Определение Конституционного Суда РФ от 1 ноября 2012 г. N 2047-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ельшина Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав абзацем седьмым статьи 2 и пунктом 2 статьи 4 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"

Определение Конституционного Суда РФ от 1 ноября 2012 г. N 2047-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ельшина Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав абзацем седьмым статьи 2 и пунктом 2 статьи 4 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Ю.М. Данилова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.Н. Ельшина, установил:

1. Гражданин А.Н. Ельшин в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", примененных арбитражными судами в его деле:

абзаца седьмого статьи 2, определяющего понятие кредиторов как лиц, имеющих по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам и иным обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору;

пункта 2 статьи 4, предусматривающего, что для определения наличия признаков банкротства должника учитываются: размер денежных обязательств, в том числе размер задолженности за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги, суммы займа с учетом процентов, подлежащих уплате должником, размер задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения, и размер задолженности, возникшей вследствие причинения вреда имуществу кредиторов, за исключением обязательств перед гражданами, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, обязательств по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, обязательств по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также обязательств перед учредителями (участниками) должника, вытекающих из такого участия; размер обязательных платежей без учета установленных законодательством Российской Федерации штрафов (пеней) и иных финансовых санкций; подлежащие применению за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства неустойки (штрафы, пени), проценты за просрочку платежа, убытки в виде упущенной выгоды, подлежащие возмещению за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, а также иные имущественные и (или) финансовые санкции, в том числе за неисполнение обязанности по уплате обязательных платежей, не учитываются при определении наличия признаков банкротства должника.

Как следует из представленных материалов, Арбитражный суд Краснодарского края, возбудив по заявлению ООО "БУТ" дело о банкротстве ООО "Анапа-Мидас", возложив полномочия временного и конкурсного управляющего на А.Н. Ельшина, а определением от 30 апреля 2010 года завершив конкурсное производство в связи с отсутствием у должника имущества, взыскал вознаграждение арбитражного управляющего и понесенные им расходы на проведение процедур банкротства в размере 639 760 руб. (судебные издержки, как указано в определении) с конкурсного кредитора - ООО "БУТ".

Исполнительное производство о взыскании с ООО "БУТ" в пользу А.Н. Ельшина указанной суммы было окончено в связи с невозможностью установить местонахождение должника или местонахождение его имущества либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей.

Требование А.Н. Ельшина признать ООО "БУТ" несостоятельным (банкротом) удовлетворено не было: определением Арбитражного суда Краснодарского края от 15 апреля 2011 года, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, со ссылкой в том числе на абзац седьмой статьи 2 и пункт 2 статьи 4 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" ему отказано во введении процедуры наблюдения в отношении ООО "БУТ", а производство по делу прекращено. Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 марта 2012 года заявителю отказано в передаче его дела в Президиум данного суда для пересмотра в порядке надзора.

По мнению заявителя, абзац седьмой статьи 2 и пункт 2 статьи 4 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" противоречат статьям 37 (часть 2) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку не позволяют учитывать для определения наличия признаков банкротства должника размер денежного обязательства по уплате вознаграждения арбитражному управляющему, взысканного с должника в рамках другого, ранее проведенного арбитражным управляющим дела о банкротстве, в котором должник выступал в качестве конкурсного кредитора.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, обращаясь в своих решениях к вопросу о характере деятельности арбитражного управляющего как лица, осуществляющего преимущественно публичные функции (Постановление от 19 декабря 2005 года N 12-П, Определение от 3 ноября 2009 года N 1364-О-О и др.), подчеркивал, что, действуя в рамках своих дискреционных полномочий при определении тех или иных требований и условий осуществления профессиональной деятельности, имеющей публичное значение, федеральный законодатель во всяком случае должен исходить из необходимости обеспечения непротиворечивого регулирования отношений в этой сфере и, устанавливая элементы правового статуса арбитражного управляющего, учитывать, что публичные функции, возложенные на арбитражного управляющего, выступают в качестве своего рода пределов распространения на него статуса индивидуального предпринимателя.

2.1. Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" среди гарантий деятельности арбитражного управляющего указывает внеочередной порядок выплаты ему вознаграждения за счет имущества должника (пункт 1 статьи 59), а в случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов по делу о банкротстве, возлагает на заявителя по делу о банкротстве обязанность погасить указанные расходы в части, не погашенной за счет имущества должника, за исключением расходов на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего (пункт 3 статьи 59).

Данные нормы действуют в системной взаимосвязи с иными положениями Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в частности с положением абзаца восьмого пункта 1 статьи 57, согласно которому арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве в случае отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему.

Как разъяснил Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума от 17 декабря 2009 года N 91 "О порядке погашения расходов по делу о банкротстве", арбитражный управляющий при обнаружении факта недостаточности имеющегося у должника имущества для осуществления расходов по делу о банкротстве не вправе осуществлять такие расходы в расчете на последующее возмещение их заявителем, а обязан обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлением о прекращении производства по делу на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"; если арбитражный управляющий не обратится в суд с названным заявлением, то впоследствии понесенные им расходы, в отношении которых доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии средств для погашения их за счет имущества должника, не подлежат взысканию с заявителя (пункт 15).

Таким образом, публично-правовой статус арбитражного управляющего предполагает, среди прочего, проявление им должной осмотрительности в своей профессиональной деятельности для предотвращения риска невыплаты вознаграждения, что вытекает, в частности, из закрепленной статьей 20.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" обязанности арбитражного управляющего действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (пункт 4).

2.2. Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод (статья 46, часть 1), непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок реализации данного права и не предполагает возможность выбора заинтересованным лицом по своему усмотрению конкретных форм и способов такой защиты, которые устанавливаются федеральным законом.

Соответственно, федеральный законодатель, принимая во внимание характер и природу различных денежных требований, очередность их удовлетворения и пр., вправе ограничить перечень денежных обязательств, которые учитываются для определения наличия признаков банкротства должника и могут явиться основанием для подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом.

Оспариваемые заявителем положения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", устанавливающие такие обязательства, а также определяющие понятие кредиторов для целей данного Федерального закона, сами по себе конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе, не нарушают.

Арбитражные суды, как это следует из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов, отказывая А.Н. Ельшину во введении процедуры наблюдения в отношении ООО "БУТ", указывали: требование арбитражного управляющего к должнику о выплате вознаграждения "не вытекает из гражданско-правовой сделки и (или) иных оснований, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации и бюджетным законодательством", по своему правовому содержанию представляет собой юридическую разновидность судебных расходов и, следовательно, не может служить основанием для возбуждения дела о банкротстве. Между тем разрешение в рамках конституционного судопроизводства вопроса о том, относятся ли те или иные заявленные требования к денежным обязательствам, которые учитываются для определения наличия признаков банкротства должника, к судебным или иным расходам, как связанного с установлением и исследованием фактических обстоятельств, не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, определенные в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ельшина Александра Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Оспаривались отдельные нормы, в т. ч. устанавливающие перечень обязательств, которые учитываются при определении наличия признаков банкротства должника.

По мнению заявителя, эти положения неконституционны, поскольку они не позволяют учитывать для определения наличия названных признаков размер долга по уплате вознаграждения арбитражному управляющему.

Имеется в виду вознаграждение, взысканное с должника в рамках другого, ранее проведенного арбитражным управляющим дела о банкротстве, в котором должник выступал в качестве конкурсного кредитора.

КС РФ отклонил эти доводы и разъяснил следующее.

Закон о банкротстве среди гарантий деятельности арбитражного управляющего указывает внеочередной порядок выплаты ему вознаграждения.

Такое вознаграждение выплачивается за счет имущества должника, а при его недостаточности обязанность погасить подобные расходы возлагается на заявителя по делу.

Публично-правовой статус арбитражного управляющего предполагает среди прочего проявление им должной осмотрительности в своей профдеятельности для предотвращения риска невыплаты вознаграждения.

Это вытекает, в частности, из закрепленной в законе обязанности такого управляющего действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Федеральный законодатель, принимая во внимание характер и природу различных денежных требований, очередность их удовлетворения и т. д., был вправе ограничить перечень обязательств, которые учитываются для определения наличия признаков банкротства.

Кроме того, в деле заявителя суды указали следующее.

Требование арбитражного управляющего к должнику о выплате вознаграждения не вытекает из гражданско-правовой сделки и (или) иных оснований, предусмотренных ГК РФ и бюджетным законодательством.

По своему правовому содержанию это требование - юридическая разновидность судебных расходов. Следовательно, оно не может служить основанием для возбуждения дела о банкротстве.

Как подчеркнул КС РФ, подтверждение или опровержение этой позиции - вне его компетенции.


Определение Конституционного Суда РФ от 1 ноября 2012 г. N 2047-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ельшина Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав абзацем седьмым статьи 2 и пунктом 2 статьи 4 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"


Текст Определения официально опубликован не был