Обзор судебной практики по гражданским делам за третий квартал 2018 года (утв. постановлением президиума Калужского областного суда от 19 декабря 2018 г.)

Обзор
судебной практики по гражданским делам за третий квартал 2018 года
(утв. постановлением президиума Калужского областного суда от 19 декабря 2018 г.)

 

Применение норм материального права

 

Жилищные правоотношения

 

Поскольку жилое помещение, признанное непригодным для проживания, истцам не принадлежало, а фактически было предоставлено в безвозмездное пользование, они не приобрели внеочередное право на предоставление жилого помещения по договору социального найма.

8 июня 2018 года А., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетних Б. и В., обратилась в суд с иском к Городской Управе города Калуги, Управлению жилищно-коммунального хозяйства города Калуги о возложении обязанности предоставить им благоустроенное жилое помещение по договору социального найма общей площадью не менее 42 кв. м. в черте города "...".

В обоснование иска указала, что они зарегистрированы и до октября 2017 года фактически проживали в жилом доме, принадлежащем ее матери Г. на праве собственности. 22 октября 2017 года в доме произошел пожар, в результате которого дом перестал отвечать установленным для жилых помещений требованиям и 26 января 2018 года постановлением Городской Управы г. Калуги признан непригодным для проживания. Они состоят на учете в органе местного самоуправления в качестве нуждающихся в жилом помещении, иных пригодных для постоянного проживания жилых помещений не имеют.

Решением Калужского районного суда Калужской области от 9 июля 2018 года исковые требования удовлетворены, постановлено обязать Городскую Управу города Калуги предоставить А. на семью из трех человек (она и ее несовершеннолетние дети: Б. и В.) по договору социального найма в границах города Калуги благоустроенное, пригодное для проживания жилое помещение общей площадью не менее 42 кв. м.

Рассмотрев дело по апелляционной жалобе Городской Управы города Калуги и Управления жилищно-коммунального хозяйства города Калуги, судебная коллегия установила следующее.

Из дела видно, что истцы зарегистрированы по месту жительства в жилом доме, который принадлежит на праве собственности Г.

22 октября 2017 года в данном доме произошел пожар, по факту которого 20 ноября 2017 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Постановлением Городской Управы города Калуги от 26 января 2017 года, вынесенным на основании заключения городской межведомственной комиссии от 23 января 2018 года, данный жилой дом признан непригодным для проживания.

Постановлением Городской Управы г. Калуги от 29 марта 2018 года истцы признаны малоимущими в целях предоставления жилого помещения муниципального жилищного фонда по договору социального найма.

Постановлением Городской Управы г. Калуги от 21 мая 2018 года истцы приняты на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении, предоставляемом из муниципального жилищного фонда по договору социального найма.

Согласно информации Управления жилищно-коммунального хозяйства города Калуги от 22 мая 2018 года, истцы включены в список граждан, имеющих право на внеочередное предоставление жилых помещений по договору социального найма под номером 376.

Как следовало из объяснений представителя истцов, отраженных в протоколе судебного заседания от 9 июля 2018 года, земельный участок находится в собственности Г. - матери А., от жилого дома остался фундамент, стены обгорели от пожара, сейчас истцы живут в квартире, которую снимают, истцы не являются членами семьи Г., она предоставляла им жилое помещение для проживания, будет ли она восстанавливать дом, неизвестно.

Согласно части 1 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 настоящей статьи случаев.

Вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат (пункт 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Однако в настоящем случае жилое помещение, признанное непригодным для проживания, истцам не принадлежало, а принадлежало на праве собственности Г., и к сложившимся между ней и органом местного самоуправления правоотношениям могли быть применены положения статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Истцы же, которым данное жилое помещение фактически было предоставлено в безвозмездное пользование, не приобрели внеочередного права на предоставление жилого помещения по договору социального найма.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 24 сентября 2018 года решение суда было отменено, как основанное на неверном применении и толковании норм материального права, с принятием по делу нового решения об отказе в иске.

Дело N 33-2896/201

 

Изменение вида жилого помещения возможно при одновременном решении вопроса об изменении вида всех жилых помещений в многоквартирном доме

Б. обратился в суд с иском к администрации МР "Жуковский район" и администрации ГП "...", просил признать принадлежащее ему жилое помещение - квартиру по адресу: "..." частью жилого дома.

В обоснование исковых требований указал, что принадлежащая ему на праве собственности квартира по техническим характеристикам фактически является частью дома, имеет отдельный вход, общие коммуникации и общие помещения в доме отсутствуют.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Рассмотрев дело по апелляционной жалобе Б., судебная коллегия оставила решение суда без изменения.

Из дела видно, что одноэтажный дом 1958 года постройки, расположенный по адресу: "...", является многоквартирным домом и включает в себя пять квартир.

Согласно статье 15 Жилищного кодекса Российской Федерации объектами жилищных прав являются жилые помещения (часть 1). Жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства (часть 2).

В соответствии со статьей 16 указанного Кодекса к жилым помещениям относятся: 1) жилой дом, часть жилого дома; 2) квартира, часть квартиры; 3) комната.

Жилым домом признается индивидуально-определенное здание, которое состоит из комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком здании (часть 2).

Квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении (часть 3).

Комнатой признается часть жилого дома или квартиры, предназначенная для использования в качестве места непосредственного проживания граждан в жилом доме или квартире (часть 4).

В соответствии с пунктом 6 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным (пригодным) для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 года N 47, многоквартирным домом признается совокупность двух и более квартир, имеющих самостоятельные выходы либо на земельный участок, прилегающий к жилому дому, либо в помещения общего пользования в таком доме. Многоквартирный дом содержит в себе элементы общего имущества собственников помещений в таком доме в соответствии с жилищным законодательством.

Исходя из приведенных норм права в их взаимосвязи с положениями статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, многоквартирным признается дом, состоящий из двух и более квартир, а также принадлежащего собственникам этих квартир на праве общей долевой собственности общего имущества, в состав которого входят помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме.

Из технического паспорта на домовладение по вышеуказанному адресу следует, что при доме имеется земельный участок, на котором расположены дворовые сооружения: два сарая, два туалета и выгребная яма.

Учитывая изложенное, а также то, что вопрос об изменении вида жилого помещения может быть решен при одновременном решении вопроса о возможности изменения вида всех жилых помещений, однако такая возможность при рассмотрении настоящего дела не установлена, районный суд пришел к правильным по существу выводам об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.

 

Дело N 33-2428/2018

 

Трудовые правоотношения

 

Исключение из штатного расписания 0,975 штатной единицы должности, в которой работала истец, с соответствующим изменением в сторону уменьшения объема должностных обязанностей и снижением более чем в 40 раз размера заработной платы (пропорционально отработанному времени) безусловно свидетельствовало о том, что в результате изменения ответчиком штатного расписания прежняя трудовая функция истца не сохранилась.

5 февраля 2018 года М. обратилась в суд с иском к АО ГНЦ, в котором, уточнив исковые требования, просила признать незаконным приказ от 27 сентября 2017 года о внесении изменений в штатное расписание Отделения "...", приказ от 9 января 2018 года о ее увольнении по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (ввиду отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора), восстановить ее на работе в должности "...", взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула с 10 января 2018 года по день вынесения решения судом, исходя из средней дневной заработной платы в размере 1694 руб.

В обоснование иска указала, что считает свое увольнение незаконным, поскольку работодатель внес изменения в штатное расписание, исключив 0,975 штатной единицы занимаемой ею должности, установив для нее неполное рабочее время (1 час в неделю) в связи с сокращением объема работ, при этом какие-либо организационные или технологические изменения условий труда не производились. Данные действия полагает завуалированным сокращением ее должности. Кроме того, ей не были предложены имеющиеся в организации вакантные должности, отсутствовал ее письменный отказ от продолжения работы.

Решением Обнинского городского суда Калужской области от 3 апреля 2018 года М. в удовлетворении иска отказано.

В апелляционной жалобе М. и апелляционном представлении прокурора ставился вопрос об отмене решения суда как незаконного.

Из дела следовало, что М. с 1990 года работала в АО ГНЦ, с 17 ноября 2008 года в должности "...", с режимом работы: 5-дневная рабочая неделя с 2-мя выходными днями, 8-часовой рабочий день, что подтверждалось данными расчетов ответчика.

Приказом генерального директора АО ГНЦ от 27 сентября 2017 года в связи с производственной необходимостью внесены изменения в штатное расписание Отдела "...", с 1 декабря 2017 года исключено 0,975 штатной единицы должности, в которой работала истец (техник-технолог), со снижением ставки до 0,025.

Основанием послужила заявка на внесение изменений в штатное расписание заместителя генерального директора - директора Отдела "...", мотивированная значительным сокращением объема работ, значительным снижением потребности в изготовлении изделий.

Предупреждением работодателя от 29 сентября 2017 года М. извещена о предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, связанных с изменениями организационных условий труда, вызванных значительным сокращением объемов работ в изготовлении изделий (об установлении с 4 декабря 2017 года режима рабочего времени: понедельник с 8-00 до 9-00, выходные дни: вторник, среда, четверг, пятница, суббота, воскресенье, с оплатой труда пропорционально отработанному времени). Разъяснено, что в случае отказа от продолжения работы на новых условиях, ей будут предложены имеющиеся в организации вакантные рабочие места; при отказе от предложенной работы трудовой договор с ней будет прекращен в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

2 октября 2017 года М. была ознакомлена с данным предупреждением под роспись.

22 ноября 2017 года истец была ознакомлена под роспись с перечнем вакантных рабочих мест от 21 ноября 2017 года.

4 декабря 2017 года истцу был предоставлен ежегодный основной оплачиваемый отпуск продолжительностью 23 календарных дня.

В деле имеется копия акта от 9 января 2018 года об отказе М. ознакомиться с перечнем вакантных рабочих мест от 21 декабря 2017 года.

Приказом работодателя от 9 января 2018 года N 224/1лс М. уволена по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (ввиду отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора).

Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34, часть 1; статья 35, часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации установленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников. Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя.

В соответствии п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (часть четвертая статьи 74 настоящего Кодекса).

Согласно положениям статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника (ч. 1).

О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом (ч. 2).

Если работник не согласен работать в новых условиях, то работодатель обязан в письменной форме предложить ему другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором (ч. 3).

При отсутствии указанной работы или отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 7 части первой статьи 77 настоящего Кодекса (ч. 4).

В случае когда причины, указанные в части первой настоящей статьи, могут повлечь за собой массовое увольнение работников, работодатель в целях сохранения рабочих мест имеет право с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации и в порядке, установленном статьей 372 настоящего Кодекса для принятия локальных нормативных актов, вводить режим неполного рабочего дня (смены) и (или) неполной рабочей недели на срок до шести месяцев (ч. 5).

Если работник отказывается от продолжения работы в режиме неполного рабочего дня (смены) и (или) неполной рабочей недели, то трудовой договор расторгается в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 81 настоящего Кодекса. При этом работнику предоставляются соответствующие гарантии и компенсации (ч. 6).

Отмена режима неполного рабочего дня (смены) и (или) неполной рабочей недели ранее срока, на который они были установлены, производится работодателем с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации (ч. 7).

Изменения определенных сторонами условий трудового договора, вводимые в соответствии с настоящей статьей, не должны ухудшать положение работника по сравнению с установленным коллективным договором, соглашениями (ч. 8).

В настоящем случае исключение из штатного расписания 0,975 штатной единицы должности, в которой работала истец, с соответствующим изменением в сторону уменьшения объема должностных обязанностей и снижением более чем в 40 раз размера заработной платы (пропорционально отработанному времени) безусловно свидетельствовало о том, что в результате изменения ответчиком штатного расписания прежняя трудовая функция М. не сохранилась.

Такое изменение штатного расписания применительно к истцу свидетельствует о фактическом сокращении занимаемой ею должности, а не об изменении существенных условий трудового договора.

Основание увольнения по сокращению численности или штата работников организации предусмотрено п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, с предоставлением соответствующих гарантий и компенсаций (ст. 178 Трудового кодекса Российской Федерации).

С учетом изложенного, увольнение М. по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации не могло быть признано законным, определением судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 20 августа 2018 года решение суда отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований о признании незаконным приказа об увольнении М., восстановлении ее на работе в прежней должности, взыскании с ответчика на основании ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации заработной платы за время вынужденного прогула с 10 января 2018 года по 20 августа 2018 года. В остальном исковые требования М. и апелляционные жалоба и представление оставлены без удовлетворения.

 

Дело N 33-2441/2018

 

Семейные правоотношения

 

У суда отсутствовали основания для включения стоимости неотделимых затрат супругов на ремонт квартиры третьего лица в состав имущества, подлежащего разделу.

Решением суда частично удовлетворены иски Е.Г. и А.С. о разделе совместно нажитого имущества, каждому из них выделено конкретное имущество. Кроме того, решением суда расходы на ремонт квартиры по адресу: "...", в размере 90 257 рублей признаны произведенными за счет общих средств супругов, в пользу Е.Г. взыскана компенсация половины этих расходов.

Решение суда изменено по следующим основаниям.

По правилам пункта 1 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

При разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов в силу пункта 1 статьи 39 того же Кодекса признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

В силу пункта 1 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию одного из супругов.

Из материалов дела следует, что между А.С. и А.Г. 6 сентября 2008 года заключен брак, впоследствии расторгнутый 19 декабря 2016 года.

В период брака ими приобретены: земельный участок площадью 600 кв. м, с кадастровым номером "131" и расположенный на нем тесовый домик, общей площадью 14,4 кв. м, расположенные по адресу: "...", стоимостью 525 000 рублей; телевизор Filips, фотоаппарат Canon, ноутбук HP, домашний кинотеатр LG, духовой шкаф Bosh, пылесос VS Zelmer, стиральная машина Канди, общей стоимостью 57 000 рублей; всего имущества на сумму 582 000 рублей.

В силу части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Требование о признании расходов на ремонт квартиры, расположенной по адресу: "...", в размере 90 257 рублей, произведенными за счет общих средств супругов сторонами не заявлялось. Таким образом, суд, разрешая спор, вышел за пределы иска, что влечет отмену решения суда в соответствующей части.

Кроме того, собственником указанной квартиры является С.М. Из материалов дела не следует, что улучшения, произведенные в квартире, могут быть признаны самостоятельными объектами гражданского права (статья 128 Гражданского кодекса Российской Федерации), их возможно отделить от квартиры без несоизмеримых потерь и передать в собственность А.С. в счет доли имущества, нажитого в браке.

При таких обстоятельствах зачет в счет выделяемого А.С. имущества стоимости затрат на ремонт квартиры С.М. противоречит абзацу второму пункта 3 статью 38 Семейного кодекса Российской Федерации. В связи с этим сумма компенсации, взыскиваемая с Е.Г., подлежит увеличению до 234 000 рублей ((525 000 + 57 000):2 - 57 000).

 

Дело N 33-2841/2018

 

Судом при рассмотрении спора об определении места жительства ребенка не указано в резолютивной части решения на обязанность передать несовершеннолетнего ребенка другому родителю

О. обратилась в суд с иском к В. об определении места жительства ребенка. В обоснование иска указала, что она и ответчик имеют несовершеннолетнего сына М., 22 февраля 2014 года рождения. С апреля 2017 года между сторонами семейные отношения прекращены, ребенок проживал с матерью, однако 23 мая 2017 года ответчик забрал ребенка и препятствует встречам с ним. Просила определить место жительства сына М. с ней.

В. предъявил к О. встречный иск об определении места жительства несовершеннолетнего М. с ним. В обоснование требований ссылался на то, что в период брака он занимался воспитанием сына. С 5 мая 2017 года истец забрала все свои вещи и вывезла сына к своей матери в г. "...", сама вернулась в г. "...". 23 мая 2017 года он забрал ребенка у матери бывшей жены и с этого времени сын проживает с ним.

Согласно ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации Место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей.

При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Судом принято решение, которым место жительства несовершеннолетнего Ш., 22 февраля 2014 года рождения, определено с матерью О.

Из дела видно, что на момент рассмотрения спора судом несовершеннолетний Ш. проживал с отцом В.

Однако суд в решении не указал на обязанность родителя, с которым проживал ребенок, передать его другому родителю.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда резолютивная часть указанного решения дополнена абзацем следующего содержания: "Обязать В. передать несовершеннолетнего Ш. матери О.".

 

Дело N 33-2063/2018

 

Судом не учтены положения пункта 3 статьи 83 Семейного кодекса Российской Федерации, в силу которых, если при каждом из родителей остаются дети, размер алиментов определяется в твердой денежной сумме и взыскивается ежемесячно с одного из родителей в пользу другого, менее обеспеченного.

П., обратившись к мировому судье с иском к М., просила взыскать с ответчика алименты на содержание несовершеннолетней дочери Д. в размере 1/4 части его заработка и (или) иного дохода ежемесячно.

В обоснование иска указала, что в отношении дочери Д. она решением суда от 29 июня 2017 года восстановлена в родительских правах. Дочь проживает с ней и находится на ее обеспечении, ответчик материальной помощи на содержание ребенка не оказывает.

М. обратился к мировому судье со встречным иском к П. об изменении размера взыскиваемых в его пользу алиментов на содержание двоих детей, просил взыскать с ответчицы алименты в его пользу в твердой денежной сумме в размере 5000 руб. ежемесячно взамен ранее взысканных алиментов в размере 1/3 части заработка и (или) дохода ответчицы.

В обоснование иска указал, что на его содержании находятся двое детей: сыновья А. и В., ответчица помощи на их содержание не оказывает, имеет долг по уплате алиментов, взысканных на основании решения суда.

Решением мирового судьи в удовлетворении иска П.к М.о взыскании алиментов отказано; встречный иск М.к П.о взыскании алиментов в твердой денежной сумме удовлетворен частично; постановлено: взыскивать с П. в пользу М. алименты на содержание детей: сына А., сына В. в размере 4000 руб. ежемесячно (что составляет 0,42 доли величины прожиточного минимума для детей по Калужской области), начиная с 28 ноября 2017 года, и до совершеннолетия детей.

Апелляционным определением указанное решение мирового судьи отменено, по делу принято новое решение, которым постановлено: взыскивать с М. в пользу с П. алименты на содержание дочери Д. в размере 1/4 его заработка и (или) иного дохода ежемесячно, начиная с 7 сентября 2017 года, до совершеннолетия ребенка; в удовлетворении встречного иска М. к П. об изменении размера взыскиваемых алиментов отказать.

Президиум Калужского областного суда отменил апелляционное определение и направил дело на новое апелляционное рассмотрение, указав при этом следующее.

Как видно из материалов дела, П. и М. состояли в зарегистрированном браке, от которого имеют несовершеннолетних детей: сына А., сына В. и дочь Д.

Решением суда от 25 июля 2011 года П. была лишена родительских прав в отношении всех детей. Дети были переданы на воспитание отцу - М., с П. в его пользу были взысканы алименты на содержание детей в размере 1/2 части ее заработка или иного дохода ежемесячно.

Решением суда от 29 июня 2017 года П. была восстановлена в родительских правах в отношении дочери Д., которая была передана ей на воспитание, в остальной части заявленных требований о восстановлении в родительских правах в отношении сыновей отказано.

Решением суда от 19 октября 2017 года П. была освобождена от уплаты алиментов в пользу М. на содержание дочери Д. Этим же решением постановлено взыскивать с П. в пользу М. алименты на содержание сыновей в размере 1/3 части ее заработка или иного дохода ежемесячно.

В настоящее время сыновья А. и В. находятся на иждивении М.

П. проживает совместно с дочерью Д.

Мировой судья, разрешая спор, учел, что на иждивении П. находится дочь, в отношении сыновей она лишена родительских прав, и с нее взыскиваются алименты на их содержание, по выплате которых она имеет задолженность, она состоит в зарегистрированном браке, официально трудоустроена, М. по мере возможности оказывает ей материальную помощь на содержание дочери, на иждивении М. находятся двое сыновей, в браке он не состоит, и, руководствуясь положениями статей 83 и 119 Семейного кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что удовлетворение исковых требований М. о взыскании с П. алиментов на содержание детей в твердой денежной сумме будет наиболее максимально способствовать сохранению каждому из детей прежнего уровня их обеспечения, а в удовлетворении исковых требований П. необходимо отказать.

При этом мировой судья взыскал алименты, определив их размер исходя из 0,42 величины прожиточного минимума для детей по Калужской области, начиная с 28 ноября 2017 года - дня обращения М. с настоящими требованиями.

Суд апелляционной инстанции, не согласившись с решением мирового судьи, посчитал, что принятое мировым судьей решение в части изменения размера алиментов с 28 ноября 2017 года, с даты обращения М. в суд с иском об изменении размера алиментов, а также решение об изменении размера взыскиваемых алиментов на взыскание их в твердой денежной сумме противоречит положениям пункта 1 статьи 119 Семейного кодекса Российской Федерации и разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в пунктах 57, 60 постановления Пленума от 26 декабря 2017 года N 56 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов".

Указав, что М. не было представлено суду доказательств в обоснование заявленного им иска об изменении размера взыскиваемых в его пользу с П. алиментов на содержание детей, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отмене решения суда первой инстанции с принятием нового решения об удовлетворении требований П. о взыскании алиментов и отказе в удовлетворении требований М. об изменении размера взыскиваемых алиментов.

Однако судом апелляционной инстанции оставлено без внимания следующее.

Согласно пункту 1 статьи 83 Семейного кодекса Российской Федерации при отсутствии соглашения родителей об уплате алиментов на несовершеннолетних детей и в случаях, если родитель, обязанный уплачивать алименты, имеет нерегулярный, меняющийся заработок и (или) иной доход, либо если этот родитель получает заработок и (или) иной доход полностью или частично в натуре или в иностранной валюте, либо если у него отсутствует заработок и (или) иной доход, а также в других случаях, если взыскание алиментов в долевом отношении к заработку и (или) иному доходу родителя невозможно, затруднительно или существенно нарушает интересы одной из сторон, суд вправе определить размер алиментов, взыскиваемых ежемесячно, в твердой денежной сумме или одновременно в долях (в соответствии со статьей 81 настоящего Кодекса) и в твердой денежной сумме.

На основании пункта 2 статьи 83 Семейного кодекса Российской Федерации размер твердой денежной суммы определяется судом исходя из максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня его обеспечения с учетом материального и семейного положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств.

При этом в силу пункта 3 статьи 83 Семейного кодекса Российской Федерации, если при каждом из родителей остаются дети, размер алиментов с одного из родителей в пользу другого, менее обеспеченного, определяется в твердой денежной сумме, взыскиваемой ежемесячно и определяемой судом в соответствии с пунктом 2 указанной статьи.

Из разъяснений, изложенных в пункте 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года N 56 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов", следует, что, если при каждом из родителей остаются дети, суд определяет размер алиментов в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно, и взыскивает их с одного родителя в пользу другого, менее обеспеченного (пункт 3 статьи 83 Семейного кодекса Российской Федерации).

Таким образом, при установлении того обстоятельства, что дети проживают как с отцом, так и с матерью, в силу прямого указания данной нормы алименты подлежат взысканию в твердой денежной сумме, а не в долевом отношении к заработку, с одного из родителей в пользу другого, менее обеспеченного.

При изложенных обстоятельствах президиум Калужского областного суда пришел к выводу, что постановленное решение суда апелляционной инстанции нельзя признать законным.

 

Дело N 44Г-8/2018

 

Возмещение ущерба

 

Понесенные гражданином убытки по оплате услуг представителя при рассмотрении дела об административном правонарушении, которые взысканы с Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации за счет казны Российской Федерации, относятся к прямому действительному ущербу и подлежат взысканию с сотрудника органов внутренних дел, если такой вред причинен в результате противоправных действий сотрудника.

24 мая 2018 года Российская Федерация в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации, Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Калужской области обратились в суд с иском к Д.А. о взыскании ущерба в размере 44800 рублей.

В обоснование требований указано, что вступившим в законную силу постановлением мирового судьи судебного участка N 11 Калужского судебного района Калужской области прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Е.А. в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения. Е.А. были понесены расходы на оплату услуг представителя в размере 30000 рублей в связи с рассмотрением дела об административном правонарушении, расходы на составление искового заявления в связи с рассмотрением гражданского дела о возмещении ущерба в размере 7000 рублей и расходы на оплату услуг представителя в размере 10000 рублей, расходы на освидетельствование в сумме 800 рублей. Решением мирового судьи судебного участка N 50 Калужского судебного района Калужской области от 27 марта 2017 года с Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Е.А. было взыскано 44800 рублей. Денежные средства в полном объеме перечислены на счет Е.А. Поскольку убытки причинены истцу в результате незаконных действий ответчика, они подлежат взысканию с него на основании пункта 1 статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Решением Калужского районного суда Калужской области от 4 июля 2018 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 17 сентября 2018 года решение суда отменено, как постановленное при неправильном применении норм материального права.

Как видно из дела и установлено судом постановлением мирового судьи судебного участка N 11 Калужского судебного района от 29 августа 2016 года прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Е.А. в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Протокол об административном правонарушении в отношении Е.А. был составлен сотрудником ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по Калужской области Д.А.

Из заключения служебной проверки от 10 октября 2016 года следует, что прекращение производства по делу об административном правонарушении в отношении А.В. за отсутствием состава административного правонарушения обусловлено нарушением Д.А. процессуальных требований при производстве по делу об административном правонарушении, установленный порядок направления на медицинское освидетельствование им соблюден не был.

Приказом N 155 л/с от 12 октября 2016 года Д.А. за допущенные нарушения процессуальных требований объявлен выговор.

Решением мирового судьи судебного участка N 50 Калужского судебного района Калужской области от 27 марта 2017 года, оставленным без изменения определением Калужского районного суда Калужской области от 21 августа 2017 года, с Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Е.А. взыскано в возмещение вреда 30800 рублей, судебные расходы в размере 7000 рублей и расходы на оплату услуг представителя в размере 7000 рублей.

Согласно платежному поручению N 540361 от 30 ноября 2017 года денежные средства в размере 44800 рублей были перечислены на счет Е.А.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу о том, что возмещение понесенных Е.А. судебных расходов не может быть отнесено к прямому действительному ущербу для работодателя, возникшему вследствие причинения вреда при исполнении трудовых обязанностей, и не могут быть взысканы с работника в соответствии со статьей 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда.

В силу статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Согласно части 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно части 3.1 статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации, Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда по основаниям, предусмотренным статьями 1069 и 1070 настоящего Кодекса, а также по решениям Европейского Суда по правам человека имеют право регресса к лицу, в связи с незаконными действиями (бездействием) которого произведено указанное возмещение.

Согласно части 5 статьи 15 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", вред, причиненный гражданам и организациям противоправными действиями (бездействием) сотрудника органов внутренних дел при выполнении им служебных обязанностей, подлежит возмещению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. В случае возмещения Российской Федерацией вреда, причиненного противоправными действиями (бездействием) сотрудника, федеральный орган исполнительной власти в сфере внутренних дел имеет право обратного требования (регресса) к сотруднику в размере выплаченного возмещения, для чего федеральный орган исполнительной власти в сфере внутренних дел может обратиться в суд от имени Российской Федерации с соответствующим исковым заявлением.

Вступившим в законную силу решением мирового судьи судебного участка N 50 Калужского судебного района Калужской области от 27 марта 2017 года установлено, что Е.А. при рассмотрении судом дела об административном правонарушении были понесены убытки по оплате услуг представителя в размере 30000 рублей и по оплате медицинского освидетельствования на состояние опьянения, которые взысканы с Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации за счет казны Российской Федерации.

С учетом изложенного, вывод суда о том, что данные суммы не могут быть отнесены к прямому действительному ущербу и не подлежат взысканию с ответчика, является неправильным.

При этом судебные расходы в сумме 7000 рублей и расходы по оплате услуг представителя в размере 7000 рублей, взысканные с Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации за счет казны Российской Федерации решением мирового судьи судебного участка N 50 Калужского судебного района Калужской области от 27 марта 2017 года, не подлежат взысканию с ответчика в порядке регресса, так как не подпадают под понятие ущерба, возникшего вследствие причинения вреда при выполнении ответчиком служебных обязанностей. Указанные расходы не связаны напрямую с действиями ответчика, причинившего ущерб третьим лицам.

С учетом изложенного, решение суда отменено с принятием нового решения о взыскании с Д.А. в пользу Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации 30800 рублей.

 

Дело N 33-2783/2018

 

Истец, пострадавшая в результате дорожно-транспортного происшествия, имела право на возмещение утраченного заработка как за прошлое время (в пределах трех лет, предшествовавших предъявлению иска), так и на будущее время, а доводы жалобы ответчика о том, что истец в связи с достижением возраста выхода на пенсию по старости утратила право на возмещение утраченного заработка, основаны на неверном толковании норм материального права.

3 ноября 2017 года Ф. обратилась в суд с иском к ГУП "М.", в котором с учетом последующих уточнений просила взыскать с ответчика возмещение вреда здоровью в виде утраченного заработка за три года, предшествующих дате обращения в суд, и ежемесячно с момента вынесения решения суда исходя из степени утраты трудоспособности 45% и заработной платы или прожиточного минимума трудоспособного населения Российской Федерации, а также судебные расходы.

В обоснование иска указала, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 20 мая 2005 года по вине работника ответчика, ей причинен вред здоровью, повлекший инвалидность и утрату трудоспособности.

Решением Кировского районного суда Калужской области от 23 мая 2018 года постановлено взыскать с ГУП "М." в пользу Ф. возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, в связи с утратой трудоспособности за период с 3 ноября 2014 года по 23 мая 2018 года единовременно в размере 203160 руб. 20 коп., и ежемесячно по 4757 руб. 85 коп., начиная с 24 мая 2018 года, с последующей индексацией с учетом уровня инфляции, установленного в федеральном законе о федеральном бюджете Российской Федерации на соответствующий год, а также судебные расходы.

Решение суда было обжаловано ответчиком.

Из дела следовало и не оспаривалось сторонами, что 20 мая 2005 года в г. "..." произошло дорожно-транспортное происшествие, в ходе которого водитель К., управлявший автобусом, совершил наезд на пешехода Ф., в результате чего ей были причинены телесные повреждения, повлекшие вред здоровью средней тяжести.

Водитель К. являлся работником ГУП "М." и находился при исполнении должностных обязанностей.

После дорожно-транспортного происшествия Ф. была доставлена в травматологическое отделение Городской клинической больницы г. "...", в период с 20 мая по 23 июня 2005 года находилась там на лечении.

Решением Никулинского районного суда г. Москвы от 2 июля 2007 года с ГУП "М." в пользу Ф. взыскана компенсация морального вреда в размере 100000 руб. в связи с причинением вреда ее здоровью в рамках указанного дорожно-транспортного происшествия.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у Ф. в настоящее время имеется стойкая утрата общей трудоспособности на 45%.

В силу пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно пункту 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Статьей 1085 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь (пункт 1).

При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья (пункт 2).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности - степени утраты общей трудоспособности.

В случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации (пункт 4 статьи 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как следует из разъяснений, содержащихся в пунктах 29, 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" в случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, по его желанию учитывается заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности. Следует иметь в виду, что в любом случае рассчитанный среднемесячный заработок не может быть менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации (пункт 4 статьи 1086 ГК РФ). Приведенное положение подлежит применению как к неработающим пенсионерам, так и к другим не работающим на момент причинения вреда лицам, поскольку в пункте 4 статьи 1086 ГК РФ не содержится каких-либо ограничений по кругу субъектов в зависимости от причин отсутствия у потерпевших на момент причинения вреда постоянного заработка.

При разрешении споров о размере возмещения вреда в связи с повышением стоимости жизни судам следует иметь в виду, что согласно требованиям статьи 1091 ГК РФ суммы возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, подлежат индексации с учетом уровня инфляции (статья 318 ГК РФ), установленного в федеральном законе о федеральном бюджете Российской Федерации на соответствующий год.

В силу положений статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска.

Определяя размер подлежащего возмещению истцу утраченного заработка как за прошлое время (в пределах трех лет, предшествовавших предъявлению иска), так и на будущее время, суд принял во внимание величину прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в целом по Российской Федерации за 4 квартал 2017 года, установленную Приказом Минтруда России от 13 апреля 2018 года N 232н, которая для трудоспособного населения составила 10573 руб., а также процент утраты Ф. общей трудоспособности (45%).

Доводы жалобы о том, что истец в связи с достижением возраста выхода на пенсию по старости (5 августа 2009 года) утратила право на возмещение утраченного заработка, были основаны на неверном толковании вышеприведенных норм материального права.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 10 сентября 2018 года решение суда оставлено без изменения.

 

Дело N 33-2616/2018

 

Применение процессуального законодательства

 

Возвращение искового заявления

 

Иск о возложении на ответчика обязанности приостановить деятельность торгового центра рассматривается по правилам статьи 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку требования истца сводятся к ограничению права пользования и распоряжения ответчиком указанным объектом недвижимости.

Прокурор г. Обнинска в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц с учетом уточнения исковых требований обратился с иском к ИП В., просил возложить на ответчика обязанность приостановить деятельность торгового центра "...", расположенного по адресу: "...", до устранения нарушений, представляющих угрозу жизни и здоровью людей, а также устранить нарушения требований пожарной безопасности.

Определением судьи Обнинского городского суда Калужской области от 11 мая 2018 года исковое заявление возвращено на основании пункта 2 части 1 статьи 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Возвращая исковое заявление, судья пришел к выводу о том, что в соответствии со статьей 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иск подлежит рассмотрению по месту жительства ответчика В., что относится к территориальной подсудности соответствующего суда г. "...".

Судебная коллегия, не соглашаясь с данным определением судьи, указала следующее.

В соответствии со статьей 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

Вместе с тем согласно части 1 статьи 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иски о правах на земельные участки, участки недр, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

В исковом заявлении поставлен вопрос, в том числе о приостановлении деятельности ТЦ "...", расположенного по адресу: "...", собственником которого является ИП В.

Таким образом, требования истца сводятся к ограничению права пользования и распоряжения ответчиком указанным объектом недвижимости, что по смыслу части 1 статьи 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для рассмотрения иска по месту нахождения спорного объекта недвижимости.

 

Дело N 33-2361/2018

 

Оставление искового заявления без движения

 

Определения об оставлении искового заявления без движения и возвращении искового заявления признаны незаконными, поскольку исковое заявление подано с соблюдением требований статьи 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

3 июля 2018 года ООО обратилось в суд с иском к Д.А. о взыскании с ответчика задолженности по кредитному договору, расходов по уплате государственной пошлины. В обоснование заявленных требований указано на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств, вытекающих из кредитного договора.

Определением судьи Обнинского городского суда Калужской области от 9 июля 2018 года исковое заявление оставлено без движения, предложено в срок до 18 июля 2018 года устранить соответствующие недостатки.

Определением судьи Обнинского городского суда Калужской области от 19 июля 2018 года исковое заявление возвращено.

На определения судьи от 9 июля 2018 года и от 19 июля 2018 года ООО поданы частные жалобы.

Судебная коллегия отменила обжалуемые определения, указав следующее.

В силу статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В соответствии с пунктами 4, 5 части 2 статьи 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в исковом заявлении должны быть указаны требования истца, а также обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

В силу статьи 132 указанного Кодекса к исковому заявлению прилагается расчет взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы, подписанный истцом, его представителем, с копиями в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц.

На основании части 1 статьи 136 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в статьях 131 и 132 настоящего Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

Оставляя исковое заявление без движения, судья исходил из того, что истцом не представлен расчет, позволяющий определить сумму задолженности.

С такими выводами судебная коллегия не согласилась, указав, что истцом заявлено о взыскании задолженности по кредитному договору, к исковому заявлению приложен расчет задолженности, в котором указаны периоды и суммы задолженности по основному долгу, процентам и пени.

Таким образом, в данном случае требования статей 131, 132 Гражданского процессуального кодекса истцом соблюдены, расчет соответствует критериям проверяемости, а вопросы предоставления дополнительных доказательств в соответствии со статьями 148, 149 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежат решению на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

На основании изложенного определение судьи от 9 июля 2018 года об оставлении искового заявления без движения отменено, в связи с чем отменено и определение судьи от 19 июля 2018 года о возвращении искового заявления.

 

Дело N 33-3072/2018

 

Возвращение апелляционных жалобы, представления

 

При решении вопроса об истечении срока подачи обращения в суд в электронном виде следует исходить из того, что обращение подано в суд на дату, указанную в уведомлении о поступлении документов в соответствующую информационную систему.

решением Калужского районного суда Калужской области от 02 апреля 2018 года исковые требования А.А. к С.Г., А.В. о взыскании задатка и процентов за пользование чужими денежными средствами оставлены без удовлетворения.

В Калужский областной суд поступила апелляционная жалоба от А.А. на указанное решение суда, которая была перенаправлена в Калужский районный суд Калужской области для выполнения дальнейших действий в соответствии со статьями 323-325 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением судьи Калужского районного суда Калужской области от 25 мая 2018 года указанная апелляционная жалоба возвращена заявителю, поскольку жалоба подана через Калужский областной суд в электронном виде 07 мая 2018 года, то есть с пропуском установленного срока на обжалование, при этом ходатайство о его восстановлении при подаче жалобы не заявлено.

В частной жалобе ставится вопрос об отмене определения судьи как не соответствующего требованиям закона.

Изучив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия считает его подлежащим отмене в связи с нарушением норм процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 320 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы в апелляционном порядке.

Как усматривается из обжалуемого определения, судья возвратил апелляционную жалобу, так как пришел к выводу, что А.А. пропущен процессуальный срок, ходатайства о его восстановлении от подателя жалобы не поступало.

Судебная коллегия находит приведенный вывод судьи ошибочным, основанным на неправильном применении норм гражданского процессуального права, регулирующих порядок исчисления срока на подачу апелляционной жалобы в электронном виде.

Как усматривается из материалов дела, 02 апреля 2018 года Калужским районным судом Калужской области вынесено мотивированное решение, то есть последним днем срока подачи апелляционной жалобы по делу является 03 мая 2018 года (с учетом выходного дня - 02 мая 2018 года).

В соответствии с частью 2 статьи 321 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации апелляционные жалоба, представление могут быть поданы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, если иные сроки не установлены настоящим Кодексом.

Согласно положениям пункту 2 части 1 статьи 324 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная жалоба возвращается лицу, подавшему жалобу, в случае истечения срока обжалования, если в жалобе не содержится просьба о восстановлении срока или в его восстановлении отказано.

В силу части 3 статьи 107 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, разъяснений, изложенных в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало.

Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 27 декабря 2016 года утвержден Порядок подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа. В соответствии с пунктом 4.3 указанного порядка в целях определения момента подачи документов дата и время поступления документов в информационную систему фиксируются автоматически, по общему правилу определяются по московскому времени и учитываются судом при рассмотрении вопроса о соблюдении срока для направления обращения в суд согласно процессуальному законодательству Российской Федерации (часть 3 статьи 108 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года N 57 "О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов" при решении вопроса об истечении срока подачи обращения в суд (срока исковой давности) следует исходить из того, что обращение подано в суд на дату, указанную в уведомлении о поступлении документов в соответствующую информационную систему.

В материалах дела имеется квитанция об отправке апелляционной жалобы в Калужский областной суд с датой приема 03 мая 2018 года, сформированная в соответствии с вышеуказанным порядком подачи в суд документов в электронном виде, что свидетельствует о соблюдении установленного процессуальным законом срока для обжалования судебного акта.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что дату регистрации поступившей апелляционной жалобы в журнале входящей в Калужский областной суд почтовой корреспонденции 07 мая 2018 года нельзя расценивать в качестве даты поступления апелляционной жалобы в форме электронного документа в информационную систему суда, в связи с чем оснований для возвращения апелляционной жалобы у судьи не имелось.

В связи с этим, определение судьи нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело с апелляционной жалобой подлежит возвращению в суд первой инстанции для выполнения действий в соответствии с требованиями статьи 325 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Дело N 33-2973/2018

 

Мировое соглашение

 

Утверждая мировое соглашение, суд не убедился в его исполнимости и соответственно в обеспечении прав и охраняемых законом интересов участвующих в деле лиц.

Истец, обратившись в суд, просила обязать ответчика устранить препятствия в пользовании принадлежащим ей земельным участком, передвинуть вглубь своего земельного участка хозяйственные постройки и ориентировать скат крыши гаража в сторону своего земельного участка.

Ответчик предъявила встречный иск о приведении смежной границы земельных участков в соответствие с данными ГКН и о переносе строения туалета, принадлежащего истцу, вглубь своего земельного участка.

В судебном заседании стороны и их представители просили утвердить заключенное между ними мировое соглашение.

Определением суда утверждено мировое соглашение следующего содержания:

стороны производят работы по выносу точек смежной границы земельных участков на местность; вынос точек осуществляется кадастровыми специалистами ООО "..."; расходы по оплате данных работ стороны несут в равных долях; в случае оплаты работ одной из сторон, вторая сторона возмещает половину стоимости работ не позднее 10 дней с момента оплаты;

срок проведения работ по выносу точек границы определяется по согласованию сторон с кадастровым инженером, но не позднее 15 июля 2018 года; работы проводятся в присутствии сторон и (или) их представителей; отсутствие одной из сторон при выполнении работ не является основанием для их не проведения;

ответчик по первоначальному иску и истец по встречному иску обязуется в срок до 01 сентября 2018 года перенести строение гаража вглубь своего земельного участка с обеспечением расстояния не менее 1 метра от границы земельных участков, и переориентировать скат крыши гаража таким образом, чтобы сток дождевой воды не попадал на земельный участок ответчика и истца по встречному иску;

стороны установили, что строение бани, душевой на земельном участке ответчика и истца по встречному иску и туалет на участке истца и ответчика по встречному иску подлежат переносу только в том случае, если они препятствуют выносу границы на местность и установке забора между земельными участками.

В случае наличия препятствий, стороны обязуются произвести относ данных строений вглубь земельных участков в срок до 01 сентября 2018 года;

судебные расходы, и любые иные расходы сторон, связанные прямо и (или) косвенно с делом по указанному иску, сторонами друг другу не возмещаются и лежат исключительно на той стороне, которая их понесла.

Производство по делу прекращено.

Рассмотрев дело по частной жалобе, судебная коллегия отменила определение, указав следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороны могут окончить дело мировым соглашением, что является в силу абзаца 4 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основанием для прекращения производства по делу.

В соответствии с частью 2 статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Из содержания указанной нормы процессуального закона следует, что утверждая мировое соглашение, суд должен убедиться в законности, ясности и определенности его условий, исполнимости и соответственно в обеспечении прав и охраняемых законом интересов лиц, участвующих в деле.

В данном случае, утверждая мировое соглашение, суд не убедился в его исполнимости и соответственно в обеспечении прав и охраняемых законом интересов участвующих в деле лиц.

Утверждая мировое соглашение, суд не обратил внимание на то, что условия мирового соглашения не привели к разрешению спора о границе между земельными участками сторон, в связи с чем пункт о выносе точки смежной границы при наличии спора о границе может привести к неисполнимости определения не только в этой части, но и в части переноса строений.

При указанных обстоятельствах определение суда об утверждении мирового соглашения не может быть признано постановленным в соответствии с требованиями статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", судебная коллегия направила гражданское дело в суд первой инстанции для его дальнейшего рассмотрения по существу.

 

Дело N 33-2883/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам
Калужского областного суда

 

 


Обзор судебной практики по гражданским делам за третий квартал 2018 года (утв. постановлением президиума Калужского областного суда от 19 декабря 2018 г.)


Текст обзора опубликован на сайте Калужского областного суда в Internet (https://oblsud--klg.sudrf.ru/)