Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2014 г. N 21-КГ14-4 Суд отменил ранее принятые судебные акты по делу о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, которыми в удовлетворении иска отказано, поскольку материалами дела подтверждается, а заявителем не оспаривается факт отсутствия истца на рабочем месте, в связи с чем у работодателя имелись основания для увольнения заявителя

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2014 г. N 21-КГ14-4


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Гуляевой Г.А., Задворнова М.В.

рассмотрела в судебном заседании 20 июня 2014 г. по кассационной жалобе Мамаева А.А. на решение Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 13 августа 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 2 октября 2013 г. по делу

по иску Мамаева Али Абуевича к Государственному казенному учреждению "Редакция газеты "Заман" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., выслушав объяснения представителя истца - Мамаева Р.Б., объяснения представителя ГКУ "Редакция газеты "Заман" Конакова Х.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей, что состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Мамаев А.А. обратился в суд с иском к Государственному казенному учреждению "Редакция газеты "Заман" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований истец указал на то, что с 1993 года работал у ответчика в должности ..., в 2000 году назначен ... отдела новостей и спорта, 9 июля 2003 г. переведён на должность и приказом от 22 апреля 2013 г. был уволен по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением штата.

Не согласившись с увольнением, Мамаев А.А. одновременно обратился в суд с иском к работодателю о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, а также в Государственную инспекцию труда Кабардино-Балкарской Республики с заявлением об оспаривании законности своего увольнения. На основании предписания Государственную инспекцию труда Кабардино-Балкарской Республики ответчик приказом от 30 мая 2013 г. отменил приказ об увольнении истца и восстановил его в прежней должности с 3 июня 2013 г. с оплатой вынужденного прогула с 23 апреля по 31 мая 2013 г.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "На основании предписания Государственную инспекцию труда" имеется в виду "На основании предписания Государственной инспекции труда"

Определением Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 14 июня 2013 г. производство по делу по иску Мамаева А.А. к Государственному казенному учреждению "Редакция газеты "Заман" в части требований о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула прекращено по аналогии со ст. 220 ГПК РФ.

Решением Нальчикского городского суда от 14 июня 2013 г. иск Мамаева А.А. к Государственному казенному учреждению "Редакция газеты "Заман" о компенсации морального вреда был удовлетворён частично: суд взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда за незаконное увольнение по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в сумме ... и ... в счёт возмещения расходов на участие в деле его представителя; в остальной части иска было отказано.

После этого приказом Государственного казенного учреждения "Редакция газеты "Заман" от 24 июня 2013 г. N 24 истец был вновь уволен с работы по пункту 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогулы, совершённые, по мнению работодателя, 10, 11, 13 и 14 июня 2013 г.

Указанное увольнение истец считает незаконным и вновь оспорил его в суде, предъявив к ответчику иск о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что 11 и 14 июня 2013 г. он находился в Нальчикском городском суде в связи с рассмотрением дела по его иску о восстановлении на работе, а 10 и 13 июня 2013 г. по вине ответчика не имел доступа в рабочий кабинет. Истец утверждает, что он был допущен работодателем к своему рабочему месту только 17 июня 2013 г. (в первый рабочий день после вынесения судом 14 июня 2013 г. решения по иску о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда), а указанные в докладных записках и актах обстоятельства об отсутствии его на работе без уважительных причин, послужившие основанием к увольнению, не соответствуют действительности.

Ответчик иск не признал.

Решением Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 13 августа 2013 г. Мамаеву А.А. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 2 октября 2013 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Мамаевым А.А. поставлен вопрос об отмене указанных судебных постановлений, как вынесенных с существенным нарушением норм материального права, и о принятии нового решения об удовлетворении заявленных требований.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 марта 2014 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 6 мая 2014 г. кассационная жалоба Мамаева А.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Мамаев А.А., надлежащим образом извещённый о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явился. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

В судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации представителем истца было заявлено ходатайство о направлении дела, в случае удовлетворения кассационной жалобы, на новое рассмотрение в суд первой инстанции для уточнения исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что истец с 1993 года работал в Государственном казенном учреждении "Редакция газеты "Заман". Приказом от 22 апреля 2013 г. N 15 Мамаев А.А. уволен с должности ... по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением штата.

Не согласившись с увольнением, Мамаев А.А. обратился с иском в суд и в Государственную инспекцию труда Кабардино-Балкарской Республики.

По результатам проверки Государственной инспекцией труда Кабардино-Балкарской Республики вынесено предписание, на основании которого работодателем издан приказ от 30 мая 2013 г. N 22 об отмене приказа от 22 апреля 2013 г. N 15, восстановлении Мамаева А.А. на работе в прежней должности с оплатой вынужденного прогула за период с 23 апреля 2013 г. по 31 мая 2013 г.

В связи с этим определением Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 14 июня 2013 г. производство по делу по иску Мамаева А.А. к Государственному казенному учреждению "Редакция газеты "Заман" в части требований о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула прекращено.

Приказом от 24 июня 2013 г. N 24 Мамаев А.А. уволен с работы по пункту 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей - прогулы, совершённые 10, 11, 13 и 14 июня 2013 г.

Разрешая спор, суд, на основании письменных актов ответчика от 10, 11, 13 и 14 июня 2013 г., табеля учета рабочего времени, докладных записок от 17 июня 2013 г., а также письменного объяснения самого Мамаева А.А., не отрицавшего, что до 17 июня 2013 г. он на работу не выходил, признал установленным факт отсутствия истца на рабочем месте, в связи с чем пришёл к выводу о том, что у работодателя имелись основания для увольнения Мамаева А.А. по пункту 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Суд в решении также указал на то, что законность увольнения истца по указанному выше основанию подтверждена актом проверки Государственной инспекции труда в Кабардино-Балкарской Республике от 26 июня 2013 г.

Суд апелляционной инстанции согласился с указанным выводом суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит приведённые выводы ошибочными, основанными на неправильном толковании и применении норм материального права.

В соответствии с подпунктом "а" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (её) продолжительности, а также отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Согласно пунктам 38 и 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. При этом суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Исходя из положений данной нормы суд обязан проверять не только обстоятельства отсутствия Мамаева А.А. на рабочем месте, но и причины такого отсутствия (уважительные, либо неуважительные).

В упомянутых выше актах и докладных записках должностных лиц об отсутствии Мамаева А.А. на рабочем месте не содержится сведений о причинах его отсутствия на работе в указанные дни. В акте Государственной инспекции труда такие сведения тоже отсутствуют.

При рассмотрении настоящего дела судом с достоверностью установлено, что после того, как Мамаев А.А. был уволен по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением штата между ним и ГКУ "Редакция газеты "Заман" возник индивидуальный трудовой спор, что вызвало обращение Мамаев А.А. одновременно в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда и в Государственную инспекцию труда Кабардино-Балкарской Республики с заявлением об оспаривании законности своего увольнения.

В соответствии с абзацем 2 статьи 356 Трудового кодекса Российской Федерации федеральная инспекция труда осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением работодателями трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, посредством проверок, выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений, составления протоколов об административных правонарушениях в пределах полномочий, подготовки других материалов (документов) о привлечении виновных к ответственности в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Абзацем 6 части 1 статьи 357 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что государственные инспекторы труда при осуществлении федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеют право предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, о восстановлении нарушенных прав работников, привлечении виновных в указанных нарушениях к дисциплинарной ответственности или об отстранении их от должности в установленном порядке.

По смыслу указанной нормы при проведении проверок государственный инспектор труда выдаёт обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства. Трудовые споры, в том числе неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда) рассматриваются в рамках статей 381 - 397 Трудового кодекса Российской Федерации комиссиями по трудовым спорам или судами.

Таким образом, осуществляя функцию по надзору и контролю за работодателями, государственная инспекция труда выявляет правонарушения, а не разрешает правовые споры, так как не может подменять собой органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

В соответствии с Конвенцией Международной организации труда N 81 "Об инспекции труда в промышленности и торговле" от 11 июля 1947 г., ратифицированной Россией 11 апреля 1998 г., инспектору труда не предоставлено право давать обязательные для исполнения работодателем предписания по трудовым спорам.

Спор относительно правомерности издания работодателем приказа об увольнении Мамаева А.А. по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением штата в силу статьи 381 Трудового кодекса Российской Федерации является индивидуальным трудовым спором, подлежащим рассмотрению в суде.

Следовательно, предписание об отмене приказа об увольнении Мамаева А.А. по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации было вынесено государственным инспектором труда по вопросу, не относящемуся к его компетенции, а потому неправомерно.

Кроме того, на момент вынесения оспариваемого предписания законность приказа об увольнении Мамаева А.А. был предметом судебного рассмотрения, в связи с чем инспектор труда не обладал полномочиями выдавать работодателю предписание относительно требований, рассматриваемых в судебном порядке.

Таким образом, определение Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 14 июня 2013 г., которым производство по делу по иску Мамаева А.А. к Государственному казенному учреждению "Редакция газеты "Заман" в части требований о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула прекращено по аналогии со ст. 220 ГПК РФ, является незаконным. Данное определение вынесено не только с явным и грубым нарушением норм материального права и без каких-либо законных оснований, но нарушает конституционное право Мамаева А.А. на обращение в суд.

Таким образом, оспаривая предыдущее увольнение в связи с сокращением штата не только в Государственную инспекцию труда, но и в судебном порядке, Мамаев А.А. вправе был ожидать результата разрешения этого спора судом, а до указанной даты его отсутствие на рабочем месте не может расцениваться как прогул, учитывая, что с приказом ответчика от 30 мая 2013 г. о восстановлении его на работе он ознакомлен не был. В материалах дела копия данного приказа отсутствует.

Учитывая изложенное, состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными, вынесенными с правильным применением норм материального права и в соответствии с установленным по делу обстоятельствам. Решение Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 13 августа 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 2 октября 2013 г. подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, уточнить исковые требования Мамаева А.А. и принять законное решение по существу трудового спора.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 13 августа 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 2 октября 2013 г. отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


Председательствующий

Горохов Б.А.


Судьи

Гуляева Г.А.



Задворнов М.В.

Сотрудник был уволен по сокращению штата.

Ссылаясь на незаконность увольнения, работник одновременно обратился и в суд, и в госинспекцию труда.

Инспекция вынесла в адрес работодателя предписание и тот отменил приказ об увольнении.

Из-за этого суд прекратил производство по иску сотрудника.

Затем данный сотрудник был вновь уволен по иному основанию - прогул. В связи с этим он опять обратился в суд.

Суды двух инстанций не поддержали позицию истца.

СК по гражданским делам В РФ отправила дело на новое рассмотрение и указала следующее.

В данном случае суды были обязаны проверить не только обстоятельства отсутствия истца на рабочем месте, но и причины такого отсутствия (уважительные либо неуважительные). Это сделано не было.

ТК РФ закрепляет полномочия госинспекторов труда при осуществлении федерального госнадзора.

По смыслу норм ТК РФ при проведении проверок госинспектор труда выдает обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства.

Трудовые споры, включая неурегулированные разногласия между работодателем и сотрудником по вопросам применения трудового законодательства, коллективного и трудового договора, соглашения, локального нормативного акта (в т. ч. об установлении или изменении индивидуальных условий труда) рассматриваются комиссиями по трудовым спорам или судами.

Таким образом, осуществляя функцию по надзору и контролю за работодателями, госинспекция выявляет правонарушения, а не разрешает правовые споры.

Указанная инспекция не может подменять собой органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

Инспектору труда не предоставлено право давать обязательные для исполнения работодателем предписания по трудовым спорам.

В данном случае разногласия относительно правомерности издания работодателем приказа об увольнении по сокращению являлись индивидуальным трудовым спором, подлежащим рассмотрению в суде.

Следовательно, предписание об отмене приказа об увольнении было вынесено госинспектором труда по вопросу, не относящемуся к его компетенции, а потому неправомерно.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2014 г. N 21-КГ14-4


Текст определения официально опубликован не был


Актуальный текст документа