Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 мая 2015 г. N 20АП-2041/15

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 мая 2015 г. N 20АП-2041/15

 

Тула

 

7 мая 2015 г.

Дело N А62-5897/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 29.04.2015.

Постановление изготовлено в полном объеме 07.05.2015.

 

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Стахановой В.Н., судей Заикиной Н.В. и Федина К.А., при ведении протокола судебного заседания секретарем Бондаренко О.А., при участии от заявителя - общества с ограниченной ответственностью "Ольга" (Смоленская область, г. Вязьма, ОГРН 1136733011502, ИНН 6722041198) - Довгополого В.Н. (доверенность от 01.04.2015 N 4), от заинтересованного лица - Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Смоленской области (Смоленская область, г. Вязьма, ОГРН 1046706012275, ИНН 6722016850) - Молодцовой О.В. (доверенность от 12.01.2015), Матвеевой Е.А. (доверенность от 12.01.2015), рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Смоленской области на решение Арбитражного суда Смоленской области от 19.02.2015 по делу N А62-5897/2014 (судья Лукашенкова Т.В.), установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью "Ольга" (далее - ООО "Ольга", общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Смоленской области с заявлением о признании недействительными решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Смоленской области (далее - инспекция, налоговый орган) от 25.04.2014 N 1820 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и от 25.04.2014 N 315 об отказе в возмещении полностью налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению.

Решением Арбитражного суда Смоленской области от 19.02.2015 заявленные требования удовлетворены.

Инспекция обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить указанное решение и принять по делу новый судебный акт.

Обосновывая свою позицию, заявитель жалобы считает, что суд первой инстанции неправомерно оставил без внимания доводы налогового органа о нарушениях в бухгалтерском и налоговом учете общества, поскольку при проведении камеральной проверки инспекция не вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы, за исключением тех, которые должны прилагаться к налоговой декларации (расчету), в связи с чем у инспекции отсутствовала возможность оценить правильность отражения в декларации общества по налогу на прибыль и имущество сделки купли-продажи спорного объекта.

По мнению налогового органа, обществом, в нарушение правил бухгалтерского учета, не в полной сумме оприходованы на счете 01.01 приобретенные основные средства, с целью минимизации налогов, а также создания формальных условий для возмещения НДС.

Инспекция полагает, что обществом неверно исчислена амортизация основных средств, и следовательно, неверно определена и остаточная стоимость имущества, а также минимизирован налог на имущество организации за 2013 год.

Кроме того, заявитель жалобы утверждает, что общество не применяло ПБУ 18/02, так как в бухгалтерском учете и бухгалтерской отчетности различие налога на бухгалтерскую прибыль (убыток), признанного в бухгалтерском учете, от налога на налогооблагаемую прибыль, сформированного в бухгалтерском учете и отраженного в налоговой декларации по налогу на прибыль организации, отсутствуют.

Налоговый орган указывает на формальность финансовых отношений Кобаидзе Л.Н. и Алиева Р.П. как руководителя ООО "Ольга", направленных на получение налоговой выгоды, а также на нереальность финансово-хозяйственной деятельности общества.

По мнению инспекции, судом первой инстанции не дана оценка тому обстоятельству, что ООО "КАНКРИТ" осуществляло свою деятельность в спорном здании с 29.12.2011.

В отзыве на апелляционную жалобу ООО "Ольга" считает, что налоговым органом не приведено доводов, связанных с рассмотрением спора по сути, указаний на пороки сделки или дефекты представленных в налоговый орган документов не имеется, поэтому просит оставить решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены судом апелляционной инстанцией в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела, выслушав пояснения представителей сторон, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, обсудив доводы жалобы и отзыва на нее, суд апелляционной инстанции не находит оснований для изменения либо отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена камеральная налоговая проверка налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость, в которой заявлено право на возмещение налога на добавленную стоимость в сумме 1 510 170 рублей за 3 квартал 2013 года, представленной 18.10.2013 ООО "Ольга".

Результаты проверки оформлены актом от 03.02.2014 N 11419.

Рассмотрев материалы камеральной проверки, инспекцией вынесены решения от 25.04.2014 N 1820 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и от 25.04.2014 N 315 об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению.

В соответствии с пунктом 2 статьи 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации в Управление Федеральной налоговой службы по Смоленской области обществом подана апелляционная жалоба.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Смоленской области от 16.04.2014 N 77 апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения.

Не согласившись с решениями инспекции от 25.04.2014 N 1820, N 315, ООО "Ольга" обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно руководствовался следующим.

Пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную согласно статье 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные этой статьей налоговые вычеты.

Пунктом 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Пунктом 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 172, пункту 1 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации.

Право на возмещение НДС из бюджета предоставлено добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат по уплате налога поставщикам товаров (работ, услуг). Налогоплательщик, использующий указанное право в противоречии с его назначением, то есть злоупотребляющий им, не может рассчитывать на такую же судебную защиту этого права, как добросовестный налогоплательщик.

Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок. Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Таким образом, возможность возмещения налога из бюджета обуславливается наличием реального осуществления хозяйственных операций. Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога, уплаченного поставщику, в случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами, либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, допущенная при совершении указанных операций.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О указано, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, и обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика возложена на налоговые органы. Согласно постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.1998 N 24-П под добросовестным налогоплательщиком понимается лицо, надлежаще исполнившее налоговые обязанности.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53).

Из анализа определений Конституционного Суда Российской Федерации от 08.04.2004 N 169-О и от 04.11.2004 N 324-О следует, что о недобросовестности налогоплательщиков может свидетельствовать ситуация, когда с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создаются схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств, что может привести к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков.

Оценка же добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели. Заключенные сделки должны не только формально соответствовать законодательству, но и не вступать в противоречие с общим запретом недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком.

Основанием для принятия оспариваемых решений послужил вывод налогового органа о неправомерности заявленного вычета по НДС по контрагенту СОАО "Бахус" в связи с приобретением недвижимого имущества по адресу: г. Вязьма, ул. Строителей, д. 5, поскольку сделка купли-продажи ООО "Ольга" произведена не для извлечения прибыли, а для получения необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного возмещения из бюджета НДС.

Судом установлено, что между СОАО "Бахус" (продавец) и ООО "Ольга" (покупатель) заключен договор купли-продажи недвижимого имущества от 15.07.2013, согласно которому продавец обязуется передать в собственность, а покупатель обязуется оплатить и принять в соответствии с условиями указанного договора помещение в здании материального склада общей площадью 349,2 кв. метров, 1 этаж, по адресу: Смоленская область, г. Вязьма, ул. Строителей, д. 5, расположенного на земельном участке площадью 3 389 кв. метров с кадастровым номером 67:02:0010214:14 по адресу: г. Вязьма, ул. Строителей, 5, 5/1, 5/2, находящемся в постоянном бессрочном пользовании у СОАО "Бахус", Кобаидзе Л.Н., ООО "Торговый дом "Сфинкс", Бурханова B.C., а также иное имущество, находящееся в помещении и связанное с ним.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 20.07.2013 N 67-АБ 974544 помещение в здании материального склада общей площадью 349,2 кв. метров по адресу: г. Вязьма, ул. Строителей, д. 5, с условным номером 67:01/02:2001:24:0208 принадлежит на праве собственности ООО "Ольга".

В ходе проведения камеральной налоговой проверки инспекцией установлено, что ООО "Ольга" состоит на налоговом учете с 05.07.2013 и зарегистрировано по адресу: Смоленская область, г. Вязьма, ул. Полевая, д. 27. По указанному адресу расположено здание магазина, принадлежащее на праве собственности Кобаидзе Л.Н. Из анализа банковских выписок расчетного счета ООО "Ольга" следует, что общество не несло расходов за аренду помещения и содержание арендованного помещения.

Кроме того, согласно сведениям о движении денежных средств по расчетному счету общества поступление денежных средств складывалось за счет взноса учредителя в сумме 9 920 000 рублей, которые расходовались на оплату приобретенного помещения в сумме 9 900 000 рублей и на уплату госпошлины за регистрацию имущества в сумме 15 000 рублей.

ООО "Ольга" для подтверждения факта приобретения недвижимого имущества у СОАО "Бахус" представило договор купли-продажи недвижимого имущества от 15.07.2013, акты приема-передачи от 18.07.2013 N 000003, N 000008, N 000007, N 000005, N 000004, N 000006, свидетельство о государственной регистрации права от 20.07.2013, книгу покупок за период с 01.07.2013 по 30.09.2013, журнал учета полученных и выставленных счетов-фактур за 3 квартал 2013 года, счета-фактуры от 18.07.2013 N ЛВ00033570/001, N ЛВ00033575/001, N ЛВ00033574/001, N ЛВ0003 3572/001, N ЛВ00033571/001, N ЛВ00033573/001, платежное поручение от 18.07.2013 N 2, выписку по расчетному счету за 18.07.2013.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений. При этом в силу пункта 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, который принял данное решение.

Таким образом, в силу положений статей 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на налоговый орган возлагается бремя доказывания, что сведения, содержащиеся в представленных налогоплательщиком документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы, налоговая выгода получена налогоплательщиком не в связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, налогоплательщиком учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении N 53.

О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Суд первой инстанции, оценив доводы заявителя и налогового органа, а также представленные в материалы дела доказательства, пришел к верному выводу о том, что инспекция не привела доказательств совершения ООО "Ольга" и СОАО "Бахус" согласованных умышленных действий, лишенных экономического содержания, направленных на искусственное, без реальной хозяйственной цели создание условий для получения возмещения суммы налога из бюджета и увеличение расходов, налогового органом не представлены. Сведения о какой-либо недобросовестности контрагента налоговым органом также не представлены, обстоятельств неуплаты в бюджет контрагентом налога на добавленную стоимость при реализации недвижимого имущества налоговым органом не установлено.

Материалами дела в полной мере подтверждается реальность финансово-хозяйственных взаимоотношений между налогоплательщиком ООО "Ольга" и его контрагентом по данной сделке СОАО "Бахус". Представленные доказательства свидетельствуют о реальности сделки купли-продажи недвижимого имущества, которые отражены организациями в бухгалтерском и налоговом учете; налогоплательщиком выполнены требования налогового законодательства для предъявления НДС к вычету.

Кроме того, реальность сделки по приобретению недвижимого имущества налоговым органом не оспаривается и под сомнение не ставится.

Реальность расходов ООО "Ольга" по приобретению объекта недвижимости инспекцией также не оспаривалась.

В связи с этим суд первой инстанции справедливо не принял во внимание довод инспекции о завышении договорной цены объекта недвижимости с единственной целью возмещения из бюджета значительной суммы НДС, учитывая реальность сделки, понесенных обществом расходов и уплаты НДС контрагентом, а также отсутствия каких-либо установленных "схем" и доказательств влияния общества на финансово-хозяйственную деятельность контрагента СОАО "Бахус".

Конституционным Судом Российской Федерации неоднократно отмечалось, что по смыслу его правовой позиции, выраженной в постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельной и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Управленческие решения учредителя по созданию отдельного вида бизнеса, по созданию нового юридического лица направлены на оптимизацию хозяйственной деятельности субъекта предпринимательства и не могут рассматриваться как дробление бизнеса, свидетельствовать о направленности на получение необоснованной налоговой выгоды.

В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Реализуя право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, гарантированное статьей 34 (часть 1) Конституции Российской Федерации, граждане вправе определять сферу этой деятельности и осуществлять соответствующую деятельность путем создания коммерческой организации как формы предпринимательства, самостоятельно выбирать экономическую стратегию развития бизнеса, использовать свое имущество с учетом установленных Конституцией Российской Федерации гарантий права собственности и поддержки государством добросовестной конкуренции.

Действующее законодательство не содержит запрета гражданину учредить две или несколько организаций.

При этом в ходе налоговой проверки налоговым органом установлен вид деятельности ООО "КАНКРИТ" - оптовая реализация пива, основной вид деятельности ООО "Ольга" - сдача внаем собственного недвижимого имущества.

Таким образом, материалами дела подтверждается различие видов деятельности данных организаций, что имеет экономическое обоснование и не носит противоправного характера.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно отклонил доводы налогового органа о том, что учредитель ООО "Ольга" мог не создавать данную организацию, а внести денежные средства на покупки недвижимости в ООО "КАНКРИТ", касаются проверки экономической целесообразности решения учредителя, что согласно постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 24.02.2004 N 3-П не относится к сфере судебного контроля, при этом названное решение учредителя не противоречит действующему законодательству, не содержит признаков противоправности.

Из материалов дела следует, что основным видом деятельности ОООО "Ольга" заявлена сдача в наем собственного недвижимого имущества. Общество фактически осуществляет данную деятельность: заключены договоры аренды части нежилого помещения как с ООО "КАНКРИТ", так и с иной организацией - ООО "МАНИФИК", а также арендовано нежилое помещение у Кобаидзе Л.Н.

В абзаце 2 пункта 4 постановлении N 53 указано, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Налоговые органы призваны контролировать правильность исчисления и своевременность уплаты налогов без вмешательства в гражданско-правовые отношения сторон.

Из изложенной позиции следует, что налоговый орган не вправе настаивать на том, что налогоплательщик должен был выбрать тот или иной вариант построения хозяйственных операций, так как налогоплательщик действует по своему усмотрению.

С учетом изложенного суд первой инстанции правомерно отклонил довод налогового органа о том, что данный объект недвижимости могло приобрести не ООО "Ольга", а ООО "КАНКРИТ", поскольку оценка целесообразности данной сделки для ООО "КАНКРИТ", а не для ООО "Ольга" не относится к правомочиям налогового органа.

Кроме того, наличие взаимозависимости, влияющей на условия или экономические результаты деятельности взаимозависимых лиц, также само по себе не является признаком дефектности экономической деятельности, если в действиях этих лиц отсутствуют признаки правонарушений, установленных налоговым законодательством, явившихся результатом такой взаимозависимости.

На основании изложенного суд первой инстанции правомерно установил отсутствие правовых оснований для принятия налоговым органом решений от 25.04.2014 N 1820 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и от 25.04.2014 N 315 об отказе в возмещении полностью налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению.

Доводы апелляционной жалобы являлись обоснованием позиции налогового органа по делу, они не опровергают выводов суда, а направлены на переоценку фактических обстоятельств и доказательств, исследованных судом и получивших надлежащую правовую оценку.

Принимая во внимание, что фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, установлены судом на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, им дана надлежащая правовая оценка, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения оспариваемого судебного акта.

Нарушений норм процессуального права, влекущих по правилам части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловную отмену судебного акта, апелляционной инстанцией не выявлено.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Смоленской области от 19.02.2015 по делу N А62-5897/2014 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме. В соответствии с частью 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий

В.Н. Стаханова

 

Судьи

Н.В. Заикина
К.А. Федин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А62-5897/2014


Истец: ООО "Ольга"

Ответчик: Межрайонная ИФНС России N2 по Смоленской области

Третье лицо: Смоленское открытое акционерное общество производителей спирта и ликеро-водочных изделий "Бахус"