Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 ноября 2016 г. N 13АП-14639/16

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 марта 2017 г. N Ф07-629/17 настоящее постановление отменено

г. Санкт-Петербург

 

30 ноября 2016 г.

Дело N А56-6487/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 24 ноября 2016 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 30 ноября 2016 года.

 

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего Тойвонена И.Ю.

судей Копыловой Л.С., Медведевой И.Г.

при ведении протокола судебного заседания: Тюриной Д.Н.

при участии:

от ПАО "Сбербанк России": Платонова Д.Д.. по доверенности от 12.10.2016

от представителя учредителей ООО "Копылов" Попов В.И. на основании протокола N 2-2016 от 19.09.2016, паспорт

от конкурсного управляющего ООО "Копылов": Ходько Н.Ю., паспорт

от иных лиц: не явились, извещены

рассмотрев апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-14639/2016) ПАО "Сбербанк России"

на определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.04.2016 по делу N А56-6487/2016 (судья Покровский С.С.), принятое

по заявлению ПАО "Сбербанк России" о признании несостоятельным (банкротом) ООО "Копылов",

установил:

09 марта 2016 года Арбитражным судом города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по заявлению ПАО "Сбербанк России" (далее - заявитель, кредитор), сославшегося на вступившие в законную силу решение Кировского районного суда города Санкт-Петербурга от 10.07.2015 и определение Санкт-Петербургского городского суда от 25.11.2015 по делу N 2- 1118/2015, возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве) ООО "КОПЫЛОВ" (далее - должник). Предъявленное требование основано на нормах статей 3 и 7 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) и мотивировано доводами о длительном, свыше трех месяцев, неисполнении должником денежных обязательств, вытекающих из кредитного договора от 29.10.2012 N1991-1-113912 в сумме 64 275 441,25 руб., из которых: 58 400 000 руб. - сумма кредита; 1 458 201 руб. - проценты за пользование заемными средствами; 4 000 000 руб. - неустойка за несвоевременный возврат суммы займа; 398 240,25 руб. - пени за просрочку уплаты процентов за пользование заемными средствами.

Данное требование банк просил установить как обеспеченное залогом имущества должника.

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.04.2016 признано обоснованным требование кредитора ПАО "Сбербанк России" и введена в отношении ООО "КОПЫЛОВ" процедура наблюдения. Временным управляющим ООО "КОПЫЛОВ" утвержден Ходько Никита Юрьевич. В реестр требований кредиторов ООО "КОПЫЛОВ" с отнесением в третью очередь удовлетворения требований кредиторов включено требование ПАО "Сбербанк России" из кредитного договора от 29.10.2012 N 1991-1-113912 в сумме 64 275 441,25 руб., в том числе 4 398 240,25 руб. неустойка (финансовая санкция учитывается отдельно и удовлетворяется после погашения основного долга). Судом установлено, что названное требование подлежит удовлетворению в порядке, установленном статьей 138 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" за счет движимого имущества, поименованного в решения Кировского районного суда города Санкт-Петербурга от 10.07.2015 по делу N2-1118/2015. Отказано ПАО "Сбербанк" в заявлении о признании требования обеспеченного залогом земельного участка, расположенного по адресу: Ленинградская область, Волосовский район, Губаницкое сельское поселение, д. Торосово, общей площадью 8 000 кв.м., кадастровый номер 47:220605002-36. Назначено рассмотрение дела о несостоятельности (банкротстве) ООО "КОПЫЛОВ" на 07 сентября 2016 года.

В апелляционной жалобе ПАО "Сбербанк России" просит определение суда первой инстанции от 20.04.2016 отменить в части и удовлетворить требования Банка о признании требования, как обеспеченного залогом земельного участка. Банк указывает на то, что обеспечительные меры в виде наложения ареста в отношении спорного недвижимого имущества, принадлежащего должнику на праве собственности, применены в рамках гражданского дела N 2-1118/2015 по иску ПАО "Сбербанк России" к ООО "Копылов", Копылову С.А., Киве А.А., Бондаренко В.П. о взыскании задолженности по кредитным обязательствам. Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 10.07.2015 по делу N 2-1118/2015 вступило в законную силу 25.11.2015. Арест на недвижимое имущество должника наложен не в рамках исполнительного производства, а в ходе рассмотрения гражданского дела, в связи с чем отсутствуют основания для снятия в порядке пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве обеспечительных мер. Банк ссылается на то, что согласно выписке ЕГРП от 07.04.2016 аресты, наложенные на спорное недвижимое имущество, не сняты, следовательно, Банк, в интересах которого был наложен арест, с момента вступления в законную силу судебного акта об удовлетворении его требований, становится обладателем прав и обязанностей залогодержателя в отношении этого имущества. По мнению Банка, основание возникновения у него залогового права как залогодержателя прямо предусмотрено законом, со ссылкой на положения пункта 5 статьи 334 ГК РФ. Банк полагает, что на основании пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве и пункта 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 59 "О некоторых вопросах практики применения ФЗ "Об исполнительном производстве", принятые Кировским районным судом обеспечительные меры в виде ареста недвижимого имущества, в процедуре наблюдения сохраняются.

В отзыве на апелляционную жалобу ООО "Копылов" просит определение суда в обжалуемой части от 20.04.2016 оставить без изменения, считая судебный акт законным и обоснованным. Общество указывает на то, что договор о залоге земельного участка не заключался, следовательно, залога в силу договора или закона у Банка в отношении земельного участка не возникло. Должник опровергает довод Банка о том, что аресты на имущество должника, наложенные судом, не снимаются в процедуре наблюдения, что не является основанием для придания ему статуса залогового кредитора, с учетом того, что он сохранится за кредитором в процедуре конкурсного производства, когда все ранее наложенные аресты и ограничения на распоряжение имуществом будут сняты. Считает необоснованным довод Банка о возникновении у него прав залогодержателя в силу пункта 5 статьи 334 ГК РФ, поскольку эта норма права не предполагает возникновения обязанностей залогового кредитора в деле о банкротстве. По мнению общества, придание кредиторам, имеющим права залогодержателя в отношении имущества должника на основании пункта 5 статьи 334 ГК РФ статуса залогового кредитора с обеспечением их требований залогом соответствующего имущества в рамках процедур банкротства недопустимо.

Информация о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы опубликована на официальном сайте Тринадцатого арбитражного апелляционного суда. Надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного разбирательства иные лица, участвующие в деле, своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем, в порядке ст.156 АПК РФ дело рассмотрено в их отсутствие.

Представители ПАО "Сбербанк России", конкурсного управляющего должника доводы, изложенные в апелляционной жалобе, поддержали.

Представитель учредителей должника против удовлетворения апелляционной жалобы возражал. Просил судебный акт в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Законность и обоснованность судебного акта в обжалуемой части проверены в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, вступившим в законную силу Кировского районного суда города Санкт-Петербурга от 10.07.2015 по делу N 2-1118/2015 в пользу ПАО "Сбербанк" присуждено ко взысканию солидарно с ООО "КОПЫЛОВ", Копылова Сергея Анатольевича, Кива Александра Анатольевича, Бондаренко Вячеслава Павловича задолженность из кредитного договора от 29.10.2012 N 1991-1-113912 в общей сумме 74 952 650,30 руб., из которых: ссудная задолженность 58 400 000 руб., задолженность по процентам - 1 458 201 руб., неустойка по просроченному основному долгу - 14 696 208, 22 руб., неустойка по просроченным процентам - 398 240, 25 руб. и обращено взыскание на движимое и недвижимое имущество должника - земельный участок, расположенный по адресу: Ленинградская область, Волосовский район, Губаницкое сельское поселение, д. Торосово, общей площадью 8 000 кв.м., кадастровый номер 47:220605002-36. Апелляционным определением Санкт-Петербургского Городского суда от 25.11.2015 решение Кировского районного суда города Санкт-Петербурга от 10.07.2015 по делу N2-1118/2015 отменено в части обращения взыскания на объект недвижимости и изменено в части взыскания неустойки, а в остальной части - оставлено без изменения.

В силу части 3 статьи 69 АПК РФ вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле. Разногласия по требованиям кредиторов, подтвержденным вступившим в законную силу решением суда в части их состава и размера, не подлежат рассмотрению арбитражным судом за исключением разногласий, связанных с исполнением судебных актов или их пересмотром (пункт 10 статьи 16 Закона о банкротстве). Сведений о погашении установленной судебным актом задолженности на дату судебного заседания не представлено.

Согласно разъяснениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, приведенным в пункте 1 Постановления от 23 июля 2009 г. N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя" в ходе установления требований залогового кредитора при наличии судебного акта об обращении взыскания на заложенное имущество суд проверяет, не прекратилось ли право залогодержателя по основаниям, предусмотренным законодательством, и имеется ли у должника заложенное имущество в натуре (сохраняется ли возможность обращения взыскания на него).

При проверке обоснованности требования ПАО "Сбербанк" суд первой инстанции исходил из преюдиции вступившего в законную силу решения Кировского районного суда города Санкт - Петербурга от 10.07.2015 по делу N 2-1118/2015 и принял во внимание, что на дату проверки обоснованности заявления кредитора обстоятельств, свидетельствующих о прекращении права заявителя как залогодержателя, а равно о невозможности обращения взыскания на заложенное движимое имущество, не усматривается.

Судом установлено, что заявление банка и ООО "КОПЫЛОВ" о наличии стойких признаков неплатежеспособности подтверждается представленными документами об имущественном состоянии, вследствие чего суд применяет к должнику процедуру банкротства наблюдение.

При этом суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявление банка о признании его требования обеспеченного залогом недвижимого имущества должника является необоснованным, поскольку земельный участок, кадастровый номер 47:220605002-36, в залог ПАО "Сбербанк" не передавался. Суд отклонил довод заявителя на арест данного имущества в обеспечение предъявленных в суд общей юрисдикции исковых требований, исходя из того, что данный факт не влечет возникновение залога в силу закона и не наделяет кредитора правами, предусмотренными статьей 18.1 Закона о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции с выводом суда об отсутствии оснований для признания требования ПАО "Сбербанк" обеспеченного залогом земельного участка, в полной мере согласиться не может.

Положениями статьи 18.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) определены особенности правового положения кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника.

В силу пункта 1 статьи 18.1 Закона о банкротстве, с даты введения наблюдения обращение взыскания на заложенное имущество, в том числе во внесудебном порядке, не допускается.

Также, согласно пунктам 4, 5, 6 приведенной нормы, должник вправе отчуждать имущество, являющееся предметом залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им или обременять предмет залога правами и притязаниями третьих лиц только с согласия кредитора, требования которого обеспечены залогом такого имущества, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором залога и не вытекает из существа залога.

Продажа предмета залога в ходе финансового оздоровления и внешнего управления осуществляется организатором торгов в порядке, установленном пунктами 4, 5, 8 - 19 статьи 110 и пунктом 3 статьи 111 настоящего Федерального закона.

При продаже заложенного имущества требования конкурсного кредитора по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, подлежат удовлетворению за счет средств, вырученных от продажи заложенного имущества.

Не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования конкурсного кредитора по обязательствам, которые были обеспечены залогом имущества должника, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди.

Продажа предмета залога в ходе конкурсного производства осуществляется в порядке, установленном статьей 138 настоящего Федерального закона.

Таким образом, положениями Закона о банкротстве предусмотрен специальный порядок реализации прав залоговых кредиторов, при этом, каких-либо условий о зависимости применения указанной нормы к правам залоговых кредиторов от основания возникновения залога, законом не установлено.

Возникновение права залога не является способом исполнения обязательства, а представляет собой само обязательство, исполнением которого является порядок обращения взыскания на заложенное имущество. Избирая в качестве такого порядка предъявление требований залогодержателя в рамках дела о несостоятельности, исходя из положений Закона о банкротстве, кредитор выполняет специальные положения Закона о банкротстве.

Статус должника как несостоятельной организации не исключает возникновения права залога на имущество должника.

Согласно разъяснениям пункта 20 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.07.2009 N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя", судам при рассмотрении требований залогодержателя в деле о банкротстве залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству, необходимо принимать во внимание следующее. Для установления судом, рассматривающим дело о банкротстве, требований залогодержателя решение суда о взыскании долга с основного должника не требуется. При решении вопроса об установлении требований залогодержателя в деле о банкротстве следует исходить из того, что размер этих требований определяется как сумма денежного удовлетворения, на которое может претендовать залогодержатель за счет заложенного имущества, но не свыше оценочной стоимости данного имущества. Судам следует исходить из того, что требования упомянутого залогового кредитора приравнены к требованиям залогодержателей, являющихся кредиторами должника по денежным обязательствам, в целях установления равенства залоговых кредиторов при получении удовлетворения за счет выручки от продажи заложенного имущества в ходе дела о банкротстве.

При этом, пунктом 1 статьи 334.1 ГК РФ, возникновение права залога допускается как на основании договора, так из закона. Следовательно, приведенные выше положения, исходя из общего принципа равенства участников гражданского оборота, и положений статьи 18.1 Закона о банкротстве, в которой отсутствует дифференциация прав залогового кредитора по основаниям возникновения обязательства залога, следует распространять и на тех кредиторов, право залога которых возникло на основании закона, так как данное основание, исходя из положений статьи 8 ГК РФ, является равноценным основанием возникновения обязательства по отношению к договору, заключенному участниками хозяйственного оборота.

Пунктом 5 статьи 334 ГК РФ предусмотрено, что если иное не вытекает из существа отношений залога, кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом (статья 174.1 ГК РФ), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены.

Исходя из положений статьи 174.1 ГК РФ, к указанным видам запрета относится и запрет на распоряжение имуществом, наложенный в судебном порядке.

При этом, из сопоставления буквального смысла положений пункта 5 статьи 334 ГК РФ и статьи 174.1 ГК РФ следует, что отсылка к норме статьи 174.1 ГК РФ касается лишь способа наложения запрета на имущество, но не определенных случаев его отчуждения.

Как разъяснено в пункте 94 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" по смыслу пункта 2 статьи 174.1 ГК РФ сделка, совершенная в нарушение запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного судом или судебным приставом-исполнителем, в том числе в целях возможного обращения взыскания на такое имущество, является действительной. Ее совершение не препятствует кредитору или иному управомоченному лицу в реализации прав, обеспечивающихся запретом, в частности, посредством подачи иска об обращении взыскания на такое имущество (пункт 5 статьи 334, 348, 349 ГК РФ). Поскольку согласно пункту 5 статьи 334 ГК РФ считается, что права и обязанности залогодержателя предоставляются кредитору или иному управомоченному лицу только со дня вступления в силу решения суда, которым удовлетворены требования, обеспечивающиеся запретом, право на иск об обращении взыскания на арестованное имущество возникает не ранее указанного дня.

Таким образом, с момента вступления в законную силу решения Кировского районного суда города Санкт-Петербурга о взыскании солидарно с ООО "КОПЫЛОВ", Копылова Сергея Анатольевича, Кива Александра Анатольевича, Бондаренко Вячеслава Павловича задолженности из кредитного договора от 29.10.2012 N 1991-1-113912, из которых размер ссудной задолженности составляет 58 400 000 руб., задолженность по процентам 1 458 201 руб., который был обеспечен договорами о залоге имущества должника, у кредитора возникли права залогодержателя в отношении спорного имущества в силу закона, и данные права, согласно приведенным выше положениям, могли быть реализованы в рамках дела о несостоятельности в порядке, установленном специальными положениями статьи 18.1, пункта 5 статьи 138 Закона о банкротстве. При этом в отношении недвижимого имущества должника - спорного земельного участка, расположенного в д.Торосово, Волосовского района Ленинградской области, принадлежащего должнику, судом общей юрисдикции определением от 24.11.2014 были приняты, как и в отношении иного имущества должника обеспечительные меры в форме ареста, которые не были отменены до настоящего времени.

В данном случае, как указывалось выше, требования кредитора при предъявлении требования, как залогодержателя, реализуются в порядке, установленном Законом о банкротстве, следовательно, положения статьи 63 Закона о банкротстве (применительно к процедуре наблюдения) соблюдены.

На сходный правовой подход относительно возможности применения положений пункта 5 статьи 334 ГК РФ при рассмотрении требований кредитора в деле о банкротстве указано и в постановлении АС СЗО от 15.11.2016 по делу N А42-7533/2014.

Требование, заявленное кредитором, подлежало установлению в рамках дела о несостоятельности как обеспеченное залогом указанного выше недвижимого имущества в сумме денежного требования, на которое мог претендовать кредитор.

При этом, по аналогии разъяснений пункта 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.07.2009 N 63 "О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве", право залога считается возникшим с момента обременения имущества, то есть, его ареста в интересах ОАО (ПАО) "Сбербанк России", заявившего имущественные требования в рамках соответствующего дела, рассмотренному судом общей юрисдикции.

Таким образом, обжалуемое определение суда первой инстанции подлежит отмене в части отказа в удовлетворении заявления ПАО "Сбербанк" о признании требования обеспеченного залогом земельного участка, с принятием в указанной части иного судебного акта об удовлетворении заявления кредитора.

Руководствуясь статьями 268-272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.04.2016 по делу N А56-6487/2016 отменить в обжалуемой части - в части отказа ПАО "Сбербанк России" в заявлении о признании требования обеспеченного залогом земельного участка.

В указанной части принять новый судебный акт.

Признать требования ПАО "Сбербанк России" обеспеченного залогом земельного участка, принадлежащего должнику, расположенного по адресу: Ленинградская область, Волосовский район, Губаницкое сельское поселение, д. Торосово, общей площадью 8 000 (восемь тысяч) кв.м., кадастровый номер 47:22:0605002:36.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

 

Председательствующий

И.Ю. Тойвонен

 

Судьи

Л.С. Копылова
И.Г. Медведева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А56-6487/2016


Должник: ООО "Копылов"

Кредитор: ПАО "Сбербанк России"

Третье лицо: в/у Ходько Никита Юрьевич, к/у Ходько Никита Юрьевич, ААУ СИБИРСКИЙ ЦЕНТР ЭКСПЕРТОВ АНТИКРИЗИСНОГО УПРАВЛЕНИЯ, Гутиев Алан Станиславович, ООО "Дил- Банк"в лице Агентства по страхованию вкладов, ООО "Дил-банк", ООО Представитель учредителей "Копылов" Попов В.И., Управление Росреестра по СПб, ФНС России Межрайонная инспекция N19 по Санкт-Петербургу