Постановление Президиума Московского городского суда от 28 мая 2010 г. N 44у-136/10 Суд изменил приговор в отношении осужденных за разбой и смягчил наказание, исключив квалифицирующий признак совершенных преступлений "группой лиц по предварительному сговору", поскольку судом установлено, осужденные действовали в составе организованной преступной группы, отличавшейся своей устойчивостью, созданной для совершения разбойных нападений на граждан

Постановление Президиума Московского городского суда
от 28 мая 2010 г. N 44у-136/10


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего Егоровой О.А.

и членов Президиума: Колышницыной Е.Н., Агафоновой Г.А., Фомина Д.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного А. о пересмотре приговора Тимирязевского межмуниципального (районного) суда САО города Москвы от 07 июня 2002 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 10 декабря 2002 года.

Приговором Тимирязевского межмуниципального (районного) суда САО города Москвы от 07 июня 2002 года

А., 14 августа 1971 года рождения, уроженец г. Сухуми Грузинской ССР, гражданин Грузии, ранее не судимый,

- осужден по п.п. "а, б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 13 апреля 2001 года.

С., 20 февраля 1975 года рождения, уроженец с. Цхакая Грузинской ССР, гражданин Грузии, ранее не судимый,

- осужден по:

п.п. "а, б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

ч. 1 ст. 222 УК РФ к 3 годам лишения свободы, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 13 лет лишения свободы, с конфискацией имущества, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, из них первые два года в тюрьме.

Срок наказания исчислен с 31 марта 2001 года.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств и гражданских исков.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 10 декабря 2002 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением Фрунзенского районного суда г. Владимира от 09 октября 2006 года в соответствии со ст. 10 УК РФ приговор Тимирязевского межмуниципального (районного) суда САО города Москвы от 07 июня 2002 года в отношении А. изменен: постановлено освободить А. от дополнительного наказания в виде конфискации имущества, если оно не исполнено до 08 декабря 2003 года. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением Дзержинского районного суда Калужской области от 08 апреля 2004 года в соответствии со ст. 10 УК РФ приговор в отношении С. изменен: исключено из приговора указание на квалифицирующий признак "неоднократности" преступлений.

Надзорное производство в отношении С. и Ш., также осужденного настоящим приговором, было возбуждено в порядке ст. 410 УПК РФ и в отношении Ш. прекращено в связи со смертью последнего.

В надзорной жалобе осужденный А. выражает несогласие с состоявшимися в отношении него судебными решениями. Полагает, что незаконно осужден за совершение преступления "организованной группой", поскольку он совершил только одно преступление. Кроме того, указывает на необоснованность квалификации его действий по признаку разбоя, совершенного "с угрозой применения насилия", так как прямых угроз применения насилия в адрес потерпевших не высказывалось. Просит возбудить надзорное производство, переквалифицировать его действия на ст. 161 УК РФ и снизить срок назначенного наказания.

Заслушав доклад судьи Свиренко О.В., мнение заместителя прокурора города Москвы Ю., полагавшего судебные решения изменить, исключить указание об осуждении А. и С. по квалифицирующему признаку "группой лиц по предварительному сговору", снизив назначенное наказание А. до 9 лет 9 месяцев лишения свободы, С. по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ до 11 лет 9 месяцев лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений назначить 12 лет 9 месяцев лишения свободы, в остальном судебные решения оставить без изменения, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум установил:

А. осужден за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере.

С. осужден за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере.

Также С. осужден за незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Согласно приговору преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Так С., Ш. и неустановленные следствием соучастники, в период времени до 25 января 2001 года, получив из неустановленного источника информацию о наличии в квартире N 363 дома 9 по Университетскому проспекту в городе Москве крупной суммы денежных средств и большого количества ювелирных изделий, преследуя корыстную цель, вступили между собой в предварительный сговор на совершение разбойного нападения, 25 января 2001 года, примерно в 14 часов 10 минут С. и Ш. совместно с неустановленными соучастниками, прибыли по указанному адресу, где позвонили в звонок входной двери квартиры. После того, как Ч. открыл входную дверь, действуя совместно и согласованно, согласно заранее распределенным ролям, Ш. и неустановленный соучастник приставили к туловищу Ч. нож и, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья последнего, подавили тем самым волю потерпевшего к сопротивлению, после чего совместно с С. и вторым неустановленным соучастником, незаконно проникли в квартиру, где С., Ш. и неустановленные соучастники потребовали от потерпевших указать место хранения в квартире денег и ювелирных изделий, и в то время, как С., согласно заранее распределенным ролям, остался в комнате контролировать действия потерпевших, пресекая их попытки освободиться и позвать на помощь, Ш. и неустановленные соучастники, обнаружив в одной из комнат сейф для хранения денег и драгоценностей, потребовали от Ч. и членов его семьи указать местонахождение ключа от указанного сейфа, угрожая применить к Ч. насилие, опасное для жизни и здоровья. При этом С., Ш. и неустановленные соучастники демонстрировали потерпевшим нож, а один из неустановленных соучастников демонстрировал предмет, похожий на пистолет, оказывая психологическое воздействие на потерпевших. Не получив указанного ключа, С., Ш. и неустановленные соучастники, незаконно завладели имуществом, принадлежащим Ч., на общую сумму 6 миллионов 680 тысяч 480 рублей, после чего с места происшествия с похищенным скрылись.

После совершения указанного преступления, продолжая свою преступную деятельность в составе организованной группы, получив из неустановленного источника информацию о наличии в квартире N 11 дома 33 по ул. Малой Грузинской в городе Москве крупной суммы денег и имея умысел на совершение разбойного нападения, С., Ш. и неустановленные лица вступили между собой в предварительный сговор на совершение преступления, после чего по прибытии 10 февраля 2001 года, примерно в 00 часов 30 минут, в подъезд дома по вышеуказанному адресу, дождавшись прихода проживавшей в квартире N 11 гражданки Т., согласно заранее распределенным ролям, в то время, как Ш. напал на потерпевшую, схватив ее и зажав рукой рот, лишая, таким образом, потерпевшую возможности оказать сопротивление и позвать на помощь, словесно угрожал последней применением насилия, опасного для жизни и здоровья, С., завладел ключами от входной двери в указанную квартиру, с помощью которых все соучастники помимо воли потерпевшей незаконно проникли в указанную квартиру, где согласно преступного плана, С., Ш. и неустановленные соучастники связали Т. и потребовали указать им место хранения денежных средств и ювелирных изделий, сопровождая свои требования угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, а также меняясь поочередно между собой, находились около потерпевшей, пресекая возможность попытки вызвать помощь, своим поведением оказывали психологическое воздействие на потерпевшую, после чего С., Ш. и неустановленные соучастники, произвели в квартире поиски и завладели имуществом потерпевшей Т. на общую сумму 467 тысяч 014 рублей 04 копейки.

Продолжая преступную деятельность в составе организованной группы, получив из неустановленного источника информацию о наличии в квартире N 114 дома 7/12 по ул. Профсоюзной в г. Москве крупной суммы денег и большого количества ювелирных изделий и имея умысел на совершение разбойного нападения, С., А. и неустановленные соучастники вступили между собой в предварительный преступный сговор на совершение преступления, после чего прибыли 11 марта 2001 года примерно в 04 часа 30 минут по вышеуказанному адресу, и, выбив входную дверь в квартиру N 114, ворвались в указанную квартиру, где согласно заранее распределенным ролям, потребовали у потерпевший Г.М.М. и ее родственников деньги и ювелирные изделия, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, меняясь поочередно между собой, находились около потерпевших, пресекая возможные попытки вызвать помощь, и в подтверждение угроз демонстрировали потерпевшим предметы, похожие на пистолеты, оказывали психологическое воздействие на потерпевших, чем подавили волю Г.М.М. и ее родственников к оказанию сопротивления, после чего С., А. и неустановленные соучастники завладели имуществом, принадлежащим Г.М.М. и В., на общую сумму 682 тысячи 587 рублей, и с места преступления с похищенным скрылись.

Продолжая преступную деятельность в составе организованной группы, получив из неустановленного источника информацию о наличии в квартире N 66 дома 10 по ул. Немчинова в г. Москве большого количества денежных средств и имея умысел на совершение разбойного нападения, С. и Ш. вступили между собой в предварительный сговор на совершение преступления, прибыли 19 марта 2001 года, примерно в 09 часов 30 минут по вышеуказанному адресу, где позвонили в квартиру N 66 и когда гражданка Л. открыла входную дверь, С. и Ш. ворвались в указанную квартиру, где согласно распределенным ролям С. приставил имеющийся у него нож к горлу Л., чем подавил ее волю к сопротивлению, после чего связал ей простынями руки и ноги, в то время, как Ш. прошел на кухню указанной квартиры и повалил на пол Г.Т.В., снял с нее фартук, и завязал ей руки, а полотенцем связал ноги Г.Т.В. Подавив таким образом волю, потерпевших к оказанию сопротивления и угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, пресекая возможные попытки вызывать помощь, С. и Ш. требовали у потерпевших указать им место хранения денежных средств, после чего завладели деньгами, принадлежащими потерпевшей Л., в сумме 15 тысяч долларов, что согласно курсу ЦБ РФ на 19 марта 2001 года эквивалентно 429 тысячам 750 рублям, после чего с места преступления с похищенным скрылись.

Кроме того, С., в период до 30 марта 2001 года, при неустановленных обстоятельствах, незаконно приобрел револьвер N 4А08189, переделанный самодельным способом из стандартного 8-мм газового револьвера ТОЗ-105-3 путем удаления перегородки из канала ствола, являющийся ручным короткоствольным гладкоствольным огнестрельным оружием, пригодным для производства выстрелов методом раздельного заряжения, и 12 стандартных 5,6 мм патронов кольцевого воспламенения отечественного производства, являющихся боеприпасами к различным моделям нарезного короткоствольного и длинноствольного огнестрельного оружия калибра 5,6 мм., пистолетам Вальтер, пистолету Марголина, винтовкам ТОЗ и некоторым другим образцам оружия под данный патрон, пригодных для производства выстрелов, которые незаконно хранил по месту своего проживания, по адресу: г. Москва, ул. Нижегородская, д. 20, кв. 47, до 10 апреля 2001 года, когда в процессе проведения обыска по указанному адресу данный пистолет и боеприпасы были обнаружены и изъяты.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум Московского городского суда находит судебные решения подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вина А. в совершении преступления, за которое он осужден, а также вина С. в совершении преступлений, за которые он осужден, установлена в ходе судебного разбирательства и подтверждается совокупностью доказательств, приведенных в приговоре.

Доказательства, положенные в основу приговора, получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, получили должную оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Анализ собранных по делу доказательств свидетельствует о том, что судом правильно установлены фактические обстоятельства дела.

Правильность оценки доказательств, данной судом, сомнений не вызывает.

Вопреки доводам надзорной жалобы осужденного А., тот факт, что он совершил лишь одно преступление, не ставит под сомнение обоснованность его осуждения за совершение этого преступления в составе организованной группы, поскольку согласно п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства.

Кроме того, в соответствии с п. 21, в тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т.п. При этом из показаний потерпевшей Г.М.М. следует, что она видела у одного из нападавших пистолет с глушителем, похожий на пистолет марки "ТТ", и в тот момент восприняла это как реальную угрозу для своей жизни. Указанный мужчина угрожал применением оружия ее маме, демонстрируя пистолет и делая угрожающие жесты.

При таких обстоятельствах оснований для переквалификации содеянного А. на ст. 161 УК РФ, о чем ставит он вопрос в надзорной жалобе, не имеется.

Вместе с тем, суд без достаточных оснований пришел к выводу о совершении А. и С. преступлений "группой лиц по предварительному сговору". Как правильно установлено судом, они действовали в составе организованной преступной группы, отличавшейся своей устойчивостью, созданной для совершения разбойных нападений на граждан. Таким образом, отсутствуют основания считать, что преступление было совершено каждым из них не только в составе данной организованной группы, но и группой лиц по предварительному сговору.

В остальном юридическая квалификация содеянного каждым из осужденных является правильной.

Учитывая изложенное, в судебные решения необходимо внести соответствующие изменения, соответственно снизив назначенное каждому из осужденных наказание по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ.

Кроме того, поскольку по делу не имеется сведений об исключении в силу ст. 10 УК РФ дополнительного наказания, назначенного С. в виде конфискации имущества, Президиум Московского городского суда считает необходимым внести в судебные решения соответствующее изменение.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум постановил:

надзорную жалобу осужденного А. удовлетворить частично.

Приговор Тимирязевского межмуниципального (районного) суда САО города Москвы от 07 июня 2002 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 10 декабря 2002 года (с учетом постановления Фрунзенского районного суда г. Владимира от 09 октября 2006 года и постановления Дзержинского районного суда Калужской области от 08 апреля 2004 года) в отношении А. и С. - изменить:

- исключить осуждение каждого по квалифицирующему признаку совершенных преступлений "группой лиц по предварительному сговору".

Исключить указание о назначении С. дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

Снизить назначенное А. наказание по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ до 9 лет 9 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Снизить назначенное С. наказание по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ до 11 лет 9 месяцев лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б", 222 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно к отбытию назначить С. 12 лет 9 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, из них первые два года в тюрьме.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 28 мая 2010 г. N 44у-136/10


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.