Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14 октября 2015 г. N Ф01-3946/15 по делу N А29-10095/2014

 

Нижний Новгород

 

14 октября 2015 г.

Дело N А29-10095/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 07.10.2015.

Постановление изготовлено в полном объеме 14.10.2015.

 

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Новикова Ю.В.,

судей Шемякиной О.А., Шутиковой Т.В.

при участии представителей

от заявителя: Ворошина А.В. (доверенность от 18.09.2015), Гелей А.Б. (доверенность от 18.04.2015), Ивлева Р.Ю. (доверенность от 18.09.2015), Фадеева О.Н. (доверенность от 18.09.2015),

от Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Сыктывкару: Горевой Н.С. (доверенность от 03.06.2013 N 04-05/36), Сидоровой Т.Л. (доверенность от 13.01.2014 N 04-19/21),

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми: Сидоровой Т.Л. (доверенность от 18.09.2015 N 02-25/09),

от Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми: Сидоровой Т.Л. (доверенность от 10.01.2014 N 05-23/6), Скулкиной Ю.Ф. (доверенность от 15.12.2014 N 05-23/29)

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Сыктывкару на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 11.06.2015, принятое судьями Немчаниновой М.В., Хоровой Т.В., Черных Л.И., по делу N А29-10095/2014

по заявлению открытого акционерного общества "Коми тепловая компания" (ИНН: 1101205461, ОГРН: 1041100412682)

о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Сыктывкару от 26.06.2014 N 1717/03 в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми от 08.09.2014 N 225-А,

третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, - Управление Федеральной налоговой службы по Республике Коми,

и установил:

открытое акционерное общество "Коми тепловая компания" (далее - ОАО "КТК", Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением, уточненным в порядке, установленном в статье 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Сыктывкару (далее - Инспекция, налоговый орган) от 26.06.2014 N 1717/03 в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми (далее - Управление) от 08.09.2014 N 225-А в части доначисления 1 528 716 рублей налога на прибыль, 20 196 рублей 39 копеек пеней и привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 15 287 рублей 16 копеек.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление.

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 03.03.2015 в удовлетворении заявленного требования отказано.

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 11.06.2015 решение суда отменено в части отказа в удовлетворении требования Общества о признании недействительным решения Инспекции в редакции решения Управления в части доначисления 96 104 рублей налога на прибыль, 1265 рублей 71 копейки пеней и привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 961 рубля 04 копеек, решение Инспекции в редакции решения Управления в указанной части признано недействительным; в остальной части решение суда оставлено без изменения.

Инспекция не согласилась с постановлением суда апелляционной инстанции в части удовлетворения требования Общества и обратилась в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Заявитель жалобы считает, что суд апелляционной инстанции неправильно применил статьи 41, 250, 271, 274, 328 Налогового кодекса Российской Федерации, постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" и сделал выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. По его мнению, Инспекцией доказано получение Обществом необоснованной налоговой выгоды. ОАО "КТК" неправомерно не отразило в составе внереализационного дохода сумму процентов по договору займа от 21.09.2012 N 301-07/09.2012. Как полагает налоговый орган, сделка по предоставлению займа не имела разумных экономических причин и иных причин (деловой цели). Указанный договор заключен с взаимозависимым лицом, при этом спорный заем был выдан за счет денежных средств, которые Общество, в свою очередь, получило по договору процентного займа. Инспекция правомерно определила размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат исходя из рыночных цен.

Подробно доводы заявителя приведены в кассационной жалобе и поддержаны представителями в судебном заседании.

Управление и Межрайонная инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми в отзывах и их представители в судебном заседании поддержали позицию Инспекции.

Общество в отзыве и представители в судебном заседании отклонили доводы налогового органа, просили оставить кассационную жалобу без удовлетворения.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв до 07.10.2015.

Законность принятого Вторым арбитражным апелляционным судом постановления проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установил суд, Инспекция провела выездную налоговую проверку Общества за период с 01.01.2010 по 31.12.2012, результаты которой отразила в акте от 14.05.2014 N 17-17/03.

В ходе проверки Инспекция пришла к выводу, что Общество не отразило в составе внереализационных доходов в целях исчисления налога на прибыль проценты по займу, выданному взаимозависимому лицу - обществу с ограниченной ответственностью "Транспортно-экспедиционная служба" (далее - ООО "ТЭС").

Рассмотрев материалы проверки, заместитель начальника Инспекции принял решение от 26.06.2014 N 17-17/03 о привлечении ОАО "КТК" к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 69 501 рубля 40 копеек. Согласно данному решению Обществу доначислено 6 950 140 рублей налога на прибыль и 91 847 рублей 01 копейка пеней.

Решением Управления от 08.09.2014 N 225-А решение нижестоящего налогового органа частично отменено: ОАО "КТК" привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 69 425 рублей 97 копеек; Обществу доначислено 6 942 597 рублей налога на прибыль и 91 718 рублей 40 копеек пеней.

ОАО "КТК" частично не согласилось с решением Инспекции (в редакции решения Управления) и обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Руководствуясь статьями 105.1, 105.3, 105.6, 105.7, 105.9, 250, 271, 328 Налогового кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Республики Коми отказал налогоплательщику в удовлетворении заявленного требования.

Апелляционный суд, руководствуясь этими же нормами права, а также учитывая разъяснения, изложенные в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", отменил решение суда первой инстанции в обжалуемой части. При этом суд исходил из того, что Инспекция не представила доказательств получения Обществом необоснованной налоговой выгоды в результате недобросовестного поведения и злоупотребления своими правами. Кроме того, суд пришел к выводу, что Инспекцией не соблюдены условия проведения налогового контроля по сделкам с взаимозависимыми лицами, установленные разделом V.1 Налогового кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев кассационную жалобу, Арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел правовых оснований для ее удовлетворения.

На основании пункта 1 статьи 246 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) ОАО "КТК" является плательщиком налога на прибыль.

Согласно статье 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью признаются для российских организаций полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 248 Кодекса к доходам в целях главы 25 Кодекса относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав; внереализационные доходы.

В силу пункта 1 статьи 41 Кодекса доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами "Налога на доходы физических лиц", "Налог на прибыль" Кодекса.

На основании пункта 6 статьи 250 Кодекса внереализационными доходами признаются, в частности, доходы в виде процентов, полученных по договорам займа, кредита, банковского счета, банковского вклада, а также проценты по ценным бумагам и другим долговым обязательствам.

Налоговой базой для целей главы 25 Кодекса признается денежное выражение прибыли, определяемой в соответствии со статьей 247 Кодекса, подлежащей налогообложению (пункт 1 статьи 247 Кодекса).

Внереализационные доходы, полученные в натуральной форме, учитываются при определении налоговой базы исходя из цены сделки с учетом положений статьи 105.3 настоящего Кодекса, если иное не предусмотрено главой 25 Кодекса (пункт 5 статьи 247 Кодекса.

В пункте 1 статьи 105.3 Кодекса установлено, что в случае, если в сделках между взаимозависимыми лицами создаются или устанавливаются коммерческие или финансовые условия, отличные от тех, которые имели бы место в сделках, признаваемых в соответствии с настоящим разделом сопоставимыми, между лицами, не являющимися взаимозависимыми, то любые доходы (прибыль, выручка), которые могли бы быть получены одним из этих лиц, но вследствие указанного отличия не были им получены, учитываются для целей налогообложения у этого лица.

Учет для целей налогообложения доходов (прибыли, выручки) в соответствии с настоящим пунктом производится в случае, если это не приводит к уменьшению суммы налога, подлежащего уплате в бюджетную систему Российской Федерации, или увеличению суммы убытка, определяемого в соответствии с главой 25 Кодекса. Положения настоящего абзаца не применяются в случаях, если налогоплательщик применяет симметричную корректировку в соответствии с разделом V.1 Кодекса.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53) разъяснил, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Согласно пункту 1 Постановления N 53 под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) (пункт 3 Постановления N 53).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункт 4 Постановления N 53).

В пункте 9 Постановления N 53 определено, что установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

В соответствии с частью 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, возлагается на орган или лицо, которые их приняли.

В силу статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в деле доказательства суд оценивает во взаимосвязи и совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании.

Как видно из материалов дела и установил суд, ОАО "КТК" (заемщик) и ОАО "Фонд поддержки инвестиционных проектов Республики Коми" (займодавец) заключили договор займа от 25.05.2012 N 009/05, по условиям которого займодавец предоставляет заемщику сумму займа в размере 228 000 000 рублей, а заемщик обязуется вернуть указанную сумму и начисленные на нее проценты в обусловленный договором срок.

Расходы по данному заемному обязательству Общество отразило во внереализационных расходах в размере восьми процентов - в сумме 274 884 рублей.

В ходе налоговой проверки установлено, что часть средств была направлены на финансирование деятельности ООО "ТЭС". Факт взаимозависимости Общества и ООО "ТЭС" в силу пункта 2 статьи 105.1 Кодекса установлен судом и сторонами не оспаривается.

Суд установил, что ОАО "КТК" (займодавец) и ООО "ТЭС" (заемщик) заключили договор денежного займа от 21.09.2012 N 301-07/09.2012, по условиям которого займодавец обязуется открыть заемщику заемную линию с лимитом единовременной задолженности по займу в размере 100 000 000 рублей, а заемщик обязуется своевременно возвратить полученную в счет открытой заемной линии денежную сумму. При этом условие о начислении процентов на сумму займа в договоре не установлено.

С 27.09.2012 по 31.12.2012 Общество перечислило заемщику 109 770 000 рублей; по состоянию на 31.12.2012 ООО "ТЭС" погасило заем в сумме 104 105 167 рублей 81 копейка. При этом самостоятельную корректировку налоговой базы по налогу на прибыль при применении методов определения для целей налогообложения цен, примененных в сделках, рыночным ценам Общество за 2012 год не производило.

Инспекция, приняв во внимание взаимозависимость лиц, участвующих в сделке по предоставлению займа, наличие иных сделок по предоставлению процентных займов между налогоплательщиком и другими взаимозависимыми лицами, отсутствие предоставления займов невзаимозависимым лицам, а также то обстоятельство, что спорный заем был выдан частично за счет денежных средств, полученных Обществом по договору процентного займа у ОАО "Фонд поддержки инвестиционных проектов Республики Коми", пришла к выводу о получении ОАО "КТК" необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль в виде занижения внереализационных доходов на сумму процентов по договору займа от 21.09.2012 N 301-07/09.2012, заключенному с ООО "ТЭС".

Вместе с тем, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что Инспекцией не представлено доказательств получения Обществом необоснованной налоговой выгоды в результате недобросовестного поведения и злоупотребления своими правами. Так, суд установил, что сделка по предоставлению займа была реально осуществлена, не противоречит гражданскому законодательству и не оспорена; заключение договора беспроцентного займа не привело к уменьшению налоговой обязанности Общества; размер необоснованной налоговой выгоды установлен Инспекцией неверно, без соблюдения установленных Кодексом процедур. При этом Общество и его контрагент не обязаны доказывать налоговому органу экономическую обоснованность в заключении договора займа. Инспекцией не учтено, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. В силу принципа свободы экономической деятельности (часть 1 статьи 8 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно, на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

При названных обстоятельствах суд апелляционной инстанции правомерно удовлетворил заявленное Обществом требование в обжалуемой налоговым органом части.

Доводы налогового органа, приведенные в кассационной жалобе, направлены на переоценку установленных апелляционным судом обстоятельств, исследованных доказательств и сделанных на их основе выводов, поэтому в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отклонению.

Второй арбитражный апелляционный суд правильно применил нормы материального права и не допустил нарушений норм процессуального права, являющихся в любом случае основаниями для отмены принятого судебного акта в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Вопрос о распределении расходов по государственной пошлине по кассационной жалобе не рассматривался, поскольку заявитель на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации освобожден от ее уплаты.

Руководствуясь статьями 287 (пунктом 1 части 1) и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 11.06.2015 по делу N А29-10095/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Сыктывкару - без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Ю.В. Новиков

 

Судьи

О.А. Шемякина
Т.В. Шутикова

 

"Инспекция, приняв во внимание взаимозависимость лиц, участвующих в сделке по предоставлению займа, наличие иных сделок по предоставлению процентных займов между налогоплательщиком и другими взаимозависимыми лицами, отсутствие предоставления займов невзаимозависимым лицам, а также то обстоятельство, что спорный заем был выдан частично за счет денежных средств, полученных Обществом по договору процентного займа у ОАО "Фонд поддержки инвестиционных проектов Республики Коми", пришла к выводу о получении ОАО "КТК" необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль в виде занижения внереализационных доходов на сумму процентов по договору займа от 21.09.2012 N 301-07/09.2012, заключенному с ООО "ТЭС".

Вместе с тем, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что Инспекцией не представлено доказательств получения Обществом необоснованной налоговой выгоды в результате недобросовестного поведения и злоупотребления своими правами. Так, суд установил, что сделка по предоставлению займа была реально осуществлена, не противоречит гражданскому законодательству и не оспорена; заключение договора беспроцентного займа не привело к уменьшению налоговой обязанности Общества; размер необоснованной налоговой выгоды установлен Инспекцией неверно, без соблюдения установленных Кодексом процедур. При этом Общество и его контрагент не обязаны доказывать налоговому органу экономическую обоснованность в заключении договора займа. Инспекцией не учтено, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. В силу принципа свободы экономической деятельности (часть 1 статьи 8 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно, на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность."