Постановление Европейского Суда по правам человека от 12 июня 2014 г. Дело "Примов и другие против Российской Федерации" [Primov and Others v. Russia] (жалоба N 17391/06) (I Секция) (извлечение)

Европейский Суд по правам человека
(I Секция)

 

Дело "Примов и другие против Российской Федерации"
[Primov and Others v. Russia]
(Жалоба N 17391/06)

 

Постановление Суда от 12 июня 2014 г.
(извлечение)

 

Обстоятельства дела

 

10 апреля 2006 г. группа граждан направила письменное уведомление районным властям о том, что 25 апреля они собираются провести демонстрацию, численность участников которой составит 5 000 человек, в парке в селе Усухчай. Через неделю власти получили уведомление, но отказали в согласовании демонстрации по трем причинам: уведомление было подано за пределами пятидневного временного промежутка, установленного Законом о собраниях* (* Имеется в виду Федеральный закон от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" (примеч. редактора).), парк не мог вместить более 500 человек, и утверждения демонстрантов были ложными и опровергались официальными расследованиями. Тем не менее организаторы решили провести демонстрацию в соответствии с тем, как было запланировано, первый и третий заявители приняли в ней участие. Милиция перекрыла дороги, чтобы помещать протестующим попасть в центр села, в результате чего протестующие двинулись в соседнее село Мискинджа. Около 13.00 демонстранты перекрыли дорогу федерального значения. Когда милиция попыталась освободить дорогу, некоторые протестующие начали бросать в ее сотрудников камни. В ответ сотрудники милиции начали применять огнестрельное оружие и специальные средства. К концу столкновения несколько гражданских лиц и сотрудников милиции получили ранения, а один гражданин скончался. Первый заявитель был позднее задержан в связи с данным событием, содержался под стражей почти два месяца и, в конечном счете, был освобожден.

 

Вопросы права

 

По поводу соблюдения требований статьи 11 Конвенции. Заявители жаловались на то, что отказ властей разрешить демонстрацию 25 апреля 2006 г., насильственный разгон этой демонстрации и задержание троих заявителей нарушили их права на свободу выражения мнения и свободу мирных собраний.

(a) Демонстрация и ее разгон. Чтобы определить, был ли оправдан разгон демонстрации, Европейский Суд, во-первых, рассмотрел и отклонил три причины для отказа в согласовании демонстрации, приведенные властями. Во-первых, Закон о собраниях допускал двойное толкование в части того, относился ли пятидневный промежуток времени к направлению или получению уведомления, в результате чего организаторы не подлежали ответственности за неправильное толкование закона. Кроме того, закон предусматривал слишком краткий временной промежуток, в течение которого уведомление могло быть подано. Организаторы не ожидали вплоть до самого мероприятия, а направили уведомление в первый день предусмотренного законом периода времени, то есть предприняли разумную попытку соблюсти крайне строгое требование закона. Во-вторых, размер парка не являлся достаточным основанием для полного запрета демонстрации: власти должны были предложить организаторам иное место. В-третьих, публичные мероприятия, относящиеся к политической жизни, должны пользоваться серьезной защитой статьи 11 Конвенции, и только в редких ситуациях собрание может быть законно запрещено в связи с существом основной идеи, которую собираются выразить его участники. Власти государства-ответчика не должны иметь права запрещать демонстрацию лишь потому, что они уверены, что основная идея демонстрантов является неправильной, особенно если, как в настоящем деле, они сами являются основным объектом критики. Таким образом, решение об отказе в согласовании демонстрации не было оправданным. Этого вывода, однако, недостаточно, чтобы заключить, что разгон демонстрации был неоправдан. Европейский Суд далее рассмотрел события 25 апреля 2006 г., разделив их на два этапа.

(i) Перекрытие доступа в село Усухчай. Само по себе перекрытие доступа было законным и преследовало законную цель предотвращения беспорядков и преступлений. Тем не менее оно не было пропорционально преследуемой законной цели. Временное перекрытие главной дороги и угроза столкновений не были достаточны, чтобы оправдать полное перекрытие доступа в село, особенно с учетом того, что демонстрация была запланирована как мирная и действительно оставалась мирной до столкновения около села Мискинджа.

 

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 11 Конвенции (принято единогласно).

(ii) Столкновение между протестующими и милицией возле села Мискинджа. Даже если решение о запрете демонстрации было ошибочным, и перекрытие доступа в село Усухчай было непропорциональной мерой, это не давало протестующим права перекрывать федеральную дорогу или нападать на милицию. Следовательно, вмешательство милиции не вышло за рамки свободы усмотрения, предоставленной властям страны. Хотя отсутствовали убедительные доказательства того, что первый и третий заявители лично участвовали в каких-либо насильственных действиях, значительное количество демонстрантов вышли за рамки мирного протеста, нападая на сотрудников милиции с камнями, палками, прутьями и ножами, тяжело ранив некоторых из них. Учитывая эти обстоятельства, применение специальных средств и даже огнестрельного оружия милицией не представляется необоснованным в отсутствие доказательств того, что огнестрельное оружие применялось умышленно с целью убить или ранить.

Европейский Суд подчеркнул, однако, что отсутствуют жалобы со стороны лиц, которые были травмированы милицией во время столкновения или родственник которых был убит. В контексте статьи 11 Конвенции он готов заключить, что реакция властей на перекрытие дороги и агрессивное поведение большой группы протестующих в целом не была несоразмерной.

 

Постановление

 

По делу требования статьи 11 Конвенции нарушены не были (вынесено пятью голосами "за" и двумя - "против").

(b) Задержание и заключение под стражу. Жалобы второго и третьего заявителей, которые касались иного происшествия, были признаны явно необоснованными. Что касается первого заявителя, то его задержание было явно связано с его ролью в событиях 25 апреля 2006 г. Власти добросовестно подозревали его в подстрекательстве к нападениям на сотрудников милиции, в результате чего его задержание и заключение под стражу были основаны на законе и преследовали законную цель предотвращения преступлений. Статья 11 Конвенции не предоставляет иммунитета против преследования в связи с насильственными действиями во время публичных собраний, особенно если степень интенсивности насилия является значительной. Отсутствуют доказательства того, что власти действовали недобросовестно, и продолжавшееся два месяца содержание первого заявителя под стражей в период расследования было разумным, учитывая сложность дела. Наконец, тот факт, что он был, в конечном счете, освобожден и обвинения против него сняты в связи с отсутствием достаточных доказательств, свидетельствует о решимости властей установить истину, а не просто возложить вину за события на лидеров протестующих.

 

Постановление

 

По делу требования статьи 5 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

Компенсация

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил первому и третьему заявителям 7 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 12 июня 2014 г. Дело "Примов и другие против Российской Федерации" [Primov and Others v. Russia] (жалоба N 17391/06) (I Секция) (извлечение)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 10/2014


Перевод Г.А. Николаева