несут обязанности налогового агента.

Кроме того, суд первой инстанции указал, что в соответствии с заключенными договорами между Обществом и организациями-работодателями заявитель обязался при наступлении страхового случая (а именно - при обращении застрахованного лица в медицинское учреждение и направлении больного на санаторно-курортное лечение) возместить ЛПУ стоимость санаторно-курортных услуг, оказанных физическим лицам - работникам организаций. Данное возмещение, выплачиваемое Обществом на основе счетов ЛПУ за предоставленные услуги по программе "Санаторно-курортное лечение", фактически осуществлялось в пользу застрахованных лиц.

Более того, суд апелляционной инстанции необоснованно возложил на Инспекцию обязанность по определению стоимости проживания и питания физических лиц отдельно от стоимости путевки. Этот вывод противоречит другому выводу апелляционного суда о том, что проживание и питание неразрывно связаны с санаторно-курортным лечением и обеспечивают пребывание застрахованных лиц в санаторно-курортных учреждениях.

При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для удовлетворения требований заявителя в оспариваемой части и отмены решения суда первой инстанции от 17.11.2009, которое является законным и обоснованным.

В силу статьи 325 и пункта 2 статьи 326 АПК РФ поворот исполнения судебного акта в части взыскания с Инспекции 3000 руб. судебных расходов по госпошлине производится судом первой инстанции по заявлению ответчика.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286 и пунктом 5 части первой статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2010 по делу N А56-24057/2008 отменить.

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.11.2009 по этому делу оставить в силе.

Взыскать с открытого страхового акционерного общества "Ингосстрах" в доход федерального бюджета 1000 руб. государственной пошлины за рассмотрение дела судом кассационной инстанции.

 

Председательствующий

А.В. Асмыкович

Судьи

О.А. Корпусова

 

С.А. Ломакин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 июля 2010 г. по делу N А56-24057/2008


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника