Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 13 мая 2021 г. N С01-450/2021 по делу N А56-47672/2020 Суд отменил апелляционное постановление и направил дело о привлечении лица к административной ответственности на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку он ошибочно сравнил между собой товары, ввезенные ответчиком, и оригинальные товары правообладателя товарных знаков, а не размещенные на них изобразительные обозначения с товарными знаками, в связи с чем нарушил методологию установления вероятности смешения обозначений

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 13 мая 2021 г. N С01-450/2021 по делу N А56-47672/2020

 

Резолютивная часть постановления объявлена 13 мая 2021 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 мая 2021 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Ерина А.А., Рогожина С.П.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу Балтийской таможни (Канонерский остров, д. 32 А, Санкт-Петербург, 198184, ОГРН 1037811015879) на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2020 по делу N А56-47672/2020

по заявлению Балтийской таможни о привлечении закрытого акционерного общества "Оптикмастер" (ул. Победы, д. 11 А, пом. 15-Н, оф. 4, Санкт-Петербург, 196070, ОГРН 1037821101229) к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В судебном заседании принял участие представитель закрытого акционерного общества "Оптикмастер" - Вершинина Е.Е. (по доверенности от 07.10.2020).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

Балтийская таможня (далее - таможня) обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о привлечении закрытого акционерного общества "Оптикмастер" (далее - общество) к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.08.2020 общество привлечено к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ; ему назначен административный штраф в размере 50 000 рублей; конфискованы предметы, изъятые на основании протокола от 09.12.2019.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2021 решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.08.2020 отменено, по делу принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления таможни о привлечении общества к административной ответственности по части 1 статьи 14.10 КоАП РФ; суд обязал возвратить обществу товары, изъятые на основании протокола от 09.12.2019.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, таможня, ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, на несоответствие его выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить постановление суда апелляционной инстанции, оставить в силе решение суда первой инстанции.

В обоснование кассационной жалобы таможня, ссылаясь на положения Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила N 482), указывает на необоснованность вывода суда апелляционной инстанции об отсутствии сходства между используемыми обществом обозначениями и товарными знаками, отмечая, что цветовое сочетание не является единственным признаком при оценке сходства изобразительных обозначений.

Таможня также подвергает сомнению правомерность данной судом апелляционной инстанции оценки в отношении обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии опасности смешения реализуемой обществом продукции с продукцией иностранного лица "Burberry Limited", отмечая, что при производстве контрафактной продукции всегда используются более дешевые материалы.

В представленном отзыве на кассационную жалобу общество, ссылаясь на законность и обоснованность выводов суда апелляционной инстанции, просит отказать в удовлетворении этой жалобы.

В судебном заседании, состоявшемся 13.05.2021, представитель общества возражал против удовлетворения кассационной жалобы по мотивам, изложенным в отзыве на нее.

Законность обжалуемого постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и в отзыве на нее.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, 24.11.2019 в таможню в электронной форме поступила декларация на товары N 10216170/241119/0220559 с целью помещения товаров под таможенную процедуру "выпуск для внутреннего потребления".

Согласно сведениям, содержащимся в данной декларации, отправитель товара - компания "Xinhe Xinshang Glasses Case Co., LTD" (КНР); получатель товара, декларант - закрытое акционерное общество "Оптикмастер" (196070, Санкт-Петербург, ул. Победы, дом 11, Литер А, пом. 15-Н, оф. 4, ИНН 7810297930).

В данной декларации также содержались сведения о товарах, представленных к таможенному оформлению: N 1 "изделия кожгалантерейные для взрослых: футляры для хранения очков из металлического корпуса (углеродистая сталь)", таможенная стоимость 581 438,78 рубля, вес нетто 1546,37 кг; N 2 "изделия кожгалантерейные для взрослых: футляры для хранения очков из металлического корпуса (углеродистая сталь)", таможенная стоимость 107 857,92 рубля, вес нетто 353,13 кг.

В ходе осуществления 30.11.2019 таможенного досмотра товаров согласно акту таможенного досмотра N 10216120/301119/008080 было установлено, что на части товаров N 1 и N 2 в контейнере TGHU1466768 в общем количестве 1993 штук нанесены изображения, сходные до степени смешения с товарными знаками иностранного лица "Burberry Limited".

В таможню 02.12.2019 поступил ответ от некоммерческого партнерства "Адвокатское бюро "Шевырев и партнеры", согласно которому данная организация представляет интересы иностранного лица "Burberry Limited" - правообладателя товарных знаков "" и "" по международным регистрациям N 785098 и N 987322, зарегистрированных в том числе в отношении товаров 9-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

Представитель правообладателя указал также на следующие признаки контрафактности ввозимой обществом продукции:

1) низкое качество нанесения товарных знаков

2) отсутствие надлежащей упаковки и этикетки;

3) отсутствие оригинальной маркировки;

4) оригинальные футляры для очков иностранного лица "Burberry Limited" не реализуются и не поставляются отдельно от готовой продукции - очки/солнцезащитные очки;

5) оригинальная продукция "Burberry Limited" продается исключительно в фирменных магазинах Burberry.

6) на ввозимом обществом (ИНН 7810297930) товаре полностью повторяется концептуальная идея клетки, а именно: по выбору цветовой гаммы и основных элементов обозначения (пересечение на общем доминирующем фоне множества линий разной толщины, образующих симметричные квадраты разных размеров), а также по системе их размещения.

В частности, по мнению правообладателя, различие с изобразительными товарными знаками по международным регистрациям N 1050179, N 785098, N 987322 заключается в наличии красного или синего общего фона и цветовом сочетании полос некоторых образцов. Отличия в данном случае незначительны и влияние на общее зрительное впечатление не оказывают.

Дополнительно представитель правообладателя пояснил, что иностранное лицо "Burberry Limited" не производит продукцию на территории Китая, с отправителем "XINHE XINSHANG GLASSES CASE CO., LTD" в договорных отношениях не состоит, согласие на использование своих товарных знаков данной компании не предоставляла.

Усмотрев в действиях общества достаточные основания для привлечения к административной ответственности по части 1 статьи 14.10 КоАП РФ, таможня 02.12.2019 возбудила в отношении него дело об административном правонарушении под номером 10216000-2849/2019 и назначила проведение административного расследования, в результате которого установила следующее:

явившийся предметом административного правонарушения товар со спорным обозначением является однородным с товарами, для индивидуализации которых зарегистрированы товарные знаки по международным регистрациям N 785098 и N 987322;

обозначения, размещенные на образцах товара N 1 и N 2, сходны до степени смешения с товарными знаками по международным регистрациям N 785098, N 987322, так как имеют графическое (визуальное) сходство, одинаковое семантическое (смысловое) значение;

в отношении остальных образцов товара (3-9) таможенным экспертом сходства до степени смешения с товарными знаками по международным регистрациям N 785098 и N 987322 не установлено.

По окончании административного расследования в рамках дела N 10216000-2849/2019 таможней в отношении общества был составлен протокол от 02.06.2020 об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ.

На основании статьи 23.1 КоАП РФ заявление о привлечении общества к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, совместно с материалами административного дела было направлено в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования и привлекая общество к административной ответственности по части 1 статьи 14.10 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа 50 000 рублей, а также обязывая направить изъятую у общества продукцию на уничтожение в установленном порядке, исходил из доказанности факта ввоза обществом на территорию Российской Федерации товаров, содержащих незаконное воспроизведение товарных знаков по международным регистрациям N 785098, N 987322.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами таможни и суда первой инстанции о том, что являющиеся предметом административного правонарушения товары сходны до степени смешения с товарными знаками по международным регистрациям N 785098 и N 987322, в связи с чем отменил решение суда первой инстанции ввиду отсутствия оснований для привлечения общества к административной ответственности по части 1 статьи 14.10 КоАП РФ, указав, что изъятые у общества товары подлежат возврату декларанту.

При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что иностранное лицо "Burberry Limited" производит товары, маркируемые премиальным брендом, а на обозрение суда представлены "дешевые" футляры для очков, ни по форме, ни по материалу изготовления (пластик, металл), даже отдаленного не вызывающие ассоциацию с продукцией "Burberry" у потребителей, которые имеют представление о продукции данного бренда.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав мнение представителя общества, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к следующим выводам.

Согласно части 6 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании устанавливает, имелось ли событие административного правонарушения; имелся ли факт его совершения лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении; имелись ли основания для составления протокола об административном правонарушении и полномочия административного органа, составившего протокол; предусмотрена ли законом административная ответственность за совершение данного правонарушения и имеются ли основания для привлечения к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол; а также определяет меры административной ответственности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если этим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных этим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными названным Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную указанным Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом.

В силу пункта 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 той же статьи).

Согласно пункту 1 статьи 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

В соответствии с частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 этой статьи, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от пятидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, а также материалов и оборудования, используемых для их производства, и иных орудий совершения административного правонарушения.

В пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", разъяснено, что установленная статьей 14.10 КоАП РФ административная ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, по смыслу этой статьи, может быть применена лишь в случае, если предмет правонарушения содержит незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений.

Как было отмечено выше, при обращении в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, таможня указывала на то, что общество использует сходные с принадлежащими иностранному лицу "Burberry Limited" товарными знаками по международным регистрациям N 785098 и N 987322 обозначения (изображения) для индивидуализации однородных товаров без соответствующего разрешения правообладателя.

Следовательно, объективная сторона вменяемого обществу правонарушения выражается в использовании им на товаре, ввезенном в Российскую Федерацию для последующей реализации, обозначения, сходного до степени смешения с указанными товарными знаками, для индивидуализации однородных товаров и без разрешения правообладателя.

Как было указано ранее, суд первой инстанции установил наличие в действиях общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, исходя из того, что реализуемый обществом товар маркирован изобразительным обозначением, представляющим собой перекрещенные вертикальные и горизонтальные полосы различной толщины в различных цветовых комбинациях, что представляет собой клеточную комбинацию, сходную с товарными знаками по международным регистрациям N 785098 и N 987322. При этом суд первой инстанции отметил, что вероятность смешения сравниваемых обозначений также обусловлена известностью обозначений, зарегистрированных в качестве товарных знаков.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции не согласился с данным выводом суда первой инстанции, указав следующее:

реализуемые обществом товары представляют собой "дешевые" футляры для очков, которые ни по форме, ни по материалу изготовления (пластик, металл) даже отдаленного не вызывают ассоциацию с продукцией иностранного лица "Burberry Limited" у потребителей, имеющих представление о продукции данного бренда;

ассоциации не возникает даже в отношении образца N 1, который отдаленно по цветовой гамме имеет определенное сходство с товарным знаком по международной регистрации N 785098, однако по своему исполнению (форма, цвет, материал изготовления) в совокупности также не вызывает ассоциации с продукцией иностранного лица "Burberry Limited", а следовательно, у такого потребителя не может возникнуть даже подозрения, что ему представлена продукция данной компании. Более того, потребители продукции "Burberry" знают, что компания поставляет и реализует футляры для очков совместно с очками;

у потребителей, которые не знакомы с брендом "Burberry", тем более такой ассоциации не возникнет, так как сама по себе клетка не несет информации о производителе товара. При этом на представленных футляров для очков отсутствуют другие зарегистрированные изображения иностранного лица "Burberry Limited", а именно, само наименование "Burberry", которое позволило бы сопоставить товар с продукцией данной компанией и ввести тем самым потребителя в заблуждение относительно производителя товара, так и товарного знака (рисунок не приводится) в виде изображения всадника (рыцаря) на лошади с копьем;

из заключения патентного поверенного Пермякова П.Н. и из содержания письма представителя иностранного лица "Burberry Limited" не усматриваются, что предметом их исследования была ввезенная обществом продукция. В частности, оценка давалась только на основании представленных фотоизображений, которые не передают полностью впечатление о товаре;

образцы со 2-го по 9-й даже по цветовой гамме и композиционно-концептуальной идеи клетки не ассоциируются с продукцией иностранного лица "Burberry Limited", на что обоснованно указано в заключении таможенного эксперта (том 3, л.д. 160-175) и заключении патентно-правовой экспертизы патентного поверенного Храмковой Ю.А., что соотносится с впечатлением судебной коллегии, полученном при непосредственном осмотре товара.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в отношении ни одного из представленных образцов товаров общества ассоциация с товарными знаками не возникает ни в целом, ни в отдельных сочетаниях цветов и форм.

Суд кассационной инстанции не может признать указанные выводы суда апелляционной инстанции основанными на правильном применении норм материального права, полном и всестороннем установлении всех имеющих значение обстоятельств.

Независимо от того, что вопрос сходства (или его отсутствия) сравниваемых обозначений является вопросом факта, суды не могут подходить к рассмотрению этого вопроса произвольно, а суд кассационной инстанции вправе проверять соблюдение нижестоящими судами требований Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о всестороннем, полном и объективном исследовании доказательств по делу, методологических подходов к оценке сходства до степени смешения сравниваемых обозначений, правильном применении норм материального права.

Аналогичная правовая позиция выражена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 22.09.2017 по делу N А60-6484/2016.

При оценке тождественности или сходства до степени смешения между противопоставляемыми обозначениями и товарными знаками следует руководствоваться не только положениями статей 1229, 1252, 1477, 1484 ГК РФ, но и нормами, регулирующими вопросы сравнения обозначений, предусмотренными Правилами N 482, а также разъяснениями высшей судебной инстанции по данному вопросу.

В соответствии с пунктом 43 Правил N 482 изобразительные и объемные обозначения, в том числе представленные в виде трехмерных моделей в электронной форме, сравниваются с изобразительными, объемными, в том числе представленными в виде трехмерных моделей в электронной форме, и комбинированными обозначениями, в композиции которых входят изобразительные или объемные элементы.

Сходство изобразительных и объемных обозначений определяется на основании следующих признаков: 1) внешняя форма; 2) наличие или отсутствие симметрии; 3) смысловое значение; 4) вид и характер изображений (натуралистическое, стилизованное, карикатурное и тому подобное); 5) сочетание цветов и тонов.

Признаки, указанные в настоящем пункте, учитываются как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Согласно пункту 45 Правил N 482 при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

При этом принимаются во внимание род, вид товаров, их потребительские свойства, функциональное назначение, вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия и каналы их реализации (общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей и другие признаки.

Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа перечисленных признаков в их совокупности в том случае, если товары или услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения (изготовителю).

В пункте 162 Постановления N 10 разъяснено, что для установления факта нарушения достаточно опасности, а не реального смешения товарного знака и спорного обозначения обычными потребителями соответствующих товаров. При этом смешение возможно, если в целом, несмотря на отдельные отличия, спорное обозначение может восприниматься указанными лицами в качестве соответствующего товарного знака или если потребитель может полагать, что обозначение используется тем же лицом или лицами, связанными с лицом, которому принадлежит товарный знак.

Вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения определяется исходя из степени сходства обозначений и степени однородности товаров для указанных лиц. При этом смешение возможно и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров или при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) товарного знака и спорного обозначения.

Однородность товаров устанавливается исходя из принципиальной возможности возникновения у обычного потребителя соответствующего товара представления о принадлежности этих товаров одному производителю. При этом суд учитывает род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей, взаимодополняемость или взаимозаменяемость и другие обстоятельства.

Установление сходства осуществляется судом по результатам сравнения товарного знака и обозначения с учетом представленных сторонами доказательств по своему внутреннему убеждению.

Специальных знаний для установления степени сходства обозначений и однородности товаров не требуется.

Для установления факта нарушения достаточно уже самой опасности, а не реального смешения обозначения и товарного знака обычным потребителем соответствующих товаров.

Обозначение считается сходным до степени смешения с конкретным товарным знаком, если обычные потребители соответствующего товара ассоциируют обозначение с товарным знаком в целом, несмотря на отдельные отличия.

Вероятность смешения имеет место, если обозначение может восприниматься в качестве конкретного товарного знака или если потребитель может полагать, что обозначение используется тем же лицом или лицами, связанными с лицом, которому принадлежит товарный знак.

Вероятность смешения зависит от степени сходства обозначений и степени однородности товаров для обычных потребителей соответствующих товаров. При этом такая вероятность может иметь место и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров, а также при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) обозначения и товарного знака.

При этом вероятность смешения зависит не только от степени сходства обозначений и степени однородности товаров для обычных потребителей соответствующих товаров, но и от иных факторов, в том числе от того, используется ли товарный знак правообладателем в отношении конкретных товаров, длительности и объема использования товарного знака правообладателем, степени известности, узнаваемости товарного знака, степени внимательности потребителей (зависящей в том числе от категории товаров и их цены), наличия у правообладателя серии товарных знаков, объединенных общим со спорным обозначением элементом. При этом при выявлении вероятности смешения также могут учитываться представленные лицами, участвующими в деле, доказательства фактического смешения обозначения и товарного знака, в том числе опросы мнения обычных потребителей соответствующего товара.

Обстоятельства, связанные с определением сходства товарных знаков, и обозначения, используемого иным лицом, имеют существенное значение для установления факта нарушения исключительных прав на товарные знаки, при этом суд должен учитывать представленные сторонами доказательства.

С учетом приведенных правовых норм и подходов правоприменительной практики в первую очередь подлежит разрешению вопрос о наличии или отсутствии сходства сравниваемых обозначений.

Для его установления производится анализ обозначений на основании вышеприведенных критериев, после чего с учетом приведенного анализа осуществляется сравнение обозначений в целом.

В случае установления сходства осуществляется анализ возможности смешения сравниваемых обозначений.

При анализе возможности смешения учитывается не только степень сходства сравниваемых обозначений, однородность товаров и услуг, но и различительная способность защищаемых товарных знаков.

Вместе с тем, сославшись на положения пункта 43 Правил N 482, суд апелляционной инстанции не проанализировал надлежащим образом сравниваемые обозначения (товарные знаки по международным регистрациям N 785098, N 987322 и нанесенные на ввезенные обществом товары обозначения (изобразительные элементы)) по вышеприведенным критериям, ограничившись указанием на то, что "образцы со 2-го по 9-й даже по цветовой гамме и композиционно-концептуальной идеи клетки не ассоциируются с продукцией иностранного лица "Burberry Limited", а отношении образца (товара) N 1 отметив, что "он отдаленно по цветовой гамме имеет определенное сходство с товарным знаком по международной регистрации N 785098", однако ассоциации между ними не возникает".

Из постановления суда апелляционной инстанции невозможно установить, на основании каких из вышеперечисленных признаков, сформулированных в пункте 43 Правил N 482, апелляционный суд пришел к выводу об отсутствии сходства до степени смешения между сравниваемыми обозначениями.

При этом, установив "определенное сходство образца (товара) N 1 с товарным знаком по международной регистрации N 785098", суд апелляционной инстанции в нарушение разъяснений, изложенных в пункте 162 Постановления N 10, не определил степень такого сходства.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что цветовая гамма не является единственным критерием, по которому осуществляется сравнение изобразительных обозначений.

Судом апелляционной инстанции при установлении сходства сравниваемых обозначений в нарушение разъяснений, изложенных в пункте 162 Постановления N 10, также не определялась степень однородности товаров, для индивидуализации которых зарегистрированы товарные знаки по международным регистрациям N 785098 и N 987322, с ввезенными обществом товарами, на которых размещены спорные изобразительные обозначения, а также не учитывались иные обстоятельства, на которые ссылался представитель правообладателя - степень известности, узнаваемости товарных знаков, наличия у правообладателя серии товарных знаков, что могло повлиять на общий вывод о вероятности смешения обозначений.

Кроме того, коллегия судей обращает внимание на то, что суд апелляционной инстанции ошибочно осуществлял сравнение между собой товаров, ввезенных обществом, и оригинальных товаров правообладателя товарных знаков (их форму, материал, из которого они изготовлены), а не размещенные на товарах изобразительные обозначения с товарными знаками.

Таким образом, судом апелляционной инстанции нарушена предусмотренная пунктом 43 Правил N 482 и пунктом 162 Постановления N 10 методология установления вероятности смешения обозначений, что могло привести к неправильным выводам.

Исходя из изложенного, выводы суда апелляционной инстанции относительно отсутствия вероятности смешения сравниваемых обозначений и отсутствия в связи с этим оснований для привлечения общества к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, не могут быть признаны основанными на правильном применении норм материального права, полном и всестороннем исследовании фактических обстоятельств дела.

Принимая во внимание общеправовое требование определенности, ясности и недвусмысленности судебных актов, которое вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25.04.1995 N 3-П), необходимость определения объектов сравнения и соблюдения методологии сравнения обозначений является условием правильного применения норм материального права и принятия законных судебных актов.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции полагает, что постановление суда апелляционной инстанции не может быть признано законным и подлежит отмене в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении суду апелляционной инстанции следует учесть изложенные в настоящем постановлении выводы, установить все необходимые для правильного рассмотрения дела обстоятельства и по результатам исследования материалов дела, оценки доказательств и доводов лиц, участвующих в деле, принять законный и обоснованный судебный акт.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2020 по делу N А56-47672/2020 отменить.

Дело N А56-47672/2020 направить на новое рассмотрение в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

А.А. Снегур

 

Судья

А.А. Ерин

 

Судья

С.П. Рогожин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Таможня потребовала привлечь к ответственности декларанта, который ввез из Китая футляры для очков с обозначениями, сходными с товарными знаками известного иностранного правообладателя. Декларант был оштрафован, но апелляционный суд это решение отменил, так как обозначения различаются по цветовой гамме, а футляры из дешевых материалов не ассоциируются с продукцией правообладателя. Верховный Суд РФ не согласился с этим и направил дело на пересмотр.

Сравниваемые обозначения сходны до степени смешения. Цветовые различия незначительны и не влияют на общее зрительное впечатление. Вероятность смешения обозначений обусловлена их известностью.

Кроме того, апелляционный суд нарушил методологию вероятности смешения товарных знаков. Он ошибочно сравнивал не сами обозначения, а ввезенный товар с оригинальной продукцией правообладателя.