Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21 января 2016 г. N Ф09-10929/15 по делу N А50-18429/2014

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21 января 2016 г. N Ф09-10929/15 по делу N А50-18429/2014

 

Екатеринбург

 

21 января 2016 г.

Дело N А50-18429/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 18 января 2016 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 21 января 2016 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Гусева О.Г.,

судей Поротниковой Е.А., Сухановой Н.Н.

рассмотрел в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Пермского края кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Сталагмит-Экскурс" (далее - общество, налогоплательщик, заявитель) на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2015 по делу N А50-18429/2014 Арбитражного суда Пермского края.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

Для участия в судебном заседании Арбитражного суда Уральского округа с применением видеоконференц-связи в Арбитражный суд Пермского края прибыли представители:

общества - Сон П.Б. (доверенность от 21.08.2015);

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Пермскому краю - Бесова А.К. (доверенность от 22.01.2015), Стукова Н.А. (доверенность от 17.11.2015), Горбунова О.Г. (доверенность от 07.09.2015).

Общество обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Пермскому краю (далее - инспекция, налоговый орган) от 31.03.2014 N 09-22/02592 в части доначисления налога на прибыль в сумме 4 631 083 руб., а также начисления соответствующих сумм пеней и штрафа, начисления налога на имущество, соответствующих сумм пеней и штрафа.

Решением суда от 07.07.2015 (судья Кетова А.В.) заявленные требования удовлетворены частично. Суд признал недействительным решение инспекции от 31.03.2014 N 09-22/02592 в части доначисления налога на прибыль, а также начисления соответствующих сумм пеней и штрафа, доначисления налога на имущество, а также начисления соответствующих сумм пеней и штрафа, за исключением доначисления налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа по расходам на аренду земельного участка.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2015 (судьи Савельева Н.М., Васева Е.Е., Голубцов В.Г.) решение суда отменено в части признания недействительным решения инспекции от 31.03.2014 N 09-22/02592 в части доначисления налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа по взаимоотношениям с индивидуальным предпринимателем Федотовой К.Н. (далее - предприниматель), а также в части доначисления налога на прибыль и налога на имущество, начисления соответствующих сумм пеней и штрафов по эпизоду реконструкции туалета. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просит постановление суда апелляционной инстанции отменить в части отказа в удовлетворении требования о признании недействительным решения инспекции от 31.03.2014 N 09-22/02592 о доначислении налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа по взаимоотношениям с предпринимателем, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Заявитель жалобы считает, что довод инспекции и суда апелляционной инстанции о массовом переводе работников по инициативе директора общества Морозовой С.В. не соответствует действительности, поскольку все работники работали внештатными экскурсоводами; работники из общества к предпринимателю в 2010-2012 гг. по предложению Морозовой С.В. не переводились, что подтверждается протоколами допросов экскурсоводов, кроме того, внештатные экскурсоводы указывают на то, что заработная плата выдавалась в комнате экскурсоводов или в методкабинете по ведомости, а не в кассе организации; деньги на выдачу заработной платы снимались с расчетного счета предпринимателя; по экскурсионной деятельности экскурсоводы подчинялись методисту Козловой Н.Н., а не директору общества Морозовой С.В.

По мнению общества, то обстоятельство, что предприниматель применял упрощенную систему налогообложения (далее - УСН), не свидетельствует о применении "схемы" для получения необоснованной налоговой выгоды, поскольку с 2010 года законодательно отменен единый социальный налог, нагрузка по взносам в государственные внебюджетные фонды стала одинакова для всех субъектов предпринимательской деятельности, независимо от применяемой системы налогообложения; предприниматель уплачивает единый налог по системе налогообложения "доходы" - 6% от выручки, а общество уплачивает в бюджет налог на прибыль по ставке 15,5% от налоговой базы, поскольку общество применяет льготу по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС), налоговые обязательства указанных субъектов сопоставимы.

Общество указывает на то, что ни инспекция, ни суд апелляционной инстанции не приняли во внимание то обстоятельство, что предприниматель с выручки, полученной от общества, надлежащим образом уплачивал единый налог по УСН, что опровергает выводы суда апелляционной инстанции об отсутствии реальной хозяйственной деятельности.

По мнению заявителя жалобы, материалы налоговой проверки не содержат данных о нарушениях предпринимателем налогового законодательства (неуплата налога, непредставление налоговых деклараций и/или искажение данных налогового учета и т.п.), доказательств аффилированности общества и предпринимателя, таким образом, вывод инспекции о том, что в ходе проверки установлено использование косвенно "подконтрольного" контрагента с целью минимизации налога на прибыль и получения необоснованной налоговой выгоды в виде завышения расходов по основной деятельности налогоплательщика, основан на субъективных предположениях проверяющих.

Заявитель жалобы указывает на то, что взаимоотношения между обществом и предпринимателем носили реальный характер, поскольку экскурсоводы были трудоустроены у предпринимателя, с ними подписаны договоры оказания услуг, они получали заработную плату наличными денежными средствами, снятыми с расчетного счета предпринимателя; директор общества Морозова С.В. сообщила, что хозяйственные отношения с предпринимателем начались в 2008 году, она лично с предпринимателем встречалась, деятельность строилась через Ушакову Т.В., которой предприниматель выдал доверенность, стоимость экскурсий согласовывалась с Морозовой С.В., как с директором общества; предприниматель пояснил, что занимался предпринимательской деятельностью, от которой получал доход, для ведения хозяйственной деятельности лично открывал расчетные счета в публичном акционерном обществе "БАНК УРАЛСИБ", отношения с обществом начались в 2008 году, акты об оказании услуг подписывала представитель по доверенности, денежные средства на заработную плату экскурсоводов снимались с расчетного счета предпринимателя бухгалтером, у которой была доверенность, кроме того, из пояснений методиста Козловой Н.Н. следует, что предпринимателем за проверяемый период оплачено наличными денежными средствами проведение 40 мероприятий, направленных на повышение квалификации экскурсоводов и улучшение качества обслуживания, в том числе, участие в международном конгрессе в 2010 году в Словакии-Чехии, многочисленные лектории, тренинги, выездные семинары, которые проходили и за пределами Пермского края.

Общество считает необоснованным вывод суда апелляционной инстанции о завышении стоимости экскурсий в 5 раз, так как инспекция в ходе проверки не анализировала среднюю стоимость экскурсии, какой процент от этой стоимости перечислялся контрагенту, насколько такая организация экскурсионной деятельности выгодна или не выгодна обществу; инспекцией не приведены какие-либо критерии для сравнения стоимости услуг предпринимателя и возможных затрат общества на приобретение аналогичных услуг в рамках аутсорсинга и/или аутстаффинга.

Заявитель жалобы указывает на то, что судом апелляционной инстанции не дана оценка представленному налогоплательщиком заключению Пермской Торгово-Промышленной Палаты от 20.02.2015 по вопросу соответствия налоговой нагрузки общества рекомендуемым показателям Федеральной налоговой службы. В заключении Пермской Торгово-Промышленной Палаты отмечено, что растет оплата труда персонала, для улучшения экскурсионного обслуживания приобретены автобус и микроавтобус, построена модульная газовая котельная, ремонтируется туристический объект; выводы специалистов Пермской Торгово-Промышленной Палаты подтверждаются выдвижением общества на номинацию ежегодной премии "лучший налогоплательщик года - 2015". Таким образом, являются несостоятельными фактически разделенные судом апелляционной инстанции доводы инспекции о том, что показатели налоговой нагрузки общества свидетельствуют об уклонении от уплаты налога посредством получения необоснованной налоговой выгоды.

Заявитель жалобы считает, что выводы суда первой инстанции о том, что целью общества являлось получение дохода за счет оптимизации управления персоналом; заключенные обществом договоры со спорным контрагентом являются реальными, экономически целесообразными и обоснованными, имеющими деловую цель, и, кроме того, исполненными, обоснованными; инспекция сравнения с расценками, применяемыми аналогичными хозяйствующими субъектами, не привела, а вмененное "снижение налоговой нагрузки" не нашло подтверждения в материалах дела; ни материалы выездной налоговой проверки, ни оспариваемое решение инспекции не содержат выводов о том, что уплаченные "в завышенном размере" денежные средства каким-либо образом возвращались обществу.

Налоговым органом представлен отзыв на кассационную жалобу, в котором он просит оставить постановление суда апелляционной инстанции без изменения, ссылаясь на отсутствие оснований для его отмены.

В силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Как следует из материалов дела и установлено судами, по результатам выездной налоговой проверки общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2010 по 31.12.2012 инспекцией составлен акт от 27.02.2014 N 09-22/01621 дсп и вынесено решение от 31.03.2014 N 09-22/02592 дсп, которым общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), в виде взыскания штрафов сумме 398 561 руб., доначислены налоги на общую сумму 4 513 502 руб., начислены пени в общей сумме 482 922 руб.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Пермскому краю от 11.07.2014 N 18-18/204 оспариваемое решение налогового органа оставлено без изменения.

Налогоплательщик, полагая, что решение налогового органа в оспариваемой части нарушает его права и законные интересы, обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования в части взаимоотношений с предпринимателем, пришел к выводу о том, что факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды налоговым органом не доказан.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части удовлетворения требования о признании недействительным решения инспекции от 31.03.2014 N 09-22/02592 о доначислении налога на прибыль, начислении соответствующих сумм пеней и штрафа по взаимоотношениям с предпринимателем, исходя из того, что материалами дела подтверждается невозможность реального оказания услуг предпринимателем, то есть между обществом и предпринимателем создан формальный документооборот в отсутствие реальной хозяйственной деятельности для уменьшения исчисленного в бюджет налога на прибыль.

Выводы суда апелляционной инстанции основаны на материалах дела, исследованных согласно требованиям, установленным ст. 65, 71, ч. 4, 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и соответствуют законодательству.

Объектом обложения налогом на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с гл. 25 Кодекса (ст. 247 Кодекса).

В соответствии с п. 1 ст. 252 Кодекса расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (за исключением расходов, указанных в ст. 270 Кодекса), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и(или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

Вывод о недобросовестности налогоплательщика должен быть основан на объективной информации, бесспорно подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Согласно п. 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" установление судом наличия разумных или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или экономической деятельности.

Если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

В силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказывание обстоятельств, послуживших основанием для принятия акта налоговым органом, возлагается на последнего, что, однако, не исключает обязанности налогоплательщика доказать те обстоятельства, на которые он ссылается в обоснование своих возражений.

Судом апелляционной инстанции установлено, что между обществом (заказчик) и предпринимателем (исполнитель) заключены договоры оказания услуг от 01.08.2008 и 01.08.2010, в соответствии с которыми заказчик поручает, а исполнитель обязуется оказать услуги по профессиональной деятельности, связанной с сопровождением физических лиц в процессе оказания экскурсионных услуг, а именно: показ геологического памятника природы "Кунгурская Ледяная пещера", проведение обзорных экскурсий; у предпринимателя, применяющего УСН, отсутствует собственное имущество и заключенные договоры на аренду помещений; анализ движения денежных средств по расчетному счету свидетельствует о том, что предприниматель получал доход исключительно от оказания экскурсионных услуг налогоплательщику и не осуществлял расходы, связанные с ведением самостоятельной хозяйственной деятельности, в том числе, не установлены расходы, связанные с организацией экскурсий, поездок, оплаты выставок и прочих расходов, возникших в связи с осуществлением деятельности в рамках договоров, заключенных с обществом; налогоплательщик и предприниматель находятся на одной территории, фактическое место работы расположено в методическом кабинете здания гостиницы "Сталагмит", при этом договоры на аренду помещений в здании гостиницы "Сталагмит" по адресу Кунгурский район, с. Филипповка, предпринимателем с собственниками либо с иными лицами не заключены; к предпринимателю переведена большая часть сотрудников проверяемого налогоплательщика без фактического изменения их трудовых функций и места работы; договоры с переведенными к предпринимателю работниками заключены в методическом кабинете или в кабинете секретаря в здании гостиницы "Сталагмит"; оформление по новому месту работы работников осуществлено по просьбе руководителя проверяемого налогоплательщика, которому подчинялись экскурсоводы, одновременно продолжающие работать в обществе; все опрошенные работники предпринимателя показали, что предпринимателя не видели ни разу, не общались, не встречались, знают о нем только из договоров, где он указан как работодатель; подчинялись непосредственно директору налогоплательщика Морозовой С.В.; назначение экскурсоводов на проведение экскурсий, составление графика работы экскурсоводов, определение заданий экскурсоводам для выполнения, контроль за работой экскурсоводов и оценку уровня знаний осуществляла методист общества Козлова Н.Н.; в функциональные обязанности Козловой Н.Н., как методиста общества, входило руководство экскурсоводами общества, а по совместительству она числилась простым экскурсоводом у предпринимателя; согласно показаниям Сивковой Т.А. (протокол допроса от 28.12.2013 N 66), которая является специалистом по кадрам общества, она печатала договоры, заключаемые с экскурсоводами от имени предпринимателя, а подписывали их от имени предпринимателя Челнокова И.Ю., которая являлась главным бухгалтером общества, и Ушакова Т.В., которая являлась заместителем директора по развитию общества; в договорах с экскурсоводами вместо подписи предпринимателя стоит подпись Ушаковой Т.В. с пометкой "по доверенности"; все акты выполненных работ подписаны Ушаковой Т.В. с пометкой "по доверенности"; при сопоставлении расценок за экскурсию на оплату труда экскурсоводов по договорам, заключенным между экскурсоводами и предпринимателем, расценок за экскурсию на оплату труда экскурсоводов общества и стоимостью за экскурсию по договорам, заключенным между предпринимателем и обществом, установлено, что цена услуги предпринимателя выше расценки за идентичные экскурсии, проводимыми экскурсоводами общества, более чем в 5 раз, при этом сумма вознаграждений, выплаченных экскурсоводам предпринимателем в рамках выполнения обязательств по договору на оказание экскурсионных услуг, заключенному с обществом, составила за 2010 год - 905 852 руб. или 15% от стоимости экскурсионных услуг, предъявленной за 2010 год обществу, за 2011 год - 1 174 840 руб. или 12% от стоимости экскурсионных услуг, предъявленной за 2011 год обществу, за 2012 год - 1 803 423 руб. 90 коп. или 10,8% от стоимости экскурсионных услуг, предъявленной за 2012 год обществу; средства с расчетного счета предпринимателя снимали доверенные лица работники общества и закрытого акционерного общества "Сталагмит" и передавали директору Морозовой С.В.; указанное обстоятельство подтверждено протоколами допросов Бочкаревой А.Б. и Шихвинцевой Л.А.; директор налогоплательщика Морозова С.В. подтверждает, что стоимость экскурсии и заработная плата экскурсоводов согласовывались с ней, зарплату экскурсоводы получали в здании гостиницы "Сталагмит"; из протокола допроса предпринимателя следует, что работники - экскурсоводы действительно были переведены из общества, Ф.И.О. работников он не помнит, оказывать экскурсионные услуги для общества он стал по рекомендации, чьей именно, указать не может; бухгалтерскую и налоговую отчетность от его имени составляла и сдавала в инспекцию бухгалтер общества по доверенности (ФИО не помнит), поэтому при открытии расчетного счета на имя предпринимателя вместе с Федотовой К.Н. присутствовал бухгалтер общества; электронный ключ от клиент-банк хранился у бухгалтера общества, которая на основании выданной Федотовой К.Н. доверенности осуществляла все операции по расчетному счету, в том числе по взносу и получению наличных денежных средств, ей была выдана доверенность на подписание документов от имени предпринимателя, в том числе, ведомостей на выдачу заработной платы экскурсоводам; начисление и выдача заработной платы экскурсоводам предпринимателя осуществлялись также бухгалтером общества.

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции сделал обоснованный вывод о том, что между обществом и предпринимателем был создан формальный документооборот, в отсутствие реальной хозяйственной деятельности для уменьшения подлежащего уплате в бюджет налога на прибыль; представленные налогоплательщиком документы в подтверждение наличия оснований для отнесения затрат в состав расходов по налогу на прибыль не соответствуют требованиям, установленным законодательством о налогах и сборах, а также законодательством о бухгалтерском учете, содержат недостоверные, неполные и противоречивые сведения, не подтверждают совершение хозяйственных операций со спорным контрагентом.

Оснований для переоценки выводов суда апелляционной инстанции, установленных им фактических обстоятельств и имеющихся в деле доказательств у суда кассационной инстанции в силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.

Доводы общества, изложенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, так как они направлены на переоценку установленных судом апелляционной инстанции обстоятельств и имеющихся в деле доказательств, были предметом его рассмотрения и им дана надлежащая правовая оценка.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене обжалуемого судебного акта, судом кассационной инстанции не выявлено.

С учетом изложенного оснований для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения кассационной жалобы у суда кассационной инстанции не имеется.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2015 по делу N А50-18429/2014 Арбитражного суда Пермского края оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Сталагмит-Экскурс" - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

О.Г.Гусев

 

Судьи

Е.А.Поротникова
Н.Н.Суханова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

...

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Согласно п. 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" установление судом наличия разумных или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности."