Постановление Президиума Московского городского суда от 3 сентября 2010 г. N 44у-264/10 Суд изменил состоявшиеся судебные решения по делу и переквалифицировал действия осужденной на умышленное причинение тяжкого вреда здоровья, поскольку в момент нанесения ранения у осужденной отсутствовал умысел на убийство потерпевшего

Постановление Президиума Московского городского суда
от 3 сентября 2010 г. N 44у-264/10


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Егоровой О.А.,

членов президиума Колышницыной Е.Н., Агафоновой Г.А., Фомина Д.А., Курциньш С.Э., Мариненко А.И., Базьковой Е.М.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденной Г. на приговор Тушинского районного суда г. Москвы от 12 марта 2009 года, которым

Г., родившаяся 12 января 1978 года в г. Дрокия Молдавской ССР, не судимая,

осуждена:

- по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст.ст. 71 и ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний, назначено 6 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Отбывание срока наказания исчисляется с 09 сентября 2008 г.

Постановлено взыскать с Г. в пользу Московского городского фонда обязательного медицинского страхования 33849 рублей 29 копеек.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 06 мая 2009 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденная Г., не оспаривая свою вину и квалификацию содеянного в отношении В., в то же время утверждает, что умысла на убийство Ш. у неё не было, в связи с чем просит переквалифицировать её действия с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Р., объяснения осужденной Г., поддержавшей доводы надзорной жалобы, и выступление заместителя прокурора г. Москвы Ю., полагавшего действия осужденной переквалифицировать с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ с назначением наказания в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы, а по совокупности преступлений - в виде 3 лет 9 месяцев лишения свободы, президиум установил:

Г. признана виновной в умышленном причинении легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья (эпизод в отношении потерпевшей В.), а также в покушении на убийство, т.е. на умышленное причинение смерти другому человеку, не доведенное до конца по независящим от неё обстоятельствам (эпизод в отношении потерпевшего Ш.).

Преступления совершены 8.09.2008 г. в г. Москве при следующих обстоятельствах.

8 сентября 2008 года, в период времени с 13 часов до 14 часов (точное время следствием не установлено), Г., находясь в квартире 287 дома 12 корп. 1 по ул. Героев Панфиловцев в г. Москве, в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, умышленно нанесла имеющимся у нее кухонным ножом два удара в область грудной клетки и головы В., чем причинила последней телесные повреждения в виде раны правой половины грудной области, не повлекшую вреда здоровью, а также резаной раны левой лобно-височной области, повлекшей легкий вред здоровью по признаку кратковременности расстройства здоровья (менее 21 дня).

Она же, 08 сентября 2008 года, в период времени с 14 часов до 20 часов (точное время следствием не установлено), находясь в квартире 287 дома 12 корп. 1 по ул. Героев Панфиловцев в г. Москве, в ходе ссоры, произошедшей на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, с целью причинения смерти кухонным ножом умышленно нанесла один удар Ш. в область грудной клетки справа, чем причинила последнему телесное повреждение в виде колото-резаного ранения грудной клетки, проникающего в правую плевральную полость с повреждением средостения и сердца, наличием крови в правой плевральной полости (гемоторакс), крови в полости сердечной сорочки (гемоперикард), которое по признаку опасности для жизни квалифицируется, как причинившее тяжкий вред здоровью, после чего, полагая, что указанных ранений достаточно для причинения смерти Ш., свои действия закончила. Однако довести умысел на убийство Ш. до конца она (Г.) не смогла по независящим от неё обстоятельствам, поскольку нарядом скорой медицинской помощи Ш. был доставлен в ГКБ N 52 г. Москвы, где ему своевременно была оказана медицинская помощь.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе осужденной Г., президиум находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с умышленным причинением осужденной Г. колото-резаных ранений потерпевшим В. и Ш., обоснованно постановив в отношении неё обвинительный приговор, который в этой части в надзорной жалобе не оспаривается.

Вместе с тем, квалифицируя действия Г. как покушение на убийство по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, суд не учел ряд обстоятельств, которые могли иметь существенное значение для вывода о направленности умысла виновной.

По смыслу закона, покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда виновный осознает общественную опасность своих действий (бездействий), предвидит возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желает ее наступления.

Кроме того, при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного, учитывая способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

В судебном заседании Г., признавая факт нанесения Ш. удара ножом в грудь, категорически отрицала наличие у нее умысла на убийство потерпевшего.

Из материалов дела следует, что Г., нанеся Ш. один удар ножом в грудь справа, сразу же прекратила свои противоправные действия. При этом она осознавала, что Ш. остался жив, однако, несмотря на то, что находилась в течение значительного промежутка времени наедине с потерпевшим в пустой квартире и имела при желании полную возможность лишить его жизни, этим обстоятельством не воспользовалась и никаких попыток продолжить посягательство не предпринимала.

Указанные обстоятельства подтвердили в судебном заседании как сам потерпевший Ш., так и свидетели В. и У. При этом последние пояснили, что в тот день, по просьбе Г. они приехали к дому Ш., где Г. встретила их внизу, после чего они зашли в магазин и вместе поднялись в квартиру. Там они увидели, что Ш. лежит на диване под одеялом, но каких-либо жалоб он не высказывал. В., У. и Г. стали употреблять спиртное, а Ш. лежал в комнате и пил молочный напиток, который Г. попросила купить для него. Через некоторое время Ш. попросил В. вызвать скорую помощь, а на ее вопрос пояснил, что ничего у него не случилось, просто ему плохо.

Как следует из показаний свидетеля У., данных им в стадии предварительного следствия (т. 1 л.д. 63-67) и исследованных судом, в то время, как Ш. просил В. вызвать ему скорую помощь, Г. лежала рядом с ним и спала.

При таких обстоятельствах президиум находит, что доводы осужденной Г. об отсутствии у неё в момент нанесения колото-резаного ранения Ш. умысла на убийство последнего, собранными доказательствами не опровергнуты. В связи с этим действия Г. подлежат переквалификации по наступившим последствиям с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Таким образом, при рассмотрении дела допущено неправильное применение уголовного закона, что в силу требований ст. 409 и п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ влечет пересмотр судебных решений в порядке надзора.

При назначении наказания президиум исходит из положений ст. 60 УК РФ, данных о личности виновной и конкретных обстоятельств дела, характеризующих совершённые ею преступные деяния.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум постановил:

надзорную жалобу осужденной Г. удовлетворить.

Приговор Тушинского районного суда г. Москвы от 12 марта 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 06 мая 2009 года в отношении Г. изменить: переквалифицировать её действия с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ, по которой назначить 3 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 111 УК РФ и ч. 1 ст. 115 УК РФ, путем полного сложения наказаний и исходя из расчета 3 дня исправительных работ за один день лишения свободы, назначить Г. окончательно к отбытию 3 года 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор и кассационное определение по делу оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 3 сентября 2010 г. N 44у-264/10


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение