Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28 февраля 2013 г. N Ф02-476/13 по делу N А19-12329/2012

 

г. Иркутск

 

28 февраля 2013 г.

N А19-12329/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена 27 февраля 2013 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 28 февраля 2013 года.

 

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Парской Н.Н.,

судей: Новогородского И.Б., Первушиной М.А.,

при участии в судебном заседании представителей Инспекции Федеральной налоговой службы по Свердловскому округу г. Иркутска Бычковой Е.С. (доверенность N 08-08/003260 от 26.02.2013),Бахтиной М.В. (доверенность N 08-08/000006 от 09.01.2013) и закрытого акционерного общества "Инжиниринговый центр "Сиброн" Гришиной Е.Г. (доверенность N 148 от 16.07.2012),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Свердловскому округу г. Иркутска на решение Арбитражного суда Иркутской области от 21 августа 2012 года по делу N А19-12329/2012, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21 ноября 2012 года по тому же делу (суд первой инстанции - Седых Н.Д.; суд апелляционной инстанции: Ткаченко Э.В., Доржиев Э.П., Басаев Д.В.),

установил:

закрытое акционерное общество "Инжиниринговый центр "Сиброн" (ОГРН 1073808022771, место нахождения: г. Иркутск, далее - общество, налогоплательщик), обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании незаконными пунктов 1, 2, 3 решения от 10.02.2012 N 122 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" Инспекции Федеральной налоговой службы по Свердловскому округу г. Иркутска (ОГРН 1043801767338, место нахождения: г. Иркутск, далее - налоговая инспекция).

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 21 августа 2012 года, с учетом определения об исправлении опечатки от 8 октября 2012 года, заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21 ноября 2012 года решение суда оставлено без изменения.

Не согласившись с решением суда и постановлением апелляционной инстанции, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о проверке их законности и обоснованности в связи с нарушением судом норм материального права.

Налоговая инспекция полагает, что в проверяемом налоговом периоде у общества не возникло права на применение налоговой льготы по налогу на добавленную стоимость, предусмотренной подпунктом 26 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку на дату заключения договора поставки товаров N 19, сторонами не были согласованы существенные условия договора, присущие лицензионному договору.

По мнению заявителя кассационной жалобы, об этом свидетельствует тот факт, что приложение N 3 к договору N 19 "Особенности использования программ для ЭВМ", составлено и подписано сторонами по договору позднее, чем сам договор, что подтверждается тем, что в названном документе оттиск печати не соответствует оттиску печати на договоре и на приложениях N 1 и N 2; договор, приложения NN 1, 2 к договору и приложение N3 подписаны разными лицами; договор, приложения NN 1, 2 пронумерованы, приложение N 3 не пронумеровано, дата подписания указанного приложения отсутствует.

В отзыве на кассационную жалобу налоговой инспекции общество указывает на несостоятельность ее доводов и просит оставить законные и обоснованные судебные акты по делу без изменения.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Присутствующие в судебном заседании представители налоговой инспекции поддержали доводы жалобы.

Представитель общества против доводов жалобы возражал.

Проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом норм материального и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов суда установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам.

Как установлено Арбитражным судом Иркутской области, налоговой инспекцией проведена камеральная налоговая проверка представленной 12.09.2011 уточненной налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 1 квартал 2011 года, по итогам которой составлен акт налоговой проверки от 26.12.2011 N 42855.

По результатам рассмотрения материалов проверки налоговой инспекцией в присутствие представителя налогоплательщика вынесено решение от 10.02.2012 N 122 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", которым общество привлечено к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неуплату (неполную уплату) налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 1593 рубля 60 копеек; начислены пени по состоянию на 10.02.2012 в размере 533 рубля 39 копеек; предложено уплатить налог на добавленную стоимость в размере 7 968 рублей, а также пени и штрафы

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Иркутской области от 23.04.2012 N 26-16/11546 решение налоговой инспекции оставлено без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения

Общество, считая, что оспариваемое решение налоговой инспекции не соответствует законодательству о налогах и сборах и нарушает его права и законные интересы, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании решения частично незаконным.

Арбитражный суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, исходил из соответствия заключенного обществом со своим контрагентом договора поставки с учетом Приложения N 3 требованиям, предъявляемым к лицензионному договору, в связи с чем признал необоснованным отказ налоговой инспекции в предоставлении обществу налоговой льготы, установленной подпунктом 26 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации.

Арбитражный апелляционный суд поддержал изложенную позицию арбитражного суда первой инстанции.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа находит выводы судов законными и обоснованными.

В соответствии со статьей 21 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики имеют право использовать налоговые льготы при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах.

Согласно пункту 1 статьи 56 Налогового кодекса Российской Федерации льготами по налогам и сборам признаются предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков и плательщиков сборов предусмотренные законодательством о налогах и сборах преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками или плательщиками сборов, включая возможность не уплачивать налог или сбор либо уплачивать их в меньшем размере.

В соответствии с подпунктом 26 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации исключительных прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для электронных вычислительных машин, базы данных, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), а также прав на использование указанных результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора.

В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Налоговом кодексе Российской Федерации, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Кодексом.

Поскольку Налоговый кодекс Российской Федерации и другие акты законодательства о налогах и сборах не содержат определения реализации исключительных прав или прав использования результатов интеллектуальной деятельности, чтобы определить, в каком случае и при каких условиях возникает право на применение льготы по налогу на добавленную стоимость на основании подпункта 26 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, судами правильно учтены нормы Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу подпункта 2 пункта 1 статьи 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ) и базы данных относятся к результатам интеллектуальной деятельности, которым предоставляется правовая охрана.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Согласно частям 1 и 2 статьи 1235 Гражданского кодекса Российской Федерации по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

Лицензионный договор заключается в письменной форме, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Несоблюдение письменной формы или требования о государственной регистрации влечет за собой недействительность лицензионного договора.

По лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное.

В соответствие с частью 6 статьи 1235 Гражданского кодекса Российской Федерации лицензионный договор должен предусматривать:

1) предмет договора путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору, с указанием в соответствующих случаях номера и даты выдачи документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или на такое средство (патент, свидетельство);

2) способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между обществом (поставщик) и закрытым акционерным обществом (ЗАО) "Нефтяная компания Дулисьма" (покупатель) заключен договор поставки от 25.01.2011N 19, с приложением N 3, содержащим положения об особенностях использования программ для ЭВМ.

В соответствии с условиями договора его предметом является, в том числе, использование программного обеспечения CorelDRAW Graphics Suite X5, поставляемого на материальных носителях, с правом инсталляции и запуска на технических средствах покупателя, без права на какое-либо видоизменение, создание производных версий, обратную компоновку, обратное компилирование, обратную отладку или предоставление третьим лицам.

Оценив условия договора, суды пришли к правильному выводу, что при заключении договора поставки стороны четко разграничили его условия относительно условий поставки и условий передачи прав на программное обеспечение. В спецификации (приложение N 1 к договору) указано наименование программы для ЭВМ, с указанием на то, что операция по передаче прав на программное обеспечение не облагается налогом на добавленную стоимость (пункт 10 Спецификации).

Руководствуясь разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенными в пункте 5 Постановления Пленума от 22.10.1997 N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки", суды пришли к выводу, что заключенный обществом с ЗАО "НК "Дулисьма" договор является смешанным, носящим признаки, в том числе лицензионного договора.

В соответствии с частью 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Правомерно руководствуясь вышеназванными нормами материального права, оценив содержание приложения N 3 к договору поставки от 25.01.2011 N 19, судами обоснованно указано на наличие необходимых для квалификации договора как лицензионного признаков, предусмотренных статьей 1235 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах судами правильно указано на необходимость применения к договору поставки в части приложения N 3 правил главы 70 Гражданского кодекса РФ о сублицензионном договоре.

Указанный вывод судов подтверждается представленными на налоговую проверку и в материалы дела первичными документами (счетом-фактурой, товарной накладной).

В соответствии со статьей 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации программы для ЭВМ относятся к объектам авторских прав, которые охраняются как литературные произведения, и, следовательно, согласно статье 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации является результатом интеллектуальной деятельности.

В соответствии со статьями 1229 и 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, может по договору об отчуждении исключительного права передать принадлежащее ему исключительное право на результат интеллектуальной деятельности в полном объеме другой стороне.

Ввиду передачи обществом наряду с товаром прав на использование программного обеспечения, суд кассационной инстанции считает обоснованным вывод судов о правомерном применении обществом налоговой льготы по налогу на добавленную стоимость.

Доводы кассационной жалобы о том, что на дату заключения договора N 19 (25.01.2011) приложение N 3 "Особенности использования программ для ЭВМ" еще не было согласовано и подписано сторонами, а также о подписании договора и приложения N 3 разными лицами являлись предметом исследования и оценки судов первой и апелляционной инстанций. Данные доводы обоснованно были отклонены судами.

Согласно пункту 2 статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора. В связи с чем судами сделан правильный вывод о том, что отсутствие в приложении N 3 к договору даты подписания непосредственно свидетельствует о волеизъявлении сторон распространить все условия договора поставки на данное приложение. Об этом свидетельствует письмо ЗАО "НК Дулисьма" от 02.03.2012 N 657, в котором покупатель по договору N 19 сообщил о подписании приложения N 3 к договору с его стороны 10.02.2011, до приемки от общества товара и программного обеспечения к нему, указав, что данное приложение является неотъемлемой частью договора поставки от 25.01.2011 N 19 и считается заключенным и действует с момента его подписания.

Налоговой инспекцией вывод судебных инстанций не опровергнут.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не свидетельствуют о неправильном применении Арбитражным судом Иркутской области и Четвертым арбитражным апелляционным судом норм материального или процессуального права, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судами, что не входит в круг полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не усматривает оснований, предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для изменения или отмены обжалуемых судебных актов.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 21 августа 2012 года по делу N А19-12329/2012, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21 ноября 2012 года по тому же делу оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Н.Н. Парская

 

Судьи

И.Б. Новогородский
М.А. Первушина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Согласно пункту 2 статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора. В связи с чем судами сделан правильный вывод о том, что отсутствие в приложении N 3 к договору даты подписания непосредственно свидетельствует о волеизъявлении сторон распространить все условия договора поставки на данное приложение. Об этом свидетельствует письмо ЗАО "НК Дулисьма" от 02.03.2012 N 657, в котором покупатель по договору N 19 сообщил о подписании приложения N 3 к договору с его стороны 10.02.2011, до приемки от общества товара и программного обеспечения к нему, указав, что данное приложение является неотъемлемой частью договора поставки от 25.01.2011 N 19 и считается заключенным и действует с момента его подписания."

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28 февраля 2013 г. N Ф02-476/13 по делу N А19-12329/2012