Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 28 июля 2016 г. N 01АП-5846/15

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 ноября 2016 г. N Ф01-4754/16 настоящее постановление оставлено без изменения

г. Владимир

 

28 июля 2016 г.

Дело N А43-18706/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 21.07.2016.

В полном объеме постановление изготовлено 28.07.2016.

 

Первый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Белышковой М.Б., судей Урлекова В.Н., Москвичевой Т.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Кузиной Г.Н., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Нижегородской области на решение Арбитражного суда Нижегородской области от 31.12.2015 по делу N А43-18706/2015, принятое судьей Моисеевой И.И. по заявлению открытого акционерного общества "Молоко" (ОГРН 1025201636305, ИНН 5247005089) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Нижегородской области о признании недействительным решения от 31.03.2015 N 10/03,

при участии в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, - общества с ограниченной ответственностью "Молоко" и общества с ограниченной ответственностью "Молоко +".

В судебном заседании приняли участие представители Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Нижегородской области - Синявина В.А. по доверенности от 07.12.2015 N 05-25/016309 (т.10 л.д.113), Гребенькова О.А. по доверенности от 11.03.2016 N 05-25/002701 (т.10 л.д.111), Царева С.А. по доверенности от 30.09.2015 N 05-25/012628 (т.10 л.д. 114), Ермакова И.М. по доверенности от 27.08.2015 N 05-25/011183 (т.10 л.д.112), открытого акционерного общества "Молоко" - Подоляко С.С. по доверенности от 19.11.2015 (т.8 л.д. 56), Шиманова Л.В. по доверенности от 12.05.2016 (т.11 л.д. 14), Власова И.А. по доверенности от 12.05.2016 (т. 11 л.д. 15).

Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, явку представителей в судебное заседание не обеспечили.

Исследовав материалы дела, Первый арбитражный апелляционный суд установил следующее.

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 4 по Нижегородской области (далее - Инспекция, налоговый орган, заявитель) была проведена выездная налоговая проверка в отношении открытого акционерного общества "Молоко" (далее - ОАО "Молоко", Общество, налогоплательщик) по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2011 по 31.12.2012.

Результаты проверки отражены в акте N 10/03 от 19.01.2015.

Заместителем начальника Инспекции по результатам рассмотрения материалов проверки, возражений налогоплательщика и материалов, полученных в результате проведения дополнительных мероприятий налогового контроля принято решение 31.03.2015 N 10/03 о привлечении ОАО "Молоко" к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в виде штрафов, предусмотренных пунктом 1 статьи 119, пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ, Кодекс) в общей сумме 5 700 623 руб.

Указанным решением Обществу также доначислен налог на прибыль организаций в сумме 4 453 286 руб., НДС в сумме 19 748 495 руб., налог на имущество организаций в сумме 505 244 руб., пени за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налогов в общей сумме 6 777 697 руб. 75 коп.

Решением УФНС России по Нижегородской области по апелляционной жалобе N 09-12/13066@ от 06.07.2015 решение Инспекции утверждено.

Не согласившись с решением налогового органа, налогоплательщик 22.07.2015 обратился в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании его недействительным.

25.11.2015 налогоплательщик обратился с жалобой в УФНС России по Нижегородской области на вступившее в силу решение налогового органа, указав в качестве дополнительного основания для признания решения от 31.03.2015 N 10/03 недействительным нарушение Инспекцией требований пункта 3.1 статьи 100 НК РФ.

Решением УФНС России по Нижегородской области от 15.12.2015 N 0912/24476 жалоба ОАО "Молоко" оставлена без удовлетворения, а решение Инспекции от 31.03.2015 N 10/03 оставлено без изменения (т.11, л.д.4-8).

Решением Арбитражного суда Нижегородской области от 31.12.2015 заявленные требования удовлетворены, оспоренное решение Инспекции признано недействительным.

Не согласившись с принятым судебным актом, налоговый орган обратился в арбитражный суд с апелляционной жалобой и дополнениями, в которых просит отменить решение суда и принять по делу новый судебный акт.

Инспекция считает, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом неполно выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела и неправильно применены нормы материального права.

По мнению Инспекции, совокупностью установленных в ходе выездной налоговой проверки обстоятельств подтверждается, что Обществом при участии взаимозависимых лиц - общества с ограниченной ответственностью "Молоко" (далее - ООО "Молоко") и общества с ограниченной ответственностью "Молоко+" (далее - ООО "Молоко+"), функционирующих как единый производственный комплекс, применена схема ухода от уплаты налогов по общей системе налогообложения в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Инспекция считает, что Обществом в результате формального распределения выручки от реализации готовой продукции между тремя организациями в целях сохранения возможности применения упрощенной системы налогообложения (далее - УСНО, единый налог) получена необоснованно налоговая выгода в виде разницы в налоговых обязательствах, возникающих при применении общего режима налогообложения и УСНО.

Операции по учету доходов в целях налогообложения, по мнению заявителя, учтены налогоплательщиком не в соответствии с их действительным экономическим содержанием.

Налоговый орган считает, что схема деления бизнеса применена Обществом с единственной целью - получение налоговой выгоды за счет сохранения возможности применения УСНО, поэтому им обоснованно сделан вывод о том, что доходы от реализации молочной продукции, полученные на расчетные счета и в кассу ООО "Молоко" и ООО "Молоко+", являются доходами Общества.

Инспекция не согласна с выводом суда о том, что примененный заявителем метод определения налоговых обязательств налогоплательщика не соответствует методике расчетного метода, предусмотренного подпунктом 1 пункта 7 статьи 31 НК РФ. Заявитель указывает, что размер налоговых обязательств ОАО "Молоко" определен на основании имеющейся информации о самом налогоплательщике, исходя из особенностей его хозяйственной деятельности, сведений, полученных от контрагентов ОАО "Молоко", ООО "Молоко" и ООО "Молоко+", уполномоченных государственных органов, с учетом представленных банками выписок по расчетным счетам трех организаций.

Выводы суда о нарушении налоговым органом процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, выразившиеся в непредставлении налогоплательщику вместе с актом проверки документов, полученных Инспекцией в ходе мероприятий налогового контроля, Инспекция считает неправильными. Материалами дела подтверждается, что генеральный директор Общества принимал участие в рассмотрении материалов проверки; Обществу было известно о всех установленных в ходе проверки обстоятельствах и ему была предоставлена возможность обеспечить надлежащую защиту своих прав на всех стадиях рассмотрения материалов выездной налоговой проверки, в том числе на стадии рассмотрения дополнительных мероприятий налогового контроля. Расчет налогов, произведенный налоговым органом, ОАО "Молоко", не опровергнут.

В судебном заседании представители Инспекции поддержали позицию налогового органа.

Общество, представив отзыв на апелляционную жалобу и дополнения к нему, считает её не подлежащей удовлетворению, решение суда первой инстанции - законным и обоснованным.

В судебном заседании представители Общества поддержали позицию налогоплательщика.

Иные лица, участвующие в деле, отзывы на апелляционную жалобу не представили, в судебное заседание не явились.

Апелляционная жалоба рассмотрена в порядке статей 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие неявившихся представителей лиц, участвующих в деле.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в апелляционной жалобе и дополнениях к ней, отзыве и дополнениях, заслушав в судебном заседании представителей налогового органа и ОАО "Молоко", Первый арбитражный апелляционный суд считает решение суда первой инстанции подлежащим отмене с учетом следующего.

Согласно статье 346.11 Кодекса применение УСНО организациями предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на прибыль организаций (за исключением налога, уплачиваемого с доходов, облагаемых по налоговым ставкам, предусмотренным пунктами 3 и 4 статьи 284 настоящего Кодекса), налога на имущество организаций. Организации, применяющие УСНО, не признаются налогоплательщиками НДС, за исключением НДС, подлежащего уплате в соответствии с настоящим Кодексом при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, а также НДС, уплачиваемого в соответствии со статьей 174.1 настоящего Кодекса.

Статьей 346.13 Кодекса установлены порядок и условия начала и прекращения применения УСНО. Пунктом 4 данной статьи установлено, в частности, что налогоплательщик считается утратившим право на применение УСНО в случае, если по итогам отчетного (налогового) периода его доходы, определяемые в соответствии со статьей 346.15 и подпунктами 1 и 3 пункта 1 статьи 346.25 НК РФ, превысили предельный размер - 60 000 000 рублей.

В ходе проверки Инспекцией установлено, что с 01.01.2007 ОАО "Молоко" применяло УСНО с объектом налогообложения "доходы, уменьшенные на величину расходов".

Основанием принятия оспариваемого решения послужил вывод Инспекции о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды, поскольку в ходе выездной налоговой проверки установлено использование Обществом схемы ухода от налогообложения с участием взаимосвязанных организаций - ООО "Молоко" и ООО "Молоко+", также применяющих УСНО. Инспекция установила, что со второго квартала 2011 года Общество утратило возможность применения УСНО, в связи с превышением дохода 60 000 000 рублей. При этом для расчета налогооблагаемой базы по НДС и налогу на прибыль организаций Инспекцией были объединены показатели ОАО "Молоко", ООО "Молоко" ООО "Молоко+".

Как следует из материалов дела, ОАО "Молоко" создано в качестве юридического лица 03.09.1992 в результате приватизации Выксунского молочного завода; ООО "Молоко" создано 19.12.2005, ООО "Молоко+" -23.09.2008.

Создание ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" осуществлялось без передачи им каких-либо активов или имущества, вновь созданные организации арендовали рабочие места по договорам аренды у ОАО "Молоко", собственного имущества и оборудования для производства молочной продукции не имели.

Руководителем всех вышеуказанных организаций в спорном периоде являлся Ледяев В.П.

Основным видом экономической деятельности ОАО "Молоко", ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" является производство молочных продуктов.

Суд первой инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства, пришел к выводу о том, что налоговым органом не представлено достаточных доказательств осуществления всеми тремя организациями единого производственного процесса по производству молочных продуктов с использованием материально-технической базы и трудовых ресурсов ОАО "Молоко". Поэтому суд посчитал, что налоговым органом сделан неправильный вывод о необходимости определения доходов (выручки) Общества в целях налогообложения с учетом доходов (выручки), полученных ООО "Молоко" и ООО "Молоко+".

Суд апелляционной инстанции считает указанный вывод суда первой инстанции ошибочным, в связи с его несоответствием обстоятельствам дела.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53) под налоговой выгодой понимается в том числе уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы.

Как указано в пункте 5 постановления N 53 о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Взаимозависимость участников сделок и иные обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 постановления N 53, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункт 9 постановления N 53).

Признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением (пункт 11 постановления N 53).

Таким образом, изложенное выше обязывает налоговый орган и суд давать оценку действиям плательщика и совершенным ими сделкам, в том числе, с точки зрения реальности их совершения, экономической целесообразности и эффективности, добросовестности действий всех их участников, а выводы делать на основании совокупности всех этих признаков.

В рассматриваемом деле суд апелляционной инстанции исходя из позиции, определенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.2009 N 12418/08, установил, что Обществом сохранение возможности применения УСНО в спорном периоде обеспечивалось формально с использованием взаимозависимых лиц, путем искусственного распределения между ними выручки от реализации произведенной продукции.

Инспекцией установлено, подтверждено материалами дела и не оспаривается налогоплательщиком, что ОАО "Молоко", ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" являются взаимозависимыми, располагаются по одному адресу и осуществляют один вид деятельности - производство и реализацию молочной продукции (код ОКВЭД 15.5), применяют УСНО с объектом налогообложения -"доходы минус расходы".

Для осуществления деятельности Общество располагало собственной производственной базой, включающей земельный участок, здания, оборудование, транспортные средства, трудовые ресурсы (в 2011 году - 49 человек, в 2012 году - 48 человек).

ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" в собственности движимого и недвижимого имущества не имели, на основании заключенных договоров арендовали у ОАО "Молоко" рабочие места, то есть осуществляли деятельность на одной производственной площадке с использованием оборудования Общества.

Арендованного имущества, в том числе конкретного оборудования для производства молочной продукции, ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" также не имели. Ледяев В.П., являющийся руководителем всех трех организаций, при допросе не смог назвать имущество и оборудование, арендуемое у Общества взаимозависимыми контрагентами.

Инспекция установила, что работники Общества и ООО "Молоко" работали по двухсменному 12 часовому графику, установленному коллективным договором ОАО "Молоко": 1 смена - работники, трудоустроенные в Обществе, 2 смена - работники, трудоустроенные в ООО "Молоко", и ежедневно осуществляли производство молочной продукции, которая распределялась между тремя организациями. При этом работники, трудоустроенные в ООО "Молоко", осуществляли приемку молока для всех трех организаций.

Исследуя технологический процесс производства молочной продукции, налоговый орган установил, что он является непрерывным и длительным и по продолжительности времени превышает продолжительность смен: производство молочной продукции, начатое в смену ОАО "Молоко", завершается в смену ООО "Молоко".

Административно-управленческий аппарат и часть работников цехов ОАО "Молоко" в проверяемом периоде выполняли должностные обязанности по совместительству в ООО "Молоко" и ООО "Молоко+".

Поставщиками молока для Общества и ООО "Молоко" являлись одни и те же лица. Молоко-сырье принималось на одном приемном пункте, одними и теми же работниками, в одном цеху на одном и том же оборудовании вырабатывалась молочная продукция, которая впоследствии распределялась между тремя организациями.

Из свидетельских показаний бывшего начальника цеха ОАО "Молоко" Фокиной З.Г. следует, что руководство Общества сообщило ей о том, что выпущенная продукция будет делиться на три организации и соответственно на склад продукция будет сдаваться по накладным разного цвета: ОАО "Молоко" - белого, ООО "Молоко" - желтого, ООО "Молоко+" - синего. Данный свидетель пояснил, что ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" осуществляют выпуск той же продукции, что и ОАО "Молоко", технологический процесс один, продукция производилась в одном помещении и на одном оборудовании, складирование продукции также осуществлялось в одном помещении (т.5, л.д.60-63).

Лапина Г.В. - кладовщик склада готовой продукции ОАО "Молоко" в ходе допроса также подтвердила, что поступление и отгрузка со склада от трех организаций оформлялась по накладным разного цвета, распоряжение на отгрузку продукции со склада дает диспетчер по мере поступления заявки от покупателей, документы от диспетчера поступают также на бланках разного цвета (т.5, л.д.104-106).

Кассир Общества (по совместительству кассир ООО "Молоко" и ООО "Молоко+") Кочеткова Е.И. при допросе показала, что выручку от реализации сдают экспедиторы и водители, представляя ей корешок доверенностей ОАО "Молоко", ООО "Молоко" и ООО "Молоко+", на основании которых пробивается чек и оформляется приходный ордер; выдача доверенностей производится по каждой организации на бумаге разного цвета - ОАО "Молоко" - белого, ООО "Молоко" - желтого, ООО "Молоко+" - синего; документация по каждой организации хранится в шкафу на отдельных полках и различается по цвету (т.5, л.д.107-110).

Таким образом, материалами дела подтверждается, что на стадии приемки, контроля качества, отпуска в производство и при производстве молочной продукции распределения продукции между тремя организациями не происходило, и не могло быть обеспечено ООО "Молоко" и ООО "Молоко+", распределение осуществлялось только на стадии поступления молочной продукции на склад, дальнейшей ее реализации и отражалось в бухгалтерском учете.

Довод налогоплательщика о том, что учет поступающего в производство молока-сырья каждой из трех организаций осуществлялся благодаря оснащению каждого производственного участка современными контрольно-измерительными системами, материалами дела не подтверждается.

Все участки и цеха Общества: участок приемки молока, участок пастеризации, участок кисломолочных продуктов, участок по производству творога, участок по производству масла, участок розлива молока, лаборатория, тарный склад, линии водопровода и молокопровода, взаимосвязаны и представляют собой единый технологический комплекс, разделение которого невозможно, что подтверждается протоколом осмотра территории и помещений, проведенного с участием должностных лиц налогоплательщика.

Соответственно, разделение молока, поступающего на производственные линии для производства различного вида продукции, на указанной стадии невозможно.

В ходе осмотра должностные лица Общества не смогли пояснить, какое конкретно оборудование на основании заключенных договоров аренды рабочих мест передано ООО "Молоко" и ООО "Молоко+".

Поэтому договоры аренды рабочих мест, заключенные Обществом с ООО "Молоко" и ООО "Молоко+", не могут рассматриваться в качестве договоров аренды конкретного оборудования (насосы, молокопровод и т.д.) для производства молочной продукции, заключены формально в целях создания видимости наличия возможности самостоятельного осуществления производственной деятельности указанными организациями.

Как следует из материалов проверки, при приемке молока-сырья от поставщиков оно с помощью насоса сливается из цистерн в чаши весов и после взвешивания с помощью насоса перекачивается в емкости, в которых хранится до переработки. В зависимости от вырабатываемого продукта молоко направляется на пастеризационно-охладительные установки, затем - в емкости для производства молока и кисло-молочной продукции (кефир, ряженка, бифидок, йогурт).

В зависимости от вида выпускаемой продукции только по истечении месяца происходит корректировка (распределение) молока-сырья между тремя организациями (по факту производства).

Доказательств отражения ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" в учете количества поступившего молока-сырья (оприходования), дальнейшего его списания в производство с учетом норм расхода на производство определенного вида продукции указанными организациями по требованию налогового органа не представлено.

Процесс распределения готовой продукции, а также поступление выручки от ее реализации контролировался со стороны должностных лиц Общества, тем самым обеспечивалась возможность формального распределения доходов между тремя организациями для создания условий для сохранения возможности применения УСНО.

Иной цели в распределении готовой продукции, фактически выработанной ОАО "Молоко", между тремя организациями, исходя из представленных в материалы дела доказательств, суд апелляционной не установил.

Налоговый орган также установил, что молочная продукция всего ассортимента производилась по плану выработки, установленному для всех трех организаций. При этом объем выпуска продукции ОАО "Молоко" в 4 квартале проверяемого периода значительно снижен по сравнению с первым кварталом и имеет место увеличение объемов в ООО "Молоко+" во избежание превышения доходов в размере 60 000 000 рублей по каждой организации. Деятельность ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" в проверяемом периоде осуществлялась с минимальным положительным экономическим результатом, их налоговая нагрузка является минимальной.

Поэтому Инспекция обоснованно указала на то, что целью создания ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" является не получение прибыли от осуществления самостоятельной экономической деятельности, а возможность распределения Обществом между взаимозависимыми лицами доходов от реализации для сохранения возможности использовать УСНО.

Вывод налогового органа о едином технологическом процессе производства молочной продукции в Обществе и искусственном распределении выручки от ее реализации налогоплательщиком между взаимозависимыми лицами в целях получения необоснованной налоговой выгоды соответствует представленным в материалы дела доказательствам.

При этом довод налогоплательщика о том, что тремя организациями выпускалась продукция различных наименований и различными способами, не свидетельствует о специализированной деятельности ООО "Молоко" и ООО "Молоко+". Вся молочная продукция, в данном случае, вырабатывалась фактически Обществом, а впоследствии формально распределялась между взаимозависимыми организациями.

Довод Общества о том, что творожная масса и сыр вырабатывались только в ООО "Молоко", не опровергает вывод налогового органа, поскольку возможность выработки данных продуктов налогоплательщиком самостоятельно, в данном случае не исключается.

Первый арбитражный апелляционный суд считает также ошибочным вывод суда о существенных нарушениях Инспекцией процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.

Из материалов дела следует, что налогоплательщику одновременно с актом выездной налоговой проверки Инспекцией представлены документы на 294 листах (т.8, д.д.75-76).

Возражения налогоплательщика на акт выездной налоговой проверки рассмотрены в присутствии генерального директора (т.8, л.д.58), который не заявил о том, что Инспекцией не представлены документы, которые, по мнению налогового органа, являются доказательствами недобросовестности Общества и его взаимозависимых организаций и использовались для расчета налоговых обязательств ОАО "Молоко".

При обращении в УФНС России по Нижегородской области с апелляционной жалобой (т.8, л.д.59-64) на решение Инспекции и при обращении в суд с заявлением Общество также не указывало на то, что приложения к акту не содержат в себе значительного объема документов, на которые ссылается налоговый орган в обоснование своей позиции.

Вместе с тем, при обращении в УФНС России по Нижегородской области с жалобой на вступившее в законную силу решение налогового органа, Общество указало что ему не были представлен договор от 01.02.2011, заключенный ООО "Молоко+" с ООО "Агрофирма "Металлург", справки 2-НДФЛ ООО "Молоко" и ООО "Молоко+", банковские выписки по расчетным счетам указанных организаций на основании которых установлены поставщики и покупатели продукции, запрос в Выксунский филиал "Металлинвестбанк" и его ответ с приложениями.

Однако Инспекция обоснованно указала, что все три организации располагались по одному адресу, их учредители, руководители и административно-управленческий персонал выполняли общее руководство ими, все организации имели одних и тех же поставщиков и покупателей, доступ к системе "Клиент-Банк", МАС-адрес клиентского рабочего места, номер телефона, факса и адрес электронной почты был один для всех, поэтому ОАО "Молоко" располагало указанными документами.

Документы, на основании которых произведен расчет налоговых обязательств Общества, получены от самого налогоплательщика и контрагентов ООО "Молоко" и ООО "Молоко+", деклараций указанных организаций, представленных в налоговый орган.

Приложения к акту проверки N 39 "Свод доходов" и N 40 "Свод расходов", в которых отражены доходы и расходы ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" в разрезе каждого контрагента (поставщиков и покупателей) представлены налогоплательщику одновременно с актом.

Таким образом, у налогоплательщика имелись все необходимые документы для самостоятельного расчета доходов и расходов по всем трем организациям и возможность опровергнуть правильность расчета Инспекцией налоговых обязательств ОАО "Молоко".

ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" отказали Инспекции в представлении документов по финансово-хозяйственной деятельности.

В соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения, ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги, или непредставления налогоплательщиком - иностранной организацией, не осуществляющей деятельность на территории Российской Федерации через постоянное представительство, налоговой декларации по налогу на имущество организаций.

Наделение налоговых органов правом исчислять налоги расчетным путем вытекает из возложенных на них обязанностей по осуществлению налогового контроля в целях реализации основанных на Конституции Российской Федерации и законах общеправовых принципов налогообложения - всеобщности и справедливости налогообложения, юридического равенства налогоплательщиков, равного финансового бремени (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 05.07.2005 N 301-О).

Допустимость применения расчетного пути исчисления налогов, предусмотренного подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, непосредственно связана с обязанностью правильной, полной и своевременной их уплаты и обусловливается неправомерными действиями (бездействием) налогоплательщика. Названное законоположение не только содержит перечень оснований для применения расчетного метода определения налогового обязательства, но и закрепляет обязательное условие (устанавливает метод), при соблюдении которого определение суммы налогов в данном случае может быть признано достоверным.

Бремя доказывания того факта, что размер доходов и (или) расходов, определенный налоговым органом по правилам подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Кодекса, не соответствует фактическим условиям экономической деятельности налогоплательщика, возлагается на последнего.

При расчетном методе начисления налогов достоверное исчисление налогов невозможно по объективным причинам. Налоги могут быть исчислены достоверно только при надлежащем оформлении учета доходов и расходов, в то время как применение расчетного метода предполагает исчисление налогов с той или иной степенью вероятности, однако вывод о том, что исчисление налогов в ходе налоговой проверки не может быть основано на усредненных данных, противоречит самой сути расчетного метода исчисления налога. Данная правовая позиция нашла отражение в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2010 N 5/10.

В данном случае Обществом финансово-хозяйственные операции и их результаты отражены в бухгалтерском учете не в соответствии с их действительным экономическим содержанием при наличии со стороны налогоплательщика действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

Проявлением недобросовестности Общества является создание им юридических лиц - ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения ими фактической предпринимательской деятельности.

Взаимозависимость всех трех обществ, характер их финансовых взаимоотношений, осуществление деятельности с использованием одной производственной базы и слияние трудовых функций работников организаций подтверждают вывод Инспекции о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды как при исчислении налога на прибыль, так и НДС.

Доначисляя Обществу налог на прибыль и НДС Инспекция учла, что налогоплательщик, ООО "Молоко" и ООО "Молоко+" фактически работали в составе одного производственного комплекса.

Поэтому для определения налоговой базы ОАО "Молоко" по налогу на прибыль организаций Инспекцией были учтены доходы и расходы всех трех организаций, сведения о которых получены как от самого налогоплательщика, (главные книги, оборотно-сальдовые ведомости по счетам 60, 62, первичные документы) так и от контрагентов взаимозависимых лиц.

При определении НДС, подлежащего уплате Обществом в бюджет, налоговый орган принял во внимание сведения о поступившей выручке, налог на добавленную стоимость начислен сверх стоимости реализованного товара, поскольку из представленных в материалы дела документов не следует, что отгрузка продукции осуществлялась по цене, включающей налог. Уплата всеми обществами единого налога изначально не предполагает включение ими НДС в стоимость реализованной продукции. Налоговый орган предоставил Обществу налоговые вычеты, что не противоречит положениям Налогового кодекса Российской Федерации и не ущемляет права ОАО "Молоко".

Достоверность расчета Инспекцией налоговых обязательств Общества налогоплательщиком не опровергнута.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции отсутствовали основания для удовлетворения заявленных налогоплательщиком требований.

Решение суда первой инстанции подлежит отмене на основании пункта 3 части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ввиду несоответствия выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, с принятием нового судебного акта об отказе ОАО "Молоко" в удовлетворении заявленного требования о признании недействительным решения Инспекции от 31.03.2015 N 10/03.

Арбитражным судом Нижегородской области нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта, не допущено.

Вопрос о распределении расходов по государственной пошлине по апелляционной жалобе Инспекции не рассматривался с учетом положений подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Первый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Нижегородской области от 31.12.2015 по делу N А43-18706/2015 отменить.

Открытому акционерному обществу "Молоко" в удовлетворении заявленного требования отказать.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в двухмесячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

М.Б. Белышкова

 

Судьи

В.Н. Урлеков
Т.В. Москвичева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.