Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2017 г. N 07АП-11177/16

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2017 г. N 07АП-11177/16


Требование: о признании недействительным акта органа власти

Вывод суда: жалоба заявителя оставлена без удовлетворения, решение суда первой инстанции оставлено в силе

г. Томск


27 января 2017 г.

Дело N А27-7957/2016


Резолютивная часть постановления объявлена 20 января 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 января 2017 года.


Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Полосина А.Л.

судей Марченко Н.В., Сбитнева А.Ю.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Большаниной Е.Г. с использованием средств аудиозаписи

при участии:

от заявителя: Максименко Е.В. по доверенности от 01.06.2016 года (сроком до 31.12.2018 года), Чернышева О.А. по доверенности от 30.06.2016 года (сроком 3 года)

от заинтересованного лица: Конева Е.В. по доверенности N 57 от 08.12.2016 года (сроком до 31.12.2017 года), Соколова Н.В. по доверенности N 25 от 14.06.2016 года (сроком 1 год)

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Кемеровской области, г. Прокопьевск (N 07АП-11177/16)

на решение Арбитражного суда Кемеровской области

от 10 октября 2016 года по делу N А27-7957/2016 (судья Потапов А.Л.)

по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "Горно-промышленная компания", г. Прокопьевск (ОГРН 1114217011370, ИНН 4217138869)

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Кемеровской области, г. Прокопьевск (ОГРН 1044223025307, ИНН 4223008709)

о признании недействительным решения от 27.11.2015 года N 11-26/66,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Горно-промышленная компания" (далее по тексту - Общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Кемеровской области (далее по тексту - Инспекция, налоговый орган, заинтересованное лицо) о признании недействительным решения N 11-26/66 от 27.11.2015 года "о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения".

Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 10 октября 2016 года заявленные требования удовлетворены частично: признано недействительным решение Инспекции N 11-26/66 от 27.11.2015 года в части доначисления НДС, соответствующих пени и привлечения к соответствующему размеру штрафа по эпизодам взаимоотношения Общества с ООО "ГорСтрой" и ООО "СтройИнвестПроект". В остальной части в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с состоявшимся судебным актом, Инспекция обратилась в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Кемеровской области от 10 октября 2016 года отменить в части удовлетворенных требований налогоплательщика и принять по делу новый судебный акт об полном отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку налоговым органом в материалы дела представлена совокупность доказательств, подтверждающих наличие недостоверных сведений в бухгалтерских документах, составленных от имени контрагентов ООО "ГорСтрой" и ООО "СтройИнвестПроект", а, следовательно, получение Обществом необоснованной налоговой выгоды.

Более подробно доводы налогового органа изложены в апелляционной жалобе.

В судебном заседании представители апеллянта поддержали доводы апелляционной жалобы по изложенным в ней основаниям.

Общество в отзыве на жалобу и его представители в судебном заседании, возражали против доводов жалобы, считая решение суда первой инстанции в обжалуемой части законным и обоснованным, а апелляционную жалобу налогового органа не подлежащей удовлетворению, поскольку в рассматриваемом случае арбитражный суд пришел к правильному выводу о незаконности оспариваемого ненормативного акта Инспекции в части.

Письменный отзыв заявителя приобщен к материалам дела.

В свою очередь, заявителем в отзыве приведены доводы о несогласии с выводами суда первой инстанции в части получения заявителем необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с ООО "НК-Торг", в связи с чем, апелляционная инстанция, руководствуясь положениями статьи 268 АПК РФ считает необходимым проверить законность и обоснованность обжалуемого судебного акта суда первой инстанции в полном объеме.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного акта порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, отзыва на жалобу, заслушав представителей сторон, суд апелляционной инстанции установил следующее.

Как следует из материалов дела, Инспекцией в отношении Общества проведена выездная налоговая проверка, в ходе которой налоговым органом установлены нарушения налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах, отраженные в Акте выездной налоговой проверки от 28.08.2015 года N 11-26/68.

Руководитель налогового органа, рассмотрев акт выездной налоговой проверки и иные материалы налоговой проверки, 27.11.2015 года принял решение N 11-26/66 "о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", которым привлек налогоплательщика к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа в размере 244 045,80 руб.

Этим же решением Обществу доначислен НДС в размере 1 394 601 руб., соответствующие суммы пени в размере 252 378 руб., а также предложено уменьшить заявленный к возмещению из бюджета в завышенном размере НДС за 4 квартал 2011 года в размере 45 629 руб.

Не согласившись с принятым налоговым органом решением, Общество обратилось в УФНС России по Кемеровской области с жалобой на указанное решение.

Решением N 121 от 14.03.2016 года Управление Федеральной налоговой службы по Кемеровской области апелляционная жалоба Общества оставлена без удовлетворения, решение Инспекции N 11-26/66 от 27.11.2015 года без изменения и утверждено.

Указанные выше обстоятельства послужили основанием для обращения заявителя в Арбитражный суд Кемеровской области с настоящим требованием.

Как следует из текста оспариваемого решения налогового органа, основанием для доначисления НДС, начисления соответствующих сумм пеней и привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа послужили выводы налогового органа о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с ООО "НК-Строй", ООО "ГорСтрой" и ООО "СтройИнвестПроект".

Принимая решение об удовлетворении заявленных Обществом требований в части, суд первой инстанции пришел к выводу о реальности финансово-хозяйственных отношений заявителя с контрагентами ООО "ГорСтрой" и ООО "СтройИнвестПроект" и наличии недостоверных сведений в бухгалтерских документах по взаимоотношениям с контрагентом ООО "НК-Строй".

Апелляционная инстанция находит указанные выше выводы арбитражного суда правильными по следующим основаниям.

Как отмечено в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 года N 53, судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности - достоверны. Вместе с тем налогоплательщик обязан не только представить формальный пакет документов, подтверждающий обоснованность применения налоговых вычетов по НДС и понесенных затрат, но и доказать факт реальности произведенных хозяйственных операций. В свою очередь обязанность по доказыванию факта недобросовестности налогоплательщика и представлению соответствующих доказательств возлагается на налоговый орган. В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной следующие обстоятельства: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций. Также при реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что эта сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента налогоплательщика оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание и наличие у него полномочий руководителя, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Однако эти обстоятельства, в совокупности и взаимосвязи с иными указанными выше обстоятельствами, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Также налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Таким образом, доводы налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды должны основываться на совокупности доказательств, с бесспорностью подтверждающих наличие обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В этой связи суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Налогового кодекса РФ, а должен оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

В соответствии с частью 1 статьи 65 и частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса РФ обязанность доказывания законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, который принял это решение.

При этом, как разъяснено Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 25.07.2001 года N 138-О, обязанность доказывания недобросовестности налогоплательщика возложена на налоговые органы.

Однако данное положение закона не освобождает налогоплательщика от обязанности доказывания достоверности сведений, содержащихся в документах, представляемых в налоговый орган в подтверждение своего права на уменьшение налогооблагаемой базы и получении налоговых вычетов.

Как установлено пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса РФ, налогоплательщик имеет право уменьшить сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные ст. 171 НК РФ налоговые вычеты.

Согласно пункту 1 статьи 173 Налогового кодекса РФ сумма налога на добавленную стоимость, уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных в ст. 171 Кодекса, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода как общая сумма налога, исчисляемая в соответствии со ст. 166 Кодекса.

Вычетам по налогу на добавленную стоимость подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения по этому налогу (п.п. 1 п. 2 ст. 171 Налогового кодекса).

Согласно пункту 1 статьи 172 Налогового кодекса РФ, налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком (работ, услуг), и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

В соответствии с пунктом 1 статьи 169 Налогового кодекса РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса. Названной нормой права, п. 5 и 6 установлен обязательный перечень сведений, содержащихся в счетах-фактурах, и являющихся исключительным основанием, представляющим право предъявить также счета-фактуры в качестве оснований для возмещения (вычета) указанных в них сумм налога. При этом, согласно п. 5 указанной статьи в счете-фактуре должен быть указан адрес налогоплательщика (продавца товара) и грузополучателя.

При этом, документы, в том числе счет-фактура, представляемые налогоплательщиком в обоснование права на вычет должна содержать достоверную и полную информацию, позволяющую установить все фактические условия и обстоятельства приобретения товара, хозяйственные взаимоотношения с поставщиком, а также фактическую уплату налогоплательщиком поставщику товара стоимости полученного товара и НДС.

Требования о достоверности первичных учетных документов содержится в статье 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете", что означает необходимость проверки достоверности сведений, содержащихся в счете-фактуре.

Из анализа указанных норм права следует, что для применения налоговых вычетов, при условии, что товары (работы, услуги) приобретаются для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, необходимо одновременно соблюдение следующих условий: наличие счета-фактуры с выделенной суммой налога, предъявленной налогоплательщику и принятие на учет товара (работ, услуг).

Сам факт наличия у налогоплательщика документов, указанных в статье 172 Налогового кодекса РФ, без надлежащей проверки достоверности содержащихся в них сведений не является достаточным основанием для возмещения налога на добавленную стоимость.

Перечисленные в статье 172 Налогового кодекса РФ документы в совокупности должны достоверно подтверждать реальность операций и иные обстоятельства, с которыми Налоговый кодекс связывает право налогоплательщика на получение права на налоговый вычет на НДС.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что Обществом в проверяемом периоде заявлены вычеты по НДС по сделке, заключенной с ООО "НК-Торг".

В соответствии с частью 3 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Апелляционная инстанция отмечает, что представление в налоговый орган необходимых документов не влечет автоматического принятия налоговых вычетов, поэтому при решении вопроса о правомерности применения заявителем налоговых вычетов необходимо учитывать доказанные Инспекцией факты недостоверности и противоречивости представленных документов, а также предприятия контрагента.

По результатам проведенных контрольных мероприятий по взаимоотношениям между Обществом и спорным контрагентом Инспекция пришла к выводу о недостоверности сведений, содержащихся в представленных на проверку документах, составленных от имени ООО "НК-Торг" и направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного принятия к вычету сумм НДС предъявленных указанным контрагентом.

Так, налоговым органом установлено, что в проверяемом периоде между Обществом и ООО "НК-Торг" заключен договор купли-продажи мебели N 350 от 10.11.2011 года.

В подтверждение правомерности заявленных налоговых вычетов по взаимоотношениям с указанным контрагентом Обществом в налоговый орган представлен договор, дополнительное соглашение к нему, товарные накладные, счета-фактуры, акты оказания услуг, транспортные накладные, платежные поручения.

Указанные выше документы от имени ООО "НК-Торг" подписаны директором Суходоевым В. А.

В свою очередь, из показаний свидетеля Суходоева В. А., полученных Инспекцией в результате мероприятий налогового контроля, следует, что он не является руководителем спорного контрагента, регистрация организации осуществлена им за вознаграждение.

Согласно результатам почерковедческой экспертизы подписи в первичных документах от имени контрагента выполнены не заявленным руководителем Суходоевым В. А., а другим лицом.

В соответствии с пунктом 5 статьи 95 НК РФ эксперт может отказаться от дачи заключения, если предоставленные ему материалы являются недостаточными или если он не обладает необходимыми знаниями для проведения экспертизы.

В рассматриваемом случае эксперт, предупрежденный об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, не заявлял о недостаточности образцов подписей, почерковедческую экспертизу провел в полном объеме; выводы заключений достаточны, конкретны и обоснованы, по форме и содержанию заключение отвечает требованиям действующего законодательства. Оснований сомневаться в полноте, ясности и достоверности заключений эксперта не имеется.

Кроме того, результаты почерковедческой экспертизы не являлись единственным доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды и рассмотрены судом в совокупности с иными доказательствами, свидетельствующими о недостоверности сведений, содержащихся в представленных первичных документах.

Так, налоговым органом установлено отсутствие контрагента по адресу регистрации: г. Новокузнецк, ул. Рихарда Зорге, 46А, поскольку указанное здание (помещение) с указанным адресом в г. Новокузнецке отсутствует.

Также установлено отсутствие контрагента по адресу: г. Новокузнецк, пр. Пионерский, 46, который указан в представленных документах как адрес отгрузки ТМЦ, поскольку договор аренды между ООО "НК - Торг" и ОАО "Коммерсант" (арендодатель) расторгнут по состоянию на 01.12.2011 года, то есть до составления товарных накладных (09.12.2011 года и 22.12.2011 года).

Апелляционная инстанция отмечает, что не нахождение юридического лица по адресу, указанному в учредительных документах само по себе не является основанием для отказа в признании правомерности права на налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и подтверждением понесенных расходов, уменьшающих доходы в целях исчисления налога на прибыль, в то время как, в силу статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации нахождение юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Место нахождения юридического лица указывается в его учредительных документах.

В ходе судебного разбирательства заявитель документально не опроверг довод налогового органа о не нахождении контрагента по месту регистрации.

При этом, данное общество не располагает транспортными средствами, не имеет технической возможности осуществлять погрузку и разгрузку товара, его транспортировку к месту нахождения покупателя, в связи с отсутствием управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений; налоговая отчетность содержит незначительные показатели.

При этом анализ движения денежных средств по счету ООО "НК-Торг" не установил перечислений на приобретение мебели иным третьим лицам, кроме ИП Твердохлебову О. А., который, в свою очередь, представил в налоговый орган документы, подтверждающие поставку иной мебели.

Следовательно, отсутствие факта приобретения спорным контрагентом у своих поставщиков спорной мебели исключает ее дальнейшей реализации проверяемому налогоплательщику.

По мнению суда апелляционной инстанции, совокупность данных, полученных в ходе мероприятий налогового контроля, указывает на невозможность налогоплательщиком осуществить указанные в документах операции, поскольку документы, представленные заявителем в подтверждение обоснованности применения вычетов по НДС по сделке со спорным контрагентом являются противоречивыми, содержат неполную, недостоверную информацию, что свидетельствует о фиктивности сделки и создании искусственного документооборота.

Наличие у организации признаков юридического лица должно подтверждаться и обязательным реальным (действительным) ведением организацией финансово-хозяйственной деятельности, в том числе и уплатой законно установленных налогов.

Указанные выше обстоятельства в их совокупности и взаимосвязи свидетельствуют не только об отсутствии у контрагента реальной финансово-хозяйственной деятельности, но и о невозможности реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с данным контрагентом с учетом отсутствия у последнего необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Как было указано выше, контрагент заявителя не обладал необходимыми для осуществления работ (услуг) людскими ресурсами. У названной организации отсутствует управленческий персонал и работники, которые могли бы осуществлять поставку товара. Анализ выписки движения денежных средств по счетам организации показал, что у нее отсутствуют также привлеченные на основании гражданско-правовых договоров трудовые ресурсы. Названные обстоятельства подтверждают обоснованность вывода Инспекции об отсутствии у спорного контрагента трудовых ресурсов, для исполнения своих договорных обязательств перед Обществом.

В свою очередь, заявитель, осознавая, что риск возникновения и бремя негативных последствий от вступления в хозяйственные правоотношения с недобросовестным контрагентом возложены именно на него, как субъекта предпринимательских и налоговых правоотношений, при заключении сделок со спорным контрагентом, в целях сведения к минимуму риска возникновения негативных последствий для себя, мог бы осуществить прежде всего личный контакт с руководством компании-поставщика при обсуждении условий сделки, а также при подписании договора и убедиться в полномочиях руководителя компании-контрагента (представителя).

Все перечисленные выше факты в совокупности свидетельствуют о применении налогоплательщиком формальных оснований для получения налогового вычета по налогу на добавленную стоимость.

При этом апелляционная инстанция отмечает, что обстоятельством, имеющим существенное значение для правильного рассмотрения настоящего спора, является не только формальная схожесть действий Общества с нормами налогового законодательства, регламентирующими порядок применения налоговых вычетов, но и фактическое исполнение им своих обязанностей по реальной уплате стоимости товара, в том числе НДС, предоставлению достоверных доказательств исполнения этих обязанностей, наличие реальных хозяйственных операций, по которым заявлена налоговая выгода, и отсутствие злоупотребления правом.

В данном случае, недостоверные сведения содержатся в первичных бухгалтерских документах контрагента, поэтому данные документы не могут быть приняты в качестве надлежаще оформленных документов. Несогласие апеллянта с установленными налоговым органом и судом обстоятельствами не свидетельствует о недоказанности таких обстоятельств.

Кроме того апелляционным судом учитывается, что право на налоговый вычет по налогу на добавленную стоимость напрямую поставлено в зависимость от правильности и достоверности оформления документов, что соответствует правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 22.10.2008 года N 13034/08, согласно которой сам по себе факт поставки товаров, выполнения работ, услуг права на возможность предъявления НДС к вычету не влечет; основанием для реализации права на вычет являются надлежащие первичные документы, соответствующие требованиям законодательства о налогах и сборах, которые у Общества отсутствуют.

Апелляционный суд отклоняет доводы заявителя о его добросовестности в связи с отсутствием в налоговом законодательстве норм, возлагающих на налогоплательщика, применяющего налоговые вычеты, обязанность осуществлять контроль за поставщиками товара, мотивируя это тем, что законодательство о налогах и сборах, а именно глава 21 Налогового кодекса РФ, не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных поставщиком товара (работ, услуг), в том числе, в выставленных счетах-фактурах.

Согласно Закону "О бухгалтерском учете", одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организаций, а также внешним - инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности, поскольку гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающих достоверность сведений, изложенных в представленных документах.

В силу действующего законодательства обязанность подтверждать правомерность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товара, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком. При этом, как указывалось выше, документы, подтверждающие расходы и налоговые вычеты должны отражать достоверную информацию.

Факт регистрации контрагента в Едином государственном реестре юридических лиц не является достаточным доказательством, свидетельствующим о реальности как существования юридического лица, так и проводимых им хозяйственных операций. Данная информация носит справочный характер и не характеризует контрагента как добросовестного, надежного и стабильного участника хозяйственных взаимоотношений. Соответственно, при заключении сделок налогоплательщик, проявляя осмотрительность, должен был не только затребовать учредительные документы и убедиться в наличии у контрагента статуса юридического лица, но и удостовериться в личности лиц, действующих от имени юридического лица, а также в наличии у них соответствующих полномочий.

Следовательно, заключая договор с поставщиком, не проверив его правоспособность, приняв документы, содержащие явно недостоверную информацию, Общество взяло на себя риск негативных последствий в виде невозможности применить налоговую выгоду по документам, не соответствующим требованиям вышеприведенных норм права, содержащих недостоверную информацию.

При этом Общество не представило доказательств, свидетельствующих о том, что, запросив учредительные документы и документы, подтверждающие государственную регистрацию контрагента, заявителем осуществлены действия по проверке реальности существования указанного контрагента как субъекта предпринимательской деятельности, а равно доказательств, указывающих на обстоятельства сотрудничества, в частности с директором, полномочия лиц, представляющих интересы спорного контрагента, не проверялись, что в совокупности свидетельствует о не проявлении Обществом должной осмотрительности при выборе данного контрагента и не осуществлении необходимых действий, направленных на максимальное уменьшение рисков при осуществлении хозяйственной деятельности со спорным контрагентом, и не доказывает отсутствие вины со стороны налогоплательщика, так как само по себе наличие у заявителя регистрационных документов с учетом изложенных выше обстоятельств, таким доказательством не является. Общество не доказало, что им были предприняты все зависящие от него мер по проверке правоспособности и порядочности спорного контрагента.

Стремление налогоплательщика получить необоснованную налоговою выгоду подтверждается тем, что деятельность Общества была направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, с контрагентом, не исполняющим своих налоговых обязанностей, у которого отсутствовали складские помещения, транспорт и работники.

Кроме того, апелляционный суд учитывает правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении Президиума от 25.05.2010 года N 15658/09, в соответствии с которой, налогоплательщик в обоснование доводов о проявлении им должной осмотрительности вправе приводить доводы в обоснование выбора контрагента, имея в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Между тем, в обоснование проявления должной осмотрительности заявитель ссылается лишь на государственную регистрацию спорного контрагента, иных доводов Общество в апелляционном суде не привело.

Таким образом, оснований для вывода о том, что Обществом в соответствии со статьей 2 Гражданского кодекса РФ проявлена разумная осмотрительность при вступлении в гражданские правоотношения, не имеется.

Проанализировав в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ указанные выше обстоятельства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что в рассматриваемом случае Обществом искусственно создан документооборот без осуществления реальных хозяйственных операций с указанным выше контрагентом, а действия направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.

При этом арбитражный суд правомерно отклонил доводы Общества о том, что реальность поставки ТМЦ подтверждается представленными первичными документами, поскольку формальное соблюдение требований законодательства о налогах и сборах не влечет за собой безусловное принятие налоговых вычетов по НДС.

В свою очередь, в отношении контрагентов ООО "ГорСтрой" и ООО "СтройИнвестПроект" судом первой инстанции установлено следующее.

Так, в проверяемом периоде Обществом с ООО "ГорСтрой" заключены договоры подряда на выполнение строительных работ б/н от 27.02.2012 года, от 09.04.2012 года, N ГПК-2012-31/07 от 03.07.2012 года; с ООО "СтройИнвестПроект" - договоры подряда N ГПК-2012-32/07 от 29.06.2012 года, N ГПК-2012-46/11 от 15.11.2012 года, N ГПК-2013-07/04 от 22.04.2013 года, N ГПК-2013-36/11 от 20.11.2013 года.

В подтверждение правомерности заявленных вычетов по указанным контрагентом Обществом в Инспекцию представлены указанные выше договора, дополнительные соглашения к ним, локальные сметы, дефектные акты, справки о стоимости выполненных работ, акты выполненных работ, счета-фактуры.

Представленные налогоплательщиком документы по взаимоотношениям с ООО "ГорСтрой" от имени указанной организации подписаны руководителем Атабаевым А. Х., главным бухгалтером Павловой О. Н.; от имени ООО "СтройИнвестПроект" - руководителем Тимошенко В. В.

Будучи допрошенными в порядке статьи 90 Налогового кодекса РФ руководители спорных контрагентом подтвердили реальность осуществления финансово-хозяйственной деятельности спорными организациями, наличии взаимоотношений с Обществом, подписание от имени организацией первичных бухгалтерских документов. При этом налоговым органом в результате мероприятий налогового контроля не поставлены под сомнения достоверности подписей указанных руководителей.

Кроме того, как правомерно отмечено арбитражным судом, налоговый орган не представил в материалы дела достоверных документов, свидетельствующих об отсутствии контрагентов по адресу регистрации, с учетом наличия доказательств перечисления ООО "ГорСтрой" в 2013 году арендной платы за пользование помещением, а также внесение платежей за предоставление услуги по уборке помещения. В отношении ООО "СтройИнвестПроект" в материалы дела представлен договор аренды нежилых помещений от 13.06.2012 года.

Арбитражный суд также отметил наличие у контрагентов свидетельств саморегулируемых организаций на право выполнения строительно-монтажных работ. При этом доводы налогового органа о прекращении членства ООО "СтройИнвестПроект" в саморегулируемо организации 27.04.2012 года, фиктивности свидетельства ООО "ГорСтрой" не принимаются во внимание судом апелляционной инстанции, поскольку при осуществлении спорных работ для Общества получение указанных свидетельств (их наличие) не требовалось, что налоговым органом не оспаривается.

Из анализа расчетного счета контрагентов следует несение организациями расходов в целях ведения ими хозяйственно деятельности, выполнения строительных работ, несение в данной части соответствующих расходов, на заработную плату и по гражданско-правовым договорам, в том числе Берсонову Р. В.

Доводы налогового органа о выполнении работ от имени спорных контрагентов физическими лицами, которые никакого отношения к указанным выше организациям не имеют, носят предположительный характер и не основаны на материалах дела. Не заключение физическим лицами трудовых договоров с контрагентами заявителя, при не оспаривании ими выполнения работ именно от спорных контрагентов, не может свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды Обществом, поскольку оформление трудовых отношений контрагентов с их работниками не входит в сферу влияния налогоплательщика.

Кроме того, судом первой инстанции принято во внимание, что контрагенты являются действующими юридическими лицами, отражают в налоговой и бухгалтерской отчетности достоверные сведения о реализации товаров (работ, услуг), уплачивают в бюджет налоги; обладают необходимым персоналом; движение денежных средств свидетельствует о ведении контрагентами нормальной хозяйственной деятельности.

Как было указано выше, каких-либо претензий относительно оформления документов, представленных Обществом в обоснование налоговых вычетов по НДС, налоговым органом не выявлено и в решении Инспекции не отражено; почерковедческих экспертиз не проводилось, свидетели достоверность подтверждают; реальность хозяйственных операций налоговым органом не опровергнута;

Исходя из положений пункта 7 статьи 3 НК РФ, Постановления N 53, судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, в силу чего бремя доказывания недобросовестности налогоплательщика возлагается на налоговый орган.

Таим образом, оценив в совокупности и взаимной связи представленные в дело доказательства, с учетом отсутствия в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что работы выполнены иными лицами, суд первой инстанции правомерно посчитал, что Инспекция не доказала нереальность спорных работ и направленность действий участников хозяйственных операций исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения НДС из бюджета.

Ссылка налогового органа на недобросовестность контрагентов отклоняется судом апелляционной инстанции, так как факт нарушения контрагентами своих налоговых обязательств не является достаточным доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. По смыслу Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О и пункта 7 статьи 3 НК РФ действует презумпция добросовестности налогоплательщика. Обязанность доказывания недобросовестности возложена на налоговые органы.

В нарушение требований статей 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Постановления N 53, налоговым органом не представлено необходимой совокупности бесспорных и достаточных доказательств, позволяющих усомниться в добросовестности Общества.

Ссылка налогового органа на судебную практику по иным делам не принята во внимание апелляционным судом, поскольку при рассмотрении спора суды учитывают конкретные обстоятельства каждого спора и доказательства, представленные сторонами на основании исследования и оценки которых принимается судебный акт.

Все доводы налогового органа, изложенные в апелляционной жалобе со ссылкой на обстоятельства, установленные в ходе проверки (относительно невозможности выполнения контрагентами работ ввиду отсутствия транспортных средств, персонала; относительно недостоверности сведений, содержащихся в первичных документах; транзитного характера движения денежных средств; не проявления налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента) повторяют позицию Инспекции по делу, не опровергают выводов суда первой инстанции, направлены на переоценку уже исследованных и оцененных судом обстоятельств и материалов дела.

При этом налоговый орган, указывая на представление по требованию Инспекции ООО "ГорСтрой" документов, содержащих надписи главного бухгалтера Общества, не опроверг доводы заявителя о направлении по запросу контрагента копий указанных документов 26.05.2014 года на электронный адрес организации в связи с их утратой.

Таким образом, в отсутствие доказательств наличия у участников сделки согласованных действий, направленных на необоснованное получение налоговой выгоды, а также получения незаконного обогащения за счет средств бюджета в результате осуществления Обществом и его контрагентами ООО "ГорСтрой" и ООО "СтройИнвестПроект" схемы неправомерного получения налоговых выгод, доначисление НДС, соответствующих сумм пени и штрафа по взаимоотношениям с указанным контрагентом является неправомерным.

Учитывая изложенное, арбитражный суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение.

Оценивая иные многочисленные доводы сторон применительно к изложенным выше обстоятельствам, апелляционный суд с учетом перечисленных положений норм права, содержания оспариваемого решения и представленных доказательств, также приходит к выводу об отсутствии оснований для признания доводов апелляционной жалобы по существу спора обоснованными. Все заявленные доводы приводились сторонами в суде первой инстанции, были им оценены и исследованы в совокупности с представленными доказательствами и обоснованно отклонены.

Таким образом, принятое арбитражным судом первой инстанции решение является законным, судом полно и всесторонне исследованы имеющиеся в материалах дела доказательства, им дана правильная оценка, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, оснований для отмены решения суда первой инстанции, установленные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ, а равно принятия доводов апелляционной жалобы, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 10 октября 2016 года по делу N А27-7957/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа.


Председательствующий

Полосин А.Л.


Судьи

Марченко Н.В.
Сбитнев А.Ю.


Номер дела в первой инстанции: А27-7957/2016


Истец: ООО "Горно-промышленная компания"

Ответчик: межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 11 по Кемеровской области

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.