Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 сентября 2011 г. Дело "Шнейдер против Германии" [Schneider v. Germany] (жалоба N 17080/07) (V секция) (извлечение)

Европейский Суд по правам человека
(V секция)

 

Дело "Шнейдер против Германии"
[Schneider v. Germany]
(Жалоба N 17080/07)

 

Постановление Суда от 15 сентября 2011 г.
(извлечение)

 

Обстоятельства дела

 

В мае 2002 - сентябре 2003 года заявитель имел связь с замужней женщиной, и он утверждает, что являлся биологическим отцом ее сына, рожденного в марте 2004 года, юридическим отцом которого являлся муж женщины. Хотя женщина и ее муж признали, что заявитель мог быть биологическим отцом, они решили не удостоверять отцовство в интересах своей семьи. После рождения мальчика заявитель обратился в национальные суды для признания права доступа к ребенку и регулярного информирования о его развитии, но его обращение было отклонено на том основании, что даже если предположить, что он являлся биологическим отцом, он не относился к такой категории лиц, как юридический отец или лицо, имеющее социальные и семейные связи с ребенком, которые имели бы право доступа к ребенку в соответствии с Гражданским кодексом. После рассмотрения жалобы решение было оставлено без изменения, и Федеральный конституционный суд оставил жалобу в порядке конституционного судопроизводства без рассмотрения.

Вопросы права

 

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Не исключалось, что преднамеренная связь заявителя с мальчиком относилась к сфере "семейной жизни". Хотя заявитель не сформировал семейной связи с ребенком, это объяснялось тем, что он был лишен возможности принятия ответственности за него против воли юридических родителей. Однако заявитель имел постоянную связь с матерью ребенка в течение более чем года и в достаточной степени продемонстрировал заинтересованность и привязанность к ребенку до и после его рождения: ребенок был запланирован, заявитель сопровождал мать на медицинские обследования, связанные с ее беременностью, и признавал свое отцовство до рождения ребенка. В любом случае, даже если правоотношения между заявителем и ребенком не достигали уровня семейной жизни, они, тем не менее, составляли важную часть личности заявителя и, таким образом, его "личной жизни". Отказ национальных судов в доступе к ребенку и информировании о мальчике составлял вмешательство, которое было предусмотрено соответствующими положениями Гражданского кодекса и преследовало законную цель защиты прав и свобод других лиц.

Что касается необходимости вмешательства в демократическом обществе, Европейский Суд отметил, что национальные суды приняли решение, не рассматривая вопроса о том, отвечало ли при конкретных обстоятельствах дела наилучшим интересам ребенка предоставление заявителю доступа к нему и информации о нем или преобладал ли интерес заявителя над интересом юридических родителей. Национальные суды также не рассматривали причины, по которым заявитель ранее не сформировал "социальную и семейную связь", а также не учли тот факт, что по правовым и практическим причинам он был лишен возможности это сделать. Что касается довода государства-ответчика о том, что систематическое придание приоритета существующей юридической семье по отношению к правам биологических отцов гарантирует стабильность, Европейский Суд не убежден в том, что наилучший интерес ребенка заключается в проживании с юридическим отцом при том, что наличие биологического отца может быть достоверно определено с помощью общего правового предположения. Рассмотрение вопроса о наилучшем интересе ребенка имеет важнейшее значение в каждом деле подобного рода, и ввиду большого разнообразия семейных ситуаций, которые могут быть затронуты, справедливое уравновешивание прав всех причастных лиц делает необходимым рассмотрение конкретных обстоятельств каждого дела. Национальные суды не обеспечили такого рассмотрения в деле заявителя и потому не привели достаточных мотивов, оправдывающих вмешательство в его права.

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

Компенсация

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

(См. также Постановление Европейского Суда от 21 декабря 2010 г. по делу "Анайо против Германии" [Anayo v. Germany], жалоба N 20578/07, и, что касается правила об исключении судебной проверки передачи единоличной опеки матери внебрачного ребенка, см. Постановление Европейского Суда от 3 декабря 2009 г. по делу "Цаунеггер против Германии" [Zaunegger v. Germany], жалоба N 22028/04, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 125).

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 сентября 2011 г. Дело "Шнейдер против Германии" [Schneider v. Germany] (жалоба N 17080/07) (V секция) (извлечение)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2012


Перевод Г.А. Николаева