Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 августа 2014 г. N Ф07-6326/14 по делу N А56-50900/2013

 

28 августа 2014 г.

Дело N А56-50900/2013

 

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Васильевой Е.С., судей Бурматовой Г.Е.,

Пастуховой М.В.,

при участии от открытого акционерного общества "АльфаСтрахование" Чуракова И.В. (доверенность от 21.07.2014 N 5959/14), от Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 9 Маликовой Н.А. (доверенность от 31.03.2014 N 04/03025),

Половинкиной О.Е. (доверенность от 15.08.2014 N 04/07897),

рассмотрев 25.08.2014 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 9 на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.12.2013 (судья Исаева И.А.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2014 (судьи Згурская М.Л., Будылева М.В., Сомова Е.А.) по делу N А56-50900/2013,

установил:

Открытое акционерное общество "АльфаСтрахование", место нахождения: 115162, Москва, ул. Шаболовка, д. 31, стр. Б, ОГРН 1027739431730 (далее - Общество), обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), о признании недействительным решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 9, место нахождения: 197376, Санкт-Петербург, ул. Профессора Попова, д. 39, лит. А, ОГРН 5067847117300 (далее - Инспекция), о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 19.12.2012 N 03-38/18/45 в части пункта 1.2 - о доначислении налога на прибыль за полугодие 2011 года в размере 18 273 128 руб., а также о начислении соответствующих пеней и штрафов; пункта 2.3 - о взыскании 19 600 руб. штрафа по статье 126 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ); пункта 4.2 - о доначислении налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) за 2010 год в размере 2681 руб., и в размере 2430 руб. за 2011 год, пеней в размере 1207 руб. 14 коп. и 636 руб. штрафа; пункта 4.2 - о доначислении 521 061 руб. НДФЛ за 2011 год, 67 542 руб. 11 коп. пеней и 104 212 руб. штрафа; пункта 4.2 - о доначислении 51 048 руб. НДФЛ за 2010 год и 54 080 руб. за 2011 год, начислении пеней в размере 21 249 руб. 16 коп. и штрафа в размере 12 376 руб.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.12.2013, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2014, решение Инспекции от 19.12.2012 N 03-38/18/45 признано недействительным в части пункта 1.2 - о доначислении налога на прибыль за полугодие 2011 года в размере 18 273 128 руб., начислении соответствующих пеней и штрафов; пункта 4.2 - о доначислении 2681 руб. НДФЛ за 2010 год и 2430 руб. за 2011 год, а также 1207 руб. 14 коп. пеней и 636 руб. штрафа; пункта 4.2 - о доначислении 521 061 руб. НДФЛ за 2011 год, начислении 67 542 руб. 11 коп. пеней и 104 212 руб. штрафа; пункта 4.2 - о доначислении 51 048 руб. НДФЛ за 2010 год и 54 080 руб. за 2011 год, а также 21 249 руб. 16 коп. пеней и 12 376 руб. штрафа. В остальной части в удовлетворении заявленных требований Обществу отказано.

В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права, несоответствие выводов судов обстоятельствам дела и представленным доказательствам, просит обжалуемые судебные акты в части пункта 1.2 оспариваемого решения налогового органа отменить и направить дело в этой части на новое рассмотрение, а в части пункта 4.2 - отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе Обществу в удовлетворении заявленных требований.

По мнению подателя жалобы, поскольку транспортное средство, управляемое физическим лицом по доверенности, не является его личным имуществом, то суммы возмещения расходов, связанных с использованием такого имущества в интересах работодателя, подлежат обложению НДФЛ в общеустановленном порядке и пункт 3 статьи 217 НК РФ в данном случае неприменим. Инспекция также указывает, что под действие пункта 3 статьи 217 НК РФ не подпадет сумма возмещения организацией расходов по найму жилья для работников, переехавших на работу в другую местность, поскольку данной нормой предусмотрено освобождение от налогообложения сумм возмещения расходов работника только по переезду. Кроме того, налоговый орган ссылается на то, что судами не принят во внимание довод Инспекции о том, что заключенные Обществом и открытым акционерным обществом "Альфа-Банк" (далее - ОАО "Альфа-Банк") сделки по купле-продаже иностранной валюты с отсрочкой исполнения квалифицированы как операции с финансовыми инструментами срочных сделок (далее - ФИСС). Инспекция также указывает на нарушение судами положений статьи 71 АПК РФ при исследовании доказательств по указанному эпизоду.

В отзыве на кассационную жалобу Общество просит оставить принятые по делу судебные акты в оспариваемой Инспекцией части без изменения, полагая их законными и обоснованными.

В судебном заседании представители Инспекции поддержали доводы, приведенные в кассационной жалобе, а представитель Общества возражал против ее удовлетворения.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества, включая филиалы (представительства), по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов: налога на добавленную стоимость, налога на прибыль организаций, налога на имущество организаций, НДФЛ, полноты и своевременности предоставления сведений о доходах физических лиц, других налогов и сборов за период с 01.01.2010 по 31.12.2011, по результатам которой составлен акт от 19.11.2012 N 03-37/18-21 и принято решение от 19.12.2012 N 03-38/18/45.

Решением Федеральной налоговой службы от 05.08.2013 N СА-4-9/14098@ решение Инспекции от 19.12.2012 N 03-38/18/45 оставлено без изменения, а апелляционная жалоба Общества - без удовлетворения.

Полагая решение Инспекции от 19.12.2012 N 03-38/18/45 неправомерным в оспариваемой части, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела и доводы жалобы, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для удовлетворения жалобы Инспекции.

Из материалов дела следует, что в ходе проверки Инспекция пришла к выводу о занижении Обществом налоговой базы по НДФЛ на сумму компенсаций за использование сотрудниками в служебных целях транспортных средств и признала неправомерным неудержание и неперечисление Обществом в бюджет 5111 руб. НДФЛ, что явилось основанием для доначисления НДФЛ, начисления соответствующих пеней, а также привлечения Общества к ответственности на основании статьи 123 НК РФ.

Суды первой и апелляционной инстанций признали решение Инспекции от 19.12.2012 N 03-38/18/45 неправомерным в этой части, поскольку пришли к выводу о соблюдении Обществом требований, предусмотренных статьей 188 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) и статьей 217 НК РФ.

Кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения жалобы Инспекции по данному эпизоду ввиду следующего.

Согласно пункту 3 статьи 217 НК РФ освобождаются от налогообложения доходы физических лиц, связанные с исполнением налогоплательщиком трудовых обязанностей (включая возмещение командировочных расходов), если такие доходы относятся к компенсационным выплатам, установленным действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации).

Статьей 188 ТК РФ определено, что при использовании работником с согласия или ведома работодателя и в его интересах личного имущества работнику выплачивается компенсация за использование, износ (амортизацию) инструмента, личного транспорта, оборудования и других технических средств и материалов, принадлежащих работнику, а также возмещаются расходы, связанные с их использованием. Размер возмещения расходов определяется соглашением сторон трудового договора, выраженным в письменной форме.

Судами установлено, что Общество выплачивало сотрудникам компенсации за использование личного транспорта на основании заявлений сотрудников, приказов Общества, дополнительных соглашений к трудовым договорам, в которых установлены размеры возмещения расходов, и документов, подтверждающих фактическое использование транспортных средств в интересах Общества.

Суды первой и апелляционной инстанций обоснованно отклонили довод Инспекции о том, что поскольку работниками в интересах работодателя использовались транспортные средства, принадлежащие работникам не на праве собственности, а управляемые ими по доверенностям от собственников, то у Общества отсутствовали основания для освобождения от налогообложения спорных выплат, указав, что определения понятия "личное имущество" в действующем законодательстве Российской Федерации не содержится.

Следовательно, личным имуществом работника является имущество, принадлежащее ему на любом законном основании. При этом Трудовой кодекс Российской Федерации не обязывает работодателя проверять наличие у работника права собственности на используемое при выполнении трудовой функции имущество.

Переданный по доверенности автомобиль находится во владении и пользовании того лица, которому он передан. Именно указанные правомочия необходимы для использования автомобиля в служебных целях, что позволяет работодателю компенсировать затраты на использование автомобиля, находящегося во владении работника на основании доверенности.

При таких обстоятельствах суды правомерно пришли к выводу о том, что Общество правомерно не включало в налоговую базу по НДФЛ сумму компенсаций за использование в интересах Общества личного транспорта, выплачиваемых работникам, владеющим транспортом на любых законных основаниях, в том числе и на основании доверенности.

Доводы Инспекции, приведенные в кассационной жалобе, не опровергают выводы судов и не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального права по данному эпизоду.

Из материалов дела также следует, что в ходе проверки Инспекция пришла к выводу о нарушении Обществом статей 24, 226, 210 НК РФ, выразившемся в невключении Обществом в доходы сотрудников сумм возмещения расходов по аренде жилья при переезде на работу в другую местность, что привело к неправомерному неудержанию и неперечислению НДФЛ в размере 105 128 руб. и явилось основанием для предложения Обществу удержать указанную сумму налога и перечислить ее в бюджет и для начисления соответствующих сумм пеней и штрафа по статье 123 НК РФ.

Изучив доводы жалобы Инспекции по данному эпизоду, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения.

Перечень доходов физических лиц, не подлежащих налогообложению, установлен статьей 217 НК РФ.

Согласно абзацу 9 пункта 3 статьи 217 НК РФ не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) следующие виды доходов физических лиц: все виды предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных с исполнением налогоплательщиком трудовых обязанностей (включая переезд на работу в другую местность и возмещение командировочных расходов).

В связи с тем, что Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит определения компенсационных выплат, связанных с выполнением трудовых обязанностей, в силу пункта 1 статьи 11 НК РФ понятие компенсационных выплат используется в том значении, которое указано в Трудовом кодексе Российской Федерации.

В силу статьи 164 ТК РФ под компенсациями понимаются денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных обязанностей, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами. Указанные выплаты не входят в систему оплаты труда и производятся работнику в качестве компенсации его затрат, связанных с выполнением трудовых обязанностей.

В соответствии со статьей 169 ТК РФ при переезде работника по предварительной договоренности с работодателем на работу в другую местность работодатель обязан возместить работнику: расходы по переезду работника, членов его семьи и провозу имущества (за исключением случаев, когда работодатель предоставляет работнику соответствующие средства передвижения); расходы по обустройству на новом месте жительства.

Как установлено судами на основании материалов дела, компенсация расходов при переезде работника по предварительной договоренности с работодателем на работу в другую местность производилась Обществом на основании договоров аренды, актов к указанным договорам, распискам в получении денег арендодателями, в соответствии с приказами работодателя и дополнительными соглашениями к трудовым договорам.

По условиям дополнительных соглашений к трудовым договорам работодатель компенсирует работнику расходы, связанные с исполнением им своих трудовых обязанностей при переезде на работу в другую местность, а именно расходы по обустройству на новом месте жительства, в виде возмещения расходов на найм жилья на время выполнения трудовых обязанностей. Работник самостоятельно заключает договор о найме жилого помещения. Работодатель компенсирует указанные расходы в размере фактических затрат работника, подтвержденных документально, но не более определенной в дополнительном соглашении к трудовому договору суммы в месяц.

Поскольку спорные компенсации предусмотрены трудовыми договорами с работниками и соответствуют положениям пункта 3 статьи 217 НК РФ, расходы связаны с исполнением работниками своих трудовых обязанностей, Общество правомерно не включало в налоговую базу по НДФЛ суммы компенсаций, выплаченных работникам при переезде их на работу в другую местность.

Суд кассационной инстанции отклоняет довод жалобы о том, что понятие "расходы по обустройству" не подразумевает регулярную и длительную оплату найма жилого помещения для сотрудника и предполагает возмещение работодателем расходов, необходимых только в первое время по прибытии работника на новое место жительства, поскольку действующее законодательство Российской Федерации не разъясняет, какие расходы относятся к обустройству на новом месте жительства и не содержит их конкретного перечня.

Доводы кассационной жалобы аналогичны доводам Инспекции, приведенным в апелляционной жалобе, и направлены на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств по делу.

На основании изложенного суды правомерно признали недействительным решение Инспекции в данной части.

Из материалов дела также усматривается, что 12.03.2010 между Обществом и ОАО "Альфа Банк" было заключено генеральное соглашение N 0315 об общих условиях проведения срочных сделок (далее - соглашение).

Пунктом 3.1 соглашения установлено, что при заключении сделки стороны должны согласовать существенные условия. Такими условиями являются базовый актив и его количество, цена покупки, дата платежа, дата поставки. Согласно пункту 1.1.2 соглашения под "базовым активом" понимаются валюта, ценные бумаги или товары.

В соответствии с соглашением стороны заключили сделки по купле-продаже ценных бумаг (еврооблигаций), о чем свидетельствуют подтверждения

N 1144382, 1144378, 1239245, 1269940, 1269938 на покупку, N 1363137 и 1363135 на продажу.

Также между Обществом и ОАО "Альфа-Банк" в целях обеспечения исполнения сделок по облигациям были заключены сделки купли-продажи валюты с отсрочкой исполнения, о чем свидетельствуют подтверждения исполнения

N 1144414, 1269964, 1269963, 1239320, 1144441, 1363187, 1363188, 1263189 и другие.

По заключенным сделкам у сторон соглашения имелись однородные встречные обязательства. Данные обязательства сторон соглашения в порядке статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) прекращались зачетом встречных однородных требований (неттингом), о чем свидетельствует уведомление о зачете встречных требований от 15.04.2011

N МPN 2823.

В ходе проверки Инспекция пришла к выводу о том, что необходимость в приобретении валюты для расчетов с ОАО "Альфа-Банк" по договорам на покупку еврооблигаций у Общества отсутствовала, так как у него отсутствовали обязательства перед банком, выраженные в иностранной валюте. Поскольку стороны соглашения прекращали встречные обязательства неттингом, то фактическая поставка ценных бумаг, влекущая обязанность перечислить сумму оплаты сделки, отсутствовала. Следовательно, заключенные Обществом и ОАО "Альфа-Банк" сделки купли-продажи иностранной валюты с отсрочкой исполнения должны классифицироваться как операции с финансовыми инструментами срочных сделок (далее - ФИСС).

По мнению Инспекции, действительной экономической (деловой) целью соглашения являлось осуществление сторонами соглашения расчетных сделок (беспоставочных), так как переход права собственности на валюту в силу статьи 223 ГК РФ не осуществлялся. Также Инспекция полагает, что Общество использовало наличие в договорах притворного условия о поставке валюты, что позволяет признать сделки ничтожными и применить правила, относящиеся к ним с учетом существа сделок.

Указанный вывод явился основанием для доначисления Обществу налога на прибыль организаций за 2011 год в сумме 18 273 126 руб., начисления соответствующих пеней и штрафа на основании пункта 1 статьи 122 НК РФ.

Суды первой и апелляционной инстанций признали недействительным решение Инспекции по данному эпизоду, указав на отсутствие у налогового органа правовых оснований для доначисления налога на прибыль, начисления соответствующих пеней и налоговых санкций.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела и доводы жалобы, считает этот вывод судов правильным.

Согласно статье 301 НК РФ финансовым инструментом срочной сделки признается договор, являющийся производным финансовым инструментом в соответствии с Федеральным законом "О рынке ценных бумаг". Перечень видов производных финансовых инструментов, в том числе форвардные, фьючерсные, опционные контракты, своп-контракты устанавливается Центральным банком Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом "О рынке ценных бумаг".

В пункте 1 статьи 301 НК РФ также определено понятие базисного актива финансового инструмента срочных сделок, под которым понимается предмет срочной сделки, в том числе иностранная валюта, ценные бумаги и иное имущество и имущественные права, процентные ставки, кредитные ресурсы, индексы цен или процентных ставок, другие финансовые инструменты срочных сделок.

Пункт 3.1 статьи 301 НК РФ регламентирует, что сделка, которая заключается не на организованном рынке и условия которой предусматривают поставку базисного актива (в том числе ценных бумаг, иностранной валюты, товара), может быть квалифицирована в качестве финансового инструмента срочных сделок при условии, что поставка базисного актива в соответствии с условиями такой сделки должна быть осуществлена не ранее третьего дня после дня ее заключения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 274 НК РФ налоговой базой для целей главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации признается денежное выражение прибыли, определяемой в соответствии со статьей 247 НК РФ, подлежащей налогообложению.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации признаются для российских организаций, не являющихся участниками консолидированной группы налогоплательщиков, полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с названной главой.

Пунктом 3 статьи 274 НК РФ предусмотрено, что доходы и расходы налогоплательщика в целях названной главы учитываются в денежной форме.

Согласно пункту 16 статьи 274 НК РФ особенности определения налоговой базы по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок устанавливаются с учетом положений статей 301 - 305 НК РФ.

Как установлено судами на основании материалов дела, пунктом 2.1 соглашения предусмотрено, что если стороны в письменной форме не договорятся об ином, то каждая сделка, заключенная между сторонами в дату вступления в силу или после нее, регулируется генеральным соглашением.

Сумма дохода от продажи валюты составила 1 028 947 622 руб. 67 коп. Сумма расхода от покупки валюты составила 1 120 392 574 руб. 45 коп. Таким образом, сумма убытка по сделкам с валютой составила 91 444 951 руб. 78 коп.

Поскольку по ранее указанным заключенным сделкам у сторон соглашения имелись однородные встречные обязательства, которые в порядке статьи 410 ГК РФ были прекращены зачетом встречных однородных требований (неттингом), то

общий финансовый результат от зачета составил убыток в сумме 54 351 798 руб. 62 коп.

В соответствии с пунктом 2 статьи 301 НК РФ Общество, пользуясь правом самостоятельной квалификации сделок либо в качестве финансового инструмента срочной сделки, либо как сделки на поставку предмета сделки с отсрочкой исполнения, квалифицировало операции по купле-продаже иностранной валюты как сделки с отсрочкой исполнения.

При этом, как указали суды, в соглашении определено, что стороны могут заключать сделки без указания даты платежа и даты поставки. В таком случае каждая из сторон вправе в любой момент потребовать исполнения по этой сделке путем уведомления. Исполнение по такой сделке осуществляется в дату спот от даты получения уведомления, если иное не предусмотрено в соответствующем подтверждении или если уведомление не предусматривает более длительные сроки.

Как установили суды на основании материалов дела, сделки по покупке валюты N 1144414, 1144441, 1239320, 1269964 и 1269963 были заключены без указания даты платежа и даты поставки; сделки по продаже валюты были заключены 13.04.2011 с датой поставки 15.04.2011, т.е. поставка должна быть осуществлена ранее третьего дня после дня заключения сделки, в связи с чем суды обоснованно пришли к выводу о том, что оснований для отнесения их к финансовым инструментам срочных сделок нет.

Сделки на покупку Обществом еврооблигаций с отсрочкой исполнения (подтверждения N 1144382, 1144378, 1239245, 1269940 и 1269938) заключены 24.08.2010, 21.12.2010, 01.02.2010. Условиями сделок предусмотрена поставка базового актива в соответствии с пунктом 5.6 соглашения. При этом дата заключения сделок и дата спот определены следующим образом: 24.08.2010 и 26.08.2010, 21.12.2010 и 23.12.2010, 01.02.2011 и 02.02.2011.

На основании изложенного суды обоснованно указали, что исполнение сделки возможно и ранее третьего дня после даты заключения. Подобная сделка по определению не может быть квалифицирована как финансовый инструмент срочных сделок.

Фактически указанные сделки на покупку Обществом еврооблигаций были исполнены 13.04.2011 с датой платежа и датой поставки 15.04.2011.

Сделки на продажу Обществом еврооблигаций были заключены 13.04.2011 с датой платежа и датой поставки 15.04.2011.

Суды обоснованно отклонили довод Инспекции о том, что во всех вышеуказанных подтверждениях в графе "дата исполнения сделки" указано 13.04.2011, в графе "дата платежа" - 15.04.2011, как ошибочный и не соответствующий сущности сделок и первичным документам, так как на момент заключения сделок на покупку еврооблигаций дата исполнения не была зафиксирована, а была указана согласно пункту 5.6 соглашения.

Суды первой и апелляционной инстанций, оценив имеющиеся в деле доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, пришли к обоснованному выводу о том, что по условиям данных сделок их нельзя рассматривать как финансовые инструменты срочных сделок, поскольку они заключены на условиях поставки базового актива в соответствии с пунктом 5.6 соглашения и дата спот определена на следующий либо второй день (24.08.2010 и 26.08.2010, 21.12.2010 и 23.12.2010, 01.02.2011 и 02.02.2011), то есть не выполняется законодательное условие о исполнении сделки не ранее третьего дня с даты заключения сделки.

Суды, отклонив довод Инспекции указали, что данные сделки нельзя квалифицировать как расчетные (беспоставочные), так как в графе "условия исполнения сделки" указано "базовый актив подлежит поставке после зачисления средств на счет продавца".

Суды установили, что фактически указанные сделки на покупку Обществом иностранной валюты были исполнены 13.04.2011 с датой платежа и датой поставки 15.04.2011. Сделки на продажу Обществом иностранной валюты были заключены 13.04.2011 с датой платежа и датой поставки 15.04.2011, и данные сделки также нельзя рассматривать как финансовые инструменты срочных сделок, так как они заключены на условиях их исполнения на второй день после даты заключения.

Выводы судов основаны на имеющихся в деле доказательствах, в связи с чем суд кассационной инстанции отклоняет довод Инспекции о нарушении судами при рассмотрении дела статьи 71 АПК РФ.

Суды исследовали, оценили и обоснованно отклонили довод Инспекции об отнесении сделок с иностранной валютой к расчетному форварду, указав, что расчетный форвард, по определению, не предусматривает поставки базисного актива, а сделки, совершенные Обществом, заключены с условием поставки базисного актива.

В соответствии с пунктом 11 Положения N 10-13-пз-н, утвержденного Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 04.03.2010 (далее - Положение), к расчетным внебиржевым форвардам не относятся сделки, указанные в подпунктах 1 и 2 пункта 10 Положения, т.е. только подпункт 3 названного пункта Положения четко квалифицирует сделку как расчетный внебиржевой форвард: "внебиржевым форвардным договором (контрактом) признается договор, заключаемый не на биржевых торгах и предусматривающий обязанность сторон или стороны договора периодически и (или) единовременно уплачивать денежные суммы в зависимости от изменения цены (цен) и (или) значения (значений) базисного (базового) актива и (или) наступления обстоятельства, являющегося базисным (базовым) активом".

Как установили суды, в данном случае такие критерии отсутствуют, а выводы Инспекции не нашли документального подтверждения.

Курс при исполнении сделки на покупку валюты с отсрочкой исполнения установлен в соответствии с условиями заключения такой сделки, а именно на дату заключения такой сделки, а не на дату заключения сделки по продаже валюты.

При этом, как обоснованно указали суды, Общество не могло заведомо на дату заключения сделок на покупку валюты с отсрочкой исполнения знать о том, что курс на 13.04.2011 приведет Общество к убытку.

Суды исследовали и обоснованно отклонили довод Инспекции о том, что Общество не предполагало поставку валюты по сделкам с отсрочкой исполнения, установив, что у Общества была потребность в валюте, обусловленная необходимостью обеспечения расчетов по сделкам с отсрочкой исполнения по ценным бумагам и обеспечения текущей хозяйственной деятельности.

По сделке зачета (неттинга) 15.04.2011 кроме сделок с отсрочкой исполнения на поставку валюты закрывались сделки с отсрочкой исполнения на поставку ценных бумаг (еврооблигаций), заключенные ранее.

Как установили суды, во всех названных сделках указан номинал ценной бумаги, выраженный в валюте. Ни курс, ни сумма в рублях на дату заключения сделок с отсрочкой исполнения на поставку ценных бумаг установлены не были. Стоимость пакета ценных бумаг напрямую связана с курсом валюты на дату исполнения сделки по поставке ценных бумаг для того, чтобы иметь валюту в день исполнения сделки.

При этом суды обоснованно отметили, что исчисление рублевой разницы не является нарушением налогового или гражданского законодательства, а является обязательством любого юридического лица - резидента Российской Федерации. В зачете (неттинге) от 15.04.2012 все суммы были переведены в рубли для осуществления взаиморасчетов, так как все расчеты между резидентами должны осуществляться в рублях.

Общество понесло убытки в результате продажи валюты по курсу банка на дату продажи валюты, которая была куплена по курсу, установленному на дату заключения сделки с отсрочкой исполнения на покупку валюты.

Вместе с тем по итогам 2011 года от операций с ценными бумагами, не обращающимися на организованном рынке, получена прибыль, которая увеличивает общую прибыль организации. Таким образом, вне зависимости от того, при формировании какой налоговой базы учтен отрицательный финансовый результат от операций купли-продажи иностранной валюты - базы по ценным бумагам или общей налоговой базы, общая налоговая база Общества по налогу на прибыль по итогам 2011 года не занижена.

Кроме того, суд апелляционной инстанции установил, что при формировании налоговой базы по налогу на прибыль за 2011 год Общество учло отрицательный финансовый результат в размере 91 444 951 руб. 78 коп. в составе налоговой базы по налогу на прибыль по ценным бумагам, не обращающимся на организованном рынке, вместо того, чтобы учесть эту сумму при формировании общей налоговой базы по налогу на прибыль по организации. Однако такое некорректное отражение не повлекло занижения общей налоговой базы по налогу на прибыль Общества по итогам 2011 года, поскольку налоговая база по ценным бумагам, не обращающимся на организованном рынке, за 2011 год имеет положительное значение, т.е. от операций с ценными бумагами, не обращающимися на организованном рынке, получена прибыль.

Исходя из изложенного, вывод судов о том, что Общество правомерно уменьшило налоговую базу по налогу на прибыль, определяемую согласно статье 274 НК РФ, на отрицательный финансовый результат от операций по купле и продаже иностранной валюты, так как для определения налоговой базы от операций продажи (покупки) иностранной валюты в отчетном (налоговом) периоде принимается положительная и отрицательная разница между доходами, определенными в соответствии с пунктом 2 статьи 250 НК РФ, и расходами, определенными в соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 265 НК РФ, является правомерным.

При таких обстоятельствах основания для отмены обжалуемых судебных актов по данному эпизоду отсутствуют.

Кассационная инстанция считает, что фактические обстоятельства дела установлены судами в результате полного и всестороннего исследования имеющихся в нем доказательств в их совокупности и взаимосвязи, нормы материального права применены правильно, нарушений норм процессуального права не допущено, в связи с чем оснований для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы Инспекции не имеется.

Руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.12.2013 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2014 по делу N А56-50900/2013 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 9 - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.С. Васильева

 

Судьи

Г.Е. Бурматова
М. В. Пастухова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Работодатель вправе выплачивать компенсацию за использование автомашин не только тем сотрудникам, которые являются их собственниками.

Такая компенсация может выплачиваться и тем работникам, которые владеют этими автомашинами на основании доверенности.

При этом сумма компенсации не облагается НДФЛ.

К таким выводам пришел окружной суд, пояснив следующее.

По НК РФ не облагаются НДФЛ доходы физлиц, связанные с исполнением трудовых обязанностей (включая возмещение командировочных расходов), если такие суммы относятся к компенсационным выплатам, установленным законодательством (в пределах закрепленных норм).

ТК РФ предусматривает, что при использовании с согласия или ведома работодателя и в его интересах личного имущества сотруднику выплачивается компенсация.

Это компенсация за использование, износ (амортизацию) инструмента, личного транспорта, оборудования и других техсредств и материалов, принадлежащих работнику.

Также в этом случае возмещаются расходы, связанные с таким использованием.

Размер возмещения определяется соглашением сторон трудового договора.

Определения понятия "личное имущество" в законодательстве нет.

Следовательно, личным является имущество, принадлежащее работнику на любом законном основании.

При этом ТК РФ не обязывает работодателя проверять наличие у сотрудника права собственности на имущество, используемое при выполнении трудовой функции.

Переданный по доверенности автомобиль находится во владении и пользовании того лица, которому он передан. Именно указанные правомочия необходимы для использования транспорта в служебных целях.

Это позволяет работодателю компенсировать затраты на использование автомобиля, находящегося во владении лица на основании доверенности.

Таким образом, не облагается НДФЛ сумма компенсации за использование в интересах работодателя личного транспорта, выплачиваемая сотрудникам, владеющим автомашинами на любых законных основаниях (в т. ч. на основании доверенности).