Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 апреля 2013 г. N 11АП-4755/13 (ключевые темы: прощение долга - жилой дом - трудовой договор - плательщики страховых взносов - рассрочка)

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 апреля 2013 г. N 11АП-4755/13

 

г. Самара

 

30 апреля 2013 г.

Дело N А65-30561/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена: 29 апреля 2013 г.

Постановление в полном объеме изготовлено: 30 апреля 2013 г.

 

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Засыпкиной Т.С., Холодной С.Т.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Вдовиной И.Е.,

с участием:

от заявителя - извещен, не явился,

от ответчика - извещен, не явился,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда дело по апелляционной жалобе Государственного учреждения - региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Татарстан на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 26 февраля 2013 года по делу N А65-30561/2012 (судья Нафиев И.Ф.),

по заявлению открытого акционерного общества "Татнефть" имени В.Д. Шашина" (ИНН 1644003838, ОГРН 1021601623702), г. Альметьевск, Республика Татарстан,

к Государственному учреждению - региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Татарстан, г. Казань,

о признании недействительным решения,

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество "Татнефть им. В.Д. Шашина" (далее заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Государственному учреждению - региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Татарстан (далее ответчик) о признании недействительным решения филиала N 10 Государственного учреждения - региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Татарстан от 19.11.2012 N 129-вз о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства РФ о страховых взносах в части доначисления страховых взносов за 2010 г. в сумме 21 317, 88 руб., а также соответствующих сумм пеней и штрафов.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 26 февраля 2013 года по делу N А65-30561/2012 заявленное требование удовлетворено полностью.

В апелляционной жалобе ответчик просит отменить решение суда и отказать в удовлетворении заявленного требования, считает, что выводы суда в решении не соответствуют обстоятельствам дела.

Дело рассмотрено в отсутствие лиц, участвующих в деле, извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Проверив материалы дела, оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, арбитражный апелляционный суд считает решение арбитражного суда первой инстанции законным и обоснованным по следующим основаниям.

Как следует из заявления и материалов дела, ответчиком была проведена выездная проверка правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в Фонд социального страхования Российской Федерации плательщиком страховых взносов ОАО "Татнефть им. В.Д. Шашина" в части структурного подразделения Автотранспортное предприятие ОАО "Татнефть им. В.Д. Шашина", по окончании которой составлен акт от 16.10.2012 N 165-вз.

По результатам рассмотрения указанного акта выездной проверки ответчиком было принято решение о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах от 19.11.2012 N 129-вз, которым ОАО "Татнефть им. В.Д. Шашина" привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 47 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ за неуплату сумм страховых взносов в виде штрафа в размере 4 307, 22 руб., начислены пени в размере 1 471,1 9 руб., предложено уплатить недоимку в размере 21 536, 08 руб.

Основанием для доначисления страховых взносов сумме 21 536, 08 руб., а также начисления соответствующих сумм пеней и штрафа послужил вывод ответчика о том, что заявитель в 2010 году не включил в базу для начисления страховых взносов суммы невозвращенного долга по договорам купли-продажи жилья в рассрочку в размере 735 099, 19 руб. и расходы не принятые к зачету в счет уплаты страховых взносов по обязательному социальному страхованию за 2010-2011 г.г. в размере 7 524, 09 руб., вследствие чего заявителем занижена база для начисления страховых взносов.

Считая оспариваемое решение в части доначисления страховых взносов за 2010 год в сумме 21 317, 88 руб., а также соответствующих сумм пеней и штрафов нарушающим права и законные интересы, заявитель обратился в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

В качестве обоснования своей позиции заявитель приводит следующие доводы: трудовыми договорами заявителя с работниками не предусмотрено такой формы вознаграждения за выполнение трудовых обязанностей как прощение долга; предметом договоров купли-продажи и беспроцентного целевого займа является переход прав собственности, а не оказание услуг либо выполнение работ; заявителем были соблюдены все необходимые требования, предусмотренные гражданским законодательством для договоров дарения. Заявитель полагает, что прекращение обязательств путем прощения долга является дарением; локальными нормативными актами заявителя, действовавшими в 2010 году, не предусмотрено прекращение обязательств по договорам купли-продажи квартир и договорам беспроцентного целевого займа.

Заявитель полагает, что ответчиком не определена достоверная база для начисления страховых взносов, поскольку прощение долга лицам, не связанным с заявителем трудовыми договорами, не образует объект обложения страховыми взносами.

Возражая относительно заявленных требований, ответчик указал, что заявителем необоснованно не были включены в базу для начисления страховых взносов суммы невозвращенного долга по договорам купли-продажи и договорам беспроцентного целевого займа, так как данные суммы в соответствии с частью 1 ст. 7 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ являются объектом обложения страховыми взносами и не предусмотрены ст. 9 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ в качестве сумм, не подлежащих обложению страховыми взносами. Ответчик, ссылаясь на п.п. 2.1, 2.3, 2.4 трудового договора, Временное положение о порядке реализации жилья, принадлежащего ОАО "Татнефть им. В.Д. Шашина" на праве собственности, и Положение о выделении ссудных средств на строительство индивидуального жилья и долевое участие в строительстве жилья, полагает, что в случае прекращения обязательств по возврату работником денежных средств по договору займа сумма невозвращенного долга подлежит обложению страховыми взносами как выплата, произведенная в пользу работников по трудовым договорам.

В соответствии со статьей 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, оспариваемых актов и решений возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Согласно частям 4 и 5 ст. 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, ненормативный акт, действия (бездействие) государственного органа могут быть признаны недействительными (незаконными) при наличии одновременно двух условий: в случае, если данные ненормативный акт, действия (бездействие) не соответствуют закону и нарушают права и охраняемые законом интересы заявителя.

В соответствии с Федеральным законом "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования" (далее - Закон N 212-ФЗ), в редакции, действовавшей в 2010 году, выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц по трудовым договорам, являются объектом обложения страховыми взносами.

В силу подпункта "а" ч. 1 ст. 5 Закона N 212-ФЗ плательщиками страховых взносов являются страхователи, определяемые в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования, в том числе - организации.

Согласно ч. 1 ст. 7 Закона N 212-ФЗ объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подпунктах "а" и "б" п. 1 ч. 1 ст. 5 данного Закона, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц по трудовым договорам и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в п. 2 ч. 1 ст. 5 данного Закона), а также по договорам авторского заказа, договорам об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательским лицензионным договорам, лицензионным договорам о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства. Объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подпункте "а" п. 1 ч. 1 ст. 5 Закона N 212-ФЗ, признаются также выплаты и иные вознаграждения, начисляемые в пользу физических лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

Согласно ч. 1 ст. 8 Закона N 212-ФЗ база для начисления страховых взносов для плательщиков страховых взносов, указанных в подп. "а" и "б" п. 1 ч. 1 ст. 5 данного Закона, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных ч. 1 ст. 7 указанного Закона, начисленных плательщиками страховых взносов за расчетный период в пользу физических лиц, за исключением сумм, указанных в ст. 9 названного Закона.

Из смысла вышеуказанных правовых норм следует, что при определении базы для обложения страховыми взносами учитываются выплаты, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых договоров и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг.

Материалами дела установлено, что обществом были заключены договоры купли-продажи жилья с рассрочкой платежа на покупку жилья как с работниками заявителя, так и с иными физическими лицами.

В 2010 году взаимоотношения между обществом и указанными лицами по погашению части долга были прекращены на основании решений общества о прощении долга.

Ответчиком данное прощение долга квалифицировано как выплата, произведенная в пользу работников по трудовым договорам, подлежащая обложению страховыми взносами.

Согласно ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ) трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Из материалов дела следует, что трудовые договоры, заключенные заявителем с работниками, не содержат обязательств заявителя предоставить работникам беспроцентный целевой заем либо заключить с ними договор купли-продажи жилья с рассрочкой платежа, равно как отсутствует обязанность заключить соглашение о прощении части долга по спорным договорам. Тем самым, трудовые договоры, заключенные заявителем с работниками, не содержат такой вид социально-бытовых гарантий для работников, как обеспечение жильем за счет средств работодателя, в том числе частично.

Не усматривается также, что представленные в материалы дела договоры купли-продажи квартир с рассрочкой платежа и решения о погашении части стоимости жилья связаны с трудовыми договорами, что они содержат какие-либо обязанности сторон, предполагающие выполнение покупателями жилья за плату каких-либо работ или оказание услуг обществу. Кроме того, обязательства сторон по вышеуказанным договорам не поставлены в зависимость от исполнения работником своей трудовой функции.

Какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что предоставление рассрочки по договорам купли-продажи квартир с рассрочкой платежа и погашение части стоимости квартир в форме прощения долга произведены в рамках именно в рамках трудовых отношений, ответчиком в материалы дела не представлены.

Ссылка ответчика на коллективный договор на 2003 год как на основание для квалификации прощения долга по договорам купли-продажи в качестве выплат по трудовому договору обоснованно отклонена арбитражным судом первой инстанции, в том числе в связи с истечением срока действия данного коллективного договора. С учетом п. 1.3 коллективного договора на 2003 год срок его действия истек 24.01.2004, следовательно, его положениями спорные взаимоотношения, возникшие в 2010 году, регулироваться не могли.

Более того, действие коллективного договора в соответствии с ТК РФ может быть распространено лишь на взаимоотношения сторон, связанных трудовым договором, в то время как материалами дела установлено и ответчиком не оспаривается, что помимо работников заявителя в спорных отношениях на стороне покупателя выступали и иные физические лица, не связанные с заявителем трудовыми отношениями. К тому же из содержания п.6.9 данного коллективного договора и материалов дела следует, что выплата займов и предоставление жилья в рассрочку, а также последующее прекращение данных обязательств никак не связаны с исполнением работниками своих трудовых обязанностей, значение имеет только факт наличия трудовых отношений, в связи с чем данные выплаты не могут относиться к стимулирующим или компенсирующим.

Аналогичный вывод содержится в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.07.2012 г. по делу N А58-5655/2011.

При толковании условий договоров купли-продажи квартир с рассрочкой платежа во взаимосвязи с договорами беспроцентного целевого займа на покупку жилья суд с учетом статей 807, 549 ГК РФ приходит к выводу, что предметом и тех, и других договоров является переход права собственности на как недвижимое имущество, так и на денежные средства в определенном размере.

Тем самым, обоснованными являются доводы заявителя, что предметом договоров купли-продажи и беспроцентного целевого займа является переход права собственности, а не оказание услуг либо выполнение работ.

Следовательно, прощение долга в соответствии с ч. 3 ст. 7 Закона N 212-ФЗ, согласно которой не относятся к объекту обложения страховыми взносами выплаты и иные вознаграждения, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество (имущественные права), не образует объект обложения страховыми взносами как осуществленное в рамках указанных гражданско-правовых договоров.

Судом апелляционной инстанции установлено соблюдение заявителем всех необходимых требований, предусмотренных гражданским законодательством для договоров дарения.

Как следует из решений о погашении части стоимости жилья, погашение части стоимости квартир по договорам купли-продажи жилья оформлено в форме освобождения должников от возврата указанных в данных решениях сумм в соответствии со ст. 415 ГК РФ.

Согласно статье 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Сведений, позволяющих предполагать нарушение прав третьих лиц в отношении имущества кредитора, суду не представлено.

Квалифицирующим признаком дарения является согласно п. 1 ст. 572 ГК РФ его безвозмездность, при наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. Следовательно, прощение долга будет является дарением только в том случае, если будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.

Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами.

Суд апелляционной инстанции при исследовании взаимоотношений общества и его должников, вытекающих из заключенных между ними договоров, установил, что целью совершения сделки прощения долга являлось безвозмездное освобождение должников от исполнения обязательств перед кредитором (обществом) при отсутствии намерения со стороны последнего получить какую-либо имущественную выгоду от должников. Поскольку прощение долга сопровождалось намерением общества освободить должников от обязанности по уплате долга безвозмездно - в качестве дара, такое прощение является разновидностью дарения, квалифицирующим признаком которого является его безвозмездность.

Аналогичная позиция содержится в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21.12.2005 N 104.

Учитывая изложенное и рассмотрев вопрос о действительном характере сделки прощения долга, установив, что воля общества как кредитора была направлена на сохранение имущественной массы должников путем безвозмездного освобождения их от имущественной обязанности, арбитражный суд первой инстанции правильно квалифицировал сделки прощения долга как разновидность дарения.

В соответствии с п. 2 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, при этом согласно п. 3 ст. 434 ГК РФ письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 438 данного Кодекса.

Совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора согласно п. 3 ст. 438 ГК РФ считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

Судом установлено, что сделки прощения долга совершены в письменной форме в виде решений о погашении части стоимости жилья (протоколов), подписаны должником (в листе согласования) и содержат ясно выраженную его волю принять дар (например, т.2 л.д.146). Тем самым, суд приходит к выводу, что требования п. 2 ст. 574 ГК РФ, предъявляемые к форме договора дарения, соблюдены.

Довод ответчика о том, что Временное положение о порядке реализации жилья, принадлежащего ОАО "Татнефть" на праве собственности, и Положение о выделении ссудных средств на строительство индивидуального жилья и долевое участие в строительстве жилья регулируют трудовые отношения заявителя с его работниками является ошибочным.

Согласно п. 1 Временного положения о порядке реализации жилья, принадлежащего ОАО "Татнефть", оно устанавливает общие правила реализации жилого фонда ОАО "Татнефть". При этом согласно п. 2 разд. II данного положения реализация жилья производится работникам ОАО "Татнефть", пенсионерам ОАО "Татнефть", гражданам, не являющимся работниками ОАО "Татнефть", и юридическим лицам.

Следовательно, само по себе указанное положение не регулирует трудовые отношения между заявителем и его работниками, не закрепляет за работниками заявителя определенные трудовые гарантии, а лишь регулирует порядок реализации жилого фонда ОАО "Татнефть". Тем самым, ответчиком не представлено доказательств того, что указанное Временное положение о порядке реализации жилья, принадлежащего ОАО "Татнефть", регулирует трудовые отношения общества и его работников, равно как не представлены такие доказательства и в отношении Положения о выделении ссудных средств на строительство индивидуального жилья и долевое участие в строительстве жилья.

Довод заявителя о том, что ответчик, действуя в рамках выбранной им позиции, не устанавливает правильно и достоверно вменяемый обществу размер занижаемой базы для начисления страховых взносов без учета того, что покупателями в спорных договорах являются не только работники заявителя также является обоснованным.

Ответчиком при вынесении оспариваемого решения суммы прощеного долга по договорам купли-продажи квартир в рассрочку квалифицированы как вознаграждение работников за выполнение ими своих трудовых обязанностей и включены в полном размере в базу для начисления страховых взносов. Вместе с тем, как следует из указанных договоров, покупателями жилья выступают как работники заявителя, так и лица, не связанные с заявителем трудовыми отношениями.

Обратное ответчиком достоверно опровергнуто не было.

Кроме того прощение долга производилось из чистой прибыли заявителя, т.е. данные суммы отнесены к выплатам непроизводственного характера, что ответчиком не опровергалось. Данное обстоятельство подтверждает, что прощение долга производилось в рамках договоров купли-продажи жилья и договоров беспроцентного целевого займа, а не в рамках трудовых договоров.

Изложенные выводы суда соответствуют сложившейся судебной практике рассмотрения аналогичных споров (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 19.02.2013 по делу N А65-18174/2012, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 декабря 2012 г. по делу N А65-18289/2012).

При таких обстоятельствах арбитражный суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что решение ответчика от 19.11.2012 N 129-вз в оспариваемой части является незаконным и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Решение арбитражного суда первой инстанции является законным и обоснованным, а поэтому его следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 26 февраля 2013 года по делу N А65-30561/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции.

 

Председательствующий

В.В. Кузнецов

 

Судьи

Т.С. Засыпкина
С.Т. Холодная

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.