Постановление Верховного Суда РФ от 3 сентября 2015 г. N 41-АД15-6 Состоявшиеся судебные акты по делу об административном правонарушении в виде оставления места дорожно-транспортного происшествия подлежат отмене, а производство по делу - прекращению, поскольку в действиях заявителя отсутствуют признаки состава административного правонарушения

Постановление Верховного Суда РФ от 3 сентября 2015 г. N 41-АД15-6

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б.,

рассмотрев жалобу защитника Чужина Е.С., действующего на основании ордера в интересах Зириной Г.С., на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 2 Ленинского района г. Ростова-на-Дону от 4 декабря 2014 г., решение судьи Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 10 февраля 2015 г. и постановление заместителя председателя Ростовского областного суда от 18 мая 2015 г., вынесенные в отношении Зириной Г.С. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 2 Ленинского района г. Ростова-на-Дону от 4 декабря 2014 г., оставленным без изменения решением судьи Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 10 февраля 2015 г. и постановлением заместителя председателя Ростовского областного суда от 18 мая 2015 г., Зирина Г.С. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнута административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник Чужин Е.С. просит отменить постановления, вынесенные в отношении Зириной Г.С. по настоящему делу об административном правонарушении, считая их незаконными.

Второй участник дорожно-транспортного происшествия Немилостивый Г.В., уведомленный в соответствии с требованиями части 2 статьи 30.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о подаче защитником лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, жалобы на указанные выше постановления, в установленный срок представил возражения на данную жалобу, в которых просит в ее удовлетворении отказать.

Изучение материалов дела об административном правонарушении, доводов жалобы защитника Чужина Е.С., возражений Немилостивого Г.В. позволяет прийти к следующим выводам.

В соответствии со статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

Согласно статье 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по делу об административном правонарушении выяснению подлежат, в частности: виновность лица в совершении административного правонарушения; обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Согласно пункту 2.5 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (в редакции, действовавшей на момент совершения административного правонарушения, до изменений, внесенных Постановлением Правительства РФ от 6 сентября 2014 г. N 907, вступивших в силу с 1 июля 2015 г.) (далее - Правила дорожного движения), при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан, в частности, немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство, включить аварийную сигнализацию и выставить знак аварийной остановки в соответствии с требованиями пункта 7.2 Правил, не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию; сообщить о случившемся в полицию, записать фамилии и адреса очевидцев и ожидать прибытия сотрудников полиции.

Частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность за оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся.

Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении, 17 ноября 2014 г. в 14:00 часов Зирина Г.С., управляя транспортным средством "...", государственный регистрационный знак ..., в районе д. 67 по пер. Доломановскому в г. Ростове-на-Дону стала участником дорожно-транспортного происшествия с автомобилем "...", государственный регистрационный знак ..., под управлением Немилостивого Г.В., после чего в нарушение требований пункта 2.5 Правил дорожного движения оставила место дорожно-транспортного происшествия, участником которого являлась.

Данные обстоятельства явились основанием для привлечения Зириной Г.С. к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

С состоявшимися по делу судебными актами согласиться нельзя.

В соответствии со статьей 2.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

В ходе производства по делу Зирина Г.С. последовательно заявляла, что она действовала в состоянии крайней необходимости, так как на момент рассматриваемых событий нуждалась в медицинской помощи, дорожно-транспортное происшествие произошло в период, когда она ехала на прием к врачу, и в непосредственной близости от медицинского учреждения. Умысла на оставление места дорожно-транспортного происшествия она не имела, направившись в медицинский центр, транспортное средство оставила на месте произошедшего события, водителю автомобиля "..." сообщила номер своего телефона и просила позвонить ей по прибытии сотрудников ГИБДД. После приема врача вернулась на место дорожно-транспортного происшествия, однако, ни сотрудников ГИБДД, ни второго участника происшествия там не было.

Аналогичные доводы относительно обстоятельств правонарушения приводит защитник в настоящей жалобе.

Вместе с тем приведенные обстоятельства не свидетельствуют о наличии опасности, непосредственно угрожающей личности и правам Зириной Г.С., оснований для применения положений статьи 2.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не имеется.

При этом заслуживает внимания довод жалобы об отсутствии у Зириной Г.С. умысла на оставление места дорожно-транспортного происшествия.

С субъективной стороны административное правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, характеризуется умышленной формой вины.

В силу части 1 статьи 2.2 названного Кодекса административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

Приведенные выше обстоятельства, о которых Зирина Г.С. указывала в рамках производства по делу, и заявляет защитник в настоящей жалобе, в ходе судебного разбирательства не опровергнуты. Согласно схеме места совершения административного правонарушения и объяснениям водителя автомобиля "..." Немилостивого Г.В. на момент прибытия сотрудников ГИБДД транспортное средство Зириной Г.С. находилось на месте дорожно-транспортного происшествия. Также в материалах дела имеются сведения, подтверждающие то обстоятельство, что Зирина Г.В. оставила второму участнику дорожно-транспортного происшествия номер своего телефона для связи.

Факт посещения Зириной Г. С. врача ... в ГБУ ... Ростовской области 17 ноября 2014 г. подтвержден приложенным к настоящей жалобе консультационным листом от 10 декабря 2014 г., копия которого имеется в материалах дела (л.д. 35).

Приведенные выше обстоятельства в совокупности с собранными по делу доказательствами свидетельствуют о том, что у Зириной Г.С. не было умысла на оставление места дорожно-транспортного происшествия.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с выводом судебных инстанций о наличии в действиях Зириной Г.С. объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при отсутствии состава административного правонарушения.

В силу пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 2 Ленинского района г. Ростова-на-Дону от 4 декабря 2014 г., решение судьи Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 10 февраля 2015 г. и постановление заместителя председателя Ростовского областного суда от 18 мая 2015 г., вынесенные в отношении Зириной Г.С. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене, производство по делу - прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13, 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации постановил:

жалобу защитника Чужина Е.С., действующего на основании ордера в интересах Зириной Г.С., удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка N 2 Ленинского района г. Ростова-на-Дону от 4 декабря 2014 г., решение судьи Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 10 февраля 2015 г. и постановление заместителя председателя Ростовского областного суда от 18 мая 2015 г., вынесенные в отношении Зириной Г.С. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по данному делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации

С.Б. Никифоров

Гражданка была привлечена к ответственности за оставление ею (как водителем) места ДТП.

ВС РФ счел, что для ответственности нет оснований, и пояснил следующее.

Согласно требованиям ПДД при ДТП водитель, причастный к нему, обязан в т. ч. немедленно остановить (не трогать с места) транспорт, включить аварийную сигнализацию и выставить соответствующий знак.

КоАП РФ установлена ответственность за оставление водителем в нарушение ПДД места ДТП, участником которого он являлся.

Не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости.

Т. е. это причинение вреда для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного гражданина или других лиц, а также охраняемым интересам общества или государства.

Условия - данная опасность не могла быть устранена иными средствами и причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный.

В данном деле гражданка утверждала, что она действовала в состоянии крайней необходимости, т. к. на тот момент нуждалась в медпомощи. ДТП произошло в период, когда она ехала на прием к врачу, в непосредственной близости от медучреждения.

Между тем подобные обстоятельства не свидетельствуют о том, что имелась опасность, непосредственно угрожающая личности и правам заявительницы. Поэтому нет оснований для применения приведенных положений КоАП РФ.

Вместе с тем важен довод об отсутствии у гражданки умысла на оставление места ДТП.

По КоАП РФ вменяемое правонарушение с субъективной стороны характеризуется лишь умышленной формой вины.

В рассматриваемом случае гражданка после столкновения оставила свой автомобиль. Она сообщила второму участнику ДТП свой номер телефона и, попросив позвонить ей после прибытия сотрудников ГИБДД, ушла на прием к врачу. После возвращения на месте происшествия она никого не обнаружила.

На момент прибытия сотрудников ГИБДД автомашина гражданки находилась на месте происшествия.

Это свидетельствует о том, что у заявительницы не было умысла на оставление места ДТП.

Соответственно, отсутствует состав вменяемого правонарушения.


Постановление Верховного Суда РФ от 3 сентября 2015 г. N 41-АД15-6


Текст постановления официально опубликован не был