Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13 июля 2020 г. N Ф09-3681/20 по делу N А07-5150/2019

 

Екатеринбург

 

13 июля 2020 г.

Дело N А07-5150/2019

 

Резолютивная часть постановления объявлена 09 июля 2020 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 13 июля 2020 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Лимонова И. В.,

судей Тимофеевой А. Д., Абозновой О. В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Микросан" (далее - общество "Микросан", истец) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 23.12.2019 по делу N А07-5150/2019 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.03.2020 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа, явку в судебное заседание не обеспечили.

Общество "Микросан" обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к группе компаний "Башинформсвязь" открытое акционерное общество "Уфимский завод "Промсвязь" (далее - общество "УЗ "Промсвязь", ответчик) о взыскании 4 616 708 руб. 18 коп. убытков в виде упущенной выгоды (неполученные доходы в связи с односторонним отказом от договоров поставки).

Решением суда от 23.12.2019 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.03.2020 решение суда оставлено без изменения.

Общество "Микросан" в кассационной жалобе просит названные судебные акты отменить и направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, неполное исследование обстоятельств дела, неправильное применение норм материального и процессуального права.

По мнению заявителя жалобы, суды первой и апелляционной инстанций неверно квалифицировали спорные договоры как рамочные, указывая, что при их подписании стороны согласовали все существенные условия (стоимость, количество и качество товара), а отсутствие заказов на поставку товара не опровергает факт заключения договора.

Как указывает кассатор, все договоры заключены по результатам проведенной ответчиком процедуры - открытый запрос котировок в электронной форме, итогом процедуры в каждом случае являлся протокол подведения итогов переторжки. Все протоколы подведения итогов закупки ответчиком размещены в виде скан-копий, следовательно, в отношении договора, заключаемого по итогам любой конкурентной закупки, должен применяться принцип, закрепленный в Федеральном законе от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (далее - Закон N 223-ФЗ). Таким образом, в отсутствие отказа заказчика от самой закупки у ответчика возникла обязанность в заключении договор, иное материалы настоящего дела не содержат.

По мнению истца, судами не исследовались дополнительные документы, о приобщении которых ходатайствовал истец, имеющие существенное значение и подтверждающие потребность ответчика в закупке товара, экономическую целесообразность сделки.

Кроме того, поскольку ответчик контррасчет в материалы не представил, сумму исковых требований с учетом уточнений не оспаривал, что свидетельствует о признании последним фактических обстоятельств.

Проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке, предусмотренном нормами статей 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции установил, что оснований для их отмены не имеется.

Как следует из материалов дела и установлено судами, между обществом "Микросан" (поставщик) и обществом "УЗ "Промсвязь" (покупатель) в соответствии с Положением о закупках товаров, работ, услуг общества "УЗ "Промсвязь" на основании протоколов закупки в электронной форме заключены следующие договоры поставок: от 02.05.2017 N 162 (протокол подведения итогов переторжки N 31704926538); N 165 от 03.05.2017 (протокол подведения итогов переторжки N 31704918361); N 178 от 05.05.2017 (протокол подведения итогов переторжки N 31704929432); N 212 от 18.05.2017 (протокол подведения итогов переторжки: N 31704970477); N 220 от 18.05.2017 (протокол подведения итогов переторжки N 31704918502); N 227 от 19.05.2017 (протокол подведения итогов переторжки N 31704943038); N 232 от 19.05.2017 (протокол подведения итогов переторжки N 31704921805); N 228 от 19.05.2017 (протокол подведения итогов переторжки N 31704949188); N 282 от 08.06.2017 (протокол подведения итогов переторжки N 31705126485); N 308 от 20.06.2017 (протокол подведения итогов переторжки N 31705096966); N 310 от 21.06.2017 (протокол подведения итогов переторжки N 31705096616), по условиям которых поставщик обязался передать в собственность покупателю товар по номенклатуре, качеству, в количестве, по цене и срокам поставки в соответствии с условиями договора, спецификации (приложение N 1) и заказов (по форме приложения N 2), а покупатель - принять и оплатить товар на условиях, установленных договором.

Согласно пункту 1.3 договоров ассортимент и цена за единицу товара определены в приложении N 1 (спецификации к договору).

В спецификациях (приложение N 1) стороны согласовали наименование поставляемого товара и цену за единицу измерения.

В соответствии с пунктом 2.1 договоров их цена составляет: по договору N 162 от 02.05.2017 - не более 13 708,59 долларов США; от 03.05.2017 N 165 - не более 8071,97 долларов США; от 05.05.2017 N 178 - не более 164 514,05 долларов США; от 18.05.2017 N 212 - не более 96 564,11 долларов США; от 18.05.2017 N 220 - не более 20 355,36 долларов США; от 19.05.2017 N 227 - не более 21 778,26 долларов США; от 19.05.2017 N 228 - не более 12 587,16 долларов США; от 19.05.2017 N 232 - не более 22 335,21 долларов США; от 08.06.2017 N 282 - не более 5834,04 долларов США; от 20.06.2017 N 308 - не более 8060,96 долларов США; от 21.06.2017 N 310 - не более 100 558,73 долларов США. По договору у покупателя не возникает обязанности заказать и/или приобрести в собственность товар на всю указанную сумму.

Как указывает истец, по договорам от 02.05.2017 N 162, от 18.05.2017 N 220, от 19.05.2017 N 227, от 19.05.2017 N 228, от 20.06.2017 N 308 ответчиком в адрес истца направлены исполненные заказы на поставку части товаров, по остальным договорам заказы в адрес истца направлены не были.

В целях надлежащего исполнения обязательств по договорам и во избежание срывов сроков поставки истец направил ответчику претензию от 25.08.2017 с просьбой сформировать заказы по заключенным договорам.

Впоследствии истец направил ответчику письмо от 20.12.2017 для выяснения причин отсутствия заказов на заключение договоров по поставке товаров, в ответ на которое ответчик сообщил о том, что заказы направляться не будут в связи с отсутствием необходимости.

Ссылаясь на заключение договоров поставки товаров, отсутствие заявок со стороны общества "УЗ "Промсвязь", полагая односторонний отказ ответчика от исполнения договоров поставки необоснованным, общество "Микросан" в целях досудебного урегулирования спора направило в адрес покупателя претензию с требованием возместить ущерб в сумме 462 804,49 долларов США, а впоследствии обратилось в суд с рассматриваемым требованием о взыскании 4 616 708 руб. 18 коп. убытков в виде упущенной выгоды, рассчитанных как разница между стоимостью незаказанного остатка и суммой предполагаемых расходов (с учетом уточнений).

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из отсутствия совокупности условий, необходимых для взыскания с ответчика убытков.

Суд апелляционной инстанции признал выводы суда первой инстанции законными и обоснованными.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и действующему законодательству.

Предметом иска по настоящему делу является требование о взыскании убытков, возникших в результате одностороннего отказа ответчика от исполнения договоров поставки.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Предъявляя требование о возмещении убытков, кредитор должен доказать их наличие, произвести расчет убытков, в том числе упущенной выгоды, доказать факт неисполнения или ненадлежащего исполнения должником принятого на себя обязательства (противоправность) и наличие причинной связи между поведением должника и наступившими убытками (статья 393 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, данным в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации). Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, применение такой меры гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, возможно при доказанности совокупности нескольких условий (основания возмещения убытков): противоправности действий (бездействия) причинителя убытков, причинной связи между противоправными действиями (бездействием) и убытками, наличия и размера понесенных убытков.

При этом для удовлетворения требований истца о взыскании убытков необходима доказанность всей совокупности указанных фактов.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 14 постановления от 23.06.2015 N 25 разъяснил, что по смыслу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации упущенной выгодой является неполученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было.

В соответствии с абзацем 3 пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" упущенной выгодой являются не полученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Как правильно определили суды, существовавшие между сторонами правоотношения в рамках договоров поставки от 02.05.2017 N 162, от 03.05.2017 N 165, от 05.05.2017 N 178, от 18.05.2017 N 212, от 18.05.2017 N 220, от 19.05.2017 N 227, от 19.05.2017 N 228, от 19.05.2017 N 232, от 08.06.2017 N 282, от 20.06.2017 N 308, от 21.06.2017 N 310 регулируются нормами главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 506 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Поставка товаров относится к отдельным видам договора купли-продажи. Как предусмотрено пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). Пункт 3 статьи 455 Гражданского кодекса Российской Федерации гласит, что условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара.

Поскольку статья 506 Гражданского кодекса Российской Федерации не устанавливает иного, условия договора поставки считаются согласованными, если договор позволяет определить наименование и количество товара. Таким образом, с точки зрения правовой природы договор поставки представляет собой двусторонний возмездный договор, на основании которого продавец (поставщик) передает товар в собственность покупателю. Общими положениями о договоре (статья 432 Гражданского кодекса Российской Федерации) установлено, что договор считается заключенным только в том случае, если стороны достигли соглашения по всем его существенным условиям. В противном случае договор считается незаключенным.

Вместе с тем существенные условия договора по смыслу статьей 160, 434 Гражданского кодекса Российской Федерации могут быть согласованы сторонами не только в договоре в виде единого письменного документа, но и в нескольких взаимосвязанных документах, в случае если закон прямо не предусматривает заключение договора в виде одного документа.

Судами установлено, что подписанные между сторонами договоры поставки не содержат условий о наименовании и количестве поставляемого товара (статьи 455, 465 Гражданского кодекса Российской Федерации), но предусматривают в период его действия неоднократную поставку товара, количество которого должно определяться иными документами, пришли к правильному выводу. Что такие договоры являются рамочными, то есть с открытыми условиями.

В силу пункта 1 статьи 429.1 Гражданского кодекса Российской Федерации рамочным договором признается договор, определяющий общие условия обязательственных взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены сторонами путем заключения отдельных договоров, подачи заявок одной из сторон или иным образом на основании либо во исполнение рамочного договора.

Согласно разъяснений, содержащихся в пунктах 30 и 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 N 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора" (далее - постановление Пленума ВС РФ N 49), исходя из положений пунктов 1 и 2 статьи 429.1 Гражданского кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи с положениями пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации рамочным договором могут быть установлены организационные, маркетинговые и финансовые условия взаимоотношений, условия договора (договоров), заключение которого (которых) опосредовано рамочным договором и предполагает дальнейшую конкретизацию (уточнение, дополнение) таких условий посредством заключения отдельных договоров, подачи заявок и т.п., определяющих недостающие условия. Например, в рамочном договоре могут быть определены общие условия продвижения закупаемой продукции на рынке, премирования за ее распространение, установлены меры ответственности за нарушение обязательств, связанных с поставкой такой продукции, порядок урегулирования разногласий, включена третейская оговорка, а отдельным договором могут устанавливаться условия о количестве и качестве поставляемого товара, дате поставки. Условия рамочного договора являются частью заключенного впоследствии отдельного договора, если такой договор в целом соответствует намерению сторон, выраженному в рамочном договоре, и иное не указано сторонами или не вытекает из существа обязательства (пункт 2 статьи 429.1 Гражданского кодекса Российской Федерации). Отсутствие в документе, оформляющем отдельный договор, ссылки на рамочный договор само по себе не свидетельствует о неприменении условий рамочного договора.

Исследовав и оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, установив, что заключенные между сторонами договоры поставки являются рамочными, конкретные условия поставки подлежали согласованию в виде оформления отдельных заказов, определяющих наименование товара, его количество и ассортимент; при этом действий по определению предмета (отсутствие направления заявки на поставку, спецификация не подписана) стороны не предпринимали, суды первой и апелляционной инстанций пришли к верному выводу об отсутствии между истцом и ответчиком договорных отношений по неподписанным и несогласованным заказам, а также обязанности оформлять заказы по рамочным договорам.

При таких обстоятельствах вывод судов обеих инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований является правильным.

Судами проверены доводы истца, касающиеся неверной квалификации договоров. Как установили суды исходя из условий договоров, в частности, пунктов 2.1, у покупателя не возникает обязанности заказать и/или приобрести в собственность товар на всю указанную в данных пунктах сумму, в связи с чем суды правомерно заключили отсутствие противоправности в действиях общества "УЗ "Промсвязь", выразившейся в ненаправлении заявок истцу на всю стоимость договоров, что исключает взыскание с него убытков в связи с данными действиями.

Поскольку предмет - окончательное количество и стоимость поставляемого товара в договорах не определены, при этом должны быть согласованы в заявках, суд первой инстанции верно определил рамочную природу спорных договоров.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно отклонили доводы истца о том, что все договоры заключены по итогам проведения конкурсных процедур, предусмотренных Законом N 223-ФЗ, ответчик установил количество и стоимость товара, что свидетельствует о принятии им обязательств закупить у истца определенный объем товара, указанный в конкурсной документации.

Как верно отметили суды, ответчиком не было выражено волеизъявления на проведение торгов и не приняты обязательства заключить с выбранным контрагентом договор, что является определяющим при отнесении способа заключения договора к торгам. Принятие решения о победителе принималось ответчиком в порядке, установленном для подведения итогов торгов, но не является единственным и достаточным основанием для отнесения процедуры заключения договора к торгам. Закон не регламентирует порядок принятия коммерческой организацией решения о выборе предпочтительного контрагента.

В данном случае правоотношения сторон урегулированы документацией по проведению открытого запроса котировок, извещением и Положением о закупках ответчика, которыми установлено отсутствие обязанности у организатора запроса котировок по заключению договора. Истец, приняв участие в запросе предложений, согласился, в том числе и с этими условиями его проведения.

При указанных обстоятельствах, оценив материалы дела, проверив доводы истца, касающиеся наличия оснований для взыскания убытков, суды, установив, что формой проводимой процедуры закупки являлся открытый запрос котировок, в связи с чем гражданско-правовые обязательства, возникающие в силу статей 447, 448 Гражданского кодекса Российской Федерации не распространяются на проведенную процедуру закупки, учтя право коммерческой организации по своему усмотрению выбирать наилучшего контрагента в ситуации, когда заключение договора именно по итогам торгов законодательством не предусмотрено, пришли к обоснованному выводу о недоказанности истцом совершения ответчиком противоправных и виновных действий, а также причинно-следственной связи между убытками истца и действиями ответчика, в связи с чем обоснованно отказали в удовлетворении исковых требований по возмещению истцу убытков в сумме 4 616 708 руб. 18 коп.

Оснований для переоценки сделанных судами выводов на основе исследования, представленных сторонами доказательств в обоснование своих позиций, у суда кассационной инстанции не имеется в силу ограниченных полномочий, предусмотренных статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Кассационная жалоба истца не содержит доводов, свидетельствующих о несоответствии выводов судов установленным ими обстоятельствам по делу, а сводятся к несогласию с выводами судов, основанными на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, которым дана надлежащая правовая оценка.

Несогласие общества с их оценкой, иная интерпретация, а также иное толкование им норм закона не означают судебной ошибки (статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд кассационной инстанции не вправе переоценивать доказательства и устанавливать иные обстоятельства, отличающиеся от установленных судами нижестоящих инстанций, в нарушение своей компетенции, предусмотренной статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как указано в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.03.2013 N 13031/12, а также в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 12.07.2016 N 308-ЭС16-4570, от 16.02.2017 N 307-ЭС16-8149.

Нормы материального права применены судами по отношению к установленным им обстоятельствам правильно, выводы судов соответствуют имеющимся в деле доказательствам, исследованным в соответствии с требованиями, определенными статьями 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений судом норм процессуального права, в частности норм статей 9, 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а равно и нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 названного Кодекса основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 23.12.2019 по делу N А07-5150/2019 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.03.2020 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Микросан" - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

И.В. Лимонов

 

Судьи

А.Д. Тимофеева
О.В. Абознова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Как верно отметили суды, ответчиком не было выражено волеизъявления на проведение торгов и не приняты обязательства заключить с выбранным контрагентом договор, что является определяющим при отнесении способа заключения договора к торгам. Принятие решения о победителе принималось ответчиком в порядке, установленном для подведения итогов торгов, но не является единственным и достаточным основанием для отнесения процедуры заключения договора к торгам. Закон не регламентирует порядок принятия коммерческой организацией решения о выборе предпочтительного контрагента.

В данном случае правоотношения сторон урегулированы документацией по проведению открытого запроса котировок, извещением и Положением о закупках ответчика, которыми установлено отсутствие обязанности у организатора запроса котировок по заключению договора. Истец, приняв участие в запросе предложений, согласился, в том числе и с этими условиями его проведения.

При указанных обстоятельствах, оценив материалы дела, проверив доводы истца, касающиеся наличия оснований для взыскания убытков, суды, установив, что формой проводимой процедуры закупки являлся открытый запрос котировок, в связи с чем гражданско-правовые обязательства, возникающие в силу статей 447, 448 Гражданского кодекса Российской Федерации не распространяются на проведенную процедуру закупки, учтя право коммерческой организации по своему усмотрению выбирать наилучшего контрагента в ситуации, когда заключение договора именно по итогам торгов законодательством не предусмотрено, пришли к обоснованному выводу о недоказанности истцом совершения ответчиком противоправных и виновных действий, а также причинно-следственной связи между убытками истца и действиями ответчика, в связи с чем обоснованно отказали в удовлетворении исковых требований по возмещению истцу убытков в сумме 4 616 708 руб. 18 коп.

...

Суд кассационной инстанции не вправе переоценивать доказательства и устанавливать иные обстоятельства, отличающиеся от установленных судами нижестоящих инстанций, в нарушение своей компетенции, предусмотренной статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как указано в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.03.2013 N 13031/12, а также в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 12.07.2016 N 308-ЭС16-4570, от 16.02.2017 N 307-ЭС16-8149."