Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 ноября 2013 г. N 15АП-10453/13 (ключевые темы: налоговая выгода - НДС - товарно-транспортная накладная - имущественные права - кредитный договор)

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 ноября 2013 г. N 15АП-10453/13

 

город Ростов-на-Дону

 

14 ноября 2013 г.

дело N А53-33990/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена 03 октября 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 14 ноября 2013 года.

 

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Герасименко А.Н.

судей Винокур И.Г., Сулименко Н.В.

при ведении протокола судебного заседания секретарем Чудиновой М.Г.

при участии:

от Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы России N 18 представитель Костюченко А.А., Литвинова О.Н.

от Общества с ограниченной ответственностью "Оцелот" представитель Маренков С.Ф. по доверенности от 11.08.2013 г., Ерохин С.Е. по доверенности от 11.08.2013

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы России N 18

на решение Арбитражного суда Ростовской области

от 29.05.2013 по делу N А53-33990/2012

по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "Оцелот"

к заинтересованному лицу Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы России N 18

об оспаривании решения

принятое в составе судьи Воловой Н.И.

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Оцелот" (далее - общество, налогоплательщик, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением к Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы России N 18 (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения N26 от 09.07.2012 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением суда от 29.05.2013 г. признано не соответствующим Налоговому кодексу РФ решение Межрайонной ИФНС России N 18 по Ростовской области от 09.07.2012 N 26 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Межрайонная инспекция федеральной налоговой службы России N 18 обжаловала его в суда апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и просила отменить Решение Арбитражного суда Ростовской области от 29.05.2013 г. полностью и вынести по делу новый судебный акт.

В судебном заседании налоговый орган представил для приобщения к материалам дела все материалы встречных проверок имевшиеся в распоряжении налогового органа, материалы налогового контроля приобщены к материалам дела.

Представители Общества представили нормативное обоснование отсутствия необходимости в лицензировании вида деятельности по реализации товаров, реализуемых спорными контрагентами. Представитель налогового органа не возражал против заявленной позиции.

Представители лиц, участвующих в деле, поддержали ране заявленные позиции.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, на основании решения N 213 от 29.12.2011 г. Межрайонной ИФНС России N 18 по Ростовской области проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2009 г. по 31.12.2010 г., НДС - за период с 01.07.2009 г. по 01.07.2011 г., НДФЛ - за период с 01.11.2009 г. по 30.11.2011 г. По результатам проверки составлен акт N 21 от 06.06.2012 г., который вручен представителю общества 06.06.12 г.

Правом, предусмотренным п.6 ст. 100 Налогового кодекса Российской Федерации, общество не воспользовалось и возражения по результатам проверки инспекции не представило.

Уведомление N 09-23/377 от 13.06.2012 о дате, времени и месте рассмотрения материалов проверки вручено представителю общества 13.06.2012.

Материалы проверки рассмотрены в присутствии представителя общества, о чем составлен протокол от 09.07.2012 г.

По результатам рассмотрения вынесено решение от 09.07.2012 г. N 26 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения которым общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной статьями 122, 123, 126 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа с учетом снижения в размере 1 162 744 руб., обществу начислены пени в сумме 2 075 082,92 руб.; предложено уплатить недоимку по НДС в сумме 9 885 515 руб.; удержать и перечислить в бюджет налог на доходы физических лиц за 2010 г. - 1 795 040 руб.; внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Не согласившись с решением инспекции общество в соответствии со статьей 101.2 Налогового кодекса РФ обжаловало его в Управление ФНС России по Ростовской области.

Управление ФНС России по Ростовской области решением от 20.08.2012 N 1514/3271 оставило решение инспекции без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Заявитель, полагая, что решения инспекции N 26 от 09.07.2012, является недействительным, обратился с заявлением в арбитражный суд.

Судом апелляционной инстанции установлено, что процессуальных нарушений при принятии оспариваемого решения налоговым органом допущено не было.

Как следует из материалов дела, основанием для доначисления оспариваемой суммы налога на добавленную стоимость (пени, штрафа) послужило непринятие инспекцией в обоснование налоговых вычетов документов, представленных заявителем в подтверждение факта приобретения у контрагентов общества лекарственных средств и медицинского оборудования, поскольку реальность исполнения договора поставки не подтверждена; первичные бухгалтерские документы, содержат недостоверные сведения.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции правомерно руководствовался следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении: товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 настоящего Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав, с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 указанной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

По смыслу указанных норм для получения права на вычеты по НДС необходимо: оприходование данного товара (работ, услуг); подтверждение уплаты поставщику налога, включенного в стоимость товара; приобретаемые товары (работы, услуги) должны предназначаться для производственной деятельности или иных операций, признаваемых объектом налогообложения; наличие счета-фактуры, выставленного в соответствии со статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

Следовательно, для применения налоговых вычетов по НДС необходимо соблюдение следующих условий: - наличие счета-фактуры и принятие товаров на учет. При этом приведенные выше нормы предполагают возможность применения налогового вычета только при наличии реального осуществления хозяйственных операций.

По смыслу главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации документы, представляемые налогоплательщиком в инспекцию, должны быть достоверными, непротиворечивыми, содержащиеся в них сведения должны подтверждать реальность хозяйственной операции и иные обстоятельства, с которыми Кодекс связывает право налогоплательщика на налоговые вычеты.

Согласно Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган. В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.

Суд первой инстанции установил все фактические обстоятельства по делу, полно, всесторонне их исследовал, в совокупности оценил представленные в дело доказательства, правильно применил нормы права и принял законный и обоснованный судебный акт.

01.07.2010 между обществом (покупатель) и ООО "ЭГИДА-М" (поставщик) был заключен договор поставки лекарственных средств, изделий медицинского назначения N 01/07-М(л.д. 57-61, т.3), в соответствии с которым поставщик обязуется поставить и передать в собственность покупателя товар (лекарственные средства, изделия медицинского назначения), а покупатель принять и оплатить их.

В соответствии с пунктом 1.2 договора наименование, количество, ассортимент и цена товара, являющегося предметом поставки, определяются в Заявках (приложениях к договору). Покупатель, в лице ООО "Оцелот" не позднее, чем за 5 дней от предполагаемой даты поставки направляет поставщику, в лице ООО "Эгида-М" Заявку (п.2.1. договора).

В соответствии с п. 2.3 Поставщик, в течение 24 часов с момента отгрузки товара направляет Покупателю сообщение, в котором указывает название транспортной компании и номер транспортной накладной, дату отгрузки, наименование и объем отгруженного товара, примерную дату доставки. Поставка производится транспортной компанией за счет Поставщика, если иное не предусмотрено сторонами в Заявке (л.д. 57-61, т.3).

В обоснование доводов инспекция ссылается, что обществом к проверке не были представлены товаросопроводительные документы, что не позволяет установить факт доставки продукции по счетам-фактурам в обоснование налогового вычета НДС в сумме 2 306 912 руб., за 3 квартал 2010 г.: N 287 от 20.09.2010 г. в сумме 9 857 489,40 руб. (в т.ч НДС 896 135,40 руб.); N 288 от 20.09.2010 г. в сумме 56 012,22 руб. ( в т.ч. НДС 5 092,02 руб.); N 289 от 20.09.2010 г. в сумме 1 855 209,57 руб. ( в т.ч. НДС 168 655,42 руб.); N 290 от 20.09.2010 г. в сумме 387 656,12 руб. (в т.ч. НДС 55 801,32 руб.); N291 от 20.09.2010 г. в сумме 4 628 581,32 руб. (в т.ч. НДС 420 780,12 руб.); N 292 от 20.09.2010 г. в сумме 7 161 598,13 руб. (в т.ч. НДС 651 054,38 руб.); N 293 от 20.09.2010 г. в сумме 198 184.80 руб. (в т.ч. НДС 18 016,80 руб.); N 294 от 20.09.2010 г. в сумме 57 133,12 руб. ( в т.ч. НДС 5 193,92 руб.); N 295 от 20.09.2010 г. в сумме 43 785,61 руб. ( в т.ч. НДС 3 980,51 руб.); N314 от 22.09.2010 г. в сумме 904 234,10 руб. (в т.ч.НДС 82 203,10 руб.).

В ходе проверки инспекцией установлено, что ООО "ЭГИДА-М" состоит на учете в ИФНС N 18 по г.Москве, учредителем, руководителем, главным бухгалтером является Белинский Д.В., недвижимое и движимое имущество отсутствует, численность работников - 1 человек, основным видом деятельности является оптовая торговля непродовольственными потребительскими товарами, удельный вес вычетов по НДС составляет 99,9%, организация не находится по юридическому адресу.

Белинский Д.В. является учредителем и директором еще в 24 организациях.

ООО "ЭГИДА-М" по требованию документы не представила, руководитель не разыскан.

Инспекцией сделан вывод, что счета-фактуры ООО "ЭГИДА-М" содержат недостоверные сведения и выставлены с нарушением требований статьи 169 Налогового кодекса РФ, поскольку фактически организация по адресу регистрации не находится.

При анализе движение денежных средств по расчетному счету ООО "ЭГИДА-М" в Тюменском Филиале ЗАО КБ "Эксперт Банк" установлено, что происходит переквалификация платежа.

Согласно представленному акту сверки взаимных расчетов по состоянию на 30.06.2011 г. между обществом и ООО "ЭГИДА-М" по договору N 01/07-М от 01.07.10г. значится кредиторская задолженность ООО "Оцелот" перед ООО "ЭГИДА-М" по состоянию на 30.06.2011 г в размере 10 532 695 руб. По состоянию на 01.01.2011 г значится кредиторская задолженность ООО "Оцелот" перед ООО "ЭГИДА-М" размере 7 006 255 руб., что свидетельствует, о том, что налогоплательщиком не произведена уплата выставленных ООО "ЭГИДА-М" счетов-фактур за приобретенный товар (изделия медицинского назначения.)

Обществом в ходе проведения выездной проверки товарно-транспортные накладные не представлены. Письмом N 54 от 31.05.2012 г. общество сообщило, что товарно-транспортные накладные, выставляемые поставщиком ООО "ЭГИДА-М", не представлены на проверку, т.к. обязанность по доставке товара лежала на поставщике и товарно-транспортные накладные не применялись.

Отсутствие надлежащих товаротранспортных документов не позволяет установить факт реального движения товаров именно от ООО "ЭГИДА-М" к обществу, сведения об операции по погрузке, сведения о происхождении товара. Поскольку у общества отсутствует документальное подтверждение факта перемещения товара, есть основания полагать, что общество и ООО "Эгида-М" создают формальный документооборот о движении товара.

С учетом изложенного, инспекция сделал вывод об отсутствии доказательств реального осуществления операций по поставке товаров от ООО " ЭГИДА-М", в адрес общества.

По контрагенту ООО " АДАМАС" общество заявило налоговый вычет НДС в сумме 838 610 руб. по счетам-фактурам за 4 квартал 2010 г. N 245 от 02.11.2010 г. в сумме 1 452 604,05 руб.(в т. ч. НДС- 132 054,91 руб.; N 228 от 25.10.2010 г. в сумме 42 492,62 руб.

(в т. ч. НДС -3 862,97 руб.); N 225 от 25.10.2010 г в сумме 4 762,37 руб. (в т.ч. НДС 432,94 руб.); N 226 от 25.10.2010 г в сумме 4 875,15 руб.(в т.ч. НДС 443,20 руб.); N 227 от 25.10.2010 г в сумме 41 152,65 руб.(в т.ч. НДС 3 741,15 руб.); N 236 от 28.10.2010 в сумме 1 000,45 руб.(в т.ч. НДС 90,95 руб.); N 246 от 02.11.2010 г. в сумме 2 968,74 руб. (в т.ч.НДС 269,88 руб.); N 248 от 03.11.2010 г. в сумме 3 525 407,18 руб. (в т.ч. НДС 356 593,38 руб.); N 259 от 08.11.2010 г. в сумме 200 613,38 руб. (в т.ч. НДС 18 237,58 руб.); N 261 от 08.11.2010г.в сумме 121 249,15 руб. (в т.ч.НДС 11 022,65 руб.); N 260 от 08.11.2010 г в сумме 33 952,60 руб. (в т.ч.НДС 3 086,60 руб.); N 262 от 08.11.2010 г. в сумме 313 219,20 руб. (в т.ч.НДС 47 779,20 руб.); N 263 от 08.11.2010г.в сумме 161 761,93 руб. (в т.ч. НДС 15 185,63 руб.); N 368 от 09.11.2010 г. в сумме 744 057,16 руб. (в т.ч. НДС 67 641,56 руб.); N 274 от 11.11.2010 г в сумме 1 959 846,90 руб. (в т.ч. НДС 178 167,90 руб.).

05.10.2010 между обществом (покупатель) и ООО "АДАМАС" (поставщик) был заключен договор поставки лекарственных средств, изделий медицинского назначения N А47/10 (л.д. 1-5, т.2), согласно которому поставщик обязуется поставить и передать в собственность покупателя лекарственные средства, изделия медицинского назначения, а покупатель принять и оплатить их.

В соответствии с пунктом 1.2 договора наименование, количество, ассортимент и цена товара, являющегося предметом поставки, определяются в Заявках (приложениях к договору). Покупатель, в лице ООО "Оцелот" не позднее, чем за 5 дней от предполагаемой даты поставки направляет поставщику, в лице ООО "АДАМАС" Заявку (п.2.1. договора).

В соответствии с п. 2.3 Поставщик, в течение 24 часов с момента отгрузки товара направляет Покупателю сообщение, в котором указывает название транспортной компании и номер транспортной накладной, дату отгрузки, наименование и объем отгруженного товара, примерную дату доставки. Поставка производится транспортной компанией за счет Поставщика, если иное не предусмотрено сторонами в Заявке (л.д. 1, т.2).

К проверке товаросопроводительных документов не представлено, что не позволяет установить факт доставки продукции.

Инспекцией установлено, что ООО "АДАМАС" состоит на учете в ИФНС N 18 по г. Москве. Учредителем, руководителем, главным бухгалтером ООО "АДАМАС" является Валюк С.В, который является учредителем и директором еще в 10 организациях.

Согласно письму, поступившему от ИФНС N 9 по г. Москве, ООО "АДАМАС" состоит на налоговом учете в ИФНС N 9 по г.Москве с 25.01.2010 г., в собственности организация транспортных средств и имущества не имеет, численность 1 человек, основным видом деятельности является прочая оптовая торговля, удельный вес вычетов по НДС за 4 квартал 2010 г. составил 99,8%. На требование налогового органа документы по встречной проверке не представило.

Из протокола обследования помещения по заявленному в учредительных документах юридическому адресу ООО "АДАМАС" следует, что данный адрес не существует.

Из протокола допроса Валюк С.В. следует, что он отрицает свою причастность к финансово-хозяйственной деятельности ООО "АДАМАС", фактически ни руководителем, ни учредителем не являлся, финансово-хозяйственных договор документов не подписывал, договоры от имени организации не заключал.

Инспекцией была произведена почерковедческая экспертиза подписей Валюк С.В. в договорах, счетах-фактурах, товарных накладных, выставленных от имени ООО "АДАМАС". Согласно Экспертному заключению ООО "Южный Экспертный Центр" N 18/50 от 19.03.2012 подписи от имени Валюк С.В.в документах ООО "АДАМАС" выполнены не Валюк Сергеем Викторовичем, а иным лицом.

С учетом изложенного, инспекция пришла к выводу, что счета-фактуры ООО "АДАМАС" содержат недостоверные сведения и выставлены с нарушением требований пунктов 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса РФ.

При анализе движения денежных средств по расчетному счету ООО "АДАМАС" в КБ Социального развития "Бумеранг"(ОАО) г. Череповецк установлено, что ООО "АДАМАС" у общества выступает как поставщик за изделия медицинского назначения. В то же время ООО "АДАМАС" 01.11.2010 произведен платеж за изделия медицинского назначения обществу в размере 50 852 руб. Оплата по расчетному счету ООО "АДАМАС" за изделия медицинского назначения от ООО "Оцелот" не производилась. Однако, ООО "АДАМАС" 28.10.2010 г. поступил платеж от ООО "ЭГИДА-М" в размере 5 656 829 руб., в т.ч. НДС 862 906 руб.

Согласно представленному акту сверки взаимных расчетов по состоянию на 31.12.2010 г. между обществом и ООО " АДАМАС" по договору N А47/10-М от 05.10.10г, задолженности нет.

ООО "Оцелот" в ходе проведения выездной проверки товарно-транспортные накладные не представлены. Письмом N 54 от 31.05.2012 г. общество сообщило, что товарно-транспортные накладные, выставляемые поставщиком ООО "АДАМАС", не представлены на проверку, т.к. обязанность по доставке товара лежала на поставщике и у общества отсутствовали правовые основания для получения товарно-транспортных накладных.

Инспекция сделала вывод, что ООО "АДАМАС" является одним из звеньев цепочки по документальному оформлению хозяйственных операций, направленных на придание видимости правомерности возмещения из бюджета суммы НДС, и не связанных с реальной хозяйственной деятельностью, и создаёт видимость товарооборота и движения денежных средств без получения экономической выгоды и реальной уплаты налога в бюджет.

По контрагенту ООО " МОРИОН" общество заявило налоговый вычет НДС в сумме 6 739 993 руб. по счетам-фактурам за 2- 4 кварталы 2010 г., 1 квартал 2011 г. N 130 от 04.06.2010 г в сумме 171 031 руб. (в т.ч. НДС 15 548 руб.); N 131 от 04.06.2010 в сумме 2 679 835 руб. (в т.ч. НДС 243 621 руб.); N 132 от 04.06.2010 г в сумме 1 713 215 руб.

(в т.ч. НДС 155 746 руб.); N 138 от 07.06.2010 в сумме 81 799 руб. в т.ч. НДС 7 436 руб.); N 223 от 17.06.2010 г в сумме 5 031 534 руб. (в т.ч. НДС 457 412 руб.); N 240 от 18.06.2010 в сумме 890 772 руб. (в т.ч. НДС 80 979 руб.); N 241 от 18.06.2010 г в сумме 45 628 руб. (в т.ч. НДС 4 148 руб.); N 252 от 21.06.2010 г в сумме 64 751 руб. (в т.ч. НДС 5 887 руб.); N 250 от 21.06.2010 в сумме 1 264 332 руб. (в т.ч. НДС 114 939 руб.); N 251 от 21.06.2010 в сумме 1 804 руб. (в т.ч. НДС 164 руб.); N 268 от 28.06.2010 г в сумму 172 437 руб. (в т.ч. НДС 15 676 руб.), N 269 от 28.06.2010 г в сумме 37 368 руб. (в т.ч. НДС 3 397 руб.); N 270 от 28.06.2010 г в сумму 574 200 руб. (в т.ч. НДС 52 200 руб.); N423 от 15.09.2010 в сумме 1 059 332 руб. ( в т.ч. НДС 96 302 руб.); N 287 от 06.07.2010 в сумме 791 630 руб. ( в т.ч. НДС 71 966 руб.); N 288 от 06.07.2010 в сумме 4 339 руб. ( в т.ч. НДС 394 руб.); N 292 от 08.07.2010 в сумме 2 821 702 руб. ( в т.ч. НДС 304 205 руб.); N 298 от 13.07.2010 г в сумме 401 536 руб. (в т.ч. НДС 36 503 руб.); N 302 от 23.07.2010 в сумме 98 472 руб. (в т.ч. НДС 8 952 руб.); N 313 от 26.07.2010 в сумме 1 439 458 руб. (в т.ч. НДС 130 859 руб.); N 325 от 02.08.2010 в сумме 5 631 217 руб. (в т.ч. НДС 511 928 руб.); N 314 от 27.07.2010 в сумме 2 192 916 руб. (в т.ч. НДС 199 356 руб.); N 315 от 27.07.2010 в сумме 2 219 976 руб. (в т.ч. НДС 201 816 руб.); N 317 от 29.07.2010 г в сумме 18 207 руб. (в т.ч. НДС 1 655 руб.); N ООО "ЭГИДА-М" состоит на учете В ИФНС N 18 по г.Москве, учредителем, руководителем, главным бухгалтером является Белинский Д.В., недвижимое и руб.); N 409 от 10.09.2010 в сумме 1 672 025 руб. (в т.ч. НДС164 393 руб.); N 324 от 08.08.2010 в сумме 1 618 509 руб. (в т.ч. НДС 159 253 руб.); N 346 от 10.08.2010 в сумме 780 587 руб. (в т.ч. НДС 70 962 руб.); N 360 от 16.08.2010 в сумме 396 000 руб. (в т.ч. НДС 36 000 руб.); N 364 от 17.08.2010 в сумме 3 143 718 руб. (в т.ч. НДС 285 79 3 руб.);

N 365 от 17.08.2010 в сумме 2 100 978 руб. (в т.ч. НДС 190 998 руб.); N 370 от 25.08.2010 в сумме 326 370 руб. (в т.ч. НДС 29 670 руб.); N 390 от 02.09.2010 в сумме 53 126 руб. (в т.ч. НДС 4 829 руб.); N 397 от 06.09.2010 в сумме 629 767 руб.( в т.ч. НДС 57 252 руб.);

N 396 от 06.09.2010 в сумме 51 281 руб. (в т.ч. НДС 7 002 руб.); N 412 от 10.09.2010 в сумме 444 339 руб. (в т.ч. НДС 40 394 руб.); N 454 от 20.09.2010 в сумме 544 382 руб. (в т.ч. НДС 78 493 руб.); N 455 от20.09.2010 в сумме 548 262 руб. (в т.ч. НДС 60 989 руб.); N 474 от 12.10.2010 в сумме 4 904 231,01 руб. (в т.ч. НДС 489 353 руб.); N 475 от 19.10.2010 в сумме 934 065 руб. (в т.ч. НДС 84 915 руб.); N 480 от 25.10.2010 в сумме 2 302 82,91 руб. (в т.ч. НДС 20 934,81 руб.); N 476 от 25.10.2010 в сумме 395 420 руб. (в т.ч. НДС 35 947 руб.); N 485 от 03.11.2010 в сумме 706 112 руб.(в т.ч. НДС 107 712 руб.); N 487 от 08.11.2010 г в сумме 1 408 388 руб. (в т.ч. НДС 128 035 руб.); N 31 от 20.01.2011 г в сумме 2 722 950 руб. (в т. ч. НДС- 415 365,25 руб.); N 15 от 01.02.2011 в сумме 9 000 руб. (в т. ч. НДС- 1 372,88 руб.); N 56 от 02.02.2011 г. в сумме 3 025 500 руб. (в т. ч. НДС - 461 516, 95 руб.); N 82 от 28.02.2011 г. в сумме 1 142 579,20 руб. (в т.ч. НДС 174 291,74 руб.); N 97 от 14.03.2011 г в сумме 2 607 800 руб. (в т.ч. НДС 397 800 руб.);

N 123 от25.03.2011г.в сумме 67 260 руб. ( в т.ч. НДС 10 260 руб.); N 122 от 25.03.2011г.в сумме 2 575 751,20 руб. (в т.ч. НДС 392 911,20 руб.).

15.06.2010 между обществом (покупатель) и ООО "МОРИОН" (продавец) был заключен договор поставки медицинской техники N 63 (л.д. 111-113, т.3) с дополнительным соглашением (л.д. 114, т.3), согласно которому поставщик обязуется поставить лекарственные средства, изделия медицинского назначения, а покупатель принять и оплатить этот товар.

В соответствии с пунктом 1.2 договора наименование, количество, ассортимент и цена товара, являющегося предметом поставки, определяются в Заявках (приложениях к договору). Поставка товара производится за счет Поставщика, если иное не предусмотрено сторонами в Заявке (л.д. 114, т.3).

К проверке также товаросопроводительные документы не представлены, что не позволяет инспекции установить факт доставки продукции.

ООО "МОРИОН" состоит на учете в ИФНС N 8 по г.Москве, в собственности транспортных средств и имущества не имеет, численность - 1 человек. Учредителем, руководителем, главным бухгалтером ООО "МОРИОН" является Шелестов В.А., который является учредителем и директором еще в 34 организациях.

ИФНС России N 8 по г.Москве сообщила, что ООО "МОРИОН" состоит на налоговом учете в ИФНС N 9 по г.Москве с 28.04.2009 г, контактный телефонный номер, указанный в учредительных документах, не принадлежит ООО "МОРИОН", последняя бухгалтерская отчетность организации была представлена по состоянию на 01.01.2011 г., последняя декларация по НДС- 4 квартал 2010года.

Согласно акту обследования помещения N 28 от 02.02.2011 г., ООО "МОРИОН" не находится по адресу регистрации. На требование налогового органа документы для встречной проверки ООО "МОРИОН"не представило.

Согласно протоколу допроса, Шелестов В.А. отрицает свою причастность к финансово-хозяйственной деятельности, организацией, фактически ни руководителем, ни учредителем не являлся, финансово-хозяйственных договор документов не подписывал, договоры от имени организации не заключал.

Инспекцией была произведена почерковедческая экспертиза подписи Шелестова В.А. Согласно Экспертному заключению ООО "Южный Экспертный Центр" N 16/50 от 14.03.2012 подписи от имени Шелестова В.А. в документах ООО "МОРИОН" выполнены не Шелестовым Виталием Александровичем, а иным лицом.

С учетом изложенного, инспекция пришла к выводу, что счета-фактуры ООО "МОРИОН" содержат недостоверные сведения и выставлены с нарушением требований пунктов 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса РФ.

При анализе движения денежных средств по расчетному счету ООО "МОРИОН" в ЗАО КБ "СИБКУПБАНК" г. Омск, инспекцией установлено, что происходит изменение назначения платежа.

Согласно представленному акту сверки расчетов по состоянию на 30.06.2011 г. между обществом и ООО "МОРИОН" по договору N 63 от 15.06.10г, значится задолженность в пользу общества в сумме 919 руб.

ООО "Оцелот" в ходе проведения выездной проверки товарно-транспортные накладные не представлены. Письмом N 16 от 09.02.2012 г. общество сообщило, что товарно-транспортные накладные, выставляемые поставщиком ООО "МОРИОН", не представлены на проверку, т.к. обязанность по доставке товара лежала на поставщике и у общества отсутствовали правовые основания для получения товарно-транспортных документов.

Отсутствие надлежащих товаротранспортных документов, по мнению инспекции, не позволяет установить факт реального движения товаров именно от ООО "МОРИОН" к обществу.

Инспекция пришла к выводу об отсутствии у ООО "МОРИОН" необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в связи с отсутствием управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, транспортных средств.

В оспариваемом решении инспекция указала, что поскольку отсутствует документальное подтверждение факта перемещения товара, есть основания полагать, что общество и ООО "МОРИОН" создают формальный документооборот о движении товара.

С учетом изложенного, инспекция пришла к выводу, что ООО "МОРИОН" является одним из звеньев цепочки по документальному оформлению хозяйственных операций, направленных на придание видимости правомерности возмещения из бюджета суммы НДС, и не связанных с реальной хозяйственной деятельностью.

Кроме того, инспекция ссылается, что общество действовало без должной осмотрительности и не представило доказательств, что при истребовании от контрагентов документов, подтверждающих их государственную регистрацию, им были осуществлены действия по проверке реальности существования выбранных контрагентов, как субъектов предпринимательской деятельности, полномочий лиц, составивших и подписавших хозяйственные документы.

Данные факты, по мнению инспекции, в совокупности с вышеизложенными обстоятельствами свидетельствуют о согласованности действий участников сделок общества и ООО "АДАМАС", ООО "ЭГИДА-М", ООО "МОРИОН", целью которой, может являться получение необоснованной налоговой выгоды.

Вместе с тем, суд первой инстанции, проверив реальность совершенных сделок, проанализировав договоры, счета-фактуры, товарные накладные, платежные поручения, акты сверки расчетов с контрагентами, акты зачета взаимных требований и другие представленные доказательства в их соотносимости между собой и взаимосвязи, и пришел к правильному выводу о соблюдении обществом требований статей 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации для применения налоговых вычетов по НДС по контрагентам ООО "ЭГИДА-М", ООО "АДАМАС", ООО "МОРИОН".

Согласно информации, полученной из ИФНС N 18 по г.Москве (письмо от 16.12.2011 N 22-12/21135 (53610) ООО "ЭГИДА-М" не относится к категории налогоплательщиков, представляющих "нулевую" отчетность, фактов нарушения ООО "ЭГИДА-М" законодательства о налогах и сборах не установлено.

Согласно информации, полученной из ИФНС N 8 по г.Москве (письмо от 25.01.2012 N 43020/18 сообщила, что ею проведена проверка документов, представленных ООО "МОРИОН".

Таким образом, факт взаимоотношений общества с поставщиками подтвержден материалами встречной проверки.

Поскольку приобретенные у ООО "АДАМАС", ООО "ЭГИДА-М", ООО "МОРИОН" являются медицинскими препаратами и изделиями, общество представило в материалы дела копии сертификатов соответствия продукции требованиям нормативных документов, заверенные ООО "АДАМАС", ООО "ЭГИДА-М", ООО "МОРИОН".

Представленными в материалы дела счет-фактурами подтверждается поставка товара в адрес общества от контрагента ООО "Адамас" (л.д. 12-26, т.3, л.д. 150-152, т.7), ООО "Эгида-М" (л.д. 63-72, т.3, л.д. 15-149, т.7), ООО "МОРИОН" (л.д. 116-171, т.3).

Судом первой инстанции правильно установлено, что представленные к проверке счета-фактуры соответствуют требованиям статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

Судом первой инстанции дана надлежащая оценка доводу инспекции о том, что в счетах-фактурах указаны недостоверные адреса ООО "АДАМАС", ООО "ЭГИДА-М", ООО "МОРИОН".

Согласно подпункту 2 пункта 5 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации в счете-фактуре должны быть указаны наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя. Названной нормой не определено, какой именно адрес покупателя (юридический или фактический) должен быть указан в счете-фактуре.

Как следует из счетов-фактур ООО "АДАМАС", ООО "ЭГИДА-М", ООО "МОРИОН", в них указаны юридические адреса контрагентов, что соответствует подпункту 2 пункта 5 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, судом первой инстанции дана надлежащая оценка доводу инспекции о том, что счета-фактуры ООО "АДАМАС" и ООО "МОРИОН" подписаны не уполномоченными лицами.

Вывод инспекции о том, что счета-фактуры ООО "АДАМАС" подписаны не уполномоченными лицами основан на показаниях руководителя ООО "АДАМАС" Валюк С.В. в ходе допроса в качестве свидетеля.

Вместе с тем, как правомерно установлено судом первой инстанции, из протокола допроса Валюк С.В. в качестве свидетеля от 25.02.2012 следует, что он за вознаграждение открывал счета в банках.

Из представленного в материалы дела письменного объяснения Валюк С.В., усматривается, что он на свое имя за вознаграждение зарегистрировал в г.Москве в 2008-2009 несколько организаций, которым за вознаграждение открывал счета в банках. При этом сколько их было он не помнит.

Инспекцией была произведена почерковедческая экспертиза подписей Валюк С.В. в трех счетах-фактурах, в то время как вычет заявлен по 15-ти счетам-фактурам.

Вывод инспекции о том, что счета-фактуры ООО "МОРИОН" подписаны не уполномоченными лицами сделан на основании показаний руководителя ООО "МОРИОН" Шелестова В.А. в ходе допросов в качестве свидетеля.

Вместе с тем, из протоколов допросов в качестве свидетеля Шелестова В.А. от 12.03.2010 N 69 и N 73 усматривается, что он допрашивался в отношении ООО "Чеккер", ООО "Мансарда", ООО "Прогресс". Допросы в отношении ООО "МОРИОН" не проводились, вопросы об ООО "МОРИОН не задавались, в виду чего довод инспекции о том, что Шелестов В.А. отрицает свою причастность к финансово-хозяйственной деятельности ООО "МОРИОН" не подтвержден доказательствами. При этом суд апелляционной инстанции принимает во внимание, что протокол допроса Шелестова В.А. составлен до заключения между ООО "Оцелот" и ООО "Морион" договора поставки N 63 от 15.06.2010 г.

С учетом изложенного протокол допроса Шелестова В.А. не может быть принят во внимание.

Инспекцией была произведена почерковедческая экспертиза подписей Шелестова В.А. по девяти счетам-фактурам, в то время как вычет заявлен по 53-м счетам-фактурам.

Кроме того, суд апелляционной инстанции принимает во внимание, что довод налогового органа о представлении в материалы дела и в ходе выездной налоговой проверки счетов-фактур не соответствующих статье 169 Налогового кодекса РФ, основанных на доводах почерковедческой экспертизы не принимается судом апелляционной инстанции ввиду следующего.

Выводы эксперта о выполнении подписи иным лицом, сделан на основании сопоставления свободных образцов подписи Валюк С.В. полученных в ходе проведения допроса 25.02.2012 г., т.е. по истечении полугода после наличия хозяйственных отношений и Шелестова В.А., полученных в ходе проведения допроса от 12.03.2010 г. составленного до подписания сторонами договора поставки от 15.06.2010 г. и учиненных на спорных договорах и счетах-фактурах.

Из материалов дела не следует, что эксперту для оценки представлены достоверные свободные образцы подписи, соответствующие периоду выполнения подписи на первичных документах, подтверждающих наличие хозяйственных операций.

Ввиду того, что эксперт при производстве исследования не проанализировал особенности письменно-двигательного навыка исполнителей, не рассматривал вопрос о вариационности подписей Валюк С.В. и Шелестова В.А., включая возможные признаки намеренного искажения подписи как в исследуемых подписях, так и в представленных свободных образцах, обоснованность заключений от 14.03.2012 г. N 16/50 и от 19.03.2012 г. N 18/50 вызывает сомнение (т.6, л.д. 126-131, 137-139).

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного из перечисленных обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности общества. Следовательно, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной, что согласуется с правовой позицией, изложенной в Постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 N 18162/09.

Кроме того, довод инспекции о том, что представленные заявителем документы подписаны неустановленными лицами, не может служить самостоятельным основанием для отказа в принятии вычетов по НДС, поскольку реальность хозяйственных операций, в ходе которых вычеты заявлены, документально не опровергнута.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца.

Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного из перечисленных обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности общества. Следовательно, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Судом первой инстанции дана надлежащая оценка доводу инспекции об отсутствие в счетах-фактурах номера таможенной декларации.

Передача товара оформлена товарными накладными, доставка подтверждается транспортными железнодорожными накладными, в которых имеется отметка о том, что груз предназначен обществу.

Федеральным законом от 17.12.2009 N 318-ФЗ в Налоговом кодексе Российской Федерации закреплена прямая норма, запрещающая налоговым органам отказывать в вычете по НДС по формальным основаниям: пункт 2 статьи 169 НК РФ дополнен абзацем, согласно которому ошибки в счетах-фактурах, не препятствующие налоговым органам при проведении налоговой проверки идентифицировать продавца, покупателя товаров (работ, услуг), имущественных прав, наименование товаров (работ, услуг), имущественных прав, их стоимость, а также налоговую ставку и сумму налога, предъявленную покупателю, не являются основанием для отказа в принятии к вычету сумм налога.

Реальность хозяйственных операций и факт передачи товара подтверждается представленными в материалы дела товарными накладными (по контрагенту ООО "Адамас" (л.д. 27-49, т.3), ООО "Эгида-М" (л.д. 73-86, т.3), ООО "МОРИОН" (л.д. 1-71, т.4).

Суд первой инстанции правомерно отклонил довод инспекции об отсутствии у общества первичных бухгалтерских документов - товарно-транспортных накладных, на основании которых ведется списание и оприходование товаров грузоотправителем и грузополучателем.

Согласно постановлению Госкомстата от 28.11.1997 N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте" товарно-транспортная накладная предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом и является документом, определяющим взаимоотношения грузоотправителей - заказчиков автотранспорта с организациями - владельцами автотранспорта, выполнившими перевозку грузов, и служащим для учета транспортной работы и расчетов грузоотправителей или грузополучателей с организациями - владельцами автотранспорта за оказанные им услуги по перевозке грузов.

Согласно указаниям по применению и заполнению форм первичной учетной документации по учету торговых операций, содержащимся в Альбоме унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утвержденном постановлением Госкомстата Российской Федерации от 25.12.1998 N 132, для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации применяется форма ТОРГ-12 "Товарная накладная". Товарная накладная составляется в двух экземплярах: первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания, а второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.

В данном случае поставка товара осуществлялась силами контрагентов, в виду чего получение и оприходование товара подтверждается представленными в материалы дела товарными накладными. Оформление товарно-транспортных накладных при доставке товара силами поставщиков не требуется.

Материалами дела подтверждено, что товар принят к учету заявителем на основании товарных накладных (ТОРГ-12), содержащих все необходимые реквизиты, предусмотренные Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" для оформления первичных оправдательных документов.

Оплата поставленных контрагентами товаров осуществлена обществом в безналичном порядке, что подтверждается представленными в материалы дела платежными поручениями (ООО "Адамас" (л.д. 50-56, т.3), ООО "Эгида-М" (л.д. 50-56, т.3), ООО "МОРИОН" (л.д. 72-124, т.4), так и зачетом встречных однородных требований.

Кроме того, в подтверждение оплаты товара представлен акт сверки взаимных расчетов между обществом и ООО "Адамас" (л.д. 151, т.4), ООО "Эгида-М (л.д. 62, т.3), ООО "Морион" (л.д. 90, т.2, л.д. 94-96, т.6).

Суд первой инстанции правомерно отклонил доводы инспекции о неоплате товара, приобретенного у ООО "ЭГИДА-М".

Довод инспекции основан на акте сверки расчетов общества с ООО "ЭГИДА-М" по состоянию на 01.01.2011гю в котором значилась кредиторская задолженность общества перед ООО "ЭГИДА-М" размере 7 006 255 руб.

Товар оплачен обществом после акта сверки платежными поручениями (т.3, л.д. 8899) и актами зачета взаимных требований от 01.07.2011 N 11 и от 31.12.2010 N 44, подтвержденными представленными в материалы дела доказательствами о наличии обязательств общества перед ООО "ЭГИДА-М".

Оплата товара производилась путем перечисления денежных средств с расчетного счета общества на расчетный счет его контрагента и актами зачета встречных однородных требований.

Кроме того, представленными в материалы дела доказательствами подтверждается факт дальнейшей отгрузки поступившего от спорных поставщиков товара структурам Приволжского Территориального Управления "Росрезерва" РФ по государственным контрактам (т., л.д. 3-143).

В нарушение ст. 65 АПК РФ инспекцией не представлено достаточных доказательств отсутствия реальных хозяйственных операций с указанными контрагентами.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 3 постановления от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53) указал, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Пункт 2 мотивировочной части определения Конституционный Суд Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О указал, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. При этом правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством, и ставить право налогоплательщика на налоговый вычет в зависимость от исполнения всеми предшествующими поставщиками товара на территории РФ обязанности по перечислению суммы налога в бюджет.

В нарушение статей 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации инспекцией не приведено доказательств неправомерных действий общества.

В пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" указано, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом; деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Судом первой инстанции установлено, что общество проявило должную осмотрительность и осторожность при вступлении в договорные отношения с ООО "Морион", ООО "Эгида-М", ООО "Адамас" а именно: проверило правоустанавливающие документы, установило гражданскую правоспособность поставщиков, получило подтверждение факта регистрации юридических лиц в установленном законом порядке, при заключении договоров поставки общество согласовывало условия поставки таким образом, чтобы контролировать процесс поставки товара, не

Таким образом, обществом были приняты все возможно зависящие от него меры, свидетельствующие о проявлении достаточной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагента.

Более того, апелляционная коллегия принимает во внимание то обстоятельство, что, до момента проведения выездной налоговой проверки контрагенты ООО "Адамас", ООО "Морион" были доступны для налогового контроля, представляли документы по встречным проверкам в ходе проведения которых было установлено, что отчетность не нулевая, контрагент относится к категории налогоплательщиков, представляющих отчетность, фактов нарушения налогового законодательства не установлено.

С учетом изложенного доводы налоговой инспекции о "проблемности" обществ при совокупности указанных фактических обстоятельств апелляционной коллегией отклоняются как необоснованные.

Недобросовестность налогоплательщика должна доказываться налоговым органом, который вправе в целях обеспечения баланса государственных и частных интересов осуществлять необходимую проверку и предъявлять в арбитражные суды соответствующие доказательства (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О).

В нарушение ст. 65 АПК РФ налоговым органом не доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности.

Кроме того, инспекцией не представлены доказательств того, что деятельность общества направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств.

Инспекцией не доказана недобросовестность налогоплательщика, неисполнение им налоговых обязанностей или участие в схеме, направленной на необоснованное получение налоговой выгоды, при осуществлении товарно-хозяйственных операций.

Оценивая представленные в материалы дела доказательства, апелляционная коллегия приходит к выводу, о том, что налоговый орган в ходе проверки не установил обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности заявителя.

Судом первой инстанции правомерно установлено, что материалами дела подтверждается наличие у общества надлежащим образом оформленных документов, подтверждающих право на применение вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Представленные в материалы дела документы, свидетельствуют о том, что операции по приобретению продукции и поставке, носят реальный характер и обусловлены разумными экономическими целями, кроме того, подтверждают реальность хозяйственных операций.

Таким образом, налоговым органом необоснованно отказано в налоговом вычете сумме 1084907 руб. по контрагентам ООО "Морион", ООО "Эгида-М", ООО "Адамас и доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 9 885 515 руб., и соответствующие пени по налогу на добавленную стоимость, налоговые санкции.

В нарушение ст. 65 АПК РФ, инспекция не доказала обоснованность доначисления налога на добавленную стоимость и отказа в возмещении НДС, а также не представила суду достаточных доказательств, свидетельствующих о намерении ООО "Оцелот" заключить порочные сделки с целью уклонения от уплаты законно установленных налогов и сборов.

Инспекцией также не доказано наличие согласованных действий заявителя и его контрагента, направленных на неправомерное возмещение НДС из бюджета.

Согласно пункту 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ 12 октября 2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В данном случае доказательства получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды инспекцией не представлены.

Также, апелляционной коллегией установлено, что осуществление оптовой торговли фармацевтическими и медицинскими товарами (бинты, вата, марля, катетеры, кетгут, хирургическая нить, пластырь, салфетки и т.п.), изделиями медицинской техники (электродерматомы, операционные столы, аппараты ИВЛ, коробки стерилизационные, стерилизаторы, ренгеновские аппараты, светильники) под лицензируемый вид деятельности не подпадает.

При указанных обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что обществом выполнены все условия, предусмотренные статьями 169, 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации для подтверждения права на предъявление к налоговому вычету налога на добавленную стоимость по контрагентам ООО "Морион", ООО "Эгида-М", ООО "Адамас.

Суд первой инстанции правомерно признал недействительным решение также в части предложения обществу удержать и перечислить сумму НДФЛ в размере 1 795 040 руб. в бюджет, а также начисления пени в размере 229 404,68 руб. и штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 176 504 руб.

По мнению инспекции, заявитель является налоговым агентом при выплате Валитову Р.Р., Олефиренко Е.Г. в счет погашения кредитного договора денежных средств и обязан был при перечислении денежных средств удержать у Валитова Р.Р., Олефиренко Е.Г. НДФЛ, а также сообщать в налоговый орган о выплаченном доходе.

Отклоняя вышеуказанные вывод инспекции, суд первой инстанции правомерно руководствовался следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 210 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 Кодекса.

В пункте 3 статьи 210 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что для доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка 13 процентов, налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218 - 221 Налогового кодекса Российской Федерации.

Обществом с ООО "Коммерческий банк инвестиций и социального развития" заключен кредитный договор от 19.04.2010 г. N 04/19-ЮР.

Впоследствии, ООО "Коммерческий банк инвестиций и социального развития" заключены договоры переуступки прав требования N 11/08 от 08.11.2010 с физическими лицомами Валитовым P.P. на сумму 25 000 000 руб., N 12/27 от 27.12.2010 с Олефиренко Е.Г. на сумму 21 700 000 тыс. руб.,

Заемщик в лице общества о данном факте банком уведомлен.

Обязательства по кредитному договору от 19.04.2010 г. N 04/19-ЮР исполнены обществом перед гр. Валитовым P.P., гр. Олефиренко Е.Г.

На депозитный счет гр. Валитова P.P. платежными поручениями N 00906 от 23.12.2010 г., N 00908 от 27.12.2010 г. перечислено 3 300 000 руб. Олефиренко Е.Г. согласно платежным поручениям N 196 от 04.04.2011 г., N199 от 05.04.2011 г., N 232 от 13.04.2011 г., от 06.05.2011 г. перечислено 10 508 000 руб.

Согласно статье 382 Гражданского кодекса РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Уступка права требования представляет собой перемену лица (стороны) в обязательстве, но не меняет предмет обязательства. Следовательно, обществом исполнялся кредитный договор от 19.04.2010 г. N 04/19-ЮР

В соответствии со ст. 210 Налогового кодекса РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной форме или право распоряжения которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды.

В статье 41 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая для целей исчисления НДФЛ в соответствии с главами "Налог на доходы физических лиц", "Налог на прибыль организаций" Кодекса.

То есть выгодой (доходом, облагаемым НДФЛ) является разница между суммой выручки, которую налогоплательщик получит на основании договора уступки права требования, и суммой платежа по договору, на основании которого он такое право приобрел.

ФНС России в письме от 23.12.2005 N 04-2-03/205 отмечает, что налоговой базой при получении выручки по ранее приобретенной задолженности является сумма дохода, уменьшенная на сумму фактически произведенных и документально подтвержденных расходов на приобретение права требования.

Такая же позиция изложена в письме УФНС России по г. Москве от 30.05.2006 N 2810/47422@.

Позиция, изложенная в письмах Минфина России письмах от 22.12.2011 N 03-0405/8-1094, от 07.12.2011 N 03-04-05/3-1013, от 07.08.2009 N 03-04-05-01/624, что при получении суммы задолженности, право требования которой ранее было приобретено по договору уступки права требования, доход, подлежащий обложению НДФЛ, возникает с полной суммы, противоречит статье 41 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 226 Российские организации, индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также обособленные подразделения иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в пункте 2 настоящей статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 настоящего Кодекса с учетом особенностей, предусмотренных статьей.

Пунктом 2 статьи 226 Кодекса предусмотрено, что исчисление сумм и уплата налога в соответствии с указанной статьей производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со статьями 214.1, 214.3, 214.4, 214.5, 227, 227.1 и 228 Кодекса с зачетом ранее удержанных сумм налога.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что у общества при погашении кредита физическим лицам на основании договора уступки права требования, отсутствовала обязанность по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ, поскольку в данной ситуации у физических лиц возникнет обязанность исчислить и уплатить НДФЛ при получении дохода (погашение должником долга по кредитному договору), при этом налоговая база может быть уменьшена на сумму платежа по договору, на основании которого он такое право приобрел.

При таких обстоятельствах инспекция не обоснованно предложила обществу удержать и перечислить сумму НДФЛ в размере 1 795 040 руб. в бюджет, а также начислила пеню в размере 229 404,68 руб. и штраф по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 176 504 руб.

Кроме того, суд первой инстанции правомерно признал недействительным решение налогового органа в части привлечения к ответственности общество по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса РФ в виде штрафа с учетом снижения в сумме 100 руб.

Как следует из оспариваемого решения, инспекцией установлен факт не предоставления сведений о доходах физических лиц по форме N 2-НДФЛ за 2010 г. на физическое лицо Валитова Руслана Ресхатовича.

Обязанность налоговых агентов представлять в налоговый орган по месту своего учета сведения о доходах физических лиц этого налогового периода и суммах начисленных и удержанных в этом налоговом периоде налогов ежегодно не позднее 1 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом, по форме, утвержденной федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов предусмотрена пунктом 2 статьи 230 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, как было установлено выше, при погашении кредита на основании договора уступки права требования Валитову Р.Р. общество не являлось налоговым агентом, вязи с чем не должно было представлять сведения о доходах Валитова Р.Р.

Инспекция начислила обществу пеню по НДФЛ в сумме 12 877,45 руб.

При этом в оспариваемом решении указано, что в проверяемом периоде у обществом удержан налог - 651 563 руб.; перечисленный налог - 663 782 руб.

Согласно пункту 4 статьи 89 Кодекса предметом выездной налоговой проверки является правильность исчисления и своевременность уплаты налогов.

В соответствии с пунктом 7 статьи 101 Кодекса по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения либо об отказе в привлечении к ответственности. Содержание данных решений регламентировано в пункте 8 статьи 101 Кодекса.

В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного правонарушения со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие эти обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, принятое решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности с указанием статей Кодекса, предусматривающих ответственность за совершенное правонарушение.

Судом первой инстанции правомерно установлено, что в оспариваемом решении инспекция не указала, на основании каких конкретно документов ею установлена несвоевременность перечисления налога в бюджет.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции признал недействительным решение в части начисления пени по НДФЛ в сумме 12 877,45 руб. как не соответствующее Налоговому кодексу РФ.

При указанных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции, исследовав представленные в дело доказательства согласно требованиям ст. 162 АПК РФ и оценив их в совокупности и взаимосвязи с учетом положений ст. 71 АПК РФ, считает, что суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что оспариваемое решение налогового органа от 09.07.2012 N 26 не соответствуют закону и нарушают права налогоплательщика.

Все обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора, а также доводы апелляционной жалобы были предметом рассмотрения суда первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка.

Доводы апелляционной жалобы не принимаются апелляционной инстанцией как не соответствующие фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, так и не основанным на нормах налогового законодательства.

Согласно ч. 1, 6 ст. 268 АПК РФ при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело, вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционной жалобе, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с частью 4 статьи 270 АПК РФ основанием для отмены решения арбитражного суда первой инстанции.

Суд первой инстанции выполнил требования статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, полно, всесторонне исследовал и оценил представленные в деле доказательства и принял законный и обоснованный судебный акт.

Оснований для переоценки выводов и доказательств, которые при рассмотрении дела были исследованы и оценены судом первой инстанции с соблюдением требований статьи 71 АПК РФ, не имеется.

При указанных обстоятельствах основания для отмены или изменения обжалуемого судебного акта отсутствуют.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену оспариваемого акта (ч. 4 ст. 270 АПК РФ), судом апелляционной инстанции не установлено. С учетом изложенного, основания для удовлетворения апелляционной жалобы отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 29.05.2013 по делу N А53-33990/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

 

Председательствующий

А.Н. Герасименко

 

Судьи

И.Г. Винокур
Н.В. Сулименко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А53-33990/2012


Истец: ООО "Оцелот"

Ответчик: Межрайонная инспекция федеральной налоговой службы россии N 18, Межрайонная ИФНС России N18 по Ростовской области


Хронология рассмотрения дела:


20.02.2014 Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа N Ф08-9085/13


14.11.2013 Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда N 15АП-10453/13


29.05.2013 Решение Арбитражного суда Ростовской области N А53-33990/12