Пояснительная записка к проекту Федерального закона "О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации" (подготовлен Минэкономразвития России 16.11.2020)

Пояснительная записка к проекту Федерального закона "О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации"
(подготовлен Минэкономразвития России 16.11.2020 г.)

 

Текст проекта

 

Досье на проект

 

Проект федерального закона "О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - законопроект) подготовлен в целях реализации пунктов 4 и 6 Плана мероприятий ("дорожной карты") реализации механизма управления системными изменениями нормативно-правового регулирования предпринимательской деятельности "Трансформация делового климата" "Интеллектуальная собственность", утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 3 августа 2020 г. N 2027-р (далее - "дорожная карта").

Законопроектом предусматривается внесение изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ) в части закрепления возможности регистрации товарных знаков на имя граждан Российской Федерации или иностранных граждан (в дополнении к имеющейся возможности регистрации товарных знаков на имя юридических лиц и индивидуальных предпринимателей), что создаст возможность регистрации товарных знаков в том числе самозанятыми гражданами, и их участия в распоряжении правами на зарегистрированные товарные знаки, а также в части отражения в законодательстве Российской Федерации возможности распоряжения правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации через информационные системы, в том числе распределенные реестры, и установления полномочий федеральных органов исполнительной власти, участвующих в таких системах.

В части закрепления возможности регистрации товарных знаков на имя граждан следует отметить, что действующая редакция статьи 1478 ГК РФ устанавливает, что обладателем исключительного права на товарный знак может быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель.

Однако согласно пункту 1 статьи 23 ГК РФ в редакции Федерального закона от 26 июля 2017 г. N 199-ФЗ "О внесении изменений в статьи 2 и 23 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", с одной стороны, гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а, с другой стороны, в отношении отдельных видов предпринимательской деятельности законом могут быть предусмотрены условия осуществления гражданами такой деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Так, Федеральным законом от 27 ноября 2018 г. N 422-ФЗ "О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима "Налог на профессиональный доход" предусмотрено, что в ряде субъектов Российской Федерации физические лица вправе вести отдельные виды деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей.

Следует также отметить, что в настоящее время регистрация товарного знака на имя физических лиц допускается в ряде зарубежных стран. В частности, это относится к Австрийской Республике, Федеративной Республике Германия, Канаде, Китайской Народной Республике, Соединенному Королевству Великобритании и Северной Ирландии, Соединенным Штатам Америки. Отсутствуют ограничения в отношении субъектов, обладающих правом на товарный знак такого интеграционного объединения, как Европейский Союз. Таким образом, иностранные заявители оказываются наделенными правом регистрации товарного знака в Российской Федерации без подтверждения статуса, соответствующего индивидуальному предпринимателю.

Вместе с тем, в соответствии с пунктом 1 статьи 2 Конвенции по охране промышленной собственности, заключенной в г. Париже 20 марта 1883 г., в отношении охраны промышленной собственности граждане каждой страны Союза по охране промышленной собственности пользуются во всех других странах Союза теми же преимуществами, которые предоставляются соответствующими законами собственным гражданам.

Учитывая изложенное, законопроектом предлагается внести изменения в статьи 1477, 1478 и 1492 ГК РФ и предоставить гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, право регистрации товарных знаков, и тем самым уравнять их в правах с индивидуальными предпринимателями и иностранными заявителями.

Кроме того, принимая во внимание положения части 3 и 4 статьи 35 Конституции Российской Федерации о том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда и что право наследования гарантируется, законопроектом вводится регулирование отношений, складывающихся при наследовании исключительного права на товарный знак в случае смерти гражданина - правообладателя.

Так, статьей 1241 ГК РФ устанавливается общее правовое регулирование в части перехода исключительного права к другим лицам без заключения договора с правообладателем, в том числе в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица). Законопроектом вносятся корреспондирующие изменения в статью 1514 ГК РФ, устанавливающую специальное правовое регулирование в части прекращения правовой охраны товарного знака.

Следует отметить, что необходимость установления специального правового регулирования прекращения правовой охраны товарного знака в случае смерти гражданина - правообладателя исключительно при отсутствии правопреемства обосновывается анализом правоприменительной практики в отношении схожих правоотношений.

В частности, абзацем третьим пункта 175 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2019 г. N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума Верховного Суда N 10) устанавливается, что в связи с прекращением юридического лица - правообладателя положения подпункта 4 пункта 1 статьи 1514 ГК РФ подлежат применению лишь при прекращении юридического лица без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Таким образом, действующее законодательство в части прекращения правовой охраны товарного знака при прекращении юридического лица для правильного правоприменения нуждается в разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации.

Принимая во внимание вышеизложенное, законопроектом в подпункте 4 пункта 1 статьи 1514 ГК РФ предусматривается, что в случае смерти гражданина - обладателя исключительного права на товарный знак правовая охрана товарного знака прекращается при условии, что не происходит перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Кроме того, в случае смерти гражданина - обладателя права на товарный знак по заявлению наследников в Государственный реестр товарных знаков и выданное свидетельство на товарный знак вносятся сведения о новом обладателе исключительного права на товарный знак из числа таких наследников, определяемых ими самостоятельно (по соглашению). В случае невозможности определения нового обладателя исключительного права на товарный знак наследниками самостоятельно (по соглашению), он может быть определен из числа таких наследников по решению суда. Для отражения указанного подхода в статью 1505 ГК РФ законопроектом вносятся соответствующие изменения.

Таким образом, законопроект учитывает, что при наследовании имущество (исключительное право на товарный знак) умершего переходит к другим лицам (наследникам), которых может быть несколько (пункт 1 статьи 1110 ГК РФ). Вместе с тем, принимая во внимание, что товарный знак может быть зарегистрирован на одно лицо (на правообладателя) (пункт 1 статьи 1484 ГК РФ), законопроектом предусматривается, что в Роспатент наследниками подается одно заявление. В свою очередь, в Государственный реестр товарных знаков и в свидетельство на товарный знак вносятся сведения об одном новом обладателе исключительного права на товарный знак из числа наследников.

В части закрепления возможности распоряжения правами на результаты интеллектуальной деятельности через информационные системы следует отметить, что в настоящее время эффективная правовая охрана, оборот и защита результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации требуют обеспечения возможности оперативного доступа к актуальной информации об объектах правовой охраны, их правообладателях, режимах правовой охраны, ограничениях прав, сроках их действия, предложениях к заключению сделок и т.д.

Указанная информация востребована многими органами государственной власти, юридическими лицами и гражданами: федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, судами, научными и образовательными организациями, институтами инновационного развития, инжиниринговыми центрами, технопарками, экспертными организациями, третейскими судами, патентными поверенными.

Информационное взаимодействие одновременно между многими участниками требует, с одной стороны, открытости и общедоступности информационных систем и содержащихся в них сведений, а, с другой стороны, - их надежной защищенности и сохранности внесенных в них сведений.

Следует отметить, что действующее законодательство Российской Федерации допускает совершение лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств. Так, согласно пункту 1 статьи 160 ГК РФ письменная форма сделки считается соблюденной в случае совершения лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки, при этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю.

Учитывая изложенное, в целях закрепления возможности распоряжения правами на результаты интеллектуальной деятельности через информационные системы (в том числе распределенные реестры) и установления полномочий федеральных органов исполнительной власти, участвующих в таких системах по представлению требований к таким системам, законопроектом предлагается внесение изменений в статьи 1232 ГК РФ.

Согласно предлагаемым законопроектом изменениям при государственной регистрации результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации федеральные органы исполнительной власти (Роспатент, Минсельхоз России) становятся участниками информационных систем, правила функционирования которых соответствуют установленным ими требованиям. При этом подключение Роспатента (Минсельхоза России) к информационной системе осуществляется по инициативе российского юридического лица, обеспечивающего функционирование такой системы.

Отличительной особенностью проектируемого законопроектом информационного взаимодействия является то, что информационная система должна обеспечивать сохранность, неизменность и, в то же время, общедоступность внесенных в нее сведений.

Сформулированные в законопроекте требования могут быть реализованы посредством применения различных информационных технологий. В частности, это касается применения средств электронной подписи, предусмотренных Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и Федеральным законом от 6 апреля 2011 г. N 63-ФЗ "Об электронной подписи". Кроме того, указанные требования могут реализовываться на основе технологий распределенного реестра (например, блокчейн-технологии), позволяющих создавать децентрализованные распределенные информационные системы. Последние обладают рядом преимуществ, такими как прозрачность проводимых транзакций, открытость происходящих процессов, децентрализация хранимых данных, защищенность данных от различных кибератак (man-in-the-middle-атак, манипулирование данными, DDoS-атак и т.д.).

Принимая во внимание, что порядок взаимодействия участников информационной системы будет зависеть от конструктивно-технологических особенностей ее построения, законопроект закрепляет, что определенные действия участников информационной системы могут становиться юридически значимыми, только если такие действия предусмотрены правилами информационной системы.

Например, согласно пункту 1 статьи 165.1 ГК РФ заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю. При этом сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

Однако, в информационных системах, построенных на основе технологий распределенного реестра, доставка сообщения от одного участника другому не является юридически значимым обстоятельством. В таких системах либо каждый участник, либо заранее выбранные участники вносят изменение в реестр независимо друг от друга, а затем такие участники "голосуют" за внесение изменения в реестр; изменение вносится в реестр лишь при достижении участниками консенсуса. Кроме того, каждый участник информационной системы на основе распределенного реестра может обладать собственной копией реестра, идентичной копиям реестра остальных участников. Таким образом, в информационной системе на основе распределенного реестра сообщение будет иметь юридическое значение с момента соответствующего согласования по правилам такой системы, что предусмотрено законопроектом.

Законопроект предусматривает обязанность Роспатента (Минсельхоза России) установить требования к информационным системам. При выполнении таких требований любая информационная система (в случае обращения юридического лица, обеспечивающего ее функционирование) сможет быть присоединена к информационным системам федеральных органов исполнительной власти. В составе таких требований могут быть, например, технологические требования, требования к внесению сведений и к обращению с ними, к их безопасности, к юридическому оформлению предполагаемых в системе транзакций и иные (полный перечень установить невозможно в связи с новизной предлагаемых технологических решений).

При этом, при соблюдении таких требований и по обращению российского юридического лица, обеспечивающего функционирование информационной системы, указанные органы обязаны будут присоединиться к информационным системам, что обеспечит беспристрастность и отсутствие коррупциогенных факторов.

Следует отметить, что необходимость повышения уровня достоверности сведений, содержащихся в информационных системах, обосновывается в том числе анализом правоприменительной практики.

Так, согласно пункту 55 Постановления Пленума Верховного Суда N 10 при разрешении вопроса о том, имел ли место такой факт, суд в силу статей 55 и 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), статей 64 и 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) вправе принять средства доказывания, полученные с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в частности сети "Интернет". Допустимыми доказательствами являются в том числе сделанные и заверенные лицами, участвующими в деле, распечатки материалов, размещенных в информационно-телекоммуникационной сети (скриншот), с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения. Такие распечатки подлежат оценке судом при рассмотрении дела наравне с прочими доказательствами. Кроме того, в случаях, не терпящих отлагательства, при подготовке дела к судебному разбирательству, а также при разбирательстве дела суд согласно пункту 10 части 1 статьи 150 и статье 184 ГПК РФ, статье 78 и пункту 3 части 1 статьи 135 АПК РФ вправе произвести осмотр доказательств и их исследование на месте (в частности, просмотреть размещенную на определенном ресурсе информационно-телекоммуникационной сети информацию в режиме реального времени).

Обеспечение доступа к государственным услугам, оказываемым федеральными органами исполнительной власти через информационные системы, создаст дополнительные возможности для оказания государственных услуг в альтернативных (возможно, более комфортных для отдельных заявителей) интерфейсах.

Кроме того, благодаря информационным системам возможно будет более оперативное распоряжение правами заявителями, что придаст дополнительный импульс коммерциализации прав на результаты интеллектуальной деятельности и развитию экономики.

Это дополнительно крайне актуально в современных условиях угрозы новой коронавирусной инфекции и удаленного доступа (самоизоляции) многих потенциальных получателей государственных услуг.

Также, законопроектом предусмотрено введение обязательности регистрации залога исключительного права в отношении программ для ЭВМ и баз данных, зарегистрированных в Роспатенте. Данная норма необходима для обеспечения дополнительных гарантий кредиторов (в первую очередь банков), осуществляющих кредитование под залог интеллектуальной собственности.

В отношении, например, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков, регистрация передачи исключительных прав в залог является обязательной, тогда как в отношении программ для ЭВМ и баз данных, такая регистрация не предусмотрена в связи с их фактическим депонированием в Роспатенте. В то же время, данная норма востребована бизнесом, что выявлено при реализации в 2019 - 2020 годах федеральных проектов "Нормативное регулирование цифровой среды" и "Финансовая поддержка МСП", в рамках которых содержались мероприятия, направленные на развитие интеллектуальной собственности как актива, используемого в качестве обеспечения по кредитам.

Следует отметить, что положения законопроекта в части, затрагивающей вопросы информационных систем не в полной мере соответствует мероприятию 6 "дорожной карты".

В частности, в составе ожидаемых результатов предусмотрено приравнивание распоряжение правом в информационных системах к письменной форме сделки. При этом, с учетом редакции статьи 160 ГК РФ указанное уже предусмотрено.

Кроме того, результатом указанного мероприятия предусмотрена возможность установления дополнительных требований к информационным системам, участвующими в них федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими нормативно-правовое регулирование в соответствующей сфере. В настоящее время состав таких требований неочевиден, а предполагаемая формулировка не содержит ограничений. В связи с изложенным указанное положение при его нормативно-правовой реализации может содержать в себе коррупциогенные факторы, связанные с произвольным установлением органами власти требований к частным информационным системам, которые могут повлечь существенные затраты бизнеса, а порой и невозможность работы таких информационных систем. В то же время нормативное правовое регулирование сферы интеллектуальной установлено ГК РФ и должно соответствовать принципу правовой определенности в том числе в части установления полномочий органов власти. По указанной причине признана целесообразным правовая конструкция, при которой органы власти, непосредственно оказывающие государственные услуги, могут устанавливать "общие" требования к правилам информационных систем, при выполнении которых такие органы власти "автоматически" обязаны осуществить присоединение к указанным системам. При этом, обоснованность таких требований будет обеспечиваться в том числе регистрацией соответствующих приказов в Минюсте России.

Законопроект соответствует положениям Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г., а также положениям иных международных договоров Российской Федерации.

В части закрепления возможности регистрации товарных знаков на имя граждан, законопроект также соответствует положениям Договора о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров Евразийского экономического союза, подписанного в г. Москва 3 февраля 2020 г., согласно которому заявку на товарный знак Евразийского экономического союза может подать как юридическое, так и физическое лицо.

Принятие законопроекта не повлияет на достижение целей государственных программ Российской Федерации.

Законопроект не содержит обязательных требований, оценка соблюдения которых осуществляется в рамках государственного контроля (надзора), муниципального контроля, при рассмотрении дел об административных правонарушениях, или обязательных требований, соответствие которым проверяется при выдаче разрешений, лицензий, аттестатов аккредитации, иных документов, имеющих разрешительный характер.

Предусмотренный законопроектом переходный период сроком в один год обусловлен необходимостью подготовки и принятия ряда нормативных правовых актов.

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.