Постановление Президиума Московского городского суда от 25 декабря 2009 г. N 44у-414/09 Суд изменил приговор, переквалифицировав действия осужденного с убийства на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, поскольку доказательств умысла осужденного на убийство потерпевшего не представлено

Постановление Президиума Московского городского суда от 25 декабря 2009 г. N 44у-414/09


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Егоровой О.А.,

членов президиума Дмитриева А.Н., Васильевой Н.А., Агафоновой Г.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К.М.О. на приговор Измайловского районного суда г. Москвы от 25 апреля 2008 года, которым К.М.О., родившийся 22 июля 1980 года в г. Москве, ранее не судимый,

- осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Отбывание срока наказания исчисляется с 20 января 2008 года.

Постановлено взыскать с К.М.О. в пользу Московского городского фонда обязательного медицинского страхования 8021 рубль 50 копеек.

Приговором решена судьба вещественного доказательства.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 30 июня 2008 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный К.М.О. считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, вследствие чего приговор подлежит изменению. Просит проверить правильность квалификации его действий, поскольку считает, что суд неправильно применил уголовный закон, ошибочно указав, что он имел умысел на причинение смерти К.Д.А. Кроме того полагает, что назначенное ему наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э. и выступление первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего переквалифицировать действия К.М.О. с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ с назначением наказания в виде 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, президиум установил:

К.М.О. признан виновным в покушении на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку при следующих обстоятельствах.

19 января 2008 года, примерно в 21 час 00 минут, К.М.О., находясь в состоянии алкогольного опьянения по адресу: г. Москва, ул. 3-я Прядильная, д. 10, кв. 26, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений с К.Д.А., умышленно, с целью лишения жизни последнего, нанес ему удар ножом в жизненно важную область тела человека - живот, причинив проникающую в брюшную полость колото-резаную рану, располагавшуюся в десятом межреберье слева по окологрудинной линии, сопровождавшуюся касательным ранением селезенки по ходу раневого канала и причинившую тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, однако не смог довести преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, а именно, вследствие того, что его действия были пресечены очевидцами происходящего и своевременного оказания К.Д.А. медицинской помощи.

В судебном заседании К.М.О. виновным себя не признал.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе осужденного, президиум находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд правильно и с достаточной полнотой установил фактические обстоятельства дела, связанные с причинением проникающего колото-резаного ранения живота потерпевшему К.Д.А., обоснованно постановив в отношении К.М.О. обвинительный приговор, который в этой части осужденным в жалобе не оспаривается.

Однако, квалифицируя действия виновного как покушение на убийство и указывая, что при этом учитывается "совокупность всех обстоятельств содеянного, в том числе способ и орудие преступления, количество, характер и локализация телесных повреждений, а также предшествующее преступлению поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения", суд, кроме перечисления этих обстоятельств общего характера, не привел в приговоре конкретных доказательств, подтверждающих вывод о наличии у К.М.О. прямого умысла на лишение жизни потерпевшего К.Д.А.

Между тем, из материалов дела видно, что К.М.О. на всем протяжении производства по делу умысел на убийство категорически отрицал, указывая, что у него не было мотивов покушаться на жизнь потерпевшего и угроз такого рода он никогда ни при каких обстоятельствах не высказывал.

Хотя суд и признал, что К.М.О. действовал "на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений", сущность этих отношений и конкретные мотивы действий осужденного в приговоре не раскрываются.

В то же время, по словам К.М.О. и К.Д.А., до случившегося они были знакомы около десяти лет и ранее в каких-либо враждебных или неприязненных отношениях не состояли. Подробностей произошедшего инцидента и причин, побудивших К.М.О. нанести К.Д.А. удар ножом ни тот ни другой в силу алкогольного опьянения не помнят.

Допрошенные в качестве свидетелей очевидцы происшествия С. и В. также никаких сведений о ссоре или ином конфликте, предшествовавшем нанесению удара ножом К.Д.А., не сообщали. Из их пояснений следует лишь то, что во время выпивки пьяный К.М.О. попытался продемонстрировать свое умение владеть ножом, а когда присутствующие, и в том числе потерпевший, стали его уговаривать либо прекратить эту браваду, либо на самом деле ударить кого-либо из них ножом, он неожиданно встал, обошел стол и приблизившись к К.Д.А., который последним высказал такое предложение, действительно нанес ему удар в живот. При этом очевидно, что произнесенная потерпевшим фраза: "Тебе слабо меня ударить ножом?" достаточно серьезного повода для убийства не давала.

Использование виновным складного ножа в качестве орудия преступления и нанесение им удара в брюшную полость, при всей опасности этих действий для жизни человека, само по себе бесспорным свидетельством умысла на убийство также не является, поскольку не влечет безусловно наступление смерти потерпевшего.

С выводом суда о том, что убийство К.М.О., якобы, не доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, то есть вследствие пресечения его действий очевидцами преступления и своевременного оказания потерпевшему квалифицированной медицинской помощи, согласиться нельзя, так как в материалах дела отсутствуют сведения о том, что К.М.О. после нанесения потерпевшему единственного удара ножом каким-либо образом обнаружил намерение продолжить посягательство и повторить удар, хотя до вмешательства свидетеля В. такая возможность у него имелась. Кроме того, после совершения указанных действий К.М.О. место происшествия не покинул и вместе с другими помогал сотрудникам скорой помощи в транспортировке потерпевшего до машины, а после прибытия сотрудников милиции указал им на находящийся в шкафу нож, которым нанес удар К.Д.А.

Сам потерпевший претензий к осужденному не имеет и просил у суда снисхождения для него.

Таким образом, материалами дела и приведенными в приговоре доказательствами доводы осужденного об отсутствии у него умысла на убийство К.Д.А. по существу не опровергнуты. В связи с этим содеянное должно квалифицироваться как преступление против личности по наступившим последствиям.

При таких обстоятельствах президиум приходит к выводу о необходимости переквалификации действий К.М.О. с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Поскольку при рассмотрении дела допущено неправильное применение уголовного закона, то в соответствии с требованиями ст. 409 и п. 3 части 1 ст. 379 УПК РФ имеются достаточные основания для пересмотра судебных решений в порядке надзора.

При назначении наказания президиум исходит из положений ст. 60 УК РФ, данных о личности виновного, конкретных обстоятельств дела и мнения потерпевшего, просившего о снисхождении к нему.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного К.М.О. удовлетворить.

2. Приговор Измайловского районного суда г. Москвы от 25 апреля 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 30 июня 2008 года в отношении К.М.О. изменить:

- переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ, по которой назначить 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 25 декабря 2009 г. N 44у-414/09


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.