Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Решение Суда по интеллектуальным правам от 16 августа 2021 г. по делу N СИП-1086/2020 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в государственной регистрации обозначения в качестве товарного знака, поскольку существует вероятность смешения спорных обозначений в глазах потребителей при использовании их в гражданском обороте

Решение Суда по интеллектуальным правам от 16 августа 2021 г. по делу N СИП-1086/2020

 

Именем Российской Федерации

 

Резолютивная часть решения объявлена 11 августа 2021 года.

Полный текст решения изготовлен 16 августа 2021 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Лапшиной И.В.,

судей - Голофаева В.В., Снегура А.А.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Грищенко А.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Знать на пять" (пр-д Багратионовский, д. 7, корп. 1, этаж 4, пом I, комн. 56, Москва, 121087, ОГРН 1157746594180) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 15.09.2020 об отказе в удовлетворении возражения на решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 18.02.2020 об отказе в государственной регистрации обозначения по заявке N 2018748723 в качестве товарного знака.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "РЛС-Патент" (ул. Молодежная, д. 1, пом. 030, комн. 1, г. Солнечногорск, Московская обл., 141508, ОГРН 1035008861140).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Знать на пять" - Ткачев А.В. (по доверенности от 12.12.2020);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Тетцоева З.В. (по доверенности от 02.04.2021 N 01/32-674/41).

Общество с ограниченной ответственностью "РЛС-Патент" явку своего представителя в судебное заседание не обеспечило, о времени и месте проведения судебного заседания извещено надлежащим образом.

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Знать на пять" (далее - общество "Знать на пять", заявитель) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 15.09.2020 об отказе в удовлетворении возражения на решение Роспатента от 18.02.2020 об отказе в государственной регистрации обозначения по заявке N 2018748723 в качестве товарного знака.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "РЛС-Патент" (далее - общество "РЛС-Патент", третье лицо).

Как следует из материалов дела, иностранное лицо компания "Евромед Медфин" обратилось в Роспатент с заявкой N 2018748723 на регистрацию обозначения "" в качестве товарного знака в отношении указанных в перечне заявки товаров 9-го класса и услуг 35, 38, 41, 42-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

В ходе проведения экспертизы заявленного обозначения права по заявке N 2018748723 перешли от иностранного лица компании "Евромед Медфин" к обществу "Знать на пять".

Решением Роспатента от 18.02.2020 было отказано в регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака ввиду его несоответствия требованиям подпункта 1 пункта 3 и подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Не согласившись с указанным решением, общество "Знать на пять" обратилось в административный орган с возражением.

При подаче возражения заявитель сократил перечень услуг, в отношении которых испрашивается правовая охрана заявленного обозначения, до услуг 35, 38, 42-го классов МКТУ, исключив из перечня ранее указанные товары 9-го класса МКТУ, услуги 41-го класса МКТУ и часть услуг 42-го класса МКТУ.

Решением Роспатента от 15.09.2020 возражение заявителя было оставлено без удовлетворения.

Не согласившись с принятым административным органом ненормативным правовым актом, общество "Знать на пять" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании его недействительным и о возложении на Роспатент обязанности зарегистрировать обозначение по заявке N 2018748723 в качестве товарного знака.

В Суд по интеллектуальным правам поступил отзыв, в котором административный орган выразил несогласие с правовой позицией заявителя и просил оставить требования общества "Знать на пять" без удовлетворения.

До даты судебного заседания отзыв на заявление от общества "РЛС-Патент" не поступал.

В судебном заседании представитель общества "Знать на пять" поддержал заявленные требования, просил признать оспариваемый ненормативный правовой акт недействительным и возложить на административный орган обязанность зарегистрировать обозначение по заявке N 2018748723 в качестве товарного знака.

В судебном заседании представитель Роспатента возражал против заявленных требований и просил оставить их без удовлетворения.

Общество "РЛС-Патент" явку своего представителя в судебное заседание не обеспечило, что в соответствии с частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для проведения судебного заседания в его отсутствие.

Изучив материалы дела, выслушав мнения представителей лиц, участвующих в деле, оценив все доказательства в совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает, что заявленные требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статье 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности обжалование решений и действий (бездействия) государственных органов в суд.

Частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок обществом "Знать на пять" соблюден, что не оспаривается лицами, участвующими в деле.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Из изложенного следует, что основанием для удовлетворения заявления о признании ненормативного правового акта недействительным является обязательное одновременное наличие в совокупности двух условий: 1) несоответствие ненормативного правового акта закону или иному правовому акту; 2) нарушение им прав и охраняемых законом интересов заявителя.

При этом в случае, если судом будет установлено отсутствие какого-либо из двух указанных условий, то оспариваемый ненормативный правовой акт не может быть признан недействительным.

Полномочия Роспатента установлены частью 4 ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, исходя из которых рассмотрение возражения на решение об отказе в государственной регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака входит в компетенцию Роспатента.

Оспариваемое решение принято Роспатентом в пределах своей компетенции, что лицами, участвующими в деле, также не оспаривается.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 23.04.2019 N 10), по возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент или в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям. Основания для признания недействительным патента на изобретение, выданного по международной заявке на изобретение или по преобразованной евразийской заявке, признания недействительным предоставления правовой охраны промышленному образцу или товарному знаку по международной регистрации определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату поступления соответствующей международной или преобразованной евразийской заявки в Роспатент, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

Принимая во внимание разъяснения, изложенные в пункте 27 постановления от 23.04.2019 N 10, суд полагает, что Роспатент обоснованно исходил из того, что с учетом даты подачи заявки N 2018748723 на государственную регистрацию обозначения в качестве товарного знака (08.11.2018) правовая база для оценки охраноспособности указанного обозначения в качестве товарного знака включает в себя ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила).

Как следует из оспариваемого решения, при рассмотрении возражения общества "Знать на пять" Роспатент установил, что заявленное обозначение представляет собой графическое обозначение в виде букв "РЛС", выполненных в оригинальной графике.

Государственная регистрация заявленного обозначения испрашивается в отношении услуг 35-го класса МКТУ "ведение автоматизированных баз данных, в том числе в рамках всемирной компьютерной сети; обновление и поддержка информации в электронных базах данных; предоставление деловой информации через веб-сайты и через загружаемые приложения; сбор и обработка информации в компьютерных базах данных; систематизация информации в компьютерных базах данных", услуг 38-го класса МКТУ "обеспечение доступа к базам данных; обеспечение доступа на дискуссионные форумы в Интернете, а именно касающиеся информационных услуг в режиме реального времени и в автономном режиме для компьютерных пользователей" и услуг 42-го класса МКТУ "хранение данных в электронном виде".

Административный орган подтвердил вывод экспертизы о том, что спорное обозначение сходно с обозначением "РЛС", которое в течение длительного времени используется обществом "РЛС-Патент" при осуществлении однородной заявленным услугам деятельности, в том числе в области информационных сервисов в сфере фармацевтики и медицины.

При этом Роспатент учел, что имеющимися в материалах дела доказательствами подтверждается известность продукции и услуг третьего лица широкому кругу потребителей.

Так, сведения о деятельности общества "РЛС-Патент" под обозначением "РЛС" представлены задолго до даты подачи заявки N 2018748723 в многочисленных источниках, включая сеть Интернет, средства массовой информации, конференции, выставки, семинары и т.д. (например, доклад президента компании "Регистр лекарственных средств России" (РЛС) профессора Вышковского Г.Л. "Построение регионального и муниципального сегментов системы мониторинга движения медицинских продуктов. С чего начать?" на Всероссийской конференции "Мониторинг движения медицинских продуктов" (Москва, ЦВК "Экспоцентр", 08.12.2015). Новое издание РЛС "Аптекарь". Российские аптеки. 2006. N 11(2); Вышковский Г.Л. Особенности российского рынка лекарств: взгляд со стороны системы РЛС. Ремедиум. 2006. N 4 и др.).

В частности, по данным интернет-компании "Яндекс" на 17.06.2016 самый высокий тематический индекс цитирования (ТИЦ) среди фармацевтических сайтов имеют три Интернет-ресурса: группы компаний "Регистр лекарственных средств " () www.rlsnet.ru (ТИЦ - 2500), газеты "Фармацевтический вестник" pharmvestnik.ru (ТИЦ - 200) и издательства "Ремедиум" remedium.ru (ТИЦ - 2400). В 2003 - 2008, 2010 - 2014 гг. справочник "Регистр лекарственных средств России. Энциклопедия лекарств" становился лауреатом премии "Тираж - рекорд года" в номинации "Фармацевтическое издание". Общество "РЛС-Патент" - победитель открытого конкурса профессионалов фармацевтической отрасли "Платиновая унция" в номинации "Проект года в области информационного обеспечения". Почетная награда была вручена главному редактору системы справочников РЛС Вышковскому Г.Л.

Согласно информации, полученной из сети Интернет, группа компаний "РЛС" начала активно работать в сфере информационных технологий в 2000 году. Первыми проектами стали база данных "Номенклатура товаров фармацевтического рынка" и сайт rlsnet.ru, предназначенный для широкого круга профессионалов в области здравоохранения и сферы обращения лекарств. Ресурс содержит только официальную информацию о медицинских товарах, разрешенных к применению в России, а также ряд уникальных сервисов и возможностей для получения полной и достоверной информации о препаратах. Посещаемость сайта - более 30 миллионов визитов пользователей в месяц. Специалистами компании предлагаются сервисы для комплексных решений IT-проблем рынка обращения лекарств для фармацевтических производителей, дистрибьюторов, аптек, интеграторов, регионов. Одним из наиболее актуальных сервисов на данном этапе становится гармонизация данных участников рынка с Единым справочником-каталогом лекарственных препаратов (ЕСКЛП) Минздрава РФ и мониторингом движения лекарственных препаратов (МДЛП) на всех участках от производителя к потребителю. Также предлагаются решения основной триады задач в сфере лекарственного обеспечения: прослеживаемость, назначение и выбор лекарств, закупки. В частности, справочники лекарственных препаратов, проверка взаимодействия, контроль предельно допустимых цен на жизненно важные лекарственные препараты (ЖНВЛП). Согласно информации с сайта партнерами компании являются специализированная социальная сеть для врачей и работников аптек "Врачи РФ"; фирмы-автоматизаторы: 1C, ЛАНИТ (ЕМИАС), Соф Грает (ЕГИСЗ), КМИС, ЮНИКО, СП.АРМ, СВАН, система заказа лекарств дистрибьютора НПК "Катрен", аптечная сеть АСНА, порталы www.medaboutme.ru, www.zdravcity.ru, uteka.ru, www.lekoboz.ru.

Административный орган отметил, что, вопреки изложенной в возражении правовой позиции, так же, как и в заявленном обозначении, в используемом обществом "РЛС-Патент" обозначении доминирует сочетание букв "РЛС", а услуги 35, 38 и 42-го классов МКТУ заявленного перечня относятся к сфере информационных технологий, которые Роспатент признал однородными деятельности третьего лица, в частности, в области информационного обеспечения и разработки программ для электронных баз данных, электронных энциклопедий лекарств, сервисов для мониторинга движения лекарственных препаратов и др.

Таким образом, учитывая известность и продолжительность использования обозначения "РЛС", применяемого обществом "РЛС-Патент" на своей продукции, Роспатент пришел к выводу о наличии высокой вероятности возникновения у потребителя ассоциативных связей заявленного обозначения с иным лицом, а не с заявителем по заявке N 2018748723, и, как следствие, о способности заявленного обозначения ввести потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги.

Выражая несогласие с решением административного органа в указанной части, общество "Знать на пять" отмечает, что обнаруженные Роспатентом информационные источники в области фармацевтики подтверждают, что деятельность общества "РЛС-Патент" и, соответственно, используемое им обозначение предназначены только для специализированной категории потребителей.

При этом заявитель представляет подготовленный автономной некоммерческой организацией "ЛЕВАДА-ЦЕНТР" отчет по результатам исследования возможных ассоциаций обозначения "РЛС" с товарами и услугами, согласно которому абсолютное большинство жителей России (87,1%) не связывают обозначение "РЛС" с какими-либо товарами или услугами.

Более того, общество "Знать на пять" полагает, что, вопреки выводу административного органа, заявленное обозначение и обозначение, используемое обществом "РЛС-Патент", не являются сходными, равно как не являются однородными указанные в перечне заявки N 2018748723 услуги и услуги, оказываемые третьим лицом.

Дополнительно заявитель обращает внимание на то, что с момента подачи спорной заявки общество "РЛС-Патент" не выразило возражений против регистрации указанного в ней обозначения. При этом, по мнению общества "Знать на пять", по роду своей деятельности заявитель и третье лицо не пересекаются на рынке оказываемых ими услуг.

Таким образом, как полагает общество "Знать на пять", обозначение по заявке N 2018748723 неспособно ввести среднего потребителя в заблуждение в отношении услуг либо лица, их оказывающего.

Оценивая законность выводов Роспатента в изложенной части с учетом приведенных доводов заявителя, судебная коллегия исходит из того, что согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя в отношении товара или его изготовителя.

Упомянутая норма материального права закрепляет абсолютное основание для отказа в регистрации обозначения в качестве товарного знака и касается случаев, когда само обозначение в силу определенных признаков является ложным или вводящим потребителя в заблуждение.

При рассмотрении вопроса о ложности или способности обозначения ввести потребителя в заблуждение в отношении товара или его изготовителя учитывается, что к таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, о его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности. В случае если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из элементов обозначения, то обозначение признается ложным или вводящим в заблуждение.

Как разъяснено в подпункте 1 пункта 3 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных Приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39 (далее - Рекомендации), элементы обозначений, прямо указывающие на вид товара и/или его характеристики и/или содержащие сведения об изготовителе, не соответствующие действительности, называют ложными. Ложность элементов является очевидной. Она не требует обоснования.

Элементы обозначений, указывающие на вид товара и/или его характеристики и/или содержащие сведения об изготовителе и т.д. через ассоциации, которые они вызывают у потребителя, относят к способным ввести в заблуждение. Способность элементов ввести в заблуждение не вполне очевидна. Она имеет вероятностный характер.

Подпунктом 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ охватываются лишь обозначения, которые ложно указывают на свойства того товара, в отношении которого испрашивается правовая охрана. Обозначения, указывающие на не присущее товару свойство, которое рядовым, средним потребителем не может быть воспринято как правдоподобное, ложными (способными ввести в заблуждение) в смысле подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не являются.

В абзаце шестом подпункта 1 пункта 3 Рекомендаций отмечено, что вопрос о том, является ли обозначение ложным (способным ввести в заблуждение), рассматривается в отношении тех товаров, для которых испрашивается регистрация обозначения. Одно и то же обозначение может в отношении одних товаров быть признано описательным, в отношении других - ложным, в отношении третьих - фантазийным.

Как указано в подпункте 2 пункта 3 Рекомендаций, в отношении каждого элемента заявленного обозначения целесообразно ответить на вопрос: "описывает ли элемент товары ложно?"; "может ли элемент вызвать у потребителя ассоциативное представление о товаре, которое способно ввести потребителя в заблуждение?". Если элемент признан ложным или способным ввести в заблуждение, целесообразно оценить, являются ли ложные указания правдоподобными; являются ли ассоциативные представления правдоподобными; поверит ли ложным указаниям и ассоциативным представлениям потребитель. Если элементы обозначения можно отнести к ложным или способным ввести в заблуждение, но неправдоподобным, обозначение нецелесообразно признавать ложным или способным ввести в заблуждение.

Таким образом, предполагаемая ложная ассоциация обозначения в отношении конкретных товаров и услуг, не обладающая признаками правдоподобности, сама по себе придает обозначению фантазийный характер.

Оценка обозначения на соответствие требованиям пунктов 1, 3 статьи 1483 ГК РФ производится исходя из восприятия этого обозначения рядовыми, средними потребителями - адресатами товаров, для индивидуализации которых испрашивается правовая охрана обозначения, в отношении конкретных товаров. Соответствующая оценка производится исходя из восприятия этого обозначения на конкретную дату - дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в Роспатент.

При этом при рассмотрении дел об оспаривании решений Роспатента, принятых на основании пункта 1, 3 статьи 1483 ГК РФ учитываются существующие или вероятные ассоциативные связи, возникающие у потребителей в связи со спорным обозначением исходя из имеющихся в материалах дела доказательств. Аналогичный правовой подход изложен в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.2019 N 300-ЭС19-12932.

Представленные доказательства являются относимыми, если на основании их возможно установить имеющиеся или вероятные ассоциативные связи именно той группы потребителей, которым адресованы товары, для которых обозначение заявлено на регистрацию или зарегистрировано.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что правовая охрана заявленного обозначения испрашивается в отношении услуг 35, 38, и 42-го классов МКТУ, относящихся к сфере информационных технологий, обработки, систематизации, хранения и предоставления доступа к информации. Между тем в нарушение приведенных норм материального права при оценке способности обозначения по заявке N 2018748723 ввести потребителей в заблуждение в отношении лица, оказывающего такие услуги, административный орган исследовал вопрос о наличии соответствующих ассоциативных связей лишь у профессионалов в области здравоохранения и сферы обращения лекарств, которые составляют только часть круга средних потребителей услуг, указанных в спорной заявке.

Помимо этого, сделав вывод о наличии у потребителей ассоциативных связей между обозначением по заявке N 2018748723 и обществом "РЛС-Патент" как лицом, оказывающим услуги, однородные услугам 35, 38, и 42-го классов МКТУ, Роспатент не дал оценку правдоподобности этих ассоциативных представлений, то есть не оценил, поверит ли средний потребитель указанных в перечне заявки услуг 35, 38, и 42-го классов МКТУ в то, что, будучи оказываемыми под заявленным обозначением, они исходят от отличного от общества "Знать на пять" лица, а именно от общества "РЛС-Патент".

Кроме того, согласно сведениям, содержащимся в отчете автономной некоммерческой организацией "ЛЕВАДА-ЦЕНТР" по результатам исследования возможных ассоциаций обозначения "РЛС" с товарами и услугами, абсолютное большинство жителей России (87,1%) не связывают обозначение "РЛС" с какими-либо товарами или услугами и/или лицами их производящими/оказывающими.

Изложенное свидетельствует о том, что при принятии оспариваемого решения административный орган нарушил предусмотренную законом методологию оценки соответствия обозначения по заявке N 2018748723 требованиям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Вместе с тем судебная коллегия полагает, что вывод о незаконности решения Роспатента от 15.09.2020 в указанной части не может свидетельствовать о незаконности оспариваемого ненормативного правового акта в целом ввиду следующего.

По результатам рассмотрения возражения заинтересованного лица административный орган установил, что общество "РЛС-Патент" является обладателем исключительных прав на:

- товарный знак "" по свидетельству Российской Федерации N 668200, зарегистрированный в отношении товаров 9-го класса МКТУ "магнитные носители информации, диски звукозаписи, в том числе оптические", товаров 16-го класса МКТУ "печатная продукция", услуг 35-го класса МКТУ "реклама; демонстрация товаров; интерактивная реклама в компьютерной сети; продажа аукционная; продвижение товаров [для третьих лиц]; снабженческие услуги для третьих лиц (закупка товаров и услуги предприятиям)" и услуг 41-го класса МКТУ "издание книг";

- товарный знак "" по свидетельству Российской Федерации N 680416, зарегистрированный в отношении товаров 9-го класса МКТУ "приборы и инструменты научные, морские, геодезические, фотографические, кинематографические, оптические, для взвешивания, измерения, сигнализации, контроля (проверки), спасания и обучения; приборы и инструменты для передачи, распределения, трансформации, накопления, регулирования или управления электричеством; аппаратура для записи, передачи, воспроизведения звука или изображений; магнитные носители информации, диски звукозаписи; механизмы для аппаратов с предварительной оплатой; кассовые аппараты, счетные машины, оборудование для обработки информации и компьютеры; оборудование для тушения огня" и услуг 41-го класса МКТУ "воспитание; обеспечение учебного процесса; развлечения; организация спортивных и культурно-просветительных мероприятий";

- товарный знак "" по свидетельству Российской Федерации N 283614, зарегистрированный в отношении товаров 9-го класса МКТУ "магнитные носители информации; диски магнитные", товаров 16-го класса МКТУ "печатная продукция, используемая в том числе в качестве учебных материалов", услуг 35-го класса МКТУ "реклама вышеуказанных товаров; демонстрация вышеуказанных товаров; интерактивная реклама вышеуказанных товаров в компьютерной сети; агентства по импорту; продвижение товаров (для третьих лиц)" и услуг 41-го класса МКТУ "издание книг";

- товарный знак "" по свидетельству Российской Федерации N 279629, зарегистрированный в отношении товаров 9-го класса МКТУ "приборы и инструменты научные, морские, геодезические, фотографические, кинематографические, оптические, для взвешивания, измерения, сигнализации, контроля (проверки), спасания и обучения; приборы и инструменты для передачи, распределения, трансформации, накопления, регулирования или управления электричеством; аппаратура для записи, передачи, воспроизведения звука или изображений; магнитные носители информации, диски звукозаписи; торговые автоматы и механизмы для аппаратов с предварительной оплатой; кассовые аппараты, счетные машины, оборудование для обработки информации и компьютеры; оборудование для тушения огня; диски магнитные" и услуг 41-го класса МКТУ "воспитание; обеспечение учебного процесса; развлечения; организация спортивных и культурно-просветительных мероприятий; издание книг, публикация интерактивная книг и периодики".

По результатам сравнительного анализа указанных товарных знаков и заявленного обозначения Роспатент пришел к выводу о том, что они имеют высокую степень сходства, так как содержат в своем составе тождественное сочетание букв "РЛС" русского алфавита. При этом административный орган отметил, что, несмотря на имеющиеся незначительные отличия в их графических решениях, а также на наличие в двух товарных знаках словесных элементов, обладающих слабой различительной способностью, они ассоциируются между собой в целом, в связи с чем могут восприниматься как относящиеся к серии товарных знаков одного производителя - общества "РЛС-Патент".

С учетом широкого перечня товаров и услуг, в отношении которых охраняются товарные знаки третьего лица, наличия серии товарных знаков, высокого уровня репутации и известности используемого их правообладателем обозначения, а также с учетом высокой степени сходства сравниваемых обозначений Роспатент сделал вывод о том, что услуги 35, 38 и 42-го классов МКТУ, для которых испрашивается регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака, при маркировке их спорным обозначением могут быть отнесены потребителем к тому же источнику происхождения, что и вышеуказанные товары и услуги.

На основании изложенного административный орган пришел к заключению о наличии вероятности смешения обозначения по заявке N 2018748723 и противопоставленных товарных знаков, правообладателем которых является общество "РЛС-Патент", и, как следствие, о несоответствии заявленного обозначения требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

В обоснование несогласия с выводами Роспатента в указанной части общество "Знать на пять" указывает на то, что обозначение по заявке N 2018748723 имеет оригинальную, индивидуальную графическую проработку, в то время как товарный знак "" по свидетельству Российской Федерации N 283614 выполнен стандартным шрифтом и не имеет графических элементов, вследствие чего названные обозначения создают различное зрительное впечатление. Более того, входящие в их состав аббревиатуры несут различную смысловую нагрузку: в одном случае (применительно к заявителю) это "Российские Логистические Сервисы", в другом (применительно к третьему лицу) - "Реестр Лекарственных Средств".

Следовательно, по мнению общества "Знать на пять", заявленное обозначение и противопоставленный товарный знак различаются по внешней форме, по симметрии, по смысловому значению, а также по виду и по характеру изображений.

Заявитель также отмечает, что товарный знак "" по свидетельству Российской Федерации N 668200 и товарный знак "" по свидетельству Российской Федерации N 680416 включают в свой состав словесные элементы "АПТЕКАРЬ" и "ДОКТОР", которые являются визуально доминирующими и в силу своего смыслового значения ассоциативно связывают восприятие названных товарных знаков с деятельностью аптек и с медицинскими услугами. Как полагает общество "Знать на пять", указанные обстоятельства исключают возможность ассоциирования обозначения по заявке N 2018748723 и товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 668200 и N 680416 друг с другом в целом.

Кроме того, заявитель обращает внимание на то, что товарный знак "" по свидетельству Российской Федерации N 279629 выполнен буквами латинского алфавита и наряду со словесным элементом "RLS", являющимся транслитерацией словесного элемента "РЛС", включает в себя словесный элемент "NET", который в переводе с английского языка означает "сеть". Таким образом, по мнению общества "Знать на пять", названный товарный знак в целом может означать "сеть реестра лекарственных средств", что существенно отличается от расшифровки входящей в заявленное обозначение аббревиатуры "Российские Логистические Сервисы". С учетом изложенного заявитель полагает, что обозначение по заявке N 2018748723 и противопоставленный товарный знак отличаются по внешней форме, по симметрии, по смысловому значению, а также по виду и по характеру изображений.

Общество "Знать на пять" также указывает на то, что единственным общим для заявленного обозначения и для противопоставленных товарных знаков классом услуг является 35-й класс МКТУ. Вместе с тем перечисленные в свидетельствах Российской Федерации N 668200 и N 283614 услуги 35-го класса МКТУ относятся к рекламе и к снабженческим услугам для третьих лиц, а указанные в заявке N 2018748723 услуги 35-го класса МКТУ являются информационно-справочными и относятся к получению, обработке и предоставлению в распоряжение пользователя готовых информационных продуктов. При этом в тексте заявления отмечается, что деятельность общества "РЛС-Патент" направлена исключительно на оказание информационных услуг в области фармацевтики, в то время как общество "Знать на пять" осуществляет деятельность в области логистики грузоперевозок. Таким образом, по мнению заявителя, сравниваемые услуги имеют разные назначение, цель применения, условия сбыта и круг потребителей, обладают функциональными различиями и не могут быть взаимозаменяемыми.

На основании изложенного общество "Знать на пять" считает неправомерным вывод Роспатента о наличии вероятности смешения заявленного обозначения и противопоставленных товарных знаков и связанный с этим обстоятельством вывод о несоответствии обозначения по заявке N 2018748723 требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Оценивая законность выводов административного органа в указанной части с учетом приведенных доводов заявителя, Суд по интеллектуальным правам исходит из следующего.

В соответствии с пунктом 6 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени их смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

На основании пункта 41 Правил обозначение считается тождественным с другим обозначением (товарным знаком), если оно совпадает с ним во всех элементах. Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением (товарным знаком), если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия. Сходство обозначений для отдельных видов обозначений определяется с учетом требований пунктов 42-44 Правил.

Согласно пункту 42 Правил словесные обозначения сравниваются со словесными обозначениями и с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы.

Сходство словесных обозначений оценивается по звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) признакам, а именно:

1) звуковое сходство определяется на основании следующих признаков: наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; близость звуков, составляющих обозначения; расположение близких звуков и звукосочетаний по отношению друг к другу; наличие совпадающих слогов и их расположение; число слогов в обозначениях; место совпадающих звукосочетаний в составе обозначений; близость состава гласных; близость состава согласных; характер совпадающих частей обозначений; вхождение одного обозначения в другое; ударение;

2) графическое сходство определяется на основании следующих признаков: общее зрительное впечатление; вид шрифта; графическое написание с учетом характера букв (например, печатные или письменные, заглавные или строчные); расположение букв по отношению друг к другу; алфавит, буквами которого написано слово; цвет или цветовое сочетание;

3) смысловое сходство определяется на основании следующих признаков: подобие заложенных в обозначениях понятий, идей (в частности, совпадение значения обозначений в разных языках); совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение; противоположность заложенных в обозначениях понятий, идей.

Признаки, указанные в пункте 42 Правил, учитываются как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

В соответствии с пунктом 45 Правил при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

При этом принимаются во внимание род, вид товаров, их потребительские свойства, функциональное назначение, вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия и каналы их реализации (общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей и другие признаки.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 162 постановления от 23.04.2019 N 10, смешение возможно, если в целом, несмотря на отдельные отличия, спорное обозначение может восприниматься обычными потребителями соответствующих товаров в качестве соответствующего товарного знака, или если потребитель может полагать, что обозначение используется тем же лицом или лицами, связанными с лицом, которому принадлежит товарный знак.

Вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения определяется исходя из степени сходства обозначений и степени однородности товаров. При этом смешение возможно и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров или при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) товарного знака и спорного обозначения.

Однородность товаров устанавливается исходя из принципиальной возможности возникновения у обычного потребителя соответствующего товара представления о принадлежности этих товаров одному производителю. При этом суд учитывает род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей, взаимодополняемость или взаимозаменяемость и другие обстоятельства.

Установление сходства осуществляется судом по результатам сравнения товарного знака и обозначения (в том числе по графическому, звуковому и смысловому критериям) с учетом представленных сторонами доказательств по своему внутреннему убеждению. При этом суд учитывает, в отношении каких элементов имеется сходство - сильных или слабых элементов товарного знака и обозначения. Сходство лишь неохраняемых элементов во внимание не принимается.

Специальных знаний для установления степени сходства обозначений и однородности товаров не требуется.

При наличии соответствующих доказательств суд, определяя вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения, оценивает и иные обстоятельства, в том числе: используется ли товарный знак правообладателем в отношении конкретных товаров; длительность и объем использования товарного знака правообладателем; степень известности, узнаваемости товарного знака; степень внимательности потребителей (зависящая в том числе от категории товаров и их цены); наличие у правообладателя серии товарных знаков, объединенных общим со спорным обозначением элементом.

При определении вероятности смешения также могут учитываться представленные лицами, участвующими в деле, доказательства фактического смешения обозначения и товарного знака, в том числе опросы мнения обычных потребителей соответствующего товара.

Суд учитывает влияние степени сходства обозначений, степени однородности товаров, иных обстоятельств на вероятность смешения, а не каждого из соответствующих обстоятельств друг на друга.

Разъяснения, изложенные в пункте 162 постановления от 23.04.2019 N 10, применяются, в том числе в отношении пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Судебная коллегия полагает необходимым отметить, что согласно сложившемуся в правоприменительной практике подходу установление сходства осуществляется судом по результатам сравнения товарного знака и обозначения (в том числе по графическому, звуковому и смысловому критериям) с учетом представленных сторонами доказательств по своему внутреннему убеждению.

При этом суд учитывает, в отношении каких элементов имеется сходство - сильных или слабых элементов товарного знака и обозначения. Сходство лишь неохраняемых элементов во внимание не принимается.

Таким образом, без установления сильных элементов спорного обозначение его сравнение с противопоставленным товарным знаком не может считаться проведенным надлежащим образом

Суд по интеллектуальным правам учитывает, что в состав словесных обозначений могут входить как сильные, так и слабые элементы. Сильные элементы оригинальны, не носят описательного характера.

При этом иногда сильный элемент кладется в основу серии знаков, образуемой путем присоединения к нему различных формантов (INDASFORM, INDASPAD, INDASLIP, INDASEC) или неохраняемых обозначений (VIZSPA, VIZPOWER, VIZCARE, VIZCLEAN).

Новое заявленное обозначение с тем же сильным элементом (например, INDASTEN и VIZSOFT соответственно) может рассматриваться как сходное до степени смешения с соответствующей серией знаков.

Судебная коллегия отмечает, что в состав товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 668200, N 680416, N 283614, N 279629 входит объединяющий их словесный элемент "РЛС" / "RLS", который оценивается судом как сильный элемент, образующий серию товарных знаков.

С учетом данного обстоятельства при принятии оспариваемого решения и при определении степени сходства заявленного комбинированного обозначения и противопоставленных словесных товарных знаков административный орган обоснованно исходил из необходимости сравнения входящих в их состав словесных элементов "РЛС" - "РЛС" / "РЛС" - "RLS", которые характеризуются очевидным тождеством ("РЛС" - "РЛС") и сходством ("РЛС" - "RLS") по фонетическому и графическому признакам.

При этом судебная коллегия обращает внимание на то, что при подаче заявки N 2018748723 общество "Знать на пять" не указывало на конкретное смысловое значение заявленного обозначения, а также на возможность его восприятия в качестве аббревиатуры и на наличие расшифровки входящих в состав этого обозначения букв "РЛС". Изложенное обусловливает вывод о невозможности сопоставления словесных элементов "РЛС" - "РЛС" / "РЛС" - "RLS" по семантическому признаку сходства и, как следствие, о второстепенности данного признака при анализе сравниваемых обозначений.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что, вопреки доводу заявителя, особенности графического исполнения обозначения по заявке N 2018748723 не исключают возможности прочтения входящего в его состав словесного элемента "РЛС" и, как следствие, не приводят к его качественно иному восприятию.

Таким образом, близкое к тождеству сходство сильных словесных элементов, входящих в состав спорного обозначения и противопоставленных товарных знаков, позволяет сделать вывод о сходстве этих обозначений в целом. При этом степень такого сходства оценивается судебной коллегией как высокая.

Суд по интеллектуальным правам отклоняет как не имеющий правового значения довод общества "Знать на пять" о том, что характер осуществляемой им предпринимательской деятельности существенно отличается от характера предпринимательской деятельности общества "РЛС-Патент". При этом суд исходит из того, что в силу положений действующего законодательства при определении степени сходства обозначений сравнению подлежат услуги из перечней заявки и свидетельств на противопоставленные товарные знаки, а не фактически осуществляемая заявителем и правообладателем деятельность.

Кроме того, судебная коллегия обращает внимание на то, что по смыслу пункта 45 Правил факт вхождения в различные классы МКТУ товаров и услуг, в отношении которых испрашивается правовая охрана заявленного обозначения и для индивидуализации которых зарегистрированы противопоставленные товарные знаки, не исключает возможности оценки их взаимной однородности в соответствии с установленными законом критериями.

Судебная коллегия отмечает, что при установлении однородности услуг целесообразно руководствоваться в первую очередь таким признаком, как назначение услуги, предназначенной для конкретного вида деятельности. При определении однородности услуг может быть учтена их принадлежность к одному и тому же роду, виду.

Вместе с тем степень однородности товаров тесно связана со степенью сходства обозначений, предназначенных для их маркировки.

Как разъяснено в абзаце третьем пункта 162 постановления N 10, вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения определяется исходя из степени сходства обозначений и степени однородности товаров для указанных лиц. При этом смешение возможно и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров или при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) товарного знака и спорного обозначения.

Высокая степень сходства заявленного на регистрацию обозначения и противопоставленных ему товарных знаков может компенсировать возможную низкую степень однородности товаров и услуг, в отношении которых зарегистрированы сравниваемые товарные знаки. Иными словами, чем сильнее сходство обозначений, тем выше опасность смешения и, следовательно, шире диапазон товаров, которые могут рассматриваться как однородные.

Судебная коллегия отмечает, что заявленное на регистрацию обозначение "" и противопоставленный товарный знак "" по свидетельству Российской Федерации N 283614 незначительно отличаются друг от друга, то есть обладают высокой степенью сходства.

В рассматриваемом случае правовая охрана заявленного обозначения испрашивается в отношении услуг, относящихся к сфере информационных технологий, обработки, систематизации, хранения и предоставления доступа к информации.

Однородность товаров устанавливается исходя из принципиальной возможности возникновения у обычного потребителя соответствующего товара представления о принадлежности этих товаров одному производителю. При этом суд учитывает род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей, взаимодополняемость или взаимозаменяемость и другие обстоятельства.

При этом перечень противопоставленных товарных знаков также содержит, в том числе товары и услуги, относящиеся к сфере информационных технологий и к услугам в области информации (такие как товары 9-го класса МКТУ "аппаратура для записи, передачи, воспроизведения звука или изображений; магнитные носители информации; диски магнитные; оборудование для обработки информации и компьютеры", услуги 35-го класса МКТУ "интерактивная реклама в компьютерной сети"), которые имеют высокую степень однородности услугам, относящимся к сфере информационных технологий, обработки, систематизации, хранения и предоставления доступа к информации.

С учетом изложенного, принимая во внимание высокую степень сходства обозначения по заявке N 2018748723 и товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 668200, N 680416, N 283614, судебная коллегия признает обоснованным вывод административного органа о том, что услуги 35, 38 и 42-го классов МКТУ, в отношении которых испрашивается правовая охрана заявленного обозначения, могут быть отнесены потребителем к тому же источнику происхождения, что и товары 9-го и 16-го классов МКТУ и услуги 35-го и 41-го класса МКТУ, для индивидуализации которых зарегистрированы противопоставленные товарные знаки.

Принимая во внимание высокую степень сходства сравниваемых обозначений, основанную на сходстве входящих в них сильных элементов по фонетическому и графическому признакам, а также учитывая однородность указанных в перечне спорной заявки и поименованных в свидетельствах на противопоставленные средства индивидуализации товаров и услуг, Суд по интеллектуальным правам соглашается с выводом административного органа о наличии вероятности их смешения в глазах потребителей при использовании в гражданском обороте и, как следствие, с выводом о несоответствии обозначения по заявке N 2018748723 требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

При этом Суд по интеллектуальным правам также принимает во внимание наличие у правообладателя серии товарных знаков, объединенных общим со спорным обозначением сильным элементом.

Доводы заявителя не опровергают приведенные в решении Роспатента от 15.09.2020 выводы и не свидетельствуют о наличии оснований для признания его недействительным.

С учетом изложенного Суд по интеллектуальным правам не усматривает оснований для признания недействительным решения Роспатента от 15.09.2020 об отказе в удовлетворении возражения на решение Роспатента от 18.02.2020 об отказе в государственной регистрации обозначения по заявке N 2018748723 в качестве товарного знака.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что оспариваемый ненормативный акт соответствует закону и иным нормативным правовым актам, не нарушает права и законные интересы заявителя, в связи с чем требование общества "Знать на пять" о признании решения Роспатента от 15.09.2020 недействительным удовлетворению не подлежит.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины, понесенные в связи с подачей заявления, в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и с учетом результата рассмотрения дела следует отнести на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

требования общества с ограниченной ответственностью "Знать на пять" оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий
судья

И.В. Лапшина

 

Судья

В.В. Голофаев

 

Судья

А.А. Снегур

 

Роспатент отказал компании в регистрации как средства индивидуализации обозначения из-за его сходства с товарным знаком общества.

СИП пришел к выводу о законности отказа. При этом он отклонил довод компании о том, что ее деятельность существенно отличается от того, чем занимается общество. Как пояснил СИП, при определении степени сходства обозначений сравниваются услуги из перечней заявки и свидетельств на противопоставленные товарные знаки, а не фактически осуществляемая заявителем и правообладателем деятельность.

Кроме того, как подчеркнул СИП, чем сильнее сходство обозначений, тем выше опасность смешения и, следовательно, шире диапазон товаров, которые могут рассматриваться как однородные.