Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2014 г. N 1484-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гродецкого Владимира Павловича на нарушение его конституционных прав частью первой.1 статьи 110 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Н.В. Мельникова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина В.П. Гродецкого, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.П. Гродецкий оспаривает конституционность части первой.1 статьи 110 УПК Российской Федерации, согласно которой мера пресечения в виде заключения под стражу изменяется на более мягкую при выявлении у подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей и удостоверенного медицинским заключением, вынесенным по результатам медицинского освидетельствования; перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, порядок их медицинского освидетельствования и форма медицинского заключения утверждаются Правительством Российской Федерации.

Заявитель считает, что приведенные положения противоречат статьям 2, 7 (часть 2), 20, 21, 41 (часть 1) и 47 Конституции Российской Федерации, поскольку в них отсутствует указание на срок, в течение которого должны быть совершены действия по освобождению подозреваемого, обвиняемого из-под стражи при выявлении у него тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей. Оспариваемое правовое регулирование, по мнению В.П. Гродецкого, позволило содержать его под стражей длительное время (свыше месяца) уже после того, как администрация следственного изолятора и следователь получили медицинское заключение о наличии у него соответствующего заболевания, а также ходатайство защитника об изменении меры пресечения. Бездействие следователя, как утверждает заявитель, создало угрозу его жизни, нарушило его конституционные права на охрану здоровья и медицинскую помощь, на охрану достоинства личности и на доступ к правосудию.

2. В Российской Федерации признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина как высшей ценности являются конституционной обязанностью государства, которой обусловлена деятельность органов государственной власти, призванных гарантировать неотчуждаемость основных прав и свобод человека и гражданина (статьи 2 и 10; статья 17, части 1 и 2; статья 18 Конституции Российской Федерации).

Конституция Российской Федерации провозглашает право каждого на жизнь, право на охрану здоровья и медицинскую помощь, обязывает государство обеспечивать действие принципа равноправия, охранять достоинство личности, не допускать пытки, насилие, другое жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание (статья 19; статья 20, часть 1; статья 21; статья 41, часть 1). Названные права гарантированы согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации и подозреваемым, обвиняемым в совершении преступлений, в том числе лицам, заключенным под стражу (статья 17, часть 1, Конституции Российской Федерации). Вместе с тем закрепление в законе возможности ограничения свободы и личной неприкосновенности является результатом законодательного разрешения коллизии между правом каждого на свободу и обязанностью государства обеспечить посредством правосудия защиту значимых для общества ценностей (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 года N 4-П).

Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности (пункт 1 статьи 10). Запрет пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания гарантируется и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (статья 3).

Исходя из названных конституционных норм, а также норм и принципов международного права лицам, содержащимся под стражей, должны обеспечиваться надежные гарантии права на жизнь и права на охрану здоровья. Поскольку такие лица обладают ограниченными возможностями самостоятельно заботиться о своем здоровье и безопасности, названные права гарантируются возложением на государство (должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, и администрацию места содержания под стражей) публично-правовой обязанности заботиться о жизни и здоровье заключенных, которая выражается, в частности, в обязанности произвести обследование и установить диагноз, осуществить лечение, изменить меру пресечения в случае выявления тяжелого заболевания, угрожающего жизни, если его лечение в условиях мест содержания под стражей невозможно. Исполнение этой публично-правовой обязанности государственные органы и их должностные лица должны обеспечивать соответствующими процессуальными средствами.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации закрепляет в качестве принципов уголовного судопроизводства уважение чести и достоинства личности, а также ее неприкосновенность, требует при решении вопроса об избрании меры пресечения учитывать состояние здоровья подозреваемого, обвиняемого и предписывает, что лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни или здоровью (статьи 9, 10, 97 и 99).

Оспариваемая заявителем часть первая.1 статьи 110 УПК Российской Федерации прямо предусматривает, что мера пресечения в виде заключения под стражу изменяется на более мягкую при выявлении у подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей и удостоверенного медицинским заключением, вынесенным по результатам медицинского освидетельствования, проведенного в установленном Правительством Российской Федерации порядке (соответствующие правила утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 14 января 2011 года N 3). Часть же пятая статьи 24 Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" предписывает начальнику места содержания под стражей или лицу, исполняющему его обязанности, в случае выявления у подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей и удостоверенного медицинским заключением, вынесенным по результатам медицинского освидетельствования, направить копии медицинского заключения лицу или в орган, в производстве которых находится уголовное дело, подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления и его защитнику в течение календарного дня, следующего за днем поступления медицинского заключения в администрацию места содержания под стражей.

Такое правовое регулирование свидетельствует о признании законодателем срочного характера действий должностных лиц в связи с выявлением у лица, заключенного под стражу, соответствующего заболевания.

Таким образом, получение лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело, медицинского заключения, содержащего вывод о наличии у подозреваемого или обвиняемого тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей, влечет за собой обязанность незамедлительного - без неоправданных задержек - принятия решения об изменении или отмене данной меры пресечения. Тем самым не предполагается, что срок, необходимый для принятия такого решения, является произвольным и неограниченным. Следовательно, действующее правовое регулирование, требующее безотлагательного разрешения вопроса о мере пресечения в случае выявления у подозреваемого или обвиняемого в установленном порядке заболевания, препятствующего содержанию под стражей, направлено на охрану жизни и здоровья этих участников уголовного судопроизводства и как таковое не только не нарушает их конституционные права, а, напротив, обеспечивает защиту их прав и законных интересов.

Разрешение же вопроса о своевременности изменения меры пресечения в отношении В.П. Гродецкого при наличии к тому законных оснований, как связанное с осуществлением контроля за деятельностью правоприменительных органов, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, закрепленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гродецкого Владимира Павловича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Оспаривались нормы, касающиеся замены меры пресечения при выявлении у подозреваемого или обвиняемого тяжелого заболевания.

По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку они не устанавливают срок, в течение которого должны быть совершены действия по освобождению подозреваемого, обвиняемого из-под стражи при выявлении у него тяжелого заболевания.

Отклоняя такие доводы, КС РФ разъяснил следующее.

Закон предписывает начальнику места содержания под стражей или лицу, исполняющему его обязанности, в случае выявления у подозреваемого или обвиняемого тяжелого заболевания направить копии медзаключения.

Эти копии направляются лицу или в орган, в производстве которых находится уголовное дело, в течение календарного дня, следующего за датой поступления медзаключения в администрацию места содержания под стражей.

Такое правовое регулирование свидетельствует о признании законодателем срочного характера действий должностных лиц в связи с выявлением у лица, заключенного под стражу, соответствующего заболевания.

Таким образом, получение лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело, медзаключения, содержащего вывод о наличии у подозреваемого (обвиняемого) тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей, влечет за собой определенную обязанность.

Эта обязанность - незамедлительно (без неоправданных задержек) принять решение об изменении или отмене упомянутой меры пресечения.

Тем самым не предполагается, что срок, необходимый для принятия такого решения, является произвольным и неограниченным.

Следовательно, действующее правовое регулирование требует безотлагательно разрешать вопрос о мере пресечения в случае выявления у подозреваемого или обвиняемого заболевания, препятствующего содержанию под стражей.


Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2014 г. N 1484-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гродецкого Владимира Павловича на нарушение его конституционных прав частью первой.1 статьи 110 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был