Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 6 июля 2015 г. N Ф09-3809/15 по делу N А76-17938/2014

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 6 июля 2015 г. N Ф09-3809/15 по делу N А76-17938/2014

 

Екатеринбург

 

06 июля 2015 г.

Дело N А76-17938/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 06 июля 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 06 июля 2015 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Вдовина Ю. В.,

судей Анненковой Г.В., Сухановой Н.Н.

рассмотрел в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Челябинской области кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 19 по Челябинской области (ИНН: 7458000012, ОГРН: 1127443999990); (далее - инспекция, налоговый орган) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 11.12.2014 по делу N А76-17938/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2015 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

Для участия в судебном заседании Арбитражного суда Уральского округа с применением видеоконференц-связи в Арбитражный суд Челябинской области прибыли:

представитель индивидуального предпринимателя Шафеева Мудариса Мухаметдиновича (ИНН: 742800430201, ОГРН: 306744331700021); (далее - предприниматель, налогоплательщик) - Апалькова Т.А. (доверенность от 17.07.2014 N 17/14);

налогового органа - Седин А.Г. (доверенность от 12.01.2015 N 1).

Предприниматель обратился в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 31.12.2013 N 15.

Решением суда от 11.12.2014 (судья Трапезникова Н.Г.) заявление удовлетворено.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2015 (судьи Малышева И.А., Баканов В.В., Бояршинова Е.В.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция просит указанные судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами подп. 7 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По мнению налогового органа, налог был исчислен с использованием информации о доходах предпринимателя, полученной от его покупателя, и с учетом расходов, уменьшающих доходы от реализации продукции, поэтому у инспекции отсутствовала необходимость воспользоваться своим правом, закрепленным в ст. 31 Кодекса, в связи с тем, что она объективно установила размер налогового обязательства налогоплательщика.

Кроме того, заявление налогоплательщика о наличии расходов в большем размере, чем установила инспекция не подтверждено доказательствами.

Как следует из материалов дела, в отношении предпринимателя на основании решения заместителя начальника инспекции от 01.10.2013 N 16 была проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов, в том числе налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ), налога на добавленную стоимость (далее - НДС) и единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (далее - ЕНВД) за период с 01.10.2010 по 31.12.2012, которой было установлено неправомерное применение налогоплательщиком системы налогообложения в виде ЕНВД при осуществлении деятельности по поставке продукции по муниципальным контрактам и договорам, заключенным с бюджетными учреждениями.

По результатам проверки был составлен акт от 28.11.2013 N 16, на который предпринимателем представлены письменные возражения вх. N 10058 от 04.12.2013.

По итогам рассмотрения акта выездной налоговой проверки, письменных возражений налогоплательщика на него инспекцией было вынесено решение от 31.12.2013 N 15 о привлечении предпринимателя к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым налогоплательщику было предложено уплатить НДФЛ за 2010-2012 г. в общей сумме 671 057 руб., пени по НДФЛ в сумме 114 158 руб. 75 коп.

Указанным решением налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 Кодекса (с применением п. 3 ст. 114 Кодекса) в общем размере 67 105 руб. 70 коп., в том числе: за неуплату НДФЛ за 2010 г. в сумме 30 370 руб. 90 коп., за 2011 г. - в сумме 22 672 руб. 70 коп., за 2012 г. - в сумме 14 062 руб. 10 коп., ему начислен штраф по п. 1 ст. 119 Кодекса (с применением п. 3 ст. 114 Кодекса) в общей сумме 97 143 руб. 48 коп. за непредставление в установленный срок налоговых деклараций по НДФЛ за 2010-2012 г.

О времени и месте рассмотрения материалов выездной налоговой проверки на указанную дату заявитель был извещен уведомлением от 23.12.2013 N 08-10/ 07866, копия которого вручена ему нарочным 25.12.2013.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области от 17.04.2014 N 16-07/001201@ решение инспекции было утверждено и вступило в законную силу, после чего налогоплательщик оспорил его в судебном порядке.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что деятельность предпринимателя по реализации товаров по муниципальным контрактам и договорам, заключенным с бюджетными муниципальными учреждениями, не является розничной куплей-продажей для целей применения специального режима налогообложения (ЕНВД) в порядке, предусмотренном гл. 26.3 Кодекса, но при этом указал на то, что при определении налоговой базы по НДФЛ и расчете НДФЛ за спорные периоды инспекцией применена неверная методика расчета расходных обязательств налогоплательщика, необоснованно не применен расчетный метод определения налоговых обязательств по подп. 7 п. 1 ст. 31 Кодекса, что повлекло неверный расчет НДФЛ, соответствующих сумм пени и налоговых санкций.

Апелляционный суд счел указанные выводы правильными, соответствующими обстоятельствам дела и нормам материального права.

Арбитражным судом установлено, что предприниматель, наряду с осуществлением деятельности по реализации продуктов питания в розницу, которая подпадает под систему налогообложения ЕНВД, осуществлял реализацию продуктов питания по договорам купли-продажи и муниципальным контрактам с бюджетными учреждениями: МОУ СОШ N 1 с. Варна, МДОУ детский сад N 11 "Сказка" с. Варна, МДОУ детский сад им.В.Т. Иващенко с.Варна, МДОУ ЦРР детский сад N 10 "Аленушка" с.Варна, МДОУ детский сад N 14 п. Правда, МДОУ детский сад N 6 с.Варна, МДОУ детский сад N 8 с.Варна.

Арбитражный суд, оценив в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства, характеризующие данные договорные отношения, пришел к правильному выводу о том, что между предпринимателем и названными муниципальными учреждениями фактически сложились отношения поставки, а не розничной купли-продажи, в связи с чем данная деятельность является объектом налогообложения по общей системе, а не ЕНВД.

Предприниматель фактически ошибочно относил выручку, полученную от реализации товаров бюджетным учреждениям по муниципальным контрактам и договорам поставки, к деятельности, относящейся к ЕНВД, и, соответственно, не вел учет доходов и расходов, относящихся к данным доходам.

Суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что налогоплательщику должно быть предоставлено право на учет расходов, связанных с возникновением объекта налогообложения, несмотря на отсутствие декларирования и первичных бухгалтерских документов, поскольку при отсутствии собственного производства товар для перепродажи должен был приобретаться у поставщиков, что объективно предполагает несение расходов на его приобретение.

Признавая недействительным решение инспекции о начислении заявителю НДФЛ, соответствующих сумм пени и налоговых санкций, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что инспекцией применена неверная методика расчета налоговой базы по НДФЛ для предпринимателя, который, находясь на специальном режиме налогообложения, не вел учет доходов и расходов и не хранил первичные документы, подтверждающие произведенные им расходы.

Суд счел, что отсутствие у налогоплательщика учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения, приведшее к невозможности исчислить НДФЛ, обязывало налоговый орган применить положения подп. 7 п. 1 ст. 31 Кодекса и определить реальный размер налоговых обязательств заявителя расчетным путем.

Оснований для переоценки данного вывода апелляционный суд не усмотрел.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

В силу ст. 209, 210, 221, 252 Кодекса, при исчислении НДФЛ налогоплательщик вправе уменьшить свои доходы на сумму произведенных им расходов, необходимых для получения данного дохода.

Иной правовой подход влечет искажение реального размера налоговых обязательств налогоплательщика.

В то же время, признавая обязанность по документальному подтверждению права на учет расходов, следует учитывать, что гарантируемая Конституцией Российской Федерации судебная защита прав и законных интересов налогоплательщиков не может быть обеспечена, если суды при принятии решения о правомерности отказа в предоставлении заявленных расходов исходят из одного только отсутствия у налогового органа необходимых документов на момент вынесения им оспариваемого решения.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 06.06.1995 N 7-П и от 13.06.1996 N 14-П, в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу его фактические обстоятельства, а ограничиваются только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным.

Вместе с тем, подп. 7 п. 1 ст. 31 Кодекса налоговым органам предоставлено право определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем, на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Пунктом 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при толковании положений абз. 4 п. 1 ст. 221 Кодекса необходимо исходить из того, что предоставление индивидуальному предпринимателю - плательщику налога на доходы физических лиц права при отсутствии подтверждающих документов применить профессиональный налоговый вычет в определенном этой нормой размере не лишает его возможности вместо реализации названного права доказывать фактический размер соответствующих расходов применительно к правилам подп. 7 п. 1 ст. 31 Кодекса.

Арбитражным судом установлено, что налоговый орган определил размер налоговых обязательств предпринимателя по уплате НДФЛ, приняв во внимание документально подтвержденные расходы на приобретение заявителем молочной продукции, а также овощей и фруктов (частично), применив также стандартный налоговый вычет за 2010 г. в сумме 1200 руб., в то время как из собранных в ходе проверки документов следует, что ассортимент товаров, реализованных заявителем по договорам поставки и муниципальным контрактам, намного шире.

Помимо молочной продукции, овощей и фруктов, налогоплательщик реализовал своим контрагентам бакалейную и кондитерскую продукцию, товары бытовой химии, расходы на приобретение которых он в ходе проверки документально подтвердить не смог, поскольку, по его утверждению, приобретал данные товары на розничных рынках без подтверждающих документов, в связи с чем учет и отчетность расходов в данной части восстановить не смог.

Следовательно, в ходе проверки произведенные налогоплательщиком расходы документально не были подтверждены в полном объеме (в отношении всего ассортимента товаров, реализованного по муниципальным контрактам и договорам поставки), в связи с чем налоговый орган не имел возможности определить реальный размер произведенных заявителем расходов, на основании представленных им документов.

Кроме того, из оспариваемого решения инспекции следует, что ввиду отсутствия у заявителя раздельного учета расходов и доходов при осуществлении деятельности, подпадающей как под общий режим налогообложения, так и под ЕНВД, документально подтвержденные расходы налогоплательщика по общей системе налогообложения были определены инспекцией пропорционально доходам предпринимателя от оптовой и розничной торговли соответственно.

При этом из представленных реестров доходов и расходов следует, что при определении указанной выручки в целях пропорционального распределения расходов налоговым органом были учтены поступления от сделок купли-продажи, которые инспекция сочла разовыми, в то время как по утверждению налогоплательщика его выручка от розничной торговли включала также доходы от разъездной торговли (реализации товара с автомобиля), которые налоговым органом не были учтены.

При таких обстоятельствах являются правильными выводы судов о том, что материалы проверки не позволяют установить реальный размер выручки заявителя, приходящейся на сделкам розничной купли-продажи, в отношении которой подлежит применению ЕНВД (ввиду отсутствия соответствующего документального подтверждения), что не позволяет составить и соответствующую пропорцию и на основании нее достоверно определить долю расходов, приходящихся на общий режим налогообложения, пропорционально полученным доходам, соответственно, доводы инспекции о том, что объем налоговых обязательств был достоверно установлен налоговым органом, исходя из первичных документов, правомерно отклонен как противоречащий фактическим обстоятельствам дела.

В связи с изложенным являются обоснованными выводы судов о том, что соотношение величины выручки, полученной предпринимателем от реализации товаров бюджетным учреждениям, с величиной расходов, учтенных инспекцией на приобретение этих товаров, диспропорционально.

Частичное представление налогоплательщиком в рамках проведения выездной налоговой проверки первичных документов бухгалтерского и налогового учета в данном случае не является обстоятельством, освобождающим налоговые органы от применения положений подп. 7 п. 1 ст. 31 Кодекса, ввиду того, что определение налоговых обязательств без учета всех расходов, объективно необходимых при осуществлении деятельности по реализации покупных товаров бюджетным учреждениям, не соответствует основным принципам налогообложения.

Таким образом, суды правомерно заключили, что при начислении НДФЛ инспекция должна была установить сумму расходов по приобретению товаров, реализованных по муниципальным контрактам и договорам поставки, расчетным путем в порядке подп. 7 п. 1 ст. 31 Кодекса, используя как информацию о самом налогоплательщике, так и сведения об иных аналогичных плательщиках, исходя из особенностей деятельности проверяемого налогоплательщика и сведений, полученных как из документов, находящихся в ее распоряжении, так и путем сопоставления этих сведений с информацией о деятельности аналогичных налогоплательщиков.

Указанные обстоятельства свидетельствуют, что сумма расходов для целей определения налоговой базы предпринимателя по НДФЛ за 2010-2012 г. в итоге определена неверно, поэтому суды пришли к правильному выводу об обоснованности заявленных требований в части начисления НДФЛ, пени и налоговых санкций по п. 1 ст. 122, п. 1 ст. 119 Кодекса.

При таких обстоятельствах суды сделали правильные выводы о недействительности оспариваемого решения налогового орагана.

Указанные выводы судов переоценке не подлежат, поскольку право установления обстоятельств по делу и оценки представленных сторонами доказательств принадлежит суду, рассматривающему спор по существу.

Фактические обстоятельства дела судами установлены и исследованы в полном объеме, выводы судов соответствуют доказательствам, имеющимся в материалах дела.

Доводы налогового органа, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения суда первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая правовая оценка судами обеих инстанций, основания для ее непринятия у суда кассационной инстанции отсутствуют.

Нормы материального права применены судами правильно.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения, постановления арбитражного суда, судом кассационной инстанции установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 11.12.2014 по делу N А76-17938/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 19 по Челябинской области - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

Ю.В.Вдовин

 

Судьи

Г.В. Анненкова
Н.Н. Суханова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Частичное представление налогоплательщиком в рамках проведения выездной налоговой проверки первичных документов бухгалтерского и налогового учета в данном случае не является обстоятельством, освобождающим налоговые органы от применения положений подп. 7 п. 1 ст. 31 Кодекса, ввиду того, что определение налоговых обязательств без учета всех расходов, объективно необходимых при осуществлении деятельности по реализации покупных товаров бюджетным учреждениям, не соответствует основным принципам налогообложения.

Таким образом, суды правомерно заключили, что при начислении НДФЛ инспекция должна была установить сумму расходов по приобретению товаров, реализованных по муниципальным контрактам и договорам поставки, расчетным путем в порядке подп. 7 п. 1 ст. 31 Кодекса, используя как информацию о самом налогоплательщике, так и сведения об иных аналогичных плательщиках, исходя из особенностей деятельности проверяемого налогоплательщика и сведений, полученных как из документов, находящихся в ее распоряжении, так и путем сопоставления этих сведений с информацией о деятельности аналогичных налогоплательщиков.

Указанные обстоятельства свидетельствуют, что сумма расходов для целей определения налоговой базы предпринимателя по НДФЛ за 2010-2012 г. в итоге определена неверно, поэтому суды пришли к правильному выводу об обоснованности заявленных требований в части начисления НДФЛ, пени и налоговых санкций по п. 1 ст. 122, п. 1 ст. 119 Кодекса."