Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10 сентября 2020 г. N Ф05-12892/20 по делу N А40-87065/2019

 

город Москва

 

10 сентября 2020 г.

Дело N А40-87065/2019

 

Резолютивная часть постановления объявлена 03 сентября 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 10 сентября 2020 года.

 

Арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего судьи Хвостовой Н.О.,

судей: Ворониной Е.Ю., Малюшина А.А.,

при участии в заседании:

от истца - Шаповалов С.Н. по доверенности N 92 от 31.01.2020,

от ответчика - Савельева О.С. по доверенности от 28.05.2020,

рассмотрев 03 сентября 2020 года посредством системы вэб-конференции кассационную жалобу Общества с ограниченной ответственностью "Лингуалео"

на решение от 28 января 2020 года

Арбитражного суда города Москвы,

на постановление от 15 июня 2020 года

Девятого арбитражного апелляционного суда,

по иску Общества с ограниченной ответственностью "Лингуалео"

к Обществу с ограниченной ответственностью "СимбирСофт",

о взыскании денежных средств,

по встречному иску о взыскании денежных средств,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Лингуалео" (далее - ООО "Лингуалео", истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "СимбирСофт" (далее - ООО "СимбирСофт", ответчик) о взыскании убытков в общем размере 7 085 305 руб., об уменьшении стоимости оказанных услуг.

Определением Арбитражного суда города Москвы для совместного рассмотрения с первоначальным иском к производству принят встречный иск ООО "СимбирСофт" о взыскании с ООО "Лингуалео" задолженности по договору N 528 от 09.07.2018 в размере 2 813 002 руб., неустойки в размере 843 900 руб. 60 коп., с учетом принятых судом уточнений размера исковых требований, в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 28 января 2020 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 июня 2020 года, в удовлетворении первоначальных исковых требований отказано, встречные исковые требования удовлетворены в полном объеме, с ООО "Лингуалео" в пользу ООО "СимбирСофт" взыскана задолженность в размере 2 813 002 руб., неустойка в размере 843 900 руб. 60 коп., а также расходы по оплате государственной пошлины в размере 41 285 руб.

Не согласившись с решением арбитражного суда первой инстанции и постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции ООО "Лингуалео" обратилось с кассационной жалобой в Арбитражный суд Московского округа.

В кассационной жалобе, с учетом принятых судом уточнений просительной части кассационной жалобы, заявитель просит отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку полагает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, имеющимся в деле доказательствам, а обжалуемые судебные акты были приняты с нарушение норм материального и процессуального права.

В заседании суда кассационной инстанции представитель ООО "Лингуалео" поддержал доводы кассационной жалобы.

Представитель ООО "СимбирСофт" возражал против удовлетворения кассационной жалобы, ссылаясь на законность и обоснованность принятых по делу судебных актов, по доводам, изложенным в письменном отзыве.

Изучив материалы дела и рассмотрев доводы кассационной жалобы, проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также соответствие выводов в обжалуемых судебных актах имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения кассационной жалобы заявителя, по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, и установлено судами первой и апелляционной инстанций, между истцом в качестве заказчика и ответчиком в качестве исполнителя заключен договор на оказание услуг по разработке программного обеспечения N 528 от 09.07.2018 по условиям которого, исполнителем оказываются услуги по разработке программного обеспечения путем написания программного кода по задачам, поставленным заказчиком.

Судами установлено, что договорные услуги исполнителем оказаны, а заказчиком приняты в полном объеме, в подтверждение чего в материалы дела представлены акты.

Обращаясь с исковым заявлением в суд, истец указал, что в период пользования результатами работ заказчиком были выявлены дефекты, которые устранялись силами заказчика, поскольку исполнитель от данной обязанности уклонился.

В обоснование исковых требований истец указал, что заказчиком были понесены убытки в виде стоимости устранения дефектов в размере 987 011 руб.

Истец также указал, что в результате ненадлежащего исполнения договорных обязательств со стороны исполнителя, у истца снизилась прибыль с продажи программного обеспечения, в связи с чем понесены убытки в виде упущенной выгоды в размере 6 766 761 руб.

Кроме того, истец сослался на вынужденные вложения в сдерживание оттока посетителей социальный сетей, поскольку результат оказанных услуг сказался на пользовательской активности и негативных отзывах в отношении заказчика в размере 35 925 руб. 77 коп.

Мотивируя требование об уменьшении стоимости оказанных услуг, истец указал, что в период июль-октябрь 2018 работы были выполнены исполнителем с недостатками, в связи с чем средства выплаченные в спорный период в размере 601 092 руб. подлежат возврату, а стоимость выполненных исполнителем работ подлежит уменьшению на данную сумму.

Обращаясь с встречными исковыми требованиями, ответчик указал, что обязательства по договору исполнителем выполнены, однако оплата выполненных работ со стороны заказчика в полном объеме не произведена, в связи с чем на стороне ответчика образовалась задолженность в размере 2 813 002 руб.

Поскольку истцом не исполнена своевременная оплата работ, ответчик на основании пункта 10.2 договора начислил неустойку в размере 843 900 руб. 60 коп.

В суде первой инстанции с целью правильного и всестороннего рассмотрения настоящего спора определением от 16.08.2019 назначена судебная программно-техническая экспертиза, проведение которой было поручено экспертам Союза "Ульяновская областная Торгово-промышленная палата".

Отказывая в удовлетворении первоначальных исковых требований ООО "Лингуалео", руководствуясь положениями статей 15, 309, 310, 393, 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", суды первой и апелляционной инстанции исходили из отсутствия в материалах дела достаточных доказательств, подтверждающих размер убытков, причинную связь между действиями ответчика и понесенными истцом убытками, а также вину ответчика в возникновении у истца убытков.

Суды правильно руководствовались заключением проведенной по делу судебной экспертизы, по результатам которой установлено, что дефекты (недостатки) работ согласно договору не установлены, в связи со следующим: договор не содержит требований по качеству работ, не содержит технического задания, согласно которого можно осуществить сверку по качеству работ в соответствии с тем, что было предусмотрено в техническом задании, и того, что было выполнено исполнителем фактически. На основании анализа Jira можно сделать вывод, что применялся типовой процесс разработки программного обеспечения, который состоит из этапов: о постановке задачи; о выполнение задачи; о тестирование результата, получившегося в ходе выполнения работы; о последующее доведение задач до требуемого качества и принятие результата выполненных работ. Наличие или отсутствие дефектов зависит от субъективного мнения - специалиста по тестированию и руководителя проекта, ответственного за постановку задач, которые определяют, пригоден ли результат работ по задаче для его использования, после чего принимают результат работ по задаче либо передают на доработку. При выявлении дефектов (недостатков) работ на этапе тестирования результата работ специалист по тестированию и руководитель проекта принимают решение об исправлении дефектов (недостатков) или решение о том, что, несмотря на то, что результат работ имеет дефекты (недостатки), но специалист по тестированию и руководитель проекта не считают данные дефекты (недостатки) существенными и требующими исправления, после чего результат работ принимается и передается в эксплуатацию.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание, что услуги были приняты заказчиком без замечаний, доказательства направления исполнителю требования об устранении недостатков работ истец не предоставил, суд первой инстанции обосновано указал на отсутствие у истца права ссылаться на недостатки спорных работ.

При этом суд первой инстанции верно отметил, что если у заказчика и имелось право на безвозмездное устранение недостатков в течение гарантийного срока, он это право утратил, поскольку заказчик, без согласия исполнителя, вносил изменения в результаты оказанных услуг - в исходный код программного обеспечения, разработанного исполнителем (автором кода).

Установив факт отсутствия недостатков выполненных исполнителем работ, суды обосновано отклонили требования истца об уменьшении стоимости работ, а также о взыскании убытков, как в виде ущерба, так и в виде упущенной выгоды.

Отклоняя доводы истца о несогласии с выводами экспертного заключения, суд апелляционной инстанции правомерно указал, что при несогласии с заключением эксперта, истец был вправе заявить ходатайство о проведении дополнительной или повторной экспертизы, однако, данным правом не воспользовался, что подтверждается материалами дела.

Доводы истца о несоответствии качества выполненных ответчиком работ требованиям договора, были отклонены судом апелляционной инстанции как документально не подтвержденные.

Удовлетворяя встречные исковые требования ООО "СимбирСофт" руководствуясь положениями статей 309, 310, 330, 702, 711, 720, 721, 753 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций исходили из доказанности материалами дела надлежащего оказания исполнителем услуг в заявленном объеме, а также отсутствия доказательств оплаты работ со стороны заказчика.

С учетом доказанности факта нарушения истцом обязательства по оплате выполненных работ, проверив представленный ответчиком расчет и признав его верным, суды правомерно взыскали неустойку в заявленном размере.

Выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, отвечают правилам доказывания и оценки доказательств (части 1, 2 статьи 65, части 1 - 5 статьи 71, пункта 2 части 4 статьи 170, пункта 12 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы заявителя кассационной жалобы о несогласии с экспертным заключением, полученным в рамках проведения судебной экспертизы, отклоняется судебной коллегией, поскольку, как установлено судами, данное экспертное заключение соответствует требованиям статей 82, 83, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отражает все предусмотренные частью 2 статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации сведения, основанные на материалах дела, оснований для переоценки выводов судов у суда кассационной инстанции не имеется в связи с отсутствием таких полномочий.

Довод кассационной жалобы об обязанности суда первой инстанции назначить по делу повторную судебную экспертизу, также отклоняется судом кассационной инстанции, поскольку сторонами в суде первой инстанции ходатайство о назначении повторной судебной экспертизы не заявлялось. Положения статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации наделяют суд правом, а не обязанностью по назначению повторной судебной экспертизы. Экспертиза может быть назначена только при наличии оснований, предусмотренных указанной статьей. При отсутствии таких оснований экспертиза не назначается.

В соответствии с положениями статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суду кассационной инстанции не предоставлены полномочия пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать установленными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении, либо были отвергнуты судами первой или апелляционной инстанции.

При рассмотрении дела и вынесении обжалуемых судебных актов суды первой и апелляционной инстанций установили все существенные для дела обстоятельства и дали им надлежащую правовую оценку, выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу в их совокупности, в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Нарушений норм процессуального права, которые могли явиться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, кассационной инстанцией не установлено.

Поскольку выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, оснований для отмены принятых по делу судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы у суда кассационной инстанции не имеется.

Руководствуясь статьями 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда города Москвы от 28 января 2020 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 июня 2020 года по делу N А40-87065/2019 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Отказывая в удовлетворении первоначальных исковых требований ООО "Лингуалео", руководствуясь положениями статей 15, 309, 310, 393, 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", суды первой и апелляционной инстанции исходили из отсутствия в материалах дела достаточных доказательств, подтверждающих размер убытков, причинную связь между действиями ответчика и понесенными истцом убытками, а также вину ответчика в возникновении у истца убытков.

...

Удовлетворяя встречные исковые требования ООО "СимбирСофт" руководствуясь положениями статей 309, 310, 330, 702, 711, 720, 721, 753 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций исходили из доказанности материалами дела надлежащего оказания исполнителем услуг в заявленном объеме, а также отсутствия доказательств оплаты работ со стороны заказчика."