Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14 сентября 2017 г. N Ф09-4875/17 по делу N А34-3414/2015

 

Екатеринбург

 

14 сентября 2017 г.

Дело N А34-3414/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 07 сентября 2017 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 14 сентября 2017 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Шавейниковой О. Э.,

судей Новиковой О. Н., Рогожиной О. В.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Неясовой Д.А. рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы арбитражного управляющего Комарова Михаила Сергеевича, Алямкина Дмитрия Валентиновича на определение Арбитражного суда Курганской области от 06.04.2017 по делу N А34-3414/2015 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2017 по тому же делу по заявлению акционерного общества "Российский сельскохозяйственный банк" (далее - общество "Россельхозбанк") о признании ненадлежащим исполнение обязанностей конкурсного управляющего Комарова М.С. и отстранении его от исполнения обязанностей конкурсного управляющего, в рамках дела о признании несостоятельным (банкротом) общества с ограниченной ответственностью "Ремдом" (далее - общество "Редом", должник).

Судебное заседание проведено путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Курганской области.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании в помещении Арбитражного суда Курганской области приняли участие Алямкин Д.В., конкурсный управляющий должником Варшавский Г.Б., арбитражный управляющий Комаров М.С., его представитель - Инякин Р.Ф. (доверенность от 20.04.2016), представитель общества "Россельхозбанк" - Михалева Е.Н. (доверенность от 13.11.2015).

Лушников А.В. обратился в Арбитражный суд Курганской области с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) общества "Ремдом".

Определением суда от 14.07.2015 суд перешел к упрощенной процедуре банкротства общества "Ремдом" как ликвидируемого должника.

Решением суда от 15.07.2015 ликвидируемый должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Определением суда от 15.07.2015 (резолютивная часть от 14.07.2015) конкурсным управляющим должником утвержден Комаров М.С.

Общество "Российский сельскохозяйственный банк" обратилось в Арбитражный суд Курганской области с заявлением о признании ненадлежащим исполнение обязанностей конкурсного управляющего Комарова М.С., нарушающим права и законные интересы кредиторов, а также с требованием об отстранении конкурсного управляющего Комарова М.С. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего обществом "Ремдом".

Определениями Арбитражного суда Курганской области от 16.01.2017, 16.02.2017 к участию в деле в качестве заинтересованных лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены комитет кредиторов должника: Алямкин Д.В., Воденников Владимир Юрьевич, Захаров Виктор Александрович, Лушникова Оксана Григорьевна.

Определением Арбитражного суда Курганской области от 06.04.2017 (судья Маклакова О.И.) заявленные требования удовлетворены, признано ненадлежащим исполнение обязанностей конкурсного управляющего, арбитражный управляющий Комаров М.С. отстранен от исполнения обязанностей конкурсного управляющего.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2017 (судьи Матвеева С.В., Сотникова О.В., Столяренко Г.М.) определение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения.

В кассационной жалобе арбитражный управляющий Комаров М.С. просит определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Курганской области, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела. В обоснование доводов кассационной жалобы заявитель указывает на неправомерность выводов судов о незаконности его действий, выразившихся в непредставлении на утверждение комитету кредиторов Положения о порядке продажи имущества должника (далее - Положение) с начальной стоимостью продажи имущества, соответствующей отчету оценщика, ссылаясь на передачу председателю комитета кредиторов Положения в редакции, предусматривающей начальную стоимость имущества в размере 4 981 000 руб., определенном независимым оценщиком; заявитель отмечает, что данные обстоятельства были подтверждены пояснениями членов комитета кредиторов; внесение каких-либо изменений в утверждаемые в ходе собрания документы не является составной частью протокола протокол собрания, в связи с чем не подлежит отражению в протоколе собрания. Также заявитель указывает на то, что согласно экспертному заключению от 09.03.2017 N 353/2017 выводы о величине рыночной стоимости, сделанные оценщиком в отчете от 09.03.2016 N 67-16 являются необоснованными, сам отчет не соответствует законодательству об оценочной деятельности, результаты расчета стоимости объекта являются недостоверными, в связи с чем отчет от 09.03.2016 N 67-16 является ненадлежащим и недопустимым доказательством рыночной цены здания склада. Заявитель поясняет, что отчет оценщика определяет только вероятную цену отчуждения объекта оценки; в рассматриваемом случае объект оценки был отчужден после проведения открытых торгов, по результатам которых достигнут баланс интересов покупателя и продавца имущества, определена реальная (а не вероятная) рыночная стоимость в сумме 700 000 руб. По мнению заявителя, установленная цена в сумме 700 000 руб. не является необъективно низкой, а является наиболее приближенной к рыночной стоимости; установление начальной продажной цены имущества должника в размере, существенно превышающем его реальную стоимость, влечет невозможность его реализации и признание торгов несостоявшимися ввиду отсутствия заявок на участие в них, а, следовательно, дополнительные расходы по делу о банкротстве, в том числе, на проведение повторных торгов, а также на затягивание процедуры конкурсного производства, что не соответствует интересам кредиторов и должника. Помимо изложенного, заявитель полагает, что суды вышли за пределы заявленных требований общества "Россельхозбанк" и произвольно избрали действия, подлежащие обжалованию.

В своей кассационной жалобе, аналогичного содержания, Алямкин Д.В. просит обжалуемые судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела. Заявитель также считает, что суды вышли за пределы заявленных обществом "Россельхозбанк" в жалобе доводов, поскольку приняли судебные акты о признании ненадлежащим исполнение обязанностей конкурсного управляющего, выразившихся в непредставлении комитету кредиторов общества "Ремдом" предложения о порядке реализации имущества должника, с установлением начальной цены имущества в соответствии с отчетом оценщика, для возможности продажи имущества по наиболее выгодной цене, получения в конкурсную массу денежных средств. Заявитель указывает на то, что проект Положения о порядке, сроках и условиях реализации и обеспечения сохранности имущества должника (далее - Положение) носил рекомендательный характер, поскольку в силу п. 7.1 ст. 110 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) определение порядка продажи имущества должника относится к исключительной компетенции собрания (комитета) кредиторов должника; независимая оценка предмета Положения не являлась обязательной в силу ст. 110, 130, 139 Закона о банкротстве, конкурсные кредиторы не заявляли о проведении оценки; в материалах дела имеется экспертное заключение экспертного совета Общероссийской общественной организации "Российское общество оценщиков" от 09.03.2017 N 353/2017, которое содержит отрицательные выводы относительно определенной оценщиком Лебедевым М.Ю. в отчете стоимости спорного здания склада, назначение нежилое, общей площадью 109 кв.м. от 09.03.2016 N 67-16, а также о том, что названный отчет независимого оценщика не подлежит применению. Заявитель полагает, что в деле отсутствуют достоверные доказательства уменьшения конкурсной массы (допустимые доказательства занижения начальной цены продажи имущества); цена, сложившаяся на торгах по продаже здания склада, в размере 700 000 руб. обладает признаками рыночной, поскольку покупатель, не обязанный купить имущество, ознакомившись с информационным сообщением, подал заявку на покупку по заявленной цене в обмен на платеж в денежной форме. Заявитель отмечает, что общество "Россельхозбанк" не проявило активную позицию в отношении продажи имущества по сведениям, которые можно было получить в общедоступном формате, в частности с сайта ЕФРСБ, не оспаривало оценку спорного имущества, не заявляло разногласия на Положение в порядке ст. 60 Закона о банкротстве.

В судебном заседании конкурсный управляющий должником Варшавский Г.Б. поддержал доводы, изложенные в кассационных жалобах Алямкина Д.В., арбитражного управляющего Комарова М.С.; общество "Россельхозбанк" заявило возражения против удовлетворения кассационных жалоб, просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения.

Рассмотрев доводы кассационных жалоб, изучив материалы дела, проверив законность обжалуемых судебных актов с учетом положений ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции оснований для их отмены не усматривает.

Как установлено судами и следует из материалов дела, решением суда от 15.07.2015 ликвидируемый должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Определением суда от 15.07.2015 (резолютивная часть от 14.07.2015) конкурсным управляющим должником утвержден Комаров М.С.

Конкурсным управляющим Комаровым М.С. проведена инвентаризация и оценка имущества общества "Ремдом", соответствующая информация размещена 15.09.2015 и 10.03.2016 в ЕФРСБ.

По договору от 02.10.2015 независимым оценщиком индивидуальным предпринимателем Лебедевым М.Ю. произведена оценка рыночной стоимости имущества должника, результаты которой оформлены в отчете от 02.03.2016 N 67/16.

Согласно отчету от 02.03.2016 N 67/16 рыночная стоимость имущества должника составляет 95 576 000 руб. (без учета НДС), в том числе, стоимость спорного здания склада общей площадью 109 кв.м., расположенного по адресу: Курганская обл., г. Курган, ул. Некрасова, 18.

Заседанием комитета кредиторов общества "Ремдом" 12.05.2016 утверждено представленное конкурсным управляющим Положение, начальная стоимость вышеуказанного объекта имущества определена в сумме 700 000 руб. Сообщение о результатах проведения заседания комитета кредиторов опубликовано 12.05.2016 в ЕФРСБ.

Согласно экспертному заключению от 09.03.2017 N 353/2017, подготовленному экспертом Ломакиным В.В. Общероссийской общественной организации "Российское общество оценщиков" на отчет N 67-16 от 09.03.2016 итоговая величина стоимости объекта оценки, которая должна быть отражена в отчете от 09.03.2016 N 67-16, подготовленном экспертом Лебедевым М.Ю., составляет 5 040 860 руб. (без учета НДС); установлены нарушения требований закона при проведении оценки экспертом Лебедевым М.Ю.

Общество "Россельхозбанк", ссылаясь на неправомерные действия конкурсного управляющего Комарова М.С., направленные на предоставление комитету кредиторов Положения, в котором начальная продажная цена недвижимого имущества установлена в размере 700 000 руб., и на последующую реализацию имущества по заниженной цене, полагая, что имеются основания для признания действий (бездействия) конкурсного управляющего незаконными на основании ст. 20.3, 60, 129, 145 Закона о банкротстве, обратилось в Арбитражный суд Курганской области с жалобой на действия (бездействие) арбитражного управляющего Комарова М.С., а также с требованием об его отстранении от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должником.

Удовлетворяя заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о доказанности неправомерности действий (бездействия) конкурсного управляющего Комарова М.С., нарушающих права и законные интересы заявителя и иных кредиторов должника и наличия оснований для его отстранения от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должником.

В силу ст. 60 Закона о банкротстве случае нарушения действиями (бездействием) арбитражного управляющего прав и законных интересов кредиторов, они имеют возможность защитить свои права путем обжалования действий (бездействия) арбитражного управляющего в арбитражный суд.

При проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).

Основной круг обязанностей (полномочий) конкурсного управляющего определен в ст. 129 Закона о банкротстве, невыполнение которых является основанием для признания действий конкурсного управляющего незаконными и отстранения его от возложенных обязанностей.

В ходе конкурсного производства арбитражный управляющий в соответствии с возложенными на него Законом о банкротстве обязанностями должен принять в ведение имущество, осуществить его инвентаризацию и оценку; принять меры, направленные на поиск, выявление, возврат и сохранность имущества должника, то есть сформировать конкурсную массу, а также исполнять иные установленные Законом о банкротстве обязанности (п. 2 ст. 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно п. 3 ст. 139 Закона о банкротстве после проведения инвентаризации и оценки имущества должника конкурсный управляющий приступает к его продаже. Продажа имущества должника осуществляется в порядке, установленном п. 3-19 ст. 110 и п.3 ст. 111 названного Федерального закона, с учетом особенностей, установленных указанной статьей.

В силу п. 1.1 ст. 139 Закона о банкротстве в течение одного месяца с даты окончания инвентаризации предприятия должника или оценки имущества должника в случае, если такая оценка проводилась по требованию конкурсного кредитора или уполномоченного органа в соответствии с указанным Федеральным законом, конкурсный управляющий обязан представить собранию кредиторов или в комитет кредиторов для утверждения предложение о продаже имущества должника, включающее в себя сведения о составе этого имущества, о сроках его продажи, о форме торгов (аукцион или конкурс), об условиях конкурса (в случае, если продажа этого имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляется путем проведения конкурса), о форме представления предложений о цене этого имущества, о начальной цене его продажи, о средствах массовой информации и сайтах в сети "Интернет", где предлагается соответственно опубликовать и разместить сообщение о продаже этого имущества, о сроках опубликования и размещения указанного сообщения.

Как установлено судами и следует из материалов дела, согласно протоколу от 12.05.2016 N 4 по инициативе конкурсного управляющего Комарова М.С. проведено заседание комитета кредиторов с повесткой дня - утверждение Положения; комитетом кредиторов принято решение об утверждении Положения; по вопросу повестки дня председатель комитета кредиторов сообщил, что конкурсным управляющим подготовлено и направлено в адрес комитета кредиторов Положение, начальная цена продажи определена в соответствии с рыночной стоимостью, определенной независимым оценщиком, предложено утвердить Положение; Положение утверждено единогласно.

В соответствии с п. 3.2 Положения здание склада, назначение нежилое, общей площадью 109 кв.м., кадастровый номер 45:25:030808:839, адрес: Россия, Курганская область, г. Курган, ул. Некрасова, д. 18, реализуется на торгах одним лотом. Начальная цена продажи установлена в размере 700 000 руб. и определена комитетом кредиторов должника от 12.05.2016 с учетом рыночной стоимости имущества, указанной в отчете предпринимателя Лебедева М.Ю. от 09.03.2016 N 67/16.

Согласно протоколу о результатах торгов в форме открытого аукциона от 29.07.2016 N 4164-ОАОФ/2/1, торги по продаже имущества должника по цене 700 000 руб. признаны несостоявшимися в связи с тем, что к участию в торгах допущен один участник - Лушникова О.Г.

Организатором торгов принято решение заключить договор купли-продажи по лоту N 1 имущества должника по начальной цене лота на торгах в размере 700 000 руб. с единственным участником - Лушниковой О.Г., заявка которого на участие в торгах содержит предложение о цене не ниже установленной начальной цены продажи.

Сопоставив начальную продажную цену указанного имущества, закрепленную в Положении с рыночной стоимостью, определенной в отчете оценщика от 09.03.2016 N 67-16 (4 981 000 руб.); учитывая, условия п. 3.2 Положения, согласно которым начальная цена продажи имущества определена на основании отчета от 09.03.2016 N 67-16, суды обеих инстанций заключили, что Положение содержит противоречивые сведения в отношении определения начальной цены продажи имущества должника.

Рассмотрев доводы и возражения лиц, участвующих в деле, оценив представленные в материалы дела документы, принимая во внимание, что протокол от 12.05.2016 N 4 не содержит сведений о том, что Положение принято с какими-либо изменениями в части начальной цены продажи имущества, учитывая отсутствие в материалах дела допустимых доказательств, бесспорно подтверждающих, что Положение, представленное конкурсным управляющим на утверждение комитету кредиторов, было изложено в иной редакции, содержащее в п. 3.2 начальную цену продажи имущества в размере 4 981 000 руб., суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что конкурсный управляющий неправомерно не представил комитету кредиторов Положения с установлением начальной цены продажи имущества в соответствии с отчетом оценщика.

Отклоняя доводы арбитражного управляющего Комарова М.С., основанные на том, что он самостоятельно не принимал никаких решений, а лишь исполнял утвержденное на собрании комитета кредиторов должника Положение, судами отмечено, что установление начальной продажной цены обеспечивает условия для торгов и только в ходе самих торгов может быть выявлена фактическая стоимость имущества в зависимости от существующего на рынке спроса; выставляя на торги имущество по цене в семь раз ниже, установленной оценщиком, конкурсный управляющий должен был предполагать, что имущество может быть продано по заниженной цене, что может привести к нарушению прав и законных интересов конкурсных кредиторов.

Проанализировав заявленные доводы и возражения, приняв во внимание совокупность представленных доказательств, приняв во внимание, что конкурсный управляющий в отсутствие обоснования комитетом кредиторов снижения начальной цены продажи, располагая информацией о наличии иной рыночной стоимости, определенной оценщиком, обладая сведениями о том, что члены комитета кредиторов не являются конкурсными кредиторами должника, вместе с тем не обратился в арбитражный суд с заявлением о разрешении разногласий, суды признали, что оспариваемые действия не отвечают признакам разумности и добросовестности, что повлекло нарушение прав и законных интересов кредиторов должника.

Признавая необоснованными ссылки арбитражного управляющего Комарова М.С. но то, что он не принимал каких-либо решений, а лишь исполнял утвержденное на собрании комитета кредиторов должника Положение, суды указали, что принимая Положение с начальной ценой продажи в сумме 700 000 руб. и совершая последующие действия по реализации имущества по данной цене, Комаров М.С. не мог не осознавать большой вероятности продажи имущества должника по заниженной цене и нарушения прав конкурсных кредиторов должника; указанные действия Комарова М.С. потенциально связаны с уменьшением конкурсной массы, и, как следствие, с убытками для должника и его кредиторов.

При таких обстоятельствах, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о незаконности действий (бездействия) конкурсного управляющего должником, поскольку указанное обстоятельство является неисполнением Комаровым М.С. надлежащим образом обязанностей конкурсного управляющего обществом "Ремдом" по формированию конкурсной массы должника, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов, в связи с чем удовлетворили заявленные требования общества "Россельхозбанк".

В силу п. 1 ст. 20.4 Закона о банкротстве неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего в соответствии с названным Федеральным законом или федеральными стандартами, является основанием для отстранения арбитражным судом арбитражного управляющего от исполнения данных обязанностей по требованию лиц, участвующих в деле о банкротстве.

В соответствии с п. 1 ст. 145 Закона о банкротстве конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов.

Как следует из разъяснений, данных в абз. 4 п. 56 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", отстранение арбитражного управляющего по ходатайству собрания кредиторов либо лица, участвующего в деле о банкротстве, связано с тем, что арбитражный управляющий утверждается для осуществления процедур банкротства и обязан при их проведении действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (ст. 2, п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве), а неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей, выражающееся в нарушении им законодательства при осуществлении своих полномочий, приводит к возникновению обоснованных сомнений в способности.

В силу п. 7, 10, 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.05.2012 N 150 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих" (далее - информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 N 150), при рассмотрении ходатайств лиц, участвующих в деле, об отстранении конкурсного управляющего должно быть установлено, повлекло либо могло ли повлечь допущенное им нарушение причинение убытков должнику или его кредиторам.

Отстранение конкурсного управляющего должно применяться тогда, когда конкурсный управляющий показал свою неспособность к надлежащему ведению конкурсного производства, что проявляется в ненадлежащем исполнении обязанностей конкурсного управляющего. Допущенные конкурсным управляющим нарушения могут стать основанием для его отстранения в случае, если существуют обоснованные сомнения в дальнейшем надлежащем ведении им конкурсного производства.

При этом не имеет значения, возникли такие сомнения в связи с недобросовестным предшествующим поведением конкурсного управляющего либо в связи с нарушениями, допущенными им в силу неготовности к надлежащему ведению конкурсного производства (недостаточного опыта управляющего, специфики конкурсного производства и т.п.).

Под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) конкурсного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются нарушенными всякий раз при причинении убытков.

В п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 N 150 также указано, что отсутствие доказательств, подтверждающих точный размер убытков, а равно и фактическое отсутствие убытков не являются препятствием для отстранения конкурсного управляющего, если установлена возможность причинения таких убытков в результате допущенных нарушений.

Принимая во внимание приведенные выше обстоятельства, суды первой и апелляционной инстанций признали, что ненадлежащее выполнение Комаровым М.С. своих обязанностей, выразившиеся в том, что конкурсный управляющий не представил комитету кредиторов предложения о порядке продажи имущества должника с установлением начальной цены продажи имущества в соответствии с отчетом оценщика, является существенным нарушением конкурсным управляющим своих обязанностей и влечет за собой уменьшение конкурсной массы должника, а также возможность утраты удовлетворения требований кредиторов в большем размере за счет пополнения конкурсной массы должника, свидетельствует о наличии недобросовестности в его действиях.

При изложенных обстоятельствах, учитывая, что конкурсным управляющим допущены существенные нарушения требований Закона о банкротстве, данные нарушения вызывают обоснованные сомнения в дальнейшем надлежащем ведении им конкурсного производства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии оснований для отстранения Комарова М.С. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего обществом "Ремдом" на основании п. 1 ст. 145 Закона о банкротстве.

Выводы судов являются верными, основанными на правильном применении норм материального и процессуального права, соответствуют материалам дела и установленным по делу фактическим обстоятельствам.

Доводы заявителей кассационных жалоб о превышении судами первой и апелляционной инстанции пределов полномочий, предусмотренных ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом кассационной инстанции рассмотрены и признаны необоснованными. Общество "Россельхозбанк" в заявлении, направленном в арбитражный суд в порядке ст. 60 Закона о банкротстве, просило признать ненадлежащим исполнение обязанностей конкурсного управляющего обществом "Ремдом" Комарова М.С., нарушающим права и законные интересы кредиторов. Из материалов дела, в том числе из содержания указанного заявления следует, что общество "Россельхозбанк" в качестве оснований заявленных требований ссылалось на неправомерные действия конкурсного управляющего по предоставлению комитету кредиторов Положения с определением начальной продажной цены спорного объекта недвижимого имущества в размере 700 000 руб., фактически в семь раз ниже рыночной стоимости, определенной оценщиком, а также на последующие действия конкурсного управляющего по реализации имущества по заниженной цене. Одним из основных неотъемлемых этапов реализации имущества должника является представление собранию кредиторов или в комитет кредиторов для утверждения предложение о продаже имущества должника, включающее в себя сведения о составе этого имущества, о сроках его продажи, о форме торгов (аукцион или конкурс), об условиях конкурса (в случае, если продажа этого имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляется путем проведения конкурса), о форме представления предложений о цене этого имущества, о начальной цене его продажи, о средствах массовой информации и сайтах в сети "Интернет", где предлагается соответственно опубликовать и разместить сообщение о продаже этого имущества, о сроках опубликования и размещения указанного сообщения, в связи с чем суды при принятии судебных актов действовали в пределах полномочий, предоставленных ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Нарушение судами обеих инстанций при разрешении настоящего обособленного спора принципа состязательности сторон (ст. 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) судом кассационной инстанции не установлено.

Доводы заявителей, изложенные в кассационных жалобах, о том, что вопрос об установлении первоначальной цены продажи имущества должника относится к исключительной компетенции комитета кредиторов и подлежит исполнению конкурсным управляющим, судом округа отклоняются. По смыслу п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве именно конкурсный управляющий, являющийся профессиональным участником отношений в сфере банкротства, наделен компетенцией по оперативному руководству процедурой конкурсного производства. В круг основных обязанностей конкурсного управляющего входит формирование конкурсной массы. Для достижения этой цели арбитражный управляющий обязан принимать управленческие решения, направленные на принятие в ведение имущество должника, проведение инвентаризации такого имущества (п. 2 и 3 ст. 129). В силу п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве конкурсный управляющий несет самостоятельную обязанность действовать в интересах должника и кредиторов добросовестно и разумно. Данную обязанность управляющий исполняет вне зависимости от принятых собранием (комитетом) кредиторов решений. Это означает, что меры, направленные на пополнение конкурсной массы, в частности с использованием механизмов реализации имущества должника на торгах, планирует и реализует прежде всего сам арбитражный управляющий как профессионал, которому доверено текущее руководство процедурой банкротства; решение комитета кредиторов не освобождает конкурсного управляющего от ответственности за ведение процедуры банкротства.

Суждения заявителей, касающиеся отчетов экспертов, и отсутствия доказательств занижения рыночной стоимости, судом кассационной инстанции признаны несостоятельными; вопреки позиции заявителей, экспертное заключение от 09.03.2017 N 353/2017 содержит сведения о величине рыночной стоимости спорного объекта недвижимости; при этом, как следует из материалов банкнотного дела и пояснений сторон, после расторжения договора купли-продажи, заключенного между должником, в лице конкурсного управляющего Комарова М.С. и Лушниковой О.Г., собранием кредиторов должника 16.06.2017 утверждено Положение о порядке, сроках и условиях продажи недвижимого имущества - здание склада, назначение нежилое, общей площадью 109 кв.м., кадастровый номер 45:25:030808:839, начальная цена продажи установлена в размере 5 000 000 руб.

Иные доводы заявителей, приведенные в кассационной жалобе, сводятся к переоценке установленных судом обстоятельств конкретного дела, исследованных доказательств и сделанных на их основе выводов.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной, в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, ст. 286 - 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

С учётом приведённой правовой позиции, характера рассматриваемого спора, суд кассационной инстанции отклоняет доводы заявителей о необходимости иной оценки обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций.

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для изменения или отмены судебных актов (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты следует оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Курганской области от 06.04.2017 по делу N А34-3414/2015 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационные жалобы арбитражного управляющего Комарова Михаила Сергеевича, Алямкина Дмитрия Валентиновича - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

О.Э. Шавейникова

 

Судьи

О.Н. Новикова
О.В. Рогожина

 

"Доводы заявителей, изложенные в кассационных жалобах, о том, что вопрос об установлении первоначальной цены продажи имущества должника относится к исключительной компетенции комитета кредиторов и подлежит исполнению конкурсным управляющим, судом округа отклоняются. По смыслу п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве именно конкурсный управляющий, являющийся профессиональным участником отношений в сфере банкротства, наделен компетенцией по оперативному руководству процедурой конкурсного производства. В круг основных обязанностей конкурсного управляющего входит формирование конкурсной массы. Для достижения этой цели арбитражный управляющий обязан принимать управленческие решения, направленные на принятие в ведение имущество должника, проведение инвентаризации такого имущества (п. 2 и 3 ст. 129). В силу п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве конкурсный управляющий несет самостоятельную обязанность действовать в интересах должника и кредиторов добросовестно и разумно. Данную обязанность управляющий исполняет вне зависимости от принятых собранием (комитетом) кредиторов решений. Это означает, что меры, направленные на пополнение конкурсной массы, в частности с использованием механизмов реализации имущества должника на торгах, планирует и реализует прежде всего сам арбитражный управляющий как профессионал, которому доверено текущее руководство процедурой банкротства; решение комитета кредиторов не освобождает конкурсного управляющего от ответственности за ведение процедуры банкротства.

...

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной, в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, ст. 286 - 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо."