Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 сентября 2018 г. N Ф05-11459/16 по делу N А40-168230/2015

 

город Москва

 

20 сентября 2018 г.

Дело N А40-168230/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 13 сентября 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 20 сентября 2018 года.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.

судей Анциферовой О.В., Матюшенковой Ю.Л.

при участии в заседании:

от заявителя - ООО "ГериатрМ" - не явился, надлежаще извещен;

от ответчиков - ИФНС России N 29 по г. Москве - Зимин А.Г., доверенность от 14.08.18;

Федеральной налоговой службы Российской Федерации - не явился, надлежаще извещен,

рассмотрев 13 сентября 2018 года в судебном заседании кассационную жалобу ООО "ГериатрМ"

на решение от 14 февраля 2018 года

Арбитражного суда города Москвы

принятое судьей Лариным М.В.

на постановление от 21 мая 2018 года,

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Румянцевым П.В., Чеботаревой И.А.,, Красновой Т.Б.

по заявлению ООО "ГериатрМ"

к 1.ИФНС России N 29 по г. Москве, 2.Федеральной налоговой службе Российской Федерации

о признании недействительными решений, взыскании убытков

УСТАНОВИЛ:

ООО "Гериатр-М" (далее - налогоплательщик, общество) обратилось в суд с требованиями (с учетом принятого судом изменения предмета иска и привлечения второго ответчика):

- к ИФНС России N 29 по г. Москве (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительными решений от 18.06.2014 N 42554, от 18.08.2014 N 46819, от 12.01.2015 N 56457, от 24.07.2015 N 66846 о приостановлении операций по счетам налогоплательщика (плательщика сборов, налогового агента) в банке,

- к ФНС России о взыскании убытков за счет казны Российской Федерации в размере 471 870 руб.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 09.02.2016, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении требований заявителя отказано.

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.03.2017 судебные акты всех инстанций:

- в части отказа в признании недействительными решений о приостановлении от 18.06.2014 N 42554, от 18.08.2014 N 46819, от 12.01.2015 N 56457 и взыскания убытков были отменены, указанные решения признаны недействительными, в части требования о взыскании убытков дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции для разрешения вопроса о наличии и размера убытков;

- в части признания недействительным решения о приостановлении от 24.07.2015 N 66846 оставлены без изменения.

По результатам нового рассмотрения решением Арбитражного суда города Москвы от 14.02.2018, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.05.2018, в удовлетворении заявленных требований к ФНС России о взыскании убытков в размере 5 523 807,61 руб. отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, заявитель - ООО "Гериатр-М" обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 14.02.2018 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 21.05.2018 и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

Ответчик - ИФНС России N 29 по г. Москве в лице своего представителя возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы, полагая, что принятые по делу судебные акты являются законными и обоснованными.

В судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные, не явились, в связи с чем суд рассматривает дело в их отсутствие в порядке части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебных актов суда первой и апелляционной инстанции ввиду следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судами обеих инстанций, налоговым органом в период с 18.06.2014 по 24.07.2015 были приостановлены все расходные операции по расчетному счету налогоплательщика в КБ "Гагаринский" (АО) на основании вынесенных в порядке статьи 76 Налогового кодекса Российской Федерации решений о приостановлении от 18.06.2014 N 42554, от 18.08.2014 N 46819, от 12.01.2015 N 56457, в связи с не представлением деклараций по налогу на прибыль организаций за 1 квартал, полугодие и 9 месяцев 2014 года.

Указанные решения были отменены 27.07.2015, при этом, операции по расчетному счету не были возобновлены ввиду действия нового решения о приостановлении от 24.07.2015 N 66846, которое судебными актами по настоящему делу, включая определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.03.2017, признано законным.

Общество, обращаясь в арбитражный суд с требованием о взыскании с ФНС России убытков в размере 5 523 807,61 руб., указывает, что в результате незаконного приостановления инспекцией расходных операций по счету в банке в период с 14.06.2014 по 24.07.2015 налогоплательщиком была получена упущенная выгода в виде:

1) недополученного дохода в размере 5 949 985 руб. от основной деятельности за 2014 - 2015 год, рассчитанного исходя из разницы между размером среднего дохода (выручки) за 2011 - 2013 год в день по данным бухгалтерской отчетности (13 288 руб.) и размером среднего дохода в день за 2014 - 2015 год (437 руб.), составившей 12 850 руб., умноженной на 463 дня действия приостановления операций по счету. При этом, заявитель, признавая наличие иных факторов влияющих на снижение выручки в 2014 - 2015 годах, по сравнению с 2011 - 2013 годами, учел в требовании в качестве упущенной выгоды указанную выше сумму деленную на 2, то есть в размере 2 974 992 руб.;

2) недополученный доход в размере 2 548 815 руб. в результате задержки финансирования торгового объекта (магазина) в Болгарии по заключенному между ЕООД "Байкал-М" (Болгария) и обществом (Россия) инвестиционного договора от 15.06.2014 N 01/2014 на инвестирование в покупку торгового оборудования для открытия магазина для болгарской стороны на сумму 1 300 000 руб.

Размер недополученного дохода рассчитан исходя из средних показателей выручки за 1 день работы магазина шаговой доступности "Магнолия" согласно бизнес-плану (35 825 руб.), за вычетом средних расходов на обслуживание магазина (30 320 руб.), составившего 5 505 руб. в день или 2 548 815 руб. за 463 дня действия приостановления операций по счету.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что правовые основания для удовлетворения заявленных требований отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции согласился.

Кассационная коллегия считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судами дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежат ввиду следующего.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может потребовать полного возмещения причиненных ему убытков, под которыми понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые данное лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки (вред) причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействий) государственных органов, в том числе в результате издания государственным органом ненормативного акта несоответствующего закону или иному правовому акту, подлежат возмещению за счет казны Российской Федерации, от имени которой в силу статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации выступает главный распорядитель бюджетных средств (ФНС России).

Следовательно, для возмещения убытков юридическому лицу необходимо выполнение определенных условий: - наличие ненормативного акта, вынесенного государственным органом (действия, бездействия), которые признаны судом незаконными (не соответствующим закону или иному правовому акту), - доказанный факт понесения юридическим лицом убытков, - причинно-следственная связь между изданным государственным органом незаконным ненормативным актом (действием, бездействием) и понесенными юридическим лицом, в результате издания такого акта убытками.

Отсутствие хотя бы одного из вышеуказанных обстоятельств является основанием отказа в удовлетворении заявленных требований.

При этом в силу пункта 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.05.2011 N 145 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами" (далее - Информационное письмо ВАС РФ N 145), тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа - незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием). В названном случае суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда.

В пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" указано, что при определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (пункт 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации). В то же время в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения. Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода в заявленном размере не была бы получена кредитором.

Следовательно, при взыскании упущенной выгоды истец должен доказать, что им были предприняты необходимые меры для получения выгоды и сделаны необходимые для этой цели приготовления, то есть доказать, что допущенное ответчиком нарушение обязательства явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду.

В силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, исходя из представленных доказательств (часть 1 статьи 64, статьи 71, 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, до 2005 года заявитель согласно выписке осуществлял основную деятельность - выполнял строительные работы в качестве подрядчика для заказчиков - ГУП ДЕЗ района Замоскворечье и ГУП ДЕЗ района Раменки;

- начиная с 2006 и по 2012 год на счет заявителя приходили эпизодически денежные средства от заказчиков по исполнительным листам на основании решений судов о взыскании задолженности по выполненным работам и неустойки (за 2011 год - 8,7 млн. р., за 2012 год - 3,7 млн. р.);

- в 2013 году получено 1,4 млн. р. от продажи магазина и машины в Болгарии (движение денежных средств в счет оплаты за продажу отсутствовало);

- иной выручки от какой-либо деятельности, кроме указанных выше платежей, а также займов или финансовой помощи от учредителя (он же является директором) за периоды с 2006 по 2014 год включительно обществу не поступало (займы и их использование поступали раз в месяц на сумму 30-35 т. р.);

- в течение 2014 года до приостановления операций по счету проводились только операции по выплате заработной платы, уплата налогов в незначительном (минимальном) размере, при этом, все поступающие в 2006, 2011, 2012 годах денежные средства по исполнительным листам незамедлительно были сняты наличными и переданы директору.

Из пояснений заявителя судами установлено, что за эти же периоды (2011 - 2015 год) была получена выручка от продажи за наличный расчет строительных материалов на общую сумму 0,4 млн. руб.

С 2005 года по настоящее время и в любом случае до 2015 года включительно заявитель фактически не осуществлял никакой деятельности, в действительности занимался многочисленными судами с заказчиками по взысканию с них оплаты за ранее выполненные (в 2004 - 2010 годах) работы, что подтверждается расходами по уплате государственной пошлины.

К 2013 году вся задолженность перед обществом была им взыскана и с этого момента реальная хозяйственная деятельность и поступление выручки практически прекратились.

Согласно представленным объяснениям и документам налогоплательщика в 2010 году обществом приобретены в Болгарии сельский продовольственный магазин и автомашина, которые в 2011 году налогоплательщик перевел на открытый им в Болгарии филиал, до 2013 году в магазине, по словам директора заявителя, был произведен ремонт, закуплена офисная техника, планировалось закупить торговое оборудование (холодильники и др.) и открыть магазин.

Из-за "рейдерского захвата" компании, как утверждает заявитель, магазин и автомашина были проданы созданной директором заявителя Клюевым А.М. болгарской компании ЕООД "Байкал-М" за 1,4 млн. р. по договору купли-продажи от 30.07.2013, оплата произведена за счет займа выданного болгарской компании директором Клюевым А.М.

С июля 2013 по июнь 2014 года никаких действий с этим магазином не осуществлялось, оборудование не приобреталось.

На следующий день после первого приостановления операций по счету (15.06.2014) между заявителем в лице директора Клюева А.М. и болгарской компанией, владеющей магазином, также в лице директора Клюева А.М. был заключен инвестиционный договор, в соответствии с которым налогоплательщик должен перевести болгарской компании денежные средства в размере 1,3 млн. руб. для покупки торгового оборудования.

Между тем, с учетом совокупности установленных по делу обстоятельств, судами сделан вывод, что заявитель в действительности не мог и не собирался в июне 2014 года осуществлять инвестирование в магазин в Болгарии путем сложной схемы перевода наличных средств, полученных от учредителя, на счет и вывода их заграницу, поскольку с 2013 года (с момента передачи магазина в собственность специально созданной болгарской компании) заявитель фактически не осуществлял никакой деятельности, не получал выручки, не имел остатка денежных средств, в то время как никаких сложностей для учредителя перевести свои денежные средств на созданную им же болгарскую компанию в 2013 году не возникало, при этом, сложная схема перевода денежных средств (через инвестиционный договор), в действительности, с учетом установленных судами обстоятельств оформления документов, была создана только в 2017 году непосредственно учредителем и директором Клюевым А.М., в связи с чем, на наличие или отсутствие желания осуществить инвестиции в Болгарию никаким образом не повлияло приостановление операций по расчетному счету заявителя, и как следствие, ни прямых убытков, ни упущенной выгоды в данном случае у налогоплательщика не возникло.

Таким образом, установив все обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения дела, на основании полного и всестороннего исследования и оценки имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимосвязи в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу, что обществом не доказаны наличие и размер убытков, причинная связь между бездействием Инспекции и возникновением у налогоплательщика убытков (упущенной выгоды), в связи с чем, вопреки доводам заявителя кассационной жалобы отсутствуют основания для удовлетворения заявленных требований.

Решение вопросов исследования и оценки доказательств отнесено к компетенции судов первой и апелляционной инстанций, в связи с чем доводы заявителя не могут служить основанием для отмены судебного акта в кассационном порядке, которые по сути направлены на переоценку установленных судом фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.

Исходя из изложенного, судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражными судами первой и апелляционной инстанции при вынесении обжалуемых судебных актов, не допущено.

Иные доводы о нарушении судами первой и апелляционной инстанций норм права, приведенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права, а также как направленные на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 14 февраля 2018 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 мая 2018 года по делу N А40-168230/2015,- оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО "ГериатрМ" - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

А.А. Дербенев

 

Судьи

О.В. Анциферова
Ю.Л. Матюшенкова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"На следующий день после первого приостановления операций по счету (15.06.2014) между заявителем в лице директора Клюева А.М. и болгарской компанией, владеющей магазином, также в лице директора Клюева А.М. был заключен инвестиционный договор, в соответствии с которым налогоплательщик должен перевести болгарской компании денежные средства в размере 1,3 млн. руб. для покупки торгового оборудования.

Между тем, с учетом совокупности установленных по делу обстоятельств, судами сделан вывод, что заявитель в действительности не мог и не собирался в июне 2014 года осуществлять инвестирование в магазин в Болгарии путем сложной схемы перевода наличных средств, полученных от учредителя, на счет и вывода их заграницу, поскольку с 2013 года (с момента передачи магазина в собственность специально созданной болгарской компании) заявитель фактически не осуществлял никакой деятельности, не получал выручки, не имел остатка денежных средств, в то время как никаких сложностей для учредителя перевести свои денежные средств на созданную им же болгарскую компанию в 2013 году не возникало, при этом, сложная схема перевода денежных средств (через инвестиционный договор), в действительности, с учетом установленных судами обстоятельств оформления документов, была создана только в 2017 году непосредственно учредителем и директором Клюевым А.М., в связи с чем, на наличие или отсутствие желания осуществить инвестиции в Болгарию никаким образом не повлияло приостановление операций по расчетному счету заявителя, и как следствие, ни прямых убытков, ни упущенной выгоды в данном случае у налогоплательщика не возникло.

Таким образом, установив все обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения дела, на основании полного и всестороннего исследования и оценки имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимосвязи в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу, что обществом не доказаны наличие и размер убытков, причинная связь между бездействием Инспекции и возникновением у налогоплательщика убытков (упущенной выгоды), в связи с чем, вопреки доводам заявителя кассационной жалобы отсутствуют основания для удовлетворения заявленных требований."