Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11 декабря 2015 г. N Ф09-8712/15 по делу N А60-12804/2015

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11 декабря 2015 г. N Ф09-8712/15 по делу N А60-12804/2015

 

Екатеринбург

 

11 декабря 2015 г.

Дело N А60-12804/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 08 декабря 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 11 декабря 2015 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Кангина А.В.,

судей Краснобаевой И.А., Оденцовой Ю.А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Янчия Олега Юрьевича на решение Арбитражного суда Свердловской области от 25.06.2015 по делу N А60-12804/2015 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.09.2015 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

Янчия Олега Юрьевича - Телегин Т.В. (доверенрость от 06.04.2015 N 66АА2921924);

Бабченко Галины Алексеевны - Бабченко Н.А. (доверенность от 23.04.2015 N 66АА3108044);

Лапина Эдуарда Самуиловича - Бабченко Н.А. (доверенность от 23.04.2015 N 66АА2779041).

В судебном заседании, открытом 01.12.2015, объявлен перерыв до 08.12.2015 до 09 ч 30 мин. в порядке ст. 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Информация о перерыве, времени и месте продолжения судебного заседания размещена в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на официальном сайте Арбитражного суда Уральского округа.

После окончания перерыва судебное заседание продолжено 08.12.2015 в том же составе суда; представители лиц, участвующих в деле, в судебное заседание не явились.

Янчий О.Ю. обратился в Арбитражный суд Свердловской области с иском к Лапину Э.С., Бабченко Ю.Н., Бабченко Г.А. о признании недействительным договора об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом ВЭО" (далее - общество) от 19.04.2012 в части п. 2.4, 2.5 и 3.2 на основании ст. 22, 166, 168, 180, 209, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), ст. 8, 9, 21, 28, 33-35 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью).

Определением от 31.03.2015 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество "Торговый дом ВЭО".

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 25.06.2015 (судья Лесковец О.В.) в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.09.2015 (судьи Виноградова Л.Ф., Григорьева Н.П., Муталлиева И.О.) решение суда первой инстанции от 25.06.2015 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Янчий О.Ю. просит решение от 25.06.2015 и постановление от 22.09.2015 отменить, направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Заявитель считает, что суд первой инстанции, делая вывод о недействительности п. 2.4. договора об осуществлении прав участников общества "Торговый дом ВЭО" от 19.04.2012, неправомерно отказал ему в удовлетворении исковых требований в этой части. Янчий О.Ю. полагает, что п. 2.4. оспариваемого договора недействителен, поскольку согласно п. 1 ст. 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью право на выход участника из общества может быть разрешено только одним корпоративным документом - уставом и не может регулироваться иными соглашениями участников общества, в том числе и договором об осуществлении прав участников. Кроме того, заявитель жалобы отмечает, что судом апелляционной инстанции не учтено, что в соответствии с п. 1 ст. 16 Устава общества "Торговый дом ВЭО" участник вправе отчуждать долю одному или нескольким участникам общества, между тем п. 2.4. спорного договора исключает такую возможность. Таким образом, Янчий О.Ю. считает, что необходимо исследовать и принять во внимание не только действующую редакцию Устава, но и первоначальную. Заявитель также не согласен с выводом суда апелляционной инстанции о том, что оспариваемый договор заключен для целей реализации прав участника исключительно в связи с осуществлением ресторанного бизнеса. По мнению Янчия О.Ю., суд первой инстанции, ссылаясь на разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах", неправомерно применил их избирательно. Янчий О.Ю. также считает, что Лапин Э.С. оставил исключительно за собой одностороннее право принимать решения по перечню вопросов, содержащихся в п. 3.2. спорного договора, полностью совпадающих с компетенцией общего собрания участников общества, тогда как ст. 33 Закона об обществах с ограниченной ответственностью не допускает отнесение данных вопросов к компетенции иных органов управления, что не оценено судами с точки зрения баланса интересов сторон.

В отзыве на кассационную жалобу ответчики Лапин Э.С., Бабченко Г.А., Бабченко Ю.Н. полагают, что обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, а кассационная жалоба - без удовлетворения.

Проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции пришёл к следующим выводам.

Судами установлены следующие обстоятельства дела.

Общество "Торговый дом ВЭО" зарегистрировано по решению единственного учредителя Афанасьевой Л.А. в качестве юридического лица 07.04.2008. Общество осуществляло предпринимательскую деятельность на основании Устава, утверждённого решением учредителя от 25.03.2008 N 1.

Основным видом деятельности с момента регистрации данного общества до настоящего времени является оптовая торговля прочими машинами, приборами, оборудованием общепромышленного и специального назначения. 28.04.2008 общество приобрело здание, расположенное по адресу: г. Екатеринбург, ул. Красноармейская, 8, на реконструкцию которого для использования под деловой клуб получило разрешение в 2010 году. Истец и ответчики, с 2004 года являющиеся участниками иных обществ, занимающихся ресторанным бизнесом, выразили желание принять участие в указанной деятельности. Поскольку участники общества "Торговый дом ВЭО", кроме Лапина Э.С., не имели отношения к основному виду деятельности данного общества, всеми участниками единогласно было принято решение войти в состав участников общества "Торговый дом ВЭО" с ограничениями прав и установлением дополнительных обязанностей для получения возможности осуществления именно данного вида деятельности именно в данном объекте недвижимости.

Янчием О.Ю., Лапиным Э.С., Бабченко Ю.Н. и Бабченко Г.А. по договору купли-продажи доли в уставном капитале общества "Торговый дом ВЭО" 23.03.2012 приобретены доли названного общества в размере 25%, 50%, 12,5% и 12,5% соответственно.

Впоследствии, Янчий О.Ю., Лапин Э.С., Бабченко Ю.Н. и Бабченко Г.А. на общем собрании учредителей общества утвердили новую редакцию Устава (протокол от 19.04.2012 N 1) и дополнительно заключили договор от 19.04.2012 (без номера) об осуществлении прав участников общества "Торговый дом ВЭО".

Пунктом 2.4 названного договора установлено, что участник общества не вправе выходить из состава участников общества.

В п. 2.5 договора предусмотрено, что в случае принятия участниками общества решения об отчуждении находящихся в собственности общества нежилого здания и земельного участка, расположенных по адресу: г. Екатеринбург, ул. Красноармейская, д. 8, участники общества Янчий О.Ю., Бабченко Ю.Н. и Бабченко Г.А. продают свои доли Лапину Э.С. по цене, указанной в п. 1 ст.16 Устава общества. Продажа долей должна быть осуществлена в течение одного месяца со дня государственной регистрации перехода права собственности к покупателю указанных объектов недвижимости.

Согласно п. 3.2 договора Янчий О.Ю., Бабченко Ю.Н. и Бабченко Г.А. обязуются при голосовании по следующим вопросам придерживаться позиции Лапина Э.С., т.е. голосовать таким же образом, каким и Лапин Э.С.:

"3.2.1. определение основных направлений деятельности общества, а также принятие решения об участии в ассоциациях и других объединениях коммерческих организаций;

3.2.2. изменение устава общества, в том числе изменение размера уставного капитала общества, за исключением изменений, вносимых в ст. 17-19, подп. 12 ст. 25, п. 8 ст. 29 и подп. 1 п.2 ст.31 Устава;

3.2.3. образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение полномочий, а также принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющему, утверждение такого управляющего и условий договора с ним;

3.2.4. избрание и досрочное прекращение полномочий ревизионной комиссии (ревизора) общества;

3.2.5. утверждение годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов;

3.2.6. принятие решения о распределении чистой прибыли общества между участниками общества;

3.2.7. утверждение (принятие) документов, регулирующих внутреннюю деятельность общества (внутренних документов общества);

3.2.8. принятие решения о размещении обществом облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг;

3.2.9. назначение аудиторской проверки, утверждение аудитора и определение размера оплаты его услуг;

3.2.10. принятие решения о реорганизации или ликвидации общества;

3.2.11. назначение ликвидационной комиссии и утверждение ликвидационных балансов".

Полагая, что указанные условия договора не соответствуют требованиям как гражданского, так и корпоративного законодательства, Янчий О.Ю. обратился в арбитражный суд с иском к Лапину Э.С., Бабченко Ю.Н., Бабченко Г.А. о признании недействительным договора об осуществлении прав участников общества "Торговый дом ВЭО" от 19.04.2012 в части п. 2.4., 2.5., 3.2.

Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходили из недоказанности нарушения прав Янчия О.Ю., поскольку условия оспариваемого договора от 19.04.2012 соответствуют Уставу общества "Торговый дом ВЭО" и не противоречат положениям Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент заключения оспариваемого договора, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения (ст. 168 ГК РФ).

Недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК РФ).

В силу ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ).

В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой (п. 4 ст. 422 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В соответствии с п. 3 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью учредители (участники) общества вправе заключить договор об осуществлении прав участников общества, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться (отказываться) от осуществления указанных прав, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласовывать вариант голосования с другими участниками, продавать долю или часть доли по определенной данным договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться (отказываться) от отчуждения доли или части доли до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества. Такой договор заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.

Возможность заключения между участниками общества такого договора предусмотрена федеральным законодателем, обладающим в данной сфере достаточно широкой свободой усмотрения, в целях достижения необходимого уровня правовой определенности соответствующих отношений, поддержания стабильности гражданского оборота и обеспечения разумного баланса интересов всех участников общества с ограниченной ответственностью (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 670-О).

Таким образом, самостоятельное принятие на себя участниками общества ограничений, оговорённых в совместном соглашении и прямо допускаемых законом, не может само по себе служить основанием для признания такого соглашения недействительным.

Из разъяснений, содержащихся в п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах" следует, что при рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд должен оценивать спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. Так, в частности, суд определяет фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выясняет, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также учитывает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д. Вместе с тем, при оценке того, являются ли условия договора явно обременитель-ными и нарушают ли существенным образом баланс интересов сторон, судам следует иметь в виду, что сторона вправе в обоснование своих возражений, в частности, представлять доказательства того, что данный договор, содержащий условия, создающие для нее существенные преимущества, был заключен на этих условиях в связи с наличием другого договора (договоров), где содержатся условия, создающие, наоборот, существенные преимущества для другой стороны (хотя бы это и не было прямо упомянуто ни в одном из этих договоров), поэтому нарушение баланса интересов сторон на самом деле отсутствует.

Доказательства того, что истец Янчий О.Ю. был ограничен в возможности повлиять на содержание договора, либо наличия у сторон рассматриваемого соглашения пороков воли, либо наличия нарушения пределов осуществления гражданских прав (ст. 10 ГК РФ), в материалы дела не представлено (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Из материалов дела следует, что в обоснование исковых требований о признании недействительным п. 2.4. договора от 19.04.2012 об ограничении права на выход из состава участников общества Янчий О.Ю. ссылается на то, что данное условие договора противоречит ст. 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Согласно п. 1 названной статьи в редакции Федерального закона от 30.12.2008 года N 312-ФЗ вступившего в законную силу с 01.07.2009, участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества.

Право участника общества на выход из общества может быть предусмотрено уставом общества при его учреждении или при внесении изменений в его устав по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Судами установлено, что п. 1 ст. 18 Устава общества "Торговый дом ВЭО", утвержденного общим собранием участников общества 19.04.2012, то есть в день заключения оспариваемого договора, установлено, что участник общества не вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу, что соответствует п. 1 ст. 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

В обоснование исковых требований о признании недействительными пункта 2.5. договора о необходимости продажи участниками общества Янчием О.Ю., Бабченко Ю.Н. и Бабченко Г.А. своих долей Лапину Э.С. в случае принятия участниками общества решения об отчуждении находящихся в собственности общества нежилого здания и земельного участка и пункта 3.2. об обязанности других участников общества при голосовании по конкретным вопросам голосовать таким же образом, как Лапин Э.С., Янчий О.Ю. ссылается на то, что данные условия договора ограничивают его права как собственника на распоряжение своей собственностью, так и как участника общества принимать участие в управлении делами общества по своему усмотрению (ст. 22, 209 ГК РФ, ст. 8, 9, 21, 28, 33-35 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

Судами сделаны обоснованные выводы об ошибочности толкования истцом приведённых норм права, о соответствии оспариваемых условий договора положениям п. 3 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, а также о том, что в отсутствие оспариваемых истцом условий соглашения либо при наличии со стороны Янчия О.Ю. возражений против таких условий данный договор не был бы заключен.

Таким образом, Янчий О.Ю. не был ограничен в возможности повлиять на содержание договора, добровольно подписал все согласованные условия договора, содержание этого договора отвечает экономическим интересам всех участников общества, оспариваемые условия соглашения соблюдались всеми его участниками почти 3 года, доказательств предъявления на протяжении всего указанного срока претензий к обществу либо к его участникам по оспариваемым условиям договора со стороны истца не представлено, Янчий О.Ю ни разу не инициировал проведение собрание участников общества по вопросу внесения изменений либо расторжению договора от 19.04.2012, не выносил на обсуждение общих собраний участников включение данного вопроса в повестку дня.

При таких обстоятельствах, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии с требованиями норм гл. 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая содержание Устава общества и принимая во внимание разъяснения Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.03.2010 N 135, Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 670-О, Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16, суды сделали правильный итоговый вывод о том, что оспариваемые положения пунктов 2.4, 2.5 и 3.2 договора от 19.04.2012 об осуществлении прав участников общества "Торговый дом ВЭО" прав и законных интересов истца Янчия О.Ю. не нарушают и нормам действующего законодательства не противоречат.

Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов обеих инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены либо изменения принятых судебных актов.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 25.06.2015 по делу N А60-12804/2015 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.09.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Янчия Олега Юрьевича - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

А.В. Кангин

 

Судьи

И.А. Краснобаева
Ю.А. Оденцова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Судами сделаны обоснованные выводы об ошибочности толкования истцом приведённых норм права, о соответствии оспариваемых условий договора положениям п. 3 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, а также о том, что в отсутствие оспариваемых истцом условий соглашения либо при наличии со стороны Янчия О.Ю. возражений против таких условий данный договор не был бы заключен.

Таким образом, Янчий О.Ю. не был ограничен в возможности повлиять на содержание договора, добровольно подписал все согласованные условия договора, содержание этого договора отвечает экономическим интересам всех участников общества, оспариваемые условия соглашения соблюдались всеми его участниками почти 3 года, доказательств предъявления на протяжении всего указанного срока претензий к обществу либо к его участникам по оспариваемым условиям договора со стороны истца не представлено, Янчий О.Ю ни разу не инициировал проведение собрание участников общества по вопросу внесения изменений либо расторжению договора от 19.04.2012, не выносил на обсуждение общих собраний участников включение данного вопроса в повестку дня.

При таких обстоятельствах, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии с требованиями норм гл. 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая содержание Устава общества и принимая во внимание разъяснения Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.03.2010 N 135, Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 670-О, Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16, суды сделали правильный итоговый вывод о том, что оспариваемые положения пунктов 2.4, 2.5 и 3.2 договора от 19.04.2012 об осуществлении прав участников общества "Торговый дом ВЭО" прав и законных интересов истца Янчия О.Ю. не нарушают и нормам действующего законодательства не противоречат."